АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 3. Слишком человеческое

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. III. Глава о необычных способностях.
  4. IV. Глава об Освобождении.
  5. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  6. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  7. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  8. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  9. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  10. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  11. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  12. В странах, в которых глава государства наделен правитель-

Слишком человеческое

В: Разговор о сверхсознании забегает немного вперед нашей истории! Мы только что осветили ход эволюции до появления людей, до зарождения ноосферы. Вы говорите, что на каждой отдельной стадии своего развития человеческое сознание также следует двадцати принципам. Так что существует непрерывность в развитии, от физиосферы к биосфере и ноосфере.

КУ: Это все объясняет, не так ли? И поскольку эволюция сейчас перемещается в ноосферу, то, основываясь на работах многочисленных исследователей, например, Жана Гебсера, Питирима Сорокина, Роберта Белла, Юргена Хабермаса, Мишеля Фуко, Питера Бергера, и это лишь немногие, мы можем выделить преобладающие в различные эпохи человеческого развития «мировоззрения». Эти стадии, эти мировоззрения, можно в итоге назвать как архаическое, магическое, мифическое, рациональное и экзистенциальное.

В: Которым вы также ставите в соответствие основные стадии технологического и экономического развития?

КУ: Да, вот они: доисторическая, садоводческая, аграрная, индустриальная и информационная. (Вы можете увидеть их на рисунке 5—2 и на развороте, предшествующем титульному листу. )

В: В каждой из этих стадий вы выделяете тип экономического производства, мировоззрения, уровень технологии, морально-этические нормы, юридические кодексы, типы религии...

КУ: И здесь мы также начинаем обращать внимание на статус мужчин и женщин в каждой из этих стадий. Поскольку относительный статус мужчин и женщин очень сильно менялся на протяжении каждой из стадий, возникла идея найти различные факторы, которые повлияли на эти изменения.

В: К этим стадиям относится и патриархат?

КУ: В общем, да. Основываясь на интересных работах современных исследователей феминистского толка, таких как Кей Мартин, Барбара Вурхис, Джойс Нильсен и Дженет Чефец, мы можем полностью восстановить относительный статус мужчин и женщин в каждой из пяти (или около того) главных стадий развития человека.

Если мы объединим все эти источники, мы получим пять или шесть главных стадий технико-экономического развития, как они выделены, например, Джерардом Ленским. Также мы можем определить относительный статус мужчин и женщин в каждой из этих стадий, как это было сделано Чефец, Нильсен и другими; а кроме того, провести соответствия с мировоззрениями, как поступили Гебсер и Хабермас.



Используя эти источники и многие другие, которые мы не будем разбирать детально, мы можем прийти к довольно стабильным умозаключениям об относительном статусе мужчин и женщин в каждой из этих эпох, и, что более важно, мы можем выделить факторы, которые повлияли на появление этих различий в статусе.

 

 

Доисторическая эпоха

В: Давайте сначала приведем несколько примеров, чтобы точно понять, что вы имеете в виду.

КУ: В обществах доисторической эпохи (так называемых обществах охоты и собирательства) роли мужчин и женщин были четко очерчены и резко разделены. Мужчины, действительно, в основном занимались охотой, а женщины были заняты сбором плодов и воспитанием детей. Удивительно: 97 процентов времени доисторической эпохи люди следовали этим довольно жестким принципам.

Но так как у людей было мало имущества, колесо тогда еще не было изобретено, не существовало никакого особого акцента на ценности сферы мужского или женского. Мужская работа была мужской работой, а женская работа была женской, и они никогда не должны были пересекаться. В то время существовали очень сильные табу, особенно по поводу менструации у женщин, но это, кажется, не влияло на появление каких-либо различий в статусе.

Из-за этого некоторые феминистки восхваляют доисторические общества. Но я думаю, что ни одна из этих феминисток не была бы рада существовавшей тогда жесткости тендерных ролей.

В: Когда появились эти общества?

КУ: Общества доисторической эпохи впервые появились где-то между миллионом и четырехстами тысячами лет назад. Хабермас указывает на то, что первых людей от обезьян гоминидов отличала не экономика и даже не инструменты, а скорее изобретение роли отца — он называет этот процесс «фамилизацией мужчины». Участвуя и в направленной на получение пропитания охоте, и в воспроизведении потомства, отец соединил эти две сферы ценности и положил начало уже собственно человеческой эволюции. Так как беременные женщины не могут участвовать в охоте, эта работа досталась мужчине.

‡агрузка...

Но с началом фамилизации мужчины возникает одна-единственная, огромная, постоянная и кошмарная задача, которую пытаются решить все последующие цивилизации: приручение тестостерона.

Умри или убей - этот принцип теперь на службе семейного человека. Это слишком забавно, вы так не думаете? В любом случае племенная структура основана на семействе или родстве, и разные племена, с различными родственными связями и происхождением, находились в очень напряженных отношениях друг с другом. Вы либо находитесь на стороне победителей, либо на стороне побежденных.

В племенах доисторической эпохи средняя продолжительность жизни, согласно Ленски, была примерно двадцать два с половиной года. Мы, конечно, говорим об изначальной племенной структуре, а не о современных народах, которые прошли уже сотни тысяч лет дальнейших этапов развития. Изначальная племенная структура представляет собой маленькую группу, основанную на общем происхождении и родстве, и племя доисторической эпохи добывает себе пропитание путем охоты и собирательства.

Экомаскулинисты (сторонники глубинной экологии) особенно любят этот период, главным образом потому, что они берут из него то, что им нравится в этих обществах, и игнорируют все остальное, как будто в истории можно выбирать.

В: Они любят эти общества, потому что они были экологически чистыми.

КУ: Некоторые общества с племенной организацией были экологическими, а некоторые определенно не были. Некоторые племена резали, рубили и сжигали, а некоторые были ответственны за исчезновение целых видов животных или растений. Как пишет Теодор Росжак в книге «Голос Земли», «священное» отношение к природе ни в коем случае не гарантировало экологически чистую культуру, хотя сегодня многие исследователи любят считать, что это было именно так.

Мужчины и женщины всюду и всегда грабили окружающую среду, главным образом, по причине простого невежества. И даже высокоразвитая культура майя исчезла в значительной степени из-за вырубки тропических лесов континента. Последствия невежества в вопросах о влиянии окружающей среды в нашу эпоху намного серьезнее, просто потому что потенциал разрушения окружающей среды у современности намного более мощный. Невежество племенных обществ, с другой стороны, обычно было более умеренным; но невежество есть невежество, и ему, конечно, не стоит подражать. Нехватка предметов и средств производства в доисторическую эпоху не означает отсутствие мудрости.

Поэтому некоторые люди сегодня действительно восхваляют племенные общества за их «экологическую мудрость», их «почтение к природе» или их «лишенное агрессивности поведение». Но я не думаю, что актуальные свидетельства полностью поддерживают любое из таких представлений. Я сам уделяю внимание примитивным племенным обществам по совершенно другим причинам: мы все сыновья и дочери племен. Примитивные племена, на самом деле, есть наши корни, основа, на которой будет строиться все последующее развитие человека. Это тот важный первый этаж, на который опирается так много последующих этажей нашей истории.

Существующие сегодня племена, сегодняшние нации и сегодняшние культуры, достижения настоящего времени — все указывает на их прямое происхождение от основного племенного холона, на котором построено генеалогическое древо человечества. И, оглядываясьназад, изучая наших предков в этом свете, я поражаюсь и выражаю свое восхищение удивительным творческим потенциалом — изначальным прорывом творческого начала, — который позволил людям подняться выше данной им природы и начать строить ноосферу. Этот процесс опустил Небеса на Землю и возвеличил Землю до Небес, и в конечном счете он свяжет все народы мира, если хотите, в одно глобальное племя.

Но для того, чтобы это произошло, первобытные примитивные племена должны были найти способ превзойти свои изолированные племенные структуры родства: они должны были перейти к трансплеменным сообществам и к сельскому хозяйству, пришедшему на смену охоте и обеспечившему средства для этого нового перехода.

Садоводство

 

В: Так значит, доисторическая эпоха в конечном счете уступила место сельскому хозяйству. Вы указываете, что есть два совершенно различных типа сельского хозяйства: садоводческая культура и аграрная.

КУ: Да, садоводство основано на мотыге, или простой палке для рытья, аграрное производство основано на тяжелом плуге, приводимом в движение животными.

В: Это выглядит как очень маленькое различие, но для вас оно очень важно.

КУ: Оно действительно очень значительно. Роющая палка или простая мотыга довольно легко могут использоваться беременной женщиной, и, таким образом, матери, как и отцы, были способны выполнять работу в саду. Что они и делали. В действительности, около 80 процентов продовольствия в этих обществах было произведено женщинами (мужчины, конечно, все еще продолжали заниматься охотой). Поэтому неудивительно, что приблизительно у трети этих обществ божествами были только женщины, и примерно у трети божествами были как мужчины, так и женщины, и статус женщин в таких обществах был примерно равен статусу мужчин, хотя их роли, конечно же, были по-прежнему резко разделены.

В: Эти общества были матриархальными?

КУ: Точнее матрифокальными. Матриархальное общество, строго говоря, это доминирование и управление матерей, и никогда не было никаких строго матриархальных обществ. Скорее эти общества были в значительной степени «эгалитарными», с примерно равным статусом мужчин и женщин; и во многих из таких обществ родственная связь действительно определялась по матери, или, говоря другими словами, они имели «матрифокальную» организацию. Как я уже сказал, примерно одна треть этих обществ поклонялась только женским божествам, особенно Великой Матери в ее различных проявлениях, и, наоборот, почти каждое известное общество с культом Великой Матери является садоводческим. Начало истории таких обществ — приблизительно десять тысяч лет до нашей эры, как на Востоке, так и на Западе.

В: Это любимый период экофеминистов.

КУ: Да, они любят эти общества, а также некоторые приморские, основанные на рыболовстве. Если экологические маскулинисты предпочитают общества доисторической эпохи, экофеминисты очень любят садоводческие общества культа Великой Матери.

В: Потому что они жили в гармонии с сезонными циклами природы, а также были внимательны к экологии?

КУ: Да, пока совершались эти ежегодные ритуальные человеческие жертвоприношения, чтобы Великая Мать была счастлива, а зерновые культуры давали урожай, все находились в гармонии с природой. Средняя продолжительность жизни, согласно исследованию Ленского, была приблизительно двадцать пять лет, что также довольно естественно.

Вы видите, что здесь есть та же самая проблема, что и у экомаскулинистов, которые восхваляют предыдущую доисторическую эпоху за то, что племена должны были общаться с подлинной природой. Но что такое «настоящая природа»? Экофеминисты утверждают, что эти ранние сельскохозяйственные общества жили в гармонии с сезонными циклами природы, общались с землей, то есть с чистой природой, не измененной деятельностью людей. Но экомаскулинисты гневно осуждают сельское хозяйство любого вида как первое насилие над природой, потому что больше не происходит сбор того, что предлагает сама природа; ведется искусственная обработка природы. Люди сельскохозяйственной культуры врываются в природу, царапают ее лицо своими технологиями сельского хозяйства, начинают насиловать землю. Рай экофеминистов — это начало ада с точки зрения экомаскулинистов.

Итак, как считают экомаскулинисты, садоводство принадлежит культу Великой Матери, и именно под покровительством Великой Матери было начато ужасное действо сельского хозяйства, массовое преступление, которое впервые установило господство человеческого производства над огромной и нежной природой. И восхваление этого периода — просто человеческое незнание в его самой худшей форме.

В: Вы, кажется, не превозносите ни доисторическую, ни садоводческую эпоху?

КУ: Эволюция ведь продолжает свое движение, не так ли? Кто мы такие, чтобы указывать на один период развития и говорить, что все после этого периода было колоссальной ошибкой, отвратительным преступлением? С чьей именно точки зрения? Если мы действительно находимся в руках Великого Духа или Великой Матери, то почему мы думаем, что она не знает того, что делает? Чье же это господство?

В любом случае мы находимся на три или четыре основных технологических эпохи выше этого периода, и я сомневаюсь, что эволюция прислушается к нашим молитвам и повернет назад.

В: Вы часто обращаетесь к «диалектическому прогрессу».

КУ: Да, идея в том, что каждая стадия развития в конечном счете сталкивается со своими собственными внутренними ограничениями, которые могут действовать как спусковые механизмы для силы самопреодоления. Внутренние ограничения создают своего рода замешательство или даже хаос, и система или ломается (самораспад), или превосходит этот хаос, развиваясь к более высокой ступени порядка (самопреодоление) — так называемый порядок из хаоса. Этот новый и более высокий порядок не содержит ограничений своего предшественника, но в нем появляются его собственные ограничения и проблемы, которые не могут быть решены на том же самом уровне.

Другими словами, за каждый эволюционный шаг вперед платится своя цена. Старые проблемы решены или преодолены, только теперь появляются новые, и иногда более серьезные трудности. Но романтики возврата к природе — будь то экомаскулинисты или экофеминисты — просто берут проблемы последующего уровня и сравнивают их с достижениями предыдущего, и, таким образом, утверждают, что после их любимой эпохи наступил регресс. Это довольно извращенный взгляд на вещи.

Я думаю, что все мы признаем и уважаем великие достижения прошлых культур во всем мире и пытаемся сохранить и понять всю их мудрость, какую только можем. Но поезд, что бы ни происходило, с самого первого дня находится в движении самопреодоления, и если мы будем пытаться двигаться вперед, глядя только в зеркало заднего обзора, это, вероятно, будет причиной серьезных аварий.

В: Вы говорите о том, что наша эпоха также когда-нибудь закончится.

КУ: Никакая эпоха не является, в конце концов, особой. Мы все глупцы с точки зрения завтрашнего дня. Процесс продолжается. И Дух находится в процессе эволюции, а не принадлежит к какой-то особой эпохе, времени или месту.

Аграрная культура

В: Я хочу вернуться к нашему разговору. Мы говорили о садоводческих обществах и возможности перехода к аграрному производству. И хотя оба периода связаны с сельским хозяйством, это изменение от мотыги к плугу для вас было очень важно.

КУ: Весьма важно. Если роющей палкой может легко пользоваться беременная женщина, плугом на животной тяге она пользоваться уже не может. Как говорят Джей Нильсен и Джанет Чейфец, те женщины, которые попытаются сделать это, со значительно большей вероятностью могут расплатиться выкидышем. Другими словами, у женщин существует эволюционная предрасположенность к тому, чтобы не пахать. Таким образом, с введением плуга начали происходить массовые изменения в культуре.

Во-первых, фактически все продукты питания теперь производились исключительно мужчинами. Мужнины и женщины вместе решили, что тяжелый пахотный труд будет мужской работой.

Женщины — это не овцы, а мужчины — не свиньи. Патриархат был сознательным совместным соглашением мужчин и женщин, сделанным перед лицом довольно суровых обстоятельств. Для мужчин это, конечно же, не было развлечением, и уж точно не такой большой забавой, как охота на крупную дичь, которую мужчины должны были почти совсем забросить. Кроме того, согласно таким исследователям, как Ленски и Чейфиц, мужчины в этих «патриархальных» обществах чувствовали себя значительно хуже, чем женщины, по любой шкале объективных показателей «качества жизни», начиная с того факта, что только мужчины могли быть призваны для защиты государства и только они должны были подвергать свою жизнь опасности. Мысль о том, что патриархат был привилегированным клубом для мальчиков, в котором мужчинам можно было веселиться, веселиться и веселиться, основана на крайне плохом качестве исследований, подверженных влиянию идеологии.

Мы можем научиться у этих обществ только тому, что, когда полы сильно поляризованы, когда их сферы ценностей резко разделены, очень сильно страдают оба пола.

В: Именно это случилось с патриархатом?

КУ: Да, поляризация полов. В аграрных обществах наиболее сильно, по сравнению с любым известным общественным устройством, подчеркнута противоположность между полами. Это не мужской заговор, как, впрочем, и не женский заговор, это просто лучшее, что эти общества могли сделать при существовавшей в то время технологической форме организации труда. Таким образом, когда мужчины стали фактически единственными производителями продовольствия, то, совершенно естественно, почти все божества в этих культурах стали не женскими, а исключительно мужскими. Более 90 процентов аграрных обществ во всех концах земли главным своим божеством делают божество-мужчину.

В: В своей книге вы говорите: «Когда женщина работает в поле с мотыгой, богом является Женщина; когда мужчина работает в поле с плугом, Богом становится Мужчина».

КУ: Да, это краткое резюме моего подхода. Бог и Богиня могут иметь более глубокий и более трансперсональный смысл, о котором мы поговорим позже, но для человеческого сознания среднего уровня того времени мифические изображения обычно выражали гораздо более обыденную реальность. Во многих случаях они представляли основные технико-экономические установки данного общества: кто достает пищу на стол.

В: Там, где Бог является мужчиной, это означает господство патриархии?

КУ: Да, и патриархат правильно называют правлением отцов. Здесь мы немного затронем базис, о котором говорил Маркс: так как общественные отношения начинают организовываться вокруг производственного базиса, в данном случае плуга, то мужчины начинают доминировать над общественными отношениями в сферах управления, образования, религии, политики. А женщины начинают господствовать в частной жизни семейства: над очагом и домом. Об этом разделении часто говорят как о мужском производстве и женском воспроизводстве. Аграрные общества начали возникать приблизительно в 4000—2000 годах до нашей эры, как на Востоке, так и на Западе, и данный способ производства доминировал до начала индустриальной революции.

В то же время возможность перемещения на обширные территории сильно продвинула сельское хозяйство вперед, создав значительный излишек продовольствия. И это освободило многих людей — а точнее, многих мужчин — и теперь они могли преследовать иные цели, кроме сбора и выращивания продуктов питания. То есть сельское хозяйство освободило некоторых мужчин от производства, но женщины все еще в значительной степени были связаны с воспроизводством. Такая ситуация позволила возникнуть ряду высоко специализированных классов: мужчины теперь могли посвятить свое время не только добыванию пропитания, но и более широкой культурной деятельности. Были изобретены математика, письмо, металлургия — а также специализированные военные техники.

Излишек производства освободил мужчин, и под руководством «убийственной» части тестостерона они начали строить первые большие военные Империи. На земном шаре, начиная приблизительно с 3000 годов до нашей эры, появлялись Александры и Цезари, Саргоны и Канны. Они создавали огромные империи, которые, как это ни парадоксально, начали объединять враждующие племена и закреплять определенный общественный строй. Эти империи принесли с собой рациональность и индустриализацию, а потом уступили место современным национальным государствам.

И точно так же, с появлением аграрного производства, был освобожден еще один класс людей, которые начали обдумывать свое собственное существование. Таким образом, в этих больших аграрных культурах впервые зародилось постоянное духовное творчество, творчество, которое уже определяло местонахождение Духа не просто «там», в биосфере (волшебство, доисторическая эпоха и ранняя садоводческая культура), и не просто «там», в мифическом рае (мифология, поздняя садоводческая и ранняя аграрная культура), а скорее в «здесь». В пространстве глубокой субъективности, в пространстве внутреннего понимания, в пространстве размышления и созерцания. Так появились великие осевые мудрецы, чей...

В: Осевые?

КУ: Термин Карла Ясперса, обозначающий этот невероятно важный период в истории, начинающийся около шестого столетия до нашей эры, как на Востоке, так и на Западе, период, который произвел на свет великих «осевых мудрецов»: Гаутаму Будду, Лао Цзы, Парменида, Сократа, Платона, Патанджали, Конфуция, мудрецов Упанишад и так далее.

В: Все они мужчины...

КУ: Ну, в аграрной культуре всегда все мужчины. И одна из главных задач духовности в мире постмодерна состоит в том, чтобы дополнять и уравновешивать эту ориентируемую на мужчину духовность соответствующими ей женскими формами. Мы не хотим просто выбросить все, что накоплено этими великими традициями мудрости, потому что это было бы катастрофой. Это похоже на следующее высказывание: мы отказываемся использовать колесо, потому что его изобрел мужчина. Но действительно, все эти великие традиции мудрости возникли в среде, в которой мужчины могли говорить с Богом непосредственно, а женщины могли говорить с Богом только через своих мужей.

Индустриальная эпоха

 

В: Я хочу вернуться к проблеме мужской и женской духовности, потому что это приводит нас к тому, что вы называете «Восходящим путем» и «Нисходящим путем» развития духовности, или Богом и Богиней, и к проблеме уравновешивания этих двух подходов.

Но сначала необходимо закончить с аграрной эпохой и переходом к индустриальной. Как это связано с «современностью»?

КУ: И «современность» и «постмодернизм» (постмодерн) используются совершенно в разнообразных контекстах. Но термин «современность» обычно относится к событиям, которые следуют за Просвещением, начиная с Декарта, Локка и Канта, и к сопутствующим процессам в мире техники, которые позволили осуществить переход от феодального аграрного строя с мифическим мировоззрением к индустриализации и рациональному мировоззрению. А «постмодерн» обычно означает, в самом широком смысле, целый спектр событий эпохи пост-Просвешения, к которым также относится постиндустриальная революция.

В: Значит, сейчас мы будем говорить о начале эпохи современности, о начале перехода от аграрного производства киндустриализации...

КУ: Индустриализация, несмотря на все ее ужасы и кошмарные побочные эффекты, была, прежде всего, технологией производства пропитания не при помощи человеческих мышц, воздействующих на природу, а при помощи власти воздействующей на природу машины. Пока аграрным обществам требовалась физическая рабочая сила людей для производства продуктов питания (вспахивание), эти общества неизбежно считали высшей ценностью мужскую физическую силу и мобильность. Ни в одном из известных аграрных обществ нет ничего даже отдаленно напоминающего права женщин.

Но в течение столетия, прошедшего после начала эпохи индустриализации, которая сняла приоритет мужской физической силы, так как появились двигатели и механизмы, впервые в истории появилось крупномасштабное женское движение. «Защита прав женщин» Мэри Уоллстонкрафт была написана в 1792-м, и это первый полностью феминистский трактат в истории.

Не то чтобы женщины внезапно стали умными, сильными и решительными после миллиона лет подавления, глупости и неспособности. В первый раз в истории возникли такие социальные структуры, в которых физическая сила не определяла полностью власть в культуре. Биология перестала быть судьбой, когда речь шла о тендерных ролях. Всего несколько столетий потребовалось на то, чтобы обеспечить женщинам юридические права собственности, возможность голосовать и «быть самостоятельным человеком», то есть иметь свою частную собственность.

В: Есть документы, которые поддерживают это мнение, не так ли?

КУ: Эмпирические свидетельства, представленные исследователями-феминистками, о которых я упоминал, указывают на то, что, как говорит Чейфиц, статус женщины в поздних индустриальных обществах выше, чем в любом другом производящем излишек обществе в истории, в том числе и в садоводческом. Женщины, которые публично осуждают позднее индустриальное (и информационное) общество и восхваляют Великую Мать садоводческих обществ, совершенно не знакомы с огромным количеством фактов. Или же они выборочно выделяют несколько приятных фактов из прошлого, игнорируют оставшуюся часть вчерашнего кошмара, и сравнивают тот «Рай» только с самыми худшими событиями современности. Это псевдонаучное отношение.

Помните о том, что поляризация полов была невыгодна обеим сторонам. И мужчинам, и женщинам требуется свобода от ужасных ограничений аграрной поляризации. Индустриализация начала это освобождение, расширяя тендерные роли за пределы биологически данного — преодоление и включение — но мы должны продолжать преодоление и двигаться к большей свободе.

В: Например?

КУ: Например, когда мужчины уже автоматически не предполагают, что они должны быть основными производителями и защитниками. Тогда средняя продолжительность жизни мужчин могла бы немного повыситься и приблизиться к женскому уровню. Женщины могли бы быть менее ограничены ролями, вовлекающими их в воспроизводство, заботу о доме или очаге. Трудности были бы разделены поровну, поэтому свобода также будет одинаковой и, я думаю, выгодной всем. В любом случае мужчины смогут извлечь из этого большую пользу, и именно поэтому опросы, проведенные в Соединенных Штагах, показали, что большинство мужчин одобрило Поправку о равных правах, но большинство женщин выступили против нее, так что она, к сожалению, не прошла.

В: Что вы можете сказать относительно индустриализации и экологического кризиса? Конечно же, это одна из главных проблем современности, нашего «диалектического развития».

КУ: Изначальная причина любого экологического кризиса, как мы уже говорили, — простое невежество. Только обладая научным знанием биосферы, знанием точных взаимосвязей всех холонов в биосфере, включая биологический холон человека, только с этим знанием мужчины и женщины могут гармонизировать свои действия с законами биосферы. Простое или священное уважение к природе не поможет. Священное отношение к природе не мешало многочисленным племенам уничтожать окружающую среду из простого и невинного невежества, оно не помешало народу майя разрушить экосистему тропических лесов и не будет мешать нам из-за невежества делать то же самое снова. Росжак указывает на то, что современная наука, например, экологические науки и науки о системах, могут непосредственно показать нам, как и почему наши действия разрушают биосферу. Если бы примитивные племена знали, что вырубкой и сожжением лесов они разрушают свою среду обитания и подвергают опасности свои собственные жизни, если бы они действительно знали это с научной уверенностью, тогда они, по крайней мере, задумались бы, прежде чем начинать разрушение своего биоса. Но невежество есть невежество; из-за незнания или из жадности люди продолжают разрушать свою биосферу.

В: Но средства производства изменились.

КУ: Это второй важный момент. Незнание, поддержанное примитивной или племенной технологией, способно причинить лишь незначительные повреждения. Но то же самое незнание, опирающееся на промышленность, способно убить весь мир. Так что мы должны разделить эти два вопроса — невежество и средства борьбы с незнанием — потому что в эпоху современности у нас в первый раз в истории есть путь преодоления нашего невежества. Именно в то самое время, когда мы создали технологии, которые могут стать разрушителем человечества в глобальном масштабе.

В: Так что есть хорошие новости и плохие новости.

КУ: Да, современная эпоха находится в трудном положении. Наконец-то мы знаем больше. В то же самое время, если мы не будем действовать, основываясь на этом знании, то мы все погибнем. Это придает новый смысл конфуцианскому проклятию: «Чтоб вы жили в интересные времена».


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.022 сек.)