АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Теория деятельности и теория спорта как основа формирования концепции

Читайте также:
  1. B. Нарушение эритропоэза, связанное с угнетением деятельности костного мозга
  2. I ступень – объектив- центрическая система из 4-10 линз для непосредственного рассмотрения объекта и формирования промежуточного изображения, расположенного перед окуляром.
  3. I,5: ЛОГИКА И ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ В САНКХЬЯ-ЙОГЕ
  4. I. Призвание к наследованию (основания и порядок)
  5. I. Расчет параметров железнодорожного транспорта
  6. I. Теория прибавочной стоимости.
  7. II раздел. Расчет эффективности производственно-финансовой деятельности
  8. II. Cинусы основания черепа.
  9. II. Организационные основы деятельности участкового уполномоченного полиции
  10. II. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ КОНЦЕПЦИИ
  11. II. Принципы организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации
  12. II. Расчет параметров автомобильного транспорта.

 

Теория деятельности, объясняющая, каким образом идет процесс формирования личности, как инстинкт, свойственный всем биологи­ческим существам, контролируется сознанием, что присуще только человеку, родилась в нашей стране. У ее истоков стояли Л.С. Выготский [8] и его ученики. Наиболее полно она изложена в работах С.Л. Рубинштейна [36], А.Н. Леонтьева [20], П.Я. Гальперина [10], В.А. Демина [12] и др.

Основным положением данной теории является то, что включен­ным в конкретную деятельность считается индивид, имеющий адек­ватную мотивацию. Вообще мотивация играет в ней главную роль, поскольку направляет активность человека, ведет его к достижению поставленной цели. Особенно ярко это проявляется в спорте. Только соответствующим образом мотивированный спортсмен способен пре­одолеть физические и психические трудности многолетней подготовки, пойти на ограничения, связанные со спецификой спорта (отказ от вредных привычек, разлука с семьей, узкая специализация и т.п.), подавить в себе естественный страх перед сильными соперниками и т.п. Сторонники теории деятельности рассматривают адекватную мо­тивацию как внутреннее побуждение, возникающее на основе осозна­ния личностного смысла достижения высшего результата. Мотивированным считается тот спортсмен, который отчетливо пони­мает, какую личную и общественную пользу принесет его победа на крупнейших международных соревнованиях. Следует заметить, что сейчас, благодаря безудержной коммерциализации спорта, в мотива­ции многих спортсменов на первое место выходит материальная заинтересованность. Однако этим тенденциям противостоят наиболее здравомыслящие и грамотные специалисты, которые пытаются сфор­мировать понимание обществом значения Олимпийских игр как сред­ства дипломатии мира и всеобщего разоружения [30, 31]. Несмотря на объективные трудности в утверждении этой точки зрения в обществен­ном сознании, уже сегодня ясно, что она, будучи источником сохра­нения идеалов олимпизма, вносит серьезный вклад в формирование адекватной мотивации спортсменов.

Другим важным положением теории деятельности является то, что активность человека (его деятельность) всегда целенаправлена на получение определенного результата, который принято называть пред­метом деятельности. Предметом деятельности спортсмена является результат, достигаемый им в соревнованиях. Такая деятельность явля­ется сознательной деятельностью в том смысле, что она всегда регули­руется осознанием главной цели. В спортивной борьбе главной целью является звание чемпиона Олимпийских игр, чемпиона мира, чемпи­она Европы, чемпиона страны. Достигается эта цель путем последова­тельного решения задач, отвечающих промежуточным целям (или подцелям) деятельности. Если говорить несколько упрощенно, чтобы стать олимпийским чемпионом в борьбе, следует тренировать и по­беждать в течение определенного периода на различных соревновани­ях, выстроенных в порядке усложнения в ряд, который начинается первым «открытым ковром» и заканчивается самим Олимпийским турниром; между ними могут быть соревнования региональные, россий­ские, международные. Однако промежуточные цели не ограничивают­ся столь глобальными задачами. Каждая тренировка и соревнование имеют специфические подцели. Рассмотрим это на примере анализа конкретного соревнования. Чтобы принять участие в том или ином соревновании, надо прежде всего пройти процедуру взвешивания. Это не простая задача; подчас она связана с необходимостью регуляции веса, что требует от борца воли, серьезных знаний и умений. После взвешивания следует восстановить физические силы и сохранить нер­вную энергию для успешной борьбы. Центральным моментом любого соревнования борцов является поединок. Если на него взглянуть с точки зрения теории деятельности, он преследует несколько подцелей. Чтобы победить, борцу необходимо как минимум провести успешную атаку на 3 балла, не позволить противнику атаковать себя больше чем на 2 балла и не дать судьям возможности дисквалифицировать себя. Конечно, реально борьба изобилует неисчислимыми вариантами сво­его протекания и поэтому подцелей может быть значительно больше. Так, часто следует провести разведку уже в ходе поединка, восстановить силы, удержать преимущество на последних секундах, уйти из опасного положения или, наоборот, положить противника на лопатки в опасном положении и т.п. Мы столь подробно остановились на выделении подцелей, возникающих в ходе поединка, не случайно, поскольку в дальнейшем этот анализ поможет нам разобраться не только в содер­жании борьбы как деятельности, но и в вопросах терминологии.



Реализация каждой промежуточной цели, как это легко понять из приведенного примера, требует от борца активного отношения к действительности, хотя и не столь развернутого в пространстве и времени, как реализация всей спортивной деятельности. Так, на подготовку борца международного класса, по данным С.А. Преобра­женского [35], уходит 7—9 лет, самые трудные соревнования длятся 2—3 дня, на борцовский поединок отводят 5—8 мин, а атакующее действие может быть реализовано в считанные секунды. Возможность выделить в структуре деятельности такие промежуточные акты актив­ности, каждый из которых может быть формализован конкретной подцелью, позволяет ввести в анализ деятельности борца более мелкую «единицу»* — действие (А.Н. Леонтьев [20], С.Л. Рубинштейн [36] и др.). В отличие от деятельности действие обладает рядом специфиче­ских свойств. Наиболее очевидными из них являются следующие.

Во-первых, одно и то же действие может входить в состав различных видов деятельности. Например, действие, отвечающее промежуточной цели борца «провести разведку», входит с той же необходимостью в деятельность охотника, военного и т.п., не говоря уже о иных, нежели борьба, видах единоборств.

Во-вторых, одно и то же действие, входящее в состав конкретной деятельности, может быть реализовано различными способами (опе­рациями) в зависимости от наличных условий протекания деятельно­сти. Так, атакующие действия в борьбе могут быть различными не только по характеру (бросок, перевод, сваливание, переворот и т.п.), но и по способу выполнения. Например, согласно классификации А.П. Купцова [38], только броски могут быть восьми видов, не говоря уже о захватах и других действиях.

Из сказанного следует, что каждое действие имеет свой операци­онный состав, под которым мы (вслед за авторами теории деятельности) будем понимать способ реализации действия. При этом следует по­мнить, что если действие отвечает цели, которая остается в ходе его выполнения неизменной, то операция отвечает условиям, в которых реализуется данное действие.

В-третьих, действия и операции в отличие от деятельности могут быть как внешними, так и внутренними, т. е. как доступными наблю­дению, так и скрытыми от глаз окружающих. Согласно широко изве­стной в психологической литературе гипотезе (Л.С. Выготский [8], П.Я. Гальперин [10] и др.), внутренние действия и операции генетически происходят из внешних (предметных) путем интериоризации послед­них. С точки зрения педагога, это важно, поскольку объясняет, почему спортсмен вначале начинает действовать (допустим, бороться), а потом уже понимать то, что он делает. Так, достаточно сильные борцы не всегда могут объяснить логику своих действий на ковре. Однако это предмет особого разговора о механизмах формирования сознания в спорте, о сущности тактики в борьбе.

Итак, важно подчеркнуть, что, согласно теории деятельности, вся многолетняя подготовка борца может быть представлена как педаго­гический процесс, направленный на формирование деятеля, стремя­щегося (мотивированного) к достижению наивысшего спортивного результата, осознающего возможность его достижения и владеющего всеми действиями и операциями, необходимыми для реализации этой цели. Преимущества такого подхода заключаются в следующем:

1. Он требует при рассмотрении многолетнего процесса подготовки борца взгляда на это явление через призму становления личности спортсмена.

2. На первый план выдвигаются вопросы овладения борьбой как сложной деятельностью и углубленного совершенствования в ней.

3. Он позволяет лучше разобраться в механизмах овладения такти­ческим мастерством, находящимся в пограничной зоне между дейст­вием и сознанием.

4. И, наконец, как будет показано ниже, понятиями теории дея­тельности при некоторых дополнениях из теории спорта можно будет описать двигательный состав спортивной борьбы, что позволит изба­виться от имеющихся терминологических несоответствий и путаницы.

Вместе с тем теория деятельности, будучи чисто психологической, хотя и наталкивает на новое видение вопросов психической*, техни­ческой и тактической подготовки спортсменов и уточняет содержание обучения и совершенствования в борьбе, практически не касается целого ряда компонентов многолетней подготовки борцов. В частно­сти, это относится к такому важному разделу, как физическая подго­товка. Этот пробел можно легко восполнить, если обратиться к теории спорта [42], которая, хотя и находится в стадии формирования, тем не менее содержит попытку развернутого решения этого вопроса. К слову сказать, взаимное проникновение теории спорта и теории деятельности пришлось на 70-е годы, когда В.А. Демин [12], используя последнюю, доказал, что занятия спортом с целью добиться высокого спортивного результата психологически и социально отличаются от занятий физи­ческими упражнениями и спортом для отдыха, развлечения и здоровья. Первое как самостоятельное явление может быть названо деятельно­стью, а второе, несмотря на важность, будучи подчиненным (вспомо­гательным) по отношению к той деятельности, в которую человек включен как в основную (учеба, труд, служба и т.п.), должно быть определено как действие. Такой подход, по существу, послужил от­правным моментом создания теории спорта [30], тем более что раньше она сводилась к теории тренировки как составной части теории физического воспитания. Это отступление было сделано для того, чтобы, прежде чем формулировать концепцию многолетней подготов­ки борцов, уточнить вопрос о двигательном составе спортивной борьбы и основных ее понятиях.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)