АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 12. Встреча

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. III. Встреча во сне
  5. IV. Встреча под мостом
  6. Taken: , 1Глава 4.
  7. Taken: , 1Глава 6.
  8. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  9. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  10. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  11. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  12. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае

 

Ми-28 завис на одном месте, развернувшись к башне, точно в профиль по отношению к Борланду. Ну прямо готовое приглашение. Сталкер вернул зум к восьмикратному увеличению, сделал вдох. Плавно потянул спуск, на выдохе додавил его до конца.

«Интервеншен» выплюнул двадцатиграммовый снаряд, который направился в сторону Барьера. У самой башни пуля все же потеряла часть энергии, отлетев вниз и влево. Этого стрелок не увидел, однако знал, что сверхзвуковой летун оставил на стене автограф. Винтовка слегка дернулась на сошках, но и без этого Борланд не сумел бы разглядеть результаты своей работы. Еще одна причина, почему так был нужен корректировщик.

— Возьми на четыре выше и на два правее, — сказал Сажин, не отрываясь от бинокуляра.

— Ты заметил место попадания?

— Да. Точно в край лестницы.

Чудесно. Сталкер выстрелил еще раз, с учетом поправок.

Вертолет плавно покачнулся. Похоже, Борланд все же попал в покрытый броней корпус. Это не могло причинить машине существенных повреждений, разве что дать понять пилотам, что не только у них есть пушка.

Сталкер напомнил о своем существовании еще трижды, каждый раз молниеносно вычисляя новый угол подъема ствола — воздушные вихри, которые порождал винт Ми-28, неизбежно должны были влиять на поведение свинцовых гостинцев. Борланд как раз отстегнул опустевший магазин и схватил у Егора новый, когда вертолет наконец отреагировал на неожиданную угрозу. Развернувшись носом к «Ростку», Ми-28 полетел точно на базу клана.

— Надо уходить! — выкрикнул Егор, но его возглас потонул в грохоте нового выстрела. Борланд расстрелял второй картридж, целясь с таким расчетом, чтобы попасть чуть выше выступающего носа, частично заслонявшего стекла кабины. Вертолет в прицеле постепенно рос, увеличиваясь в размерах. Разум уже не реагировал должным образом на оптическую иллюзию, порождаемую приближением объекта, — казалось, грозный неторопливый истребитель действительно становился больше, заполняя собой всю Вселенную. Борланд вставил третий магазин и сделал один выстрел, призвав на помощь весь опыт, полученный за последнюю минуту, но более бесценный, чем все буквы родного алфавита.

При первом же выстреле кабина на уровне оператора Ми-28 приобрела отверстие в правом верхнем углу. Вертолет тут же заметно сдал вниз и попытался укрыться за дальним заводским корпусом.



Занятная вещь — точка отсчета. На Большой земле выстрел из «интервеншена» стоит семь долларов. Чтобы достать патроны 408 специализированной обработки в Зоне, требуются огромные деньги, которые впоследствии ничем не окупятся. При этом в случае попытки обратной продажи за эти красивые, сверкающие дециметровые конструкции не дадут и ломаного гроша. Слишком непопулярны здесь были огнестрелы, имеющие столь узкую актуальность. Но попадание такого патрона в уязвимую часть Ми-28 наносит ущерб на две человеческие жизни, шестнадцать миллионов евро, существенно рушит военную статистику и в теории способно перевернуть мировую гонку вооружений. Наконец, поражение умно выбранной цели может развязать войну или, в отдельных случаях, закончить.

Борланд понимал, что от выживания человека на башне № 226 зависит очень многое. Да и самому не хотелось окончить свой жизненный путь здесь, будучи взорванным направленной ракетой. Секунды не хватит, чтобы успеть осознать, что случилось, прежде чем тебе на голову упадут сорок пять килограммов боевой мощи, которые разнесут водонапорку и успеют испарить половину застоявшейся воды вместе с лежащим в снайперской позиции сталкером. И никто потом не сможет сказать точно, что раньше стояло на этом месте.

Дырка в лобовом стекле Ми-28 никак не могла причинить вред находящемуся за ним человеку. Даже если и причинила, то все равно пуля после такого путешествия должна была остановиться перед прозрачной броней, разделявшей обоих членов экипажа. А главный пилот в отличие от стереотипных мнений сидит сзади, а не спереди.

Сталкер протянул руку за новым магазином, но не встретил никакого ответного движения. Оторвавшись от прицела, Борланд обнаружил, что остался на крыше один. Рядовой Сажин покинул пост. Сталкер не мог его за это винить — наоборот, наводчик принял единственно верное решение, как и с утра на Кордоне.

Однако он все же оставил на чехле последний снаряженный магазин. Борланд перезарядился и снова приник к прицелу, переключив его на четырехкратное увеличение. Разбираться со множеством цифр на экране баллистического компьютера он не стал — слишком мало времени. Кроме того, как стрелок он уже освоился.

Вертолет снова вынырнул из укрытия, открыв огонь из пушки. Слишком рано, беспорядочно, рассчитывая скорее на устрашение. Через пару мгновений он успеет прицелиться.

Борланд выстрелил по кабине. Затем еще и еще.

Ми-28 прекратил огонь, дал крен влево и сделал полукруг. Что-то его отвлекло, что-то явно более опасное, нежели эксцентричный парень со снайперкой. Борланд оторвался от прицела, присмотрелся. Так и есть — «долговцы» у гаража стояли с ракетницами. Еще бы.

Во всяком случае, своей цели сталкер добился — выиграл время для Марка и Клинча. Осталось только, чтобы они успели им распорядиться как следует.

Сталкер оставил «интервеншен» стоять на сошках, быстро спустился по лестнице. Внизу встретил троих «долговцев», которые с одобрением смотрели на него. Вот уж чего Борланд не ждал, так это теплой реакции на свое поведение. Видимо, накипело у парней порядком.

Не говоря ни слова, Борланд рванулся к гаражу. По сути, это была мастерская под открытым небом, ранее принадлежавшая бывшему заводу. Сталкер заскочил за руль «тигра», повернул ключ и двинул машину к уходящей вниз дороге.

— Возьми шипач. — Парень в черно-красном комбезе на ходу положил Борланду на заднее сиденье длиннющий зеленый цилиндр с неказистой коробкой на одном конце.

— Спасибо, — ответил сталкер, выезжая с базы мимо опустевшего блокпоста, лавируя между мешками с песком. Шипач, однако. Оригинальное название для более привычного обозначения — «стингер». Если переводить на русский сталкерский, то иначе, как шипачом, и не назовешь. Только откуда у «Долга» такие игрушки? Винтовка М200 — еще куда ни шло, но ракетно-зенитный комплекс «стингер»? Не иначе как Клинч предусмотрел и такой вариант.

Было вполне понятно, почему «долговцы» не стали стрелять по вертолету непосредственно со своего места. Все же нападение и защита — вещи разные, и отогнать агрессора видом эрпэгэшки — совсем не то же самое, что засветить ему с шипача в укороченный фюзеляж. И не было ничего странного, что самый мощный клан Зоны, подобно всем остальным, был не прочь решить свои проблемы чужими руками.

Дорога была вовсе не прямой, как утверждал Анубис. Извилистая автомобильная тропа простиралась между фантастических деревьев, немыслимых соединений древесины самых разных пород. На самой дороге тем не менее ничего не росло, из чего можно было сделать вывод, что она периодически использовалась по прямому назначению. После второй сотни метров Борланд заметил и участок выжженной земли, лоснящейся до блеска, словно участок залили расплавленным жиром. Не иначе как на ровном месте прорастает какая-то новая дрянь.

За очередным поворотом сталкер снова увидел «вертушку». Ми-28 висел на одном месте, целясь в опустевшую башню. Барьер был в пределах прямой видимости, Борланд уже различал огромные ворота, которые в теперешнем закрытом состоянии не отличались от участка самой стены. Рядом стоял «тигр» майора, а его самого нигде не было видно.

Тут случилась совсем непонятная вещь.

Ми-28 поднялся выше, зависнув точно над стеной. После чего принялся поливать огнем территорию за ней, не трогая башни. Не иначе как враг прорвался за стену и уже орудует между двумя линиями оцепления. Вот только каким макаром Клинч мог хотя бы в теории пробраться так далеко? Не прошел же он сквозь стену, в самом деле.

Борланд переключился на повышенную скорость и остаток пути до стены преодолел меньше чем за минуту. С вертолета на него не обращали никакого внимания. Сталкер не мог этому найти подходящего объяснения.

Джип майора стоял в полусотне метров от стены, уткнувшись правым передним колесом в колею. Из-под капота шел дым. Борланд схватил с заднего сиденья «стингер», с трудом пристроил его на правом плече, уперся ногой в пол.

И застыл как приклеенный.

Вертолет Коалиции явно не мог стрелять ни по Клинчу, ни по Марку. Потому что, судя по грохоту орудия и поднимающимся из-за стены столбам дыма, противником Ми-28 выступал по меньшей мере мотострелковый взвод. Вертолет уже не висел на месте, а постоянно менял позицию, то и дело пуская ракету куда-то внутрь линии. Земля содрогнулась от очередного взрыва, огненный гриб взметнулся вверх на высоту киевской хрущевки.

Стандартной металлической сетки перед самими воротами, ясное дело, не было. Автоматические пулеметы были уничтожены чем-то крупнокалиберным, судя по оставленным в земле воронкам. У самого подножия висел трос, заканчивавшийся вверху стандартной абордажной кошкой, зацепившейся за предпоследнюю ступень металлической лестницы. Знакомая вещь — входит в оснащение костюма «Берилл», в котором по-прежнему ходил майор. Борланд поднялся по тросу наверх, что было нелегко сделать с почти пудовым шипачом на спине. Над головой пролетел снаряд, пущенный из РПГ откуда-то из-за стены. Толстое брюхо Ми-28 было прямо над сталкером, винты чуть не сдували его потоком воздуха. После того, как он перебрался с троса на лестницу, стало легче.

Борланд залез на вершину башни. Здесь он был в полном одиночестве. Дверь в отсек была закрыта, на полу валялись крупные гильзы, служа памятником чьим-то подвигам, если не ошибкам. Сталкер, не высовываясь, подполз к самому краю и заглянул за внешнюю сторону.

Там творилось настоящее побоище. Перед Борландом раскинулась знакомая база Коалиции, точная копия той, где он был вначале. Прямо перед ним был бункер. Наверняка номер «03» или «05», если такой существует.

Сталкер увидел обширное ровное пространство, забетонированное, но теперь уже разбитое донельзя. Дальше стояли выкрашенные в камуфляж бараки с украинским и российским флагами, там же находился и вход в грузовой лифт. Еще дальше располагался ангар. Во всевозможных укрытиях, окопах, укреплениях сновали люди, кто в военной форме, кто в комбезах ученых, а кто и вовсе в свитере. Один был даже в экзоскелете, но передвигался он крайне медленно и, не успев добраться до входа в лифт, был скошен пулеметной очередью с вертолета.

Сталкер, не веря своим глазам, глянул вверх. Так и есть: Ми-28 четко работал по своим, паля пушкой по наземным объектам базы. То ли пилот совсем ошалел, то ли была еще какая причина. Жертвы отстреливались, но не совсем удачно.

Пыли намело столько, что так щуриться было уже невозможно. Борланд вытащил из кармана защитные очки и натянул на голову, четко уместив на переносице. Стало немного лучше.

Из ангара, уминая асфальт восемью колесами, выкатился бронетранспортер. Модуль на крыше «буцефала» развернулся, и Борланд отпрянул назад, закрыв затылок руками. Грохот от вертолета был дополнен шумом пушки БТР, быстро пустившей по пластинам брони «вертушки» линии трещин. Ми-28 отлетел еще дальше в сторону, и на башне сразу стало легче дышать.

Дверь отсека распахнулась, Борланд еле успел отпрыгнуть в сторону.

Из проема выскочил Марк. Тут же развернувшись, он врезал ногой по чьему-то животу, отталкивая преследователя. Выхватив пистолет, Марк пустил несколько пуль внутрь, затем закрыл дверь.

Борланд не нашел ничего лучше, кроме как задвинуть «стингер» под ручку концом со стороны дула и уперев другим в пол, забаррикадировав проход намертво. В его голове крутились самые разные вопросы, но на это не было времени. Одно было ясно: нужно срочно покидать башню.

Марк с Борландом переглянулись. Первое время никто из них не произносил ни слова.

— Где Клинч? — спросил Борланд.

— Спустился на базу, — ответил Марк. — Больше я его не видел.

— Он не пытался тебе навредить?

— Нет. Подмигнул и ушел.

Борланд затряс головой. Поведение Кунченко стало для него совсем необъяснимым. Если майор шел не убивать Консула, то зачем?

В дверь ударили.

— Двигай вниз, — скомандовал Борланд, показывая на внешнюю сторону стены. — Там веревка. Пошел!

Удар повторился. Марк метнулся к краю, взглянул вниз.

— Поздно, — сказал он.

Борланд глянул туда же. Ворота внизу стены медленно открывались. Оттуда выбежали человек десять, легковооруженные, и тут же начали палить вверх. Кто-то начал расставлять противопехотные мины. Борланд быстро вернулся на середину башни. Одобряюще улыбнулся. Он хорошо знал, что зачастую нужное решение, заслуживающее такой улыбки, приходит только после нее.

Решение пришло только одно: тянуть время. Борланд сдернул две гранаты с петель разгрузочного жилета, выдернул чеки и швырнул подарки вниз. Оба взрыва слились в один, тут же заглушив крики.

— Смотри. — Марк толкнул его в плечо.

«Ночной охотник» перестал стрелять. Неуверенно покачавшись на месте, вертолет развернулся к башне.

Борланд выхватил нож из чехла на левом рукаве, вбил его в щель между нижней частью двери и отсеком, заклинив проход. Долго такая защита не продержится, но сталкеру нужны были всего лишь какие-то секунды. Подняв шипач, сталкер примостил его на плече, нажатием на крючок активировал энергоснабжение.

Не успеть.

В этот момент Ми-28 получил удар в правую часть фюзеляжа, который породил взрыв, перебивший хвостовой привод. «Вертушку» развернуло, пущенная ею ракета, до этого нацелившаяся было на башню, полетела куда-то на север.

Марк мигом оказался у парапета, посмотрел в сторону лифта. Там стоял Клинч, перезаряжавший гранатомет.

— Кунченко с РПГ! — доложил Марк.

Борланд не слушал его. Какая разница, кто снова отвлек вертолет? Об этом можно было подумать позже, а сейчас оставались дела поважнее. Подбитая «птичка» была еще жива и продолжала крутиться, выписывая хвостом неправильную пружину. Сталкер переключил крючок во второе рабочее положение. Инфракрасная головка самонаведения захватила цель, уведомив об этом сталкера легким виброжужжанием. Борланд почувствовал, как дребезжит оптический прицел. Пора!

Потянув скобу, Борланд отправил вертолету пламенный привет. Он оказался более пламенным, чем сталкер рассчитывал, — от взрывной волны его и Марка сбило с ног. Ми-28, охваченный огнем, упал на территорию базы и зарылся носом в бетон.

Сталкер бросил опустевший контейнер, взялся за висящую на парапете СВД, снял с укрепления и перешел с винтовкой на другую сторону.

— Дай мне. — Марк забрал винтовку. — Следи за дверью.

Марк пристроил СВД на парапет в качестве упора, настроился. Клинч был где-то там, хотя снова скрылся из виду. У майора, похоже, были на базе дела. Очень серьезные дела. И наверняка они требовали снайперского прикрытия.

Борланд стал придерживать дверь. Она была бронированной, но тонкой. Если держать ее спиной, то выстрел из дробовика сделает моментальную вмятину и перебьет позвоночник. Так что сталкер изо всех сил уперся руками, мысленно благодаря тесноту отсека, угроза обрушения которого делала невозможным подрыв двери с той стороны.

Марк выстрелил в грудь военному, который затаился за углом ангара. Затем подстрелил ногу другому, бежавшему к майору с автоматом в руках. Целился Марк вовсе не в ногу, так что повторным выстрелом быстро исправил упущение.

Урчание мотора привлекло его внимание — побитый бронетранспортер подъехал к вертолету и парой направленных ракет превратил кабину в ничто.

В дверь отсека ударили словно тараном, нож вылетел из щели, со звоном проскользнув по полу. Борланд навалился на дверь, опираясь руками, как только мог. Встречный импульс был слишком силен, чтобы можно было надеяться удерживать оборону и дальше. Еще удар. Еще.

Сталкера откинуло в сторону, он едва не сорвался с башни с противоположной стороны. Дверь распахнулась, но оттуда никто не вышел. Вместо этого полетела граната со слезоточивым газом.

Марк бросил винтовку. Глаза и легкие мигом охватила сильная резь. Борланд задержал дыхание, механически вытащил из-за пояса светошумовую, швырнул в дверной проем. Пылезащитные очки давали ему немного времени.

Раздался оглушительный взрыв, Марк потерял всякую ориентацию. Что-то тяжелое стукнуло его по голове, полностью лишив мироощущения.

Борланд выхватил пистолет из кобуры на бедре, выстрелил дважды. Раздался хрипящий крик. Затем его опрокинули наземь, навалившись сверху, и сталкер прекратил всякое сопротивление.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.022 сек.)