АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Международно-правовое регулирование статуса диппредставительств, консульских учреждений и их персонала

Читайте также:
  1. Антимоноп. регулирование эк-ки и антимоноп. политика.
  2. Базовые минимальные и максимальные размеры ставок консульских сборов
  3. Банковское регулирование и банковский надзор
  4. Безопасность образовательных учреждений.
  5. Бельский А.В. Важность транзитного статуса для экономики Керчи
  6. Билет 62 Правовое регулирование охоты.
  7. Бюджетное регулирование экономики
  8. В зданиях образовательных учреждений следует предусматривать хозяйственно-питьевое, противопожарное и горячее водоснабжение, канализацию и водостоки.
  9. Валютная система Российской Федерации. Валютное регулирование и контроль.
  10. Венская Конвенция о консульских сношениях
  11. ВОЗДУШНЫЕ СУДА И ВОЗДУШНЫЕ СУДА-ТРЕНАЖЕРЫ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  12. Вопрос 46 Правовое регулирование применения к военнослужащим дисциплинарного ареста

Международно-правовой статус дипломатических представительств, консульских учреждений и их персонала регулируется нормами международного права, объединенными под названием соответственно «дипломатическое право». Дипломатическое право и консульское право определяют статус, функции, полномочия, формы и методы работы дипломатических представительств, консульских учреждений и их персонала. При этом уместно заметить, что в настоящее время международные обычаи продолжают быть одним из источников дипломатического и консульского права, активно способствуют регулированию связей между государствами.

Дипломатические представительства и консульские учреждения осуществляют свою деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента страны, Положением о Министерстве иностранных дел Российской Федерации, Положением о Посольстве Российской Федерации, Положением о консульском учреждении Российской Федерации, Положением о Постоянном представительстве Российской Федерации при международной организации, постановлениями и распоряжениями Правительства России, нормативными актами МИД России, а также соответствующими международными договорами и конвенциями. И все это – с учетом законодательства и обычаев страны пребывания.

Правовой статус загранпредставительств определяются системой международно-правовых норм, определяющих положение функции и права органов внешних сношений государства – дипломатических представительств и консульских учреждений, представительств Российской Федерации при международных организациях. Включает в себя правовые нормы, основными источниками которых являются российское законодательство, международные договоры и международные обычаи [14. С. 6–8].

Статус формировался исторически на протяжении многих веков.

Консульские отношения зародились и начали складываться в древние времена, причем значительно раньше, чем дипломатические. До начала ХХ в. регулировались они главным образом на основе обычая. Возникновение консульских структур диктовалось потребностями развития торговли и мореплавания. В конце III в. до н.э. в Греции, а затем в Древнем Риме, появился институт иностранных проксенов и преторов, занимавшихся улаживанием спорных вопросов с иностранцами. Именно от римлян пошло название консульской службы – consules – «люди совета».



В XVI–XVII вв. стали образовываться дипломатические представительства. Однако сохранялись и продолжали совершенствоваться и консульства. Стали появляться консульские уставы, заключаться договоры и конвенции по консульским вопросам. Первая консульская конвенция была подписана в 1769 г. между Францией и Испанией. Затем появились первые многосторонние конвенции: Каракасская – 1911 г. и Гаванская – 1928 г., на основе которых и с учетом многолетней консульской практики был разработан фундаментальный документ – Венская Конвенция о консульских сношениях 1963 г. [3].

В России основы консульских и дипломатических отношений были заложены при Петре I. В период его царствования в ряде западных стран появились российские консульские агентства (в Амстердаме в 1707 г. и в Вене в 1718 г.). При назначении консула в Бордо его основные задачи царь сформулировал так: «Дабы подданные наши, которые прибудут для отправления купечества своего, могли найти протекцию и вспоможение, которые им будут потребны».

О функциях и задачах российских консульских учреждений можно судить и по ориентировке, которую 3 июля 1869 г. подписал канцлер А.И. Горчаков. В ней, в частности, говорилось, что существование консульских постов за границею имеет две главные цели: «оказание содействия находящимся за границей русским подданным и доставление консулами из мест их пребывания всякого рода сведений, могущих иметь значение для интересов России и в особенности для русской торговли».

В 1820 г. был принят первый Консульский устав России. В 1903 г. был принят новый Консульский устав, действовавший до 1917 г. К тому времени Россия имела уже 29 генеральных консульств, 69 консульств, 39 вице-консульств и более 300 нештатных консульств и вице-консульств.

В первые годы советской власти действовали различные декреты и инструкции по консульским вопросам. Лишь в 1926 г. был принят Консульский устав СССР, который в 1976 г. был переработан и действует до сих пор в Российской Федерации [15. С. 88–89].

‡агрузка...

Основным многосторонним нормативным актом, регулирующим консульские отношения, как уже было отмечено, является Венская Конвенция о консульских сношениях 1963 г. Но поскольку консульские функции выполняются и дипломатическими представительствами, то в качестве нормативной базы их регулирования используется также и Венская Конвенция о дипломатических сношениях 1961 года [2; 3].

После прекращения существования СССР как субъекта международного права мировое сообщество признало Российскую Федерацию в качестве правопреемника в отношении членства в международных договорах и, вместе с тем, невозможным выступления в этом качестве других, возникших на территории бывшего СССР, государств. Россия получила юридические основания нотифицировать другим государствам о том, что посольства и консульства бывшего СССР следует рассматривать «в качестве дипломатических и консульских представительств Российской Федерации» и что Россия «продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров СССР». Соответственно Российская Федерация выступает в качестве стороны всех действующих договоров вместо Союза ССР.

Государства, вступая в двусторонние дипломатические и консульские отношения, могут создавать особый правовой режим для своих загранучреждений и их персонала, отличающийся от режима, определенного конвенциями о дипломатических и консульских сношениях. Однако всегда следует помнить, что законы и правила страны пребывания не должны противоречить его международным договорным обязательствам. В случае коллизии безоговорочно должна применяться норма договора, в котором участвует данное государство. Не говоря уже о необходимости соблюдения общих принципов международного права: суверенного равенства государств, невмешательства государств во внутренние дела друг друга, взаимности, реторсии, недискриминации.

Для успешного выполнения своих функций дипломатическим представительствам и консульским учреждениям необходимо обладать определенными правами, иммунитетами и привилегиями. Эта проблема имеет свою многовековую историю и не потеряла актуальности в современных условиях. Иммунитет как норма международного права вытекает из общепризнанного принципа суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела друг друга. Вот почему иммунитеты и привилегии представляются не сотрудникам посольств и консульств, а аккредитующему государству в отношении его работников за границей. Причем предоставляются не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления посольствами и консульствами соответствующих задач и функций от имени их государств.

Для российских консульств и диппредставительств это прежде всего защита интересов Государства Российского и его граждан, содействие развитию дружеских отношений России с иностранными государствами; консульское обеспечение внешних экономических, научно-технических, культурных, спортивных и иных связей; участие в решении вопросов гражданства, трудовой миграции; решение визовых проблем. Особое место во всем этом занимает специальная работа по защите прав соотечественников, с которыми российские диппредставительства и консульские учреждения поддерживают постоянные контакты.

Но вернемся к вопросу об иммунитетах и привилегиях.

Иммунитет – это изъятие из-под юрисдикции органов власти государства пребывания или освобождение от иностранной юрисдикции. Иммунитеты распространяются на зарубежные государства, принадлежащее им имущество и на людей, выступающих от лица государства, которое и направило их на загранработу. Иммунитеты представляются только в тех случаях и в том объеме, в каком они необходимы для обеспечения нормального функционирования дипломатических представительств, консульских учреждений и их персонала.

Такая дипломатическая и консульская практика юридически закрепляется в двусторонних договорах (конвенциях). Иностранное государство не может быть привлечено к суду другим государством в качестве ответчика, за исключением случаев прямо выраженного согласия. Посольства и консульства учреждаются, а их работники направляются за границу от лица иностранного государства и обязаны защищать интересы своего государства, а также интересы его физических и юридических лиц.

Привилегия (льготы) – это преимущества, которыми наделяются дипломатические представительства, консульские учреждения, а через них – их главы и персонал.

Иммунитеты и привилегии отнюдь не освобождают персонал диппредставительств и консульских учреждений от обязанности уважать законы и правила страны пребывания. Они не имеют права вмешиваться в ее внутренние дела. Нарушение этого требования может привести к объявлению нарушителя персоной нон грата и выдворению. Это положение требует от дипломатических и консульских работников проявления особой осмотрительности в своих действиях и в повседневном поведении, такта и осторожности как в беседах, так и в публичных высказываниях [14. С. 37–40].

С целью более предметного изучения и соответствующей оценки каждого из иммунитетов и привилегий целесообразно рассмотреть их более подробно. Остановимся на вопросе связанным с неприкосновенностью помещений и порядком ее обеспечения.

Общепризнанно, что неприкосновенность помещений является наиболее важным иммунитетом, обеспечивающим нормальное функционирование посольств и консульств. Помещения представительства – это здания или части зданий, используемые для целей диппредставительства, включая резиденцию главы представительства, кому бы ни принадлежало право собственности на них, включая земельный участок, обслуживающий данное здание или часть здания.

В Венской Конвенции 1963 г. зафиксировано аналогичное определение консульского помещения, за исключением лишь того, что в нем ничего не говорится о резиденции главы консульского учреждения.

В понятие земельный участок включаются принадлежащие посольству или консульству двор, сад и автостоянка. Земельный участок, занимаемый посольством или консульством, рассматривается как часть территории государства пребывания, где действуют законы и постановления этого государства, однако, с учетом иммунитетов и привилегий, которыми наделено дипломатическое представительство или консульское учреждение.

Помещения дипломатического представительства и консульского учреждения наделены особым статусом, суть которого определяется понятием «неприкосновенность». А это означает, что власти государства пребывания не могут вступить в эти помещения иначе, как с согласия на это главы представительства и главы консульского учреждения. Запрещение вступать в помещения диппредставительства и консульского учреждения без согласия их глав носит абсолютный характер, никаких исключений из этой нормы не предполагается. Тем самым исключается возможность осуществления любых принудительных действий, в том числе и таких как обыск, арест, реквизиция, исполнительные действия.

Охрана помещений дипломатических представительств и консульских учреждений осуществляется государством пребывания и не регулируется международно-правовыми нормами. Конвенции 1961 и 1963 г. лишь декларируют необходимость защиты помещений «специальной обязанностью» государства пребывания. Даже в случае вооруженного конфликта или разрыва дипломатических отношений государство пребывания должно охранять помещения представительства вместе с его персоналом, имуществом и архивами.

Помещения дипломатических представительств и консульских учреждений пользуются определенными привилегиями. На них вывешивается флаг и государственный герб аккредитующего государства. Они освобождаются от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин, за исключением тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания (услуги) [29. С. 152–155].

В международно-правовых документах закреплена норма, обязывающая государство пребывания обеспечить дипломатическому представительству, консульскому учреждению, специальной миссии свободу сношений с правительством, другими государственными органами и структурами аккредитующего государства для нормального функционирования посольства, консульства. «Государство пребывания должно разрешать и охранять свободные сношения представительства для всех официальных целей. При сношениях с правительством и другими представительствами аккредитующего государства, где бы они не находились, представительство может пользоваться всеми подходящими средствами, включая дипломатических курьеров, закодированные или шифрованные депеши» – так говорится в ст. 27 Конвенции 1961 г. Могут использоваться радиопередатчики, компьютерные сети и другие технические средства. Главное, чтоб при этом не нарушались правила и требования страны пребывания.

А вот правовой режим дипломатической и консульской почты (вализы) различен. В Конвенции 1961 г. понятие «дипломатическая почта» не дается, ничто не указывает на допустимые размеры и вес вализы. В то же время в Конвенции говорится, что все места, составляющие дипломатическую почту, должны иметь видимые внешние знаки, должны содержать только дипломатические документы и предметы, предназначенные для официального пользования. Дипломатическая почта не подлежит вскрытию и задержанию как в государстве пребывания, так и на территории третьих стран. Эти иммунитеты носят абсолютный характер.

Несколько иначе обстоит дело с консульской почтой (вализой). В Конвенции 1963 г. говорится, что консульская вализа не подлежит ни вскрытию, ни задержанию. Однако в тех случаях, когда имеются серьезные основания полагать, что в ней содержится что-то другое, кроме корреспонденции, документов или предметов, предназначенных исключительно для официального пользования, компетентные власти государства пребывания могут потребовать, чтобы вализа была вскрыта в их присутствии уполномоченным представителем аккредитующего государства.

Чтобы избежать вскрытия и досмотра консульской вализы, ее иногда вкладывают в дипломатическую почту, которая наделена статусом полной неприкосновенности. Такая практика не соответствует действующим международным нормам и может расцениваться как противоправное действие.

И все же наиболее распространенным и надежным способом доставки дипломатической и консульской почты была и остается ее пересылка в сопровождении дипломатических и консульских курьеров. Курьеры состоят на службе в ведомствах иностранных дел аккредитующих государств, как правило, не имеют дипломатических и консульских рангов, не входят в состав персонала посольств и консульств. Но они имеют дипломатические паспорта, пользуются при исполнении своих обязанностей защитой государства пребывания.

Дипкурьер пользуется личной неприкосновенностью, не подлежит аресту, досмотру или задержанию в какой бы то ни было форме.

Вопрос наличия у дипкурьеров оружия разными странами решается по-разному. Например, власти США используют невооруженных курьеров. Россия же, вооружает своих курьеров огнестрельным оружием и на условиях взаимности разрешает иностранным курьерам быть вооруженными при въезде в нашу страну с дипломатической или консульской почтой [15. С. 95–97].

Рассмотрим, какими иммунитетами и привилегиями пользуются дипломатические и консульские средства передвижения. Такими средствами являются автомобильные, воздушные, водные и другие транспортные средства, которые принадлежат на правах собственности, арендуются или предоставляются для регулярного пользования дипломатическим представительствам, консульским учреждениям, сотрудникам представительства, консульским должностным лицам и членам их семей.

Отличительным признаком дипломатических и консульских средств передвижения являются специальные номерные знаки. В Российской Федерации для дипломатических и консульских средств передвижения выделяются номерные знаки специальных серий. Таких серий две: «СД» – выделяется для автомашин глав дипломатических представительств (фон красный, надписи белые); «Д» – выделяется для легковых, грузовых, грузопассажирских автомобилей и автобусов диппредставительств, консульских учреждений, международных организаций и их сотрудников, аккредитованных при МИД России (фон красный, надписи белые); «К» – для автомашин, принадлежащих остальным сотрудникам представительств, а также для машин, принадлежащих зарубежным органам печати, радио, ТВ, аккредитованным при МИД России, а также представительствам зарубежных банков и фирм, их сотрудникам, аккредитованным при различных министерствах и ведомствах РФ (фон желтый, надписи черные). Спецзнаки ежегодно возобновляются (перерегистрируются).

В доктрине международного права часто отмечается, что средства передвижения дипломатических представительств и консульских учреждений неприкосновенны и пользуются иммунитетом от принудительных мер. Между тем, этот тезис нуждается в конкретизации. Конвенция 1961 г. (пункт 3 ст. 22) установила, что «средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий», тогда как консульские машины нельзя только реквизировать.

В соответствии с Конвенцией 1961 г. дипломатические средства передвижения не подлежат и таможенному досмотру, тогда, как консульские автомашины на таможне могут быть досмотрены. Что же касается дипломатических грузов и грузов консульских, то и те и другие, согласно национальному (в том числе и российскому) законодательству, подлежат таможенному досмотру независимо от способа доставки этих грузов и принадлежности транспортных средств, на которых они перемещались через государственную границу страны пребывания. Дипломатические и консульские грузы не являются частью автомашин, на которых они перевозятся, и поэтому нет препятствий для того, чтобы осуществить таможенный досмотр этих грузов.

Таким образом, диппредставительские и консульские машины, имеющие номерные знаки одной и той же специальной серии, пользуются разными иммунитетами. Так, дипломатические машины нельзя обыскивать (досматривать), нельзя реквизировать и арестовывать, нельзя применять к ним исполнительные действия. Консульские же машины нельзя только реквизировать (реквизиция – принудительное отчуждение за плату или временное изъятие государством пребывания имущества, принадлежащего консульским учреждениям, а также консульским должностным лицам и членам их семей) (п.4 ст.31 Конвенции 1963 г.).

В Конвенциях 1961 и 1963 г. содержатся положения о том, что транспортные средства дипломатического представительства и консульского учреждения, предназначенные для целей посольства или консульства, освобождаются от всех государственных, местных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин за исключением тех сборов, которые представляют собой оплату за конкретные виды обслуживания (услуги) [14. С. 70–75].

Перейдем к характеристике иммунитетов и привилегий персонала дипломатических представительств и консульских учреждений.

К персоналу дипломатического представительства относятся: глава представительства, сотрудники представительства, члены персонала представительства (дипломатического, административно-технического и обслуживающего персонала представительства), члены дипломатического персонала (имеющие дипломатические ранги), дипломатический агент, обслуживающий персонал, частный домашний работник.

В зависимости от принадлежности к той или другой категории, работники наделяются определенными иммунитетами и привилегиями.

Прежде всего это личная неприкосновенность. Дипломатический служащий не подлежит аресту или задержанию, в какой бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относится к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство. Личная неприкосновенность является самым важным иммунитетом, из которого вытекают все остальные иммунитеты и привилегии, которые и являются надежной гарантией нормального осуществления им дипломатических функций.

Для обеспечения эффективной работы дипслужащих необходимо обеспечить их личную безопасность, повысить защиту от посягательств частных лиц, особенно в связи с резким усилением в последние годы терроризма. Особая ответственность при этом ложится на государство пребывания.

Освобождение от уголовной, гражданской и административной ответственности перед государством пребывания не означает, что дипломаты всегда остаются безнаказанными в случае совершения ими противоправных действий. Не случайно в международном праве содержится норма, согласно которой иммунитет дипломатического агента от юрисдикции государства пребывания не освобождает его от юрисдикции аккредитующего государства. Следовательно, дипломатический служащий, совершивший правонарушение, может быть привлечен к ответственности и в аккредитующем государстве, если об этом будет достигнута договоренность с государством пребывания.

Административно-технический персонал диппредставительства по объему иммунитетов практически приравнивается к дипломатическому персоналу.

Вопросы, касающиеся иммунитетов обслуживающего персонала, в разных странах решаются по-разному. Одни государства (Великобритания, Дания, Индия, США и др.) предоставляют, правда, в различных объемах, иммунитеты обслуживающему персоналу. Другие (Франция, Италия, Швейцария) никаких иммунитетов обслуживающему персоналу не предоставляют [15. С. 100–102].

Все категории сотрудников консульских учреждений, пользующихся неприкосновенностью личности, жилища, фискальным иммунитетом и таможенными привилегиями, следует рассматривать с учетом определений, изложенных в ст. 1 Конвенции 1963 г.: глава консульского учреждения, консульский служащий, работник обслуживающего персонала, частный домашний работник, работники консульского учреждения, консульский персонал, консул, генеральный консул, вице-консул, консульский агент, проконсул (помощник консула по узкому кругу вопросов), консульский стажер, консульское должностное лицо (к этой категории относятся все перечисленные выше должности).

В зависимости от принадлежности к конкретной категории работников консульского учреждения они наделяются определенными иммунитетами и привилегиями. В конвенции 1963 г. (п. 1 ст. 43) говорится, что консульские должностные лица не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания «в отношении действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций». Отсюда следует, что консульские должностные лица наделены иммунитетами, которые носят функционально-служебный характер. А это означает, что если консульское должностное лицо совершило правонарушение не при исполнении служебных обязанностей, то оно не освобождается от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания. А, следовательно, может быть привлечено к ответственности в стране пребывания и по ее законам.

Вопросы, относящиеся к консульским иммунитетам и привилегиям, регулируются не только Венской конвенцией 1963 г., но и двусторонними консульскими конвенциями. Причем некоторые определения по одному и тому же вопросу далеко не однозначны, решаются по-разному. Так, например, неприкосновенностью и полным иммунитетом от юрисдикции страны пребывания пользуется только глава консульского учреждения в Италии и Норвегии; иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания пользуются консульские должностные лица в Японии и Швеции.

Практически во всех двусторонних консульских конвенциях зафиксировано, что государство пребывания относится к консульским должностным лицам с уважением и принимает все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на их личность, свободу и достоинство. Эта защита в равной мере относится и к членам их семей.

Имеются различия и в вопросах свободы передвижения консульских должностных лиц. Ряд конвенций разрешает свободу поездок по всей территории страны пребывания, а другие – только на территории консульского округа.

Свои особенности имеются и в решении налоговых и таможенных вопросов. В конвенции 1963 г. зафиксировано, что консульские должностные лица и проживающие вместе с ними члены семей, освобождаются (за некоторыми исключениями) от налогов, сборов и личных, имущественных, государственных, районных и муниципальных пошлин. Таможенные пошлины не взимаются с предметов личного пользования. От досмотра освобождается личный багаж, следующий вместе с ними. Личный багаж может быть досмотрен лишь в том случае, ели имеются серьезные основания предполагать, что в нем содержатся предметы, ввоз или вывоз которых запрещен законами и правилами государства пребывания.

Значительную часть личного состава консульского учреждения составляет административно-технический и обслуживающий персонал консульств. Некоторые из них, например, делопроизводители, секретари-референты и особенно шифровальщики обладают таким объемом информации, что их нельзя сравнивать с отдельными консульскими должностными лицами. Не случайно Конвенция 1963 г. определяет, что консульские служащие не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания в отношении действий, совершенных ими при выполнении консульских функций. Такой объем иммунитетов фактически равен иммунитетам консульских должностных лиц. Их иммунитеты и привилегии носят функциональный (служебный) характер и распространяются на действия, которые совершаются консульскими служащими при исполнении своих функциональных обязанностей.

По-разному регулируются вопросы, связанные с предоставлением иммунитетов жилым помещениям административно-технического и обслуживающего персонала. Например, в двусторонней Конвенции с Польшей содержится норма о неприкосновенности жилых помещений административно-технического персонала и в тоже время ничего не сказано о помещениях обслуживающего персонала. А вот жилые помещения административно-технического и обслуживающего персонала консульства КНДР неприкосновенны. Само консульство и средства передвижения пользуются иммунитетом от обыска, ареста и реквизиции также как дипломатические представительства, и их персонал. В то же время в двусторонних конвенциях Российской Федерации с некоторыми другими странами неприкосновенность жилых помещений, а также средств передвижения административно-технического и обслуживающего персонала вообще не регламентирована.

Особенно следует сказать о таможенных привилегиях. Сотрудники и члены их семей консульств США, Китая, Швеции, Норвегии и Финляндии освобождены от таможенных пошлин наравне с административно-техническим персоналом посольств. Консульские работники из КНДР кроме пошлин освобождены также и от досмотра на таможне. Для сравнения отметим, что административно-технический персонал консульств Беларуси, Литвы, Франции и Италии освобожден от таможенных пошлин только на предметы, которые предназначены для первоначального обзаведения.

Из приведенных фактов видно, что практика различных государств в регулировании вопросов, связанных с иммунитетами административно-технического и обслуживающего персонала загранучреждений неоднозначна. Однако она не противоправна. В Венской Конвенции о консульских сношениях 1963 г. зафиксировано, что дискриминация отсутствует, если страна пребывания применяет положения Венской Конвенции ограничительно, если по обычаю или по соглашениям государства предоставляют друг другу режим более благоприятный, чем тот, который требуется положениями Венской Конвенцией. Аналогичная правовая норма сформулирована и в Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 года.

Таковы основные привилегии и иммунитеты дипломатических и консульских служащих. Их особенностью является то, что лица, на которых они распространяются, не могут отказаться от них по своему желанию. Право отказа принадлежит аккредитующему государству, причем такой отказ должен быть явно выражен [15. С. 104–106].

Как видно из вышеизложенного, привилегии и иммунитеты, которыми пользуются сотрудники дипломатических представительств и консульских учреждений, достаточно конкретны и широки. Однако указанные привилегии и иммунитеты предоставляются не для выгод отдельным лицам, а для высокоэффективного осуществления функций дипломатических и консульских представительств как органов, представляющих интересы своих государств.

 

Контрольные вопросы:

1. В чем состоит статус и принципы загранпредставительства Российской Федерации?

2. Какие существуют категории сотрудников дипломатических представительств?

3. Какие существуют категории сотрудников консульских учреждений?

4. В чем смысл и назначение дипломатических и консульских иммунитетов и привилегий?

5. Что такое функциональный (служебный) иммунитет?

6. Какова роль принципа взаимности в государственно-правовом регулировании статуса дипломатических представительств, консульских учреждений и их персонала?

7. Что понимается под «помещениями» дипломатических представительств и консульских учреждений?

8. Пользуется ли неприкосновенностью временная резиденция (номер в гостинице) дипломатического (консульского) курьера?

9. Какими иммунитетами пользуются дипломатические и консульские средства передвижения? Имеются ли между ними различия?

10. Каков таможенно-правовой режим для средств передвижения и перемещения на них через государственную границу посольских и консульских грузов?

 

Использованная и рекомендуемая литература:

1. Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

2. Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 11 февраля 1964 г.

3. Венская Конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР о присоединении к Конвенции принят 16 февраля 1989 г.

4. Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации 28 июня 2000 г. // Дипломатический вестник. – 2000. – № 8. – С. 3–11.

5. Положение о Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 14 марта 1995 г. № 271 // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 12. – Ст. 1033.

6. О некоторых вопросах организации деятельности Министерства иностранных дел Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации от 27 ареля 2002 г. № 417. Выписка // Дипломатический вестник. – 2002. – № 6. – С.11.

7. Положение о посольстве Российской Федерации. Утверждено Указом Президента Российской Федерации 28 октября 1996 г., № 1497 // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 45. – Ст. 5090.

8. Положение о Чрезвычайном и Полномочном После Российской Федерации. Утверждено Указом Президента Российской Федерации 7 сентября 1999 г. № 1180 // Собрание законодательства РФ. – 2000. № 1. – Ст. 101.

9. Положение о консульском учреждении Российской Федерации. Утверждено Указом Президента Российской Федерации 5 ноября 1998 г., № 1330 // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 45. – Ст. 5509.

10. Блищенко И.П. Дипломатическое право. – М., 1990.

11. Богуславский М.М. Иммунитет государства. – М., 1962.

12. Волкодав В.Я. Основы дипломатического и консульского права. Учебное пособие для всех специальностей. – Мурманск, 1996.

13. Ганюшкин В.В. Дипломатическое право международных организаций. – М., 1972.

14. Демин Ю.Г. Статус дипломатических представительств и их персонала. – М., 1995.

15. Дипломатическая служба. Учебное пособие / Под ред. А.В. Торкунова. – М., 2002.

16. Зубков Н.Г. Международно-правовое положение консульских представительств и их персонала. – М., 1980.

17. Елисеев И.И., Жаров Ю.Ф. Консульская служба Российской Федерации. Учебное пособие / Под ред. В.П. Воробьева. – М., 2001.

18. Ильин Ю.Д. Основные тенденции в развитии консульского права. – М., 1969.

19. Казанцев Б.А. Дипломатическая школа Испании. – М., 1984.

20. Квасов О.К. Дипломатия и дипломатическая служба стран Латинской Америки. – М., 2001.

21. Ковалев А. Азбука Дипломатии. – М., 1993.

22. Лапин Г.Э. Консульская служба. Учебное пособие. – М., 2005.

23. Левин Д.Б. Дипломатический иммунитет. – М.-Л., 1949.

24. Максудов М.М. Международно-правовой статус постоянных представительств государств при международных организациях универсального характера. – М., 1986.

25. Матвеев В.М. Британская дипломатическая служба. – М., 1990.

26. Международное право. – М., 1995.

27. Мировая политика международные отношения. Учебное пособие. – СПб., 2009.

28. Мовчан А.П. Венская конвенция по вопросам о дипломатических сношениях и иммунитетах (март–апрель 1961 г.) // Советское государство и право. – 1962. – № 2. – С. 115–121.

29. Николаев А. Дипломатические привилегии и иммунитеты // Международная жизнь. – 1983. – № 8. – С. 152–155.

30. Панов А. Японская дипломатическая служба. – М., 1988.

31. Пахомов Е., Сифурова Л. Дипломатия и дипломатическая служба США. – М., 2001.

32. Петров В.П., Владимиров Ю.В. Кэ д’Орсэ (краткий очерк дипломатической службы Франции). – М., 1966.

33. Плотникова О.В. Консульские иммунитеты и привилегии, учет их особенностей в деятельности правоохранительных органов в России. Практическое пособие. – Новосибирск, 1996.

34. Плотникова О.В. Консульские отношения и консульское право. Учебник для вузов. – М., 1998.

35. Плотникова О. В. Международно-правовой статус иностранных консульских представительств в России и их персонала. Учебное пособие. – Новосибирск, 1996.

36. Плотникова О.В. Некоторые возможности использования норм консульского права в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации. – Новосибирск, 1996.

37. Плотникова О.В. Основные иммунитеты и привилегии дипломатических представительств и возможности использования их особенностей в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации. – Новосибирск, 1996.

38. Плотникова О.В. Основные иммунитеты и привилегии консульского персонала, почты, архивов и документов консульских учреждений. – Новосибирск, 1996.

39. Плотникова О.В. Основные иммунитеты и привилегии консульских учреждений и средств передвижения. – Новосибирск, 1996.

40. Плотникова О.В. Основы консульских отношений и консульского права. Учет их особенностей в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации. – Новосибирск, 1996.

41. Плотникова О.В. Основы консульского права. Учебное пособие. – Новосибирск, 1997.

42. Плотникова О.В. Сборник тестов по международному праву. – Новосибирск, 1995.

43. Попов В.И. Современная дипломатия: теория и практика. Дипломатия – наука и искусство: Курс лекций. – 2-е изд., доп. – М., 2003.

44. Сакун О.Ф. Дипломатическое ремесло. – М., 2008.

45. Сборник материалов по консульским вопросам. – М., 1997.

46. Смирнов Ю.М. Консульское право: практика применения. Курс лекций. – М., 2001.– С. 73–83.

47. Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и собственности. – М., 1993.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.037 сек.)