АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 11. На пути к глобальному: часть 2

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. III. Глава о необычных способностях.
  4. IV. Глава об Освобождении.
  5. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  6. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  7. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  8. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  9. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  10. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  11. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  12. В странах, в которых глава государства наделен правитель-

На пути к глобальному: часть 2

 

В: Мы обсуждали внутренние преобразования, которые происходят «на пути к глобальному», и проблемы, которые могут помешать появлению глобального сознания.

КУ: Да, и мы достигли пункта, в котором происходит изменение парадигмы от доконвенциональных к конвенциональным способам понимания — от точки опоры 3 к точке опоры 4, и характерной чертой этого сдвига является способность принимать на себя роль другого. И в этой эволюции мы видим постоянное уменьшение доли эгоцентризма. Общее направление развития людей, телос человеческого развития, заключается в движении к все менее и менее эгоцентрическим состояниям.

Архиважной битвой во Вселенной всегда была борьба развития против эгоцентризма. Движущая сила эволюции, направленная на увеличение глубины, есть та же самая сила, которая стремится преодолеть эгоцентризм, найти более широкие и глубокие единства, создать более мощные союзы. Молекула преодолевает эгоцентризм атома. Клетка преодолевает эгоцентризм молекулы. И никогда эта тенденция не была более очевидной, чем в человеческом развитии.

 

 

Развитие против эгоцентризма

В: Значит, развитие заключается в непрерывном уменьшении эгоцентризма?

КУ: Да, в непрерывном децентрировании. Говард Гарднер дает прекрасный обзор исследований в этой области, и я хочу прочитать вам короткую цитату из его работы.

Он начинает с указания на тот факт, что развитие вообще отмечено «снижением эгоцентризма». Он пишет: «Маленький ребенок полностью эгоцентричен, это не означает, что он эгоистично думает только о себе, наоборот, что он совершенно не способен к размышлениям. Эгоцентричный ребенок не способен отделить себя от остальной части мира; он не отделяет себя от других или от объектов мира. Таким образом, он чувствует, что другие разделяют его боль или его удовольствие, что его бормотание будет всегда понятно, что его точку зрения разделяют все люди, что даже животные и растения являются его собеседниками. Во время игры в прятки он «спрячется» для всех людей, потому что его эгоцентризм не дает ему возможности признать, что другие знают о его местоположении. Все развитие человека можно рассмотреть как постоянное уменьшение доли эгоцентризма в сознании...»



В: Так нарциссизм или эгоцентризм наиболее ярко выражены в точке опоры 1, а затем его доля постоянно уменьшается?

КУ: Да, точно. Поскольку разделение — самая первая способность сознания, самовлюбленность — его самое худшее качество! Этот эгоцентризм уменьшается, когда личность младенца переходит от физиоцентрической стадии к биоцентрической, то есть от точки опоры 1 к точке опоры 2. Ребенок уже не рассматривает физический мир как продолжение себя, потому что физическое «я» и физический мир теперь разделены.

Но эмоциональное «я» и эмоциональный мир еще не разделены, и поэтому весь его эмоциональный мир для него является продолжением «я»: эмоциональный нарциссизм переживает пик своего развития. Биоцентрическое или экологическое «я» точки опоры 2 все еще является, таким образом, глубоко эгоцентрическим. Что чувствует ребенок, то чувствует и мир.

Этот нарциссизм уменьшается еще раз с появлением концептуального «я» (точка опоры 3). Личность все еще не может брать на себя роль другого, поэтому «я» по-прежнему в значительной степени нарциссично, доконвенционально и эгоцентрично.

Я иногда говорю об этом затухающем нарциссизме как о переходе от физиоцентрической к биоцентрической, а затем и к эгоцентрической стадии, понимая при этом, что все три стадии являются эгоцентрическими в общем смысле, но доля нарциссизма все меньше и меньше. И все же эгоцентрическая перспектива подвергается еще одному радикальному изменению с появлением способности принимать на себя роль другого. И в этой точке эгоцентрическая стадия сменяется социоцентрической.

 

Точка опоры 4 (продолжение): Социальные описания жизни

В: Другими словами, точка опоры 4.

КУ: Да. На данном этапе для меня становится крайне важным не то, насколько я соответствую своим импульсам, а то, насколько я соответствую своей роли или ролям, своей группе, группе друзей-одногодок, или, в более широком масштабе, как я соответствую законам и нормам поведения своего государства, своего народа. Я теперь могу брать на себя роль другого, и то, как я соответствую этой роли, является крайне важным. Я еще раз подвергся децентрации, снова преодолел очередной уровень и обладаю пониманием того, что мое эго — не единственное эго во Вселенной.

‡агрузка...

Эта социоцентрическая позиция является важным преобразованием, или парадигмальным сдвигом, предыдущих ярко выраженных эгоцентрических позиций первых трех точек опоры. Но обратите внимание: в точке опоры 4 забота и участие расширяются от масштабов «я» до группы — но не далее! Если вы принадлежите моей группе, то есть моему племени, моей мифологии, моей идеологии, тогда вы также «спасены». Но если вы принадлежите другой культуре, другой группе, другой мифологии, поклоняетесь другому богу, тогда вы прокляты.

Такая позиция, ставящая общество в круг основных приоритетов, все еще очень этноцентрична: забота и участие ограничены рамками моей культуры и моей группы, и за их пределы не распространяются.

Поэтому я называю эту конвенциональную или социоцентрическую позицию термином мифическая принадлежность. Мировоззрение точки опоры 4 все еще является мифологическим, и, следовательно, забота и участие распространяются только на людей, принадлежащих к той же самой мифологии, той же самой идеологии, той же самой расе, той же самой вере, той же самой культуре — но не далее. Если вы участник моего мифа, то вы — мой брат, моя сестра. В противном случае вы можете убираться к черту.

Другими словами, я могу децентрироваться от моего эго к моей группе, но я не могу выйти за пределы своей группы. Моя группа — единственная группа во Вселенной. Я еще не могу перейти от социоцентрической и этноцентрической позиции к подлинно космополитичной, универсальной или глобальной точке зрения — к децентрированной, универсальной, плюралистической позиции. Но шаг за шагом я продвигаюсь в этом направлении! Я нахожусь на пути к глобальному, и каждая стадия этого путешествия отмечена уменьшением эгоцентризма и нарциссизма, преодолением более мелочного и раскрытием глубины. Децентрирование, преодоление, уменьшение эгоцентризма — так много слов для одного И того же явления, одного и того же телоса развития.

Постконвенциональная, глобальная или космополитичная позиция — это уже следующая точка опоры, точка опоры 5.

В: Хорошо, тогда давайте сначала покончим с точкой опоры 4. Личность осуществляет переход с эгоцентрического на социоцентрический уровень.

КУ: Давайте. «Я» больше не полагается только или прежде всего на свое тело и свои непосредственные импульсы. Оно входит в мир ролей и правил. «Я» получает доступ к всевозможным сценариям, или изученным ролям и правилам, которые оно должно играть на сцене жизни.

Большинство этих сценариев полезны и совершенно необходимы: это те средства, посредством которых вы выходите за пределы собственного внутреннего мира и попадаете в круг интерсубъективной культуры, круг заботы и участия, связи и ответственности. Вы видите мир глазами другого человека и получаете доступ к более широкому сознанию, которое выходит за границы индивидуального внутреннего мира.

Но некоторые из этих сценариев искажены, ложны или неадекватны, и мы называем это сценарием «патологии». У каждого человека имеется множество этих ложных и искаженных социальных ролей, масок и мифов: «я ужасный человек, я бесполезен, я никогда не могу сделать ничего правильно». Все это искаженные сценарии и роли, которые оказывают пагубное и вредное влияние на человека.

Проще говоря, это ложь. Эти ложные сценарии — просто форма лжи на данном уровне, и ложное «я» живет этой социальной ложью. Они никак не связаны с самим «я», каким оно могло бы быть в мире культуры, они не связаны со всеми положительными ролями, которые «я» могло бы принять в игре, если бы оно не продолжало говорить себе, что оно чего-то не может.

В: Именно с этим и стремятся работать когнитивные терапевты.

КУ: Да, а также семейная терапия, групповой психоанализ и яркая новая школа транзактной терапии, и это лишь немногие. Это не только возвращение назад в прошлое и попытка вскрытия каких-то похороненных эмоций или импульсов. Это скорее попытка прямого нападения на эти ложные и искаженные сценарии и правила игры. Эти сценарии просто не верны, они не основаны на существующих свидетельствах — это ложь и мифы. Они связаны с мифическим мировоззрением, которое не будет открывать себя рациональному рассудку.

Например, Арон Бек, пионер в области когнитивной терапии, обнаружил, что в большинстве случаев депрессии, люди верят в некоторые ложные сценарии, они создают для себя неправильные установки и руководствуются ими в своем поведении. Когда у нас депрессия, мы рассуждаем совершенно неправильным способом. «Если один человек не любит меня, это означает, что никто не будет меня любить. Если я потерплю неудачу в этом конкретном деле, это означает, что я буду терпеть неудачи во всем. Если я не получу эту работу, моя жизнь закончена. Если она не будет любить меня, то никто больше не будет меня любить». И так далее.

Теперь предположим, что эти ложные сценарии берут начало в более ранней точке опоры, возможно, в точке опоры 3 или точке опоры 2, может быть, и раньше. Психоаналитик, сторонник «раскрывающих методов» может вернуть вас назад к этим более ранним травмам, чтобы узнать, почему человек создает эти мифы и ложные установки.

Но специалист по когнитивной терапии будет просто атаковать эти мифы в настоящем времени. Человека попросят проконтролировать свой внутренний диалог и найти эти мифы, а затем открыть их для разума и внимания. «Хорошо, если я не получу эту работу, я полагаю, это не означает, что моя жизнь закончена».

В: Большая часть психотерапевтов, кажется, работает на этом уровне.

КУ: В значительной степени это так. Самый типичный психотерапевт — ваш обычный интерпретирующий психоаналитик — будет использовать смесь методов точки опоры 3 и точки опоры 4. В значительной степени такая терапия — это просто разговор о ваших проблемах, и психотерапевт будет искать в вашем сознании любые искаженные сценарии, которые говорят вам, что вы являетесь плохим человеком, что вы бесполезны, что вы неудачник, и так далее. Ложное «я», основанное на мифах и обмане, берет на себя ответственность за вашу жизнь. И врач помогает вам искоренять эти ложные сценарии и заменять их более реалистическими интерпретациями вашего внутреннего мира, более правдивыми интерпретациями вашей глубины, чтобы ложное «я» могло уступить место действительному «я».

Эти психотерапевты могут не использовать такие термины, как «сценарий», «мифы», «транзактный анализ» и так далее, но в целом именно это необходимо для борьбы с проблемами на уровне точки опоры 4, уровне патологии сценария и роли. Мифы вызывают симптомы; покажите эти мифы вашему сознанию, и симптомы исчезнут. Идея в том, что если вы будете думать по-другому, то вы начнете чувствовать по-другому.

Но если в процесс замешаны какие-то сильные чувства, эмоции или импульсы, с которыми человек не может справиться или которые не может признать, тогда психотерапевт часто переключается на «раскрывающие методы». Что вы чувствуете по этому поводу? Что вы сейчас ощущаете? Психотерапевт может обратить внимание на то, что есть определенные чувства, импульсы, фобии, которые вам самому неудобны, — отголоски определенных «похороненных эмоций», и тогда он будет работать над раскрытием этих подавляемых эмоций, как бы они ни назывались.

Так что типичная психотерапия обычно представляет собой смесь анализа сценариев точки опоры 4 и раскрывающего анализа точки опоры 3, хотя различные психотерапевты будут применять совершенно разнообразные инструменты и методы к одному процессу.

Патологии точки опоры 1 обычно настолько серьезны, что их лечением занимаются традиционные психиатры, которые прописывают медикаментозное лечение. А с проблемами точки опоры 2 обычно имеют дело терапевты, которые специализируются на создающих структуру методах. Эти техники были разработаны Кернбергом, Коутом, Мастерсоном, а также Гертрудой Бланк и Робертом Бланком, часто упоминаются также инновационные исследования Маргарет Малер, которое мы кратко обсуждали ранее. Методики лечения патологии точки опоры 0 созданы Станиславом и Кристиной Гроф.

 

 

Точка опоры 5: космополитичное или зрелое эго

В: Что приводит нас к точке опоры 5.

КУ: Примерно в возрасте 11—15 лет у людей нашей культуры появляется способность к формально-операциональному пониманию (на рисунке 5—1 это «формоп»). Если конкретно-операциональное сознание может работать в конкретном мире, формально-операциональное сознание может производить операции над самими мыслями. Оно не только думает о мире, оно может думать о самом мышлении.

Есть также классический эксперимент, при помощи которого Пиаже имел обыкновение определять это чрезвычайно важное изменение парадигмы, или уровня сознания. Вот он в упрощенной версии: человеку дают три стакана с чистой жидкостью и говорят, что они могут быть смешаны таким образом, что приобретут желтую окраску. Затем этого человека просят добиться того, чтобы жидкость окрасилась в желтый цвет.

Дети с конкретно-операциональным сознанием просто начнут смешивать жидкости вместе случайным образом. Они будут продолжать делать это, пока они не наткнутся на правильную комбинацию или не бросят это. Другими словами, как следует из названия, они будут выполнять конкретные действия — с их точки зрения, они должны решить задачу каким-то конкретным способом.

Подростки с формально-операциональным сознанием сначала создадут общую картину задачи, поймут, что они должны пробовать смешать содержимое стакана А с содержимым стакана В, затем А с С, затем В с С, и так далее. Если вы спросите их об этом, то они скажут что-то вроде: «Я должен пробовать все возможные комбинации один раз». Другими словами, у них в сознании уже есть алгоритм или формальная схема, которая позволяет им знать, что необходимо испробовать все возможные комбинации.

В: Мне это все еще кажется довольно сухим и абстрактным.

КУ: На самом деле, все как раз наоборот. Это означает, что человек может начать строить в воображении различные возможные миры. «Что если... » и «как будто... » впервые появляются в сознании, и благодаря этому человек попадает в дикий мир истинного мечтателя. Ему открываются всевозможные виды идеалистических возможностей, сознание человека позволяет ему мечтать о вещах, которых еще нет, и рисовать будущие миры идеальных возможностей, а также работать над тем, чтобы изменить мир согласно этим мечтам. Вы можете представить себе то, чего еще нет, но что все же могло бы быть! Юность — это самое счастливое время и не только из-за сексуального развития, но и потому, что оку сознания открываются возможные миры. Это «эпоха разума и революций», эпоха дерзновенных проектов, предшествующих открытиям.

Кроме того, размышление о своих мыслях означает возможность появления подлинного самоанализа. Внутренний мир впервые открывается перед мысленным взором; психологическое пространство становится новой и захватывающей территорией. Видения хороводом пляшут в голове, и впервые они исходят не от внешней природы, не от мифического бога, не от другого человека, но каким-то странным и удивительным способом они возникают из внутреннего голоса.

Так как вы можете думать о своем мышлении, вы можете начать обсуждать роли и правила, которые на предыдущей стадии вы принимали без всяких возражений. Ваша моральная позиция меняется с конвенциональной на постконвенциональную (см. рисунок 9—3. ) Вы можете критиковать свое собственное конвенциональное общество. Поскольку вы можете «размышлять о мышлении», вы можете также «определять нормы». Вы могли бы перестать соглашаться с нормами, или могли бы полностью не согласиться с ними. Но важно то, что вы можете тщательно исследовать многие из них. Вы просто больше не отождествляетесь с ними, и поэтому вы можете отойти от них на некоторое необходимое расстояние. До какой-то степени вы преодолеваете их.

Это, конечно, тот же самый процесс 1—2—3 при переходе от точки опоры 4 к точке опоры 5. В точке опоры 4 вы начинаете с отождествления с конвенциональными ролями и правилами, вы еще слиты с ними (и таким образом отдаете себя на их милость как истинный конформист). Затем вы начинаете отличаться от них или преодолевать их, получаете немного больше свободы и движетесь к следующей более высокой стадии (точка опоры 5), после чего вы все еще должны будете интегрировать в свой внутренний мир эти социальные роли — вы можете быть отцом и не потеряться в этой роли. Но в целом вы уже отошли, или дифференцировались, от полного отождествления со своими социоцентрическими ролями, и теперь вы можете начать более тщательно исследовать адекватность или уместность вашей социоцентрической и этноцентрической точки зрения, которую раньше вы не могли и подвергнуть сомнению.

Проще говоря, вы перешли от социоцентрической к космополитической позиции. Еще одно уменьшение доли нарциссизма. Новое децентрирование, новое преодоление. Вы хотите знать, что правильно и справедливо не только для вас и похожих на вас людей, а для всех народов. Вы занимаете постконвенциональную, глобальную или космополитическую позицию. И, что не менее важно, вы очень близко подходите к подлинно духовному или трансперсональному раскрытию.

Итак, в ходе этого преобразования от социоцентризма к космополитизму «я» еще раз подвергается децентрации: моя группа — не единственная группа во Вселенной, мое племя — не единственное племя, мой Бог — не единственный Бог, моя идеология — не единственная идеология. Я перешел от эгоцентрической к этноцентрической позиции, включив свое эго в группу; теперь я перехожу от этноцентрической к космополитической позиции, включая свою группу в мир.

Это очень трудный этап преобразования! Но когда он удается (что вообще-то происходит довольно редко: чем больше глубина, тем меньше пространство), тогда мы имеем первую действительно универсальную, глобальную или космополитическую позицию.

В самый первый раз за всю историю развития сознания мы приходим к космополитическому и глобальному мировоззрению. Какое же длинное путешествие! Какая ухабистая дорога, но эта дорога — драгоценная тропа к глобальному пониманию.

Все дальнейшие и более высокие уровни развития основываются на этой космополитической платформе. Это необратимое изменение. Как только вы увидите мир с глобальной точки зрения, вы уже не сможете смотреть на него иначе. Вы никогда не сможете вернуться назад.

Дух в первый раз за всю эволюцию посмотрел на мир вашими глазами и увидел глобальный мир, мир полностью децентрированный от меня и моего, мир, который требует заботы, участия и сострадания. Этот Дух, однако, проявляется только в голосах тех людей, кто имеет храбрость жить в этом космополитическом пространстве и защищать его от посягательств людей с мелочными целями и интересами.

 

 

Разнообразие и мулътикультурализм

В: Это непосредственно связано с моральной позицией. Именно поэтому эта точка опоры называется постконвенциональной. Если обычная этика социоцентрична, постконвенциональная этика космополитична, основана на принципах универсального плюрализма.

КУ: Да, правильно.

В: Это то же самое, что мультикультурализм?

КУ: Ну, здесь мы должны быть очень осторожны. Термин «мультикультурализм» говорит о наличии культурного разнообразия. Но эта позиция точки опоры 5 — очень редкое, очень элитное и очень непростое достижение. Посмотрите на тот путь, который мы прошли, чтобы добраться до этой космополитической стадии!

Возможно, вы сами находитесь на переходном этапе от эгоцентрической и этноцентрической к космополитической перспективе, и поэтому вы легко поймете, что все люди должны иметь равные условия и равные возможности при приеме на работу, независимо от расы, пола или веры. С этой позицией универсального плюрализма вы действительно являетесь мультикультурным и постконвенциональным человеком. Проблема в том, что большинство людей не разделяет ваш космополитизм. Они все еще находятся на эгоцентрической или этноцентрической стадии. Поэтому вы будете считать всех людей равными и свободными, но они абсолютно не будут отвечать вам на это той же самой любезностью.

Так что обычно во взглядах мультикультурлистов очень много странных противоречий. Для начала, они утверждают, что не имеют отношения к элите или что они антиэлитарны. Но способность достичь постконвенционального или космополитического уровня очень редка, а следовательно, очень элитарна. Одно социологическое исследование показало, что только 4 процента населения Америки на самом деле достигают этой высокой стадии развития. Так что мультикультурализм — очень элитарная позиция, которая утверждает, что она не является элитарной. Другими словами, она начинает лгать по поводу своих собственных свойств, и это приводит к некоторым очень неприятным последствиям.

В: Например?

КУ: Мультикультурализм действительно основан на очень благородной идее равного и справедливого отношения ко всем людям. Но достижение такой степени развития сознания является очень редким феноменом. Оставляется без внимания сам процесс развития, который позволяет человеку достичь позиции универсального плюрализма. А затем результаты такого развития распространяются на людей, которые самостоятельно еще не достигли этого уровня и которые поэтому очень хотят приобщиться к вашей прекрасной универсальной и плюралистической позиции, но способны вытирать о вас ноги на всем пути к ней.

Поэтому мультикультуралисты несколько смущенно утверждают, что мы должны рассматривать всех людей и все культурные движения как полностью равные, так как ни одна позиция не лучше другой. Но тогда как они смогут объяснить, почему нужно избегать быть похожими на нацистов или ку-клукс-клановцев?

Ответ, конечно, в том, что не каждая позиция в действительности одинакова и равноценна. Космополитизм лучше этноцентризма, а он лучше эгоцентризма, потому что каждое следующее измерение обладает большей глубиной. Нацисты и ку-клукс-клан — этноцентрические движения, основанные на специфической мифологии превосходства расы, и с космополитической позиции мы понимаем, что они имеют примитивное мировоззрение.

Но типичный мультикультуралист не может позволить себе сделать такой вывод, потому что он будет отрицать какое-то различие между всеми моральными позициями — все позиции равны, осуждение не разрешается!

И конечно они становятся совершенно нетерпимыми по отношению к тем, кто с ними не соглашается. Они знают, что занимают очень благородную позицию, и отчасти это действительно так, но поскольку они не понимают, как они до нее добрались, они просто пытаются насильно протолкнуть свои взгляды в сознание других людей. Все люди равны! Никакая моральная позиция не лучше другой! И, таким образом, мы начинаем при помощи порочной нетерпимости бороться во имя терпимости, при помощи цензуры выступать в защиту сострадания. Полиция мысли, утверждающая, что она знает лучше, и бессмысленная политкорректность становятся оружием людей, принадлежащих к элите и пытающихся объявить вне закона каждого, кто считает себя элитой. Это было бы забавно, но, на самом деле, это очень печально.

В: Значит, такое поведение связано с патологией этой стадии?

КУ: Да, я думаю, что это так. Как только вы приходите к космополитическим взглядам, как только вы начинаете тщательно исследовать свою собственную культуру и получаете возможность дистанцироваться от ее социоцентрических или этноцентрических предубеждений, когда вы делаете это, тогда кем вы становитесь? Кто вы без всех этих старых и удобных ролей? Как вы можете представить свою собственную личность? Чего вы хотите от жизни? Кем вы хотите быть? Кто вы такой? Эриксон назвал это состояние «личностным кризисом», и оно, возможно, является главной «патологией», или «болезнью» этой точки опоры.

И многие мультикультуралисты являются жертвами этого личностного кризиса. Так как их официальная позиция состоит в том, что элитаризм любого вида плох, и так как их подлинное «я», на самом деле, является элитарным, они должны лгать себе по поводу своего подлинного «я».

Они начинают с утверждения, что каждый должен оцениваться справедливо, без привязки к определенному этносу или культуре, и приходят к высказыванию, что вообще никто не должен оцениваться, что все моральные позиции эквивалентны. Конечно, кроме их собственной позиции, которая является высшей в мире, не допускающем превосходство одной позиции над другой (упс... ). Поэтому мы получаем элитарную позицию, которая отрицает свой собственный элитаризм, то есть они лгут себе по поводу своего подлинного мировоззрения. Так формируется система ложного «я» этого уровня. И все это называется личностным кризисом.

Это типичная проблема точки опоры 5, патология взрослеющего разума, пойманного в ловушку лжи на данной точке опоры. Такая патология является настоящим бедствием современности, утверждающей, что она смогла преодолеть и ниспровергнуть ее, но все еще совершенно не нашедшей выхода из этой ловушки. Наша эпоха по-прежнему занимается массовым самообманом.

В: Это мне что-то напоминает. В частности, новояз Оруэлла и полицию мыслей. Но эта точка зрения, кажется, довольно распространена. Многие университеты полностью ею захвачены.

КУ: Да, американские университеты сегодня, кажется, специализируются на этом. Все это, на самом деле, вносит свой вклад в возвращение Америки к племенной идеологии, поощряя любые эгоцентрические и этноцентрические распри и политику раскола, политику нарциссизма. Все позиции равны, а это означает, что каждая доконвенциональная и этноцентрическая точка зрения получает поддержку. Америка стоит перед возможностью своего собственного личностного кризиса, но я полагаю, что это уже другой разговор.

 

 

Точка опоры 6: тело и разум интеграция кентавра

 

В: Это приводит нас к последней «ортодоксальной» стадии, или самой высокой стадии, которую традиционные исследователи склонны признавать реальной.

КУ: Да, к точке опоры 6. Основная структура на данном этапе — визуальная логика, вы можете увидеть ее на нескольких рисунках, например, 5—1 и 10—1.

Визуальная, или сетевая, логика — особый тип синтезирующего и объединяющего понимания. Формально-операциональное сознание может синтезировать и объединять события многими способами, но оно все еще обладает своего рода дихотомической логикой или—или, которая напоминает аристотелевскую двузначную логику.

Но интегральные возможности визуальной логики могут складывать части в целое и видеть всю сеть взаимодействий. Когда она используется в объективном пространстве или на правой стороне Космоса, она создает общую объективную теорию систем. Но когда она является основанием подлинного внутреннего преобразования (которое не может быть полностью описано в терминах логики теории систем и которое является очень редким!), тогда она создает подлинно целостную индивидуальность. Когда средний уровень «я» отождествляется с визуальной логикой, когда человек полностью живет на этом уровне, тогда мы получаем очень высокоразвитую целостную личность, «я», которое действительно может жить в глобальном мире, а не просто говорить о нем.

Можно назвать «я» на этой стадии кентавром, который представляет собой объединение разума и тела, ноосферы и биосферы в относительно автономном «я», что, однако не означает, будто это «я» изолировано или эгоцентрично. Скорее это «я» включено в сеть ответственности и взаимной заботы.

В: В разговоре об этой стадии вы часто обращались к исследованию Джона Бругтона, хотя он и не очень хорошо известен.

КУ: Да, некоторые исследователи очень тщательно изучили данный этап развития личности — Левингер и Селман, Хабермас, Эриксон и Мэслоу, например. Но мне всегда нравились выводы, которые сделал Бругтон: на данном этапе «разум и тело являются опытом целостного «я».

Эта фраза кратко выражает общий смысл всего исследования. Прежде всего «я» на данном уровне знает как о разуме, так и о теле из своего опыта. Таким образом, наблюдающее «я» начинает преодолевать и разум, и тело и получает возможность знать о них как об объектах своего понимания, иметь некоторый опыт этих явлений. Это уже не только разум, который созерцает мир; это наблюдающее «я», которое созерцает как разум, так и мир. Это очень важное достижение, и, как мы увидим, на более высоких стадиях эта способность только усиливается.

Именно потому, что наблюдающее «я» начинает преодолевать разум и тело, оно одновременно начинает объединять разум и тело. Таким образом, получается «кентавр».

Итак, на этой точке опоры, мы имеем тот же самый процесс, состоящий из трех стадий, который мы видели на любой другой точке опоры, а именно, начальное отождествление, дифференцирование и итоговая интеграция. В данном случае существует начальное отождествление с формально-рефлексивным (операционным) разумом (точки опоры 5). Затем наблюдающее «я» начинает осознавать свое отличие от разума и воспринимать его как объект. Так как «я» больше не отождествляется исключительно с разумом, оно может объединить разум с другими компонентами сознания, а именно с телом и его высшими энергетическими импульсами. Следовательно, на стадии кентавра, разум и тело являются опытом интегрированного «я».

Безумие отсутствия перспективы

 

В: Вы также называете стадию кентавра экзистенциальным уровнем.

КУ: Да, на данном этапе человек действительно полностью самостоятелен, по крайней мере, на этом витке своего развития. У него больше нет слепой веры в конвенциональные роли и правила общества. Он больше не этноцентричен и не социоцентричен, он на пути к космополитичному пространству.

В: Эту стадию также можно отнести к космополитичным?

КУ: Все уровни, которые находятся выше формально-операционального сознания (точка опоры 5) являются космополитичными, или глобальными, — все они основаны на постконвенциональных ценностях и универсальном подходе. Высшие или более глубокие стадии просто все больше и больше раскрывают эту внутреннюю свободу, когда «я» переходит к подлинно духовному опыту.

Но здесь мы уже забегаем немного вперед. На уровне кентавра, на экзистенциальном уровне, вы больше не эгоцентричны и не этноцентричны. Вы уже глубоко погрузились в космополитическое измерение, в котором, как показывают мультикультуралисты, вы можете очень плохо воспользоваться этой новой свободой.

В: Вы называете эту новую свободу «отсутствием перспективы».

КУ: Да, пользуясь терминологией Жана Гебсера, Визуальная логика объединяет все возможные перспективы, и поэтому автоматически она не дает никакой точке зрения возобладать над другими. Это и есть отсутствие перспективы. Когда вы начинаете принимать во внимание все возможные мнения, ваша собственная точка зрения растворяется в других, вы теряете свою перспективу, вы теряете свои ориентиры.

И поэтому вы можете очень быстро потеряться в этом новом аперспективном сознании визуальной логики, ведь теперь все точки зрения становятся относительными и зависящими друг от друга, пропадает всякое абсолютное основание, пропадает то место, в котором ваш разум может остановиться и сказать: «Я нашел свой дом».

Но тот факт, что все мнения являются относительными, не означает, что вообще никакая точка зрения не имеет преимуществ над другими. То, что все перспективы относительны, не говорит о том, что некоторые из них не могут быть всегда относительно лучше, чем другие! Космополитизм лучше, чем этноцентризм, и гораздо лучше, чем эгоцентризм, потому что каждый высший уровень более глубок, чем его более мелкие предшественники.

Но, забывая об этом и сосредотачивая свое внимание просто на относительности перспектив, вы впадаете в безумие отсутствия перспективы, ваша воля и способность суждения разбиты параличом неопределенности. «Все относительно, так что нет чего-то лучшего или худшего, и никакая позиция не лучше, чем другая». Упуская из внимания тот факт, что сама эта позиция утверждает, будто она все-таки лучше, чем ее альтернативы, — стандартное противоречие представлений. Мультикультуралисты иногда достигают этого уровня визуальной логики, и обычно немедленно впадают в безумие отсутствия перспективы, невозможности принять определенное мировоззрение, определить смысл жизни. Потом они передают это отсутствие перспективы прилежным, ничего не подозревающим студентам.

Лишенное перспективы пространство визуальной логики просто означает, что Дух смотрит на мир с бесконечно необъяснимой точки зрения; это не говорит о том, что со временем он становится слепым. Перед нашими глазами развертывается просто еще один этап децентрирования, преодоление продолжается, формируется новая спираль эволюции, уводящая еще дальше от эгоцентризма.

 

На краю трансперсонального

В: Значит, есть и хорошие новости относительно этой экзистенциальной стадии или стадии кентавра?

КУ: Да. Одна из особенностей подлинного «я» на стадии кентавра состоит в том, что оно больше не покупается на обычные и конвенциональные утешения, или, как говорил Кьеркегор, «я» больше не может успокоить себя тривиальным. Появление этого более подлинного или экзистенциального «я» — основная задача точки опоры 6.

Ограниченное «я» должно умереть — магия его не спасет, мифические боги тоже оказываются бессильными, рациональная наука не в состоянии сохранить его прежним, и столкновение с этим неприятным фактом является частью его подлинного становления. Эта тема была одним из постоянных поводов для размышления М. Хайдеггера. Осознание своей смертности и ограниченности является одним из этапов поиска собственного подлинного «бытия-в-мире».

Экзистенциалисты прекрасно проанализировали это подлинное «я», «я» уровня кентавра, его особенности, его способ бытия, его позицию по отношению к миру, и самое важное, они проанализировали общепринятую ложь и упрощенную веру, которые мешают проявлению этой подлинности. Мы лжем себе по поводу своей смертности и ограниченности, создавая символы бессмертия, — тщетные попытки победить время и сделать свое существование вечным на каких-то мифических небесах, в некотором рациональном проекте, в великих художественных произведениях, через которые мы выражаем свою неспособность встретиться лицом к лицу со смертью. Мы лжем себе по поводу ответственности за свой собственный выбор, предпочитая видеть себя пассивной жертвой внешних обстоятельств. Мы обманываем себя, говоря о богатстве настоящего времени, в то время как на самом деле просто проецируем свое внимание на прошлую вину или несбывшиеся желания. Мы лжем себе по поводу своей фундаментальной ответственности, скрываясь в стадном мировоззрении, теряясь в другом. Вместо подлинного или действительного «я» мы живем в нашем ложном «я», создавая все новые проекты обманов, чтобы скрыться от отвратительной правды существования.

Этот тип подлинно экзистенциального сознания важен не только сам по себе, он важен и как предпосылка для вхождения в трансперсональное пространство, не обремененное мифами, магическими ожиданиями, эгоцентрическими и этноцентрическими маниями величия.

В: Но в работах экзистенциальных авторов — Сартра, Камю — присутствует настолько мрачная атмосфера!

КУ: Да, это классическое состояние экзистенциального страха, отчаяния, тоски, опасения чувства заброшенности, дрожи, страха перед смертельной болезнью — ведь вы потеряли все свои утешительные мифы и иллюзии! Страх в экзистенциальном смысле — это не физический страх, это метафизический ужас, потрясение человеческого прозрения.

Так как экзистенциалисты не осознают, что существует еще более высокий уровень сознания, они застревают на экзистенциальном мировоззрении, которое ограничивает их восприятие в пределах данного горизонта.

Поэтому для них становится своего рода делом чести встретить эти серые экзистенциальные кошмары с ужасной серьезностью. А если вы будете утверждать, что есть какие-то способы понимания, которые выходят за пределы экзистенциальной тоски, тогда, по мнению экзистенциалистов, вы начинаете впадать в безумное и неискреннее опровержение своей смертности, строите новые проекты бессмертия, отходите от подлинности, впадаете в упрощенную веру. Любая попытка пробиться к более высокому горизонту встречается ледяным взглядом и ужасными обвинениями в «неподлинности», которые повисают у вас над головой. Если вы начинаете улыбаться, то вы, вероятно, неискренни, потому что вы нарушили священный круг бесконечного отчаяния.

В: Сплавленность с кентавром, отождествление с кентавром и его экзистенциальным мировоззрением — это первая фаза точки опоры 6.

КУ: Да, я думаю, это так. И это экзистенциальное мировоззрение становится вашей позицией по отношению ко всей действительности. Чем больше тоски вы можете выразить, чем сильнее вы будете скрежетать зубами, демонстрируя космическое безумие, тем вы более подлинны. Но в любом случае вы никогда, никогда, никогда не должны позволять им видеть улыбку на вашем лице, иначе это сразу же обнаружит вашу неподлинность.

Вся суть экзистенциального кризиса в том, что вы еще не находитесь на трансперсональном уровне, но вы уже больше не связаны с личностным. Вся личная область начала терять свой привлекательный аромат, начала становиться совершенно бессмысленной. И поэтому, конечно, больше нет причин улыбаться. Что же есть хорошего для человека, ведь он все равно обречен умереть? Зачем вообще жить на личном уровне?

Это озабоченность значением, растущей нехваткой смысла жизни является главной особенностью патологии точки опоры 6, а также экзистенциальной терапии.

Но интересно, что кентавр, по всем ортодоксальным стандартам, должен быть счастлив, полон жизни и радостен. В конце концов это целостное и самостоятельное «я», как вы можете видеть на рисунке 9—3. Да ведь по всем стандартам это «я» должно все время улыбаться! Но почему-то гораздо чаще оно не улыбается. Оно глубоко несчастно. Оно целостно, самостоятельно и, несмотря на это, несчастно.

«Я» испытало все, что может предложить личное пространство, и этого оказалось недостаточно. Мир начал становиться плоским и лишенным смысла. Никакой опыт больше не прельщает. Ничто больше не удовлетворяет сознание. Ни к чему больше не стоит стремиться. Не потому, что кто-то не в состоянии получить эти награды, но как раз потому, что каждый смог насладиться ими по-царски, испытал все и нашел все это недостаточным.

И поэтому, естественно, эта душа не очень часто улыбается. Для нее все утешения теперь кажутся кислыми. Мир стал плоским и бессмысленным как раз тогда, когда душа достигла своего самого большого триумфа. Великолепный банкет состоялся и прошел; и над всем этим тихо усмехается смерть. Праздник является эфемерным, даже в его самой великой красоте. Вещи, которым мы когда-то могли предавать так много значения, так сильно желали их и связывали с ними большие надежды, растаяли в воздухе, испарились в какой-то странный момент после долгой и одинокой ночи. Что я могу восхвалять и чем я могу восхищаться? Кто услышит мои призывы о помощи? Где я найду силы духа, чтобы противостоять мечам и копьям, которые ежедневно направлены в мою сторону? И почему я вообще должен пробовать защититься? Все ведь возвратится в пепел. Бороться или сдаться, это больше не имеет значения, потому что все мои жизненные цели могут тихо истекать кровью вплоть до момента смерти, наполненного страхом и отчаянием.

Это душа, для которой все желания стали бледными, бессмысленными и анемичными. Это душа, которая столкнулась с существованием и полностью им насытилась. Это душа, для которой личное измерение стало совершенно плоским и лишенным смысла. Другими словами, это душа, находящаяся НА КРАЮ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.034 сек.)