АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Россия и США

Читайте также:
  1. II. РОССИЯ В ЕЕ ИКОНЕ
  2. III. РОССИЯ В ЕЕ ИКОНЕ
  3. Была ли Россия «Тюрьмой народов»?
  4. Вопрос: Какие последствия может иметь Россия после вступления в ВТО?
  5. Вопрос: Можно сейчас россиянам вернуть веру в будущее?
  6. Вопрос: Насколько верна информация, что Россия находится под колпаком нейтрино?
  7. ВЫСКАЗЫВАНИЯ АВТОРИТЕТНЫХ РОССИЯН
  8. г. Владивосток, РОССИЯ
  9. Глава 10. РОССИЯ. ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  10. Глава 14. РОССИЯ — СТРАНА КОНТРАСТОВ
  11. ГЛАВА ПЯТАЯ. РОССИЯ И МИР НАКАНУНЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ. ВЕЛИКАЯ СМУТА И ПЕРВЫЕ РОМАНОВЫ. XVII ВЕК.
  12. Единая Россия»

Закон о борьбе с терроризмом в США именуется «Акт 2001 года, сплачивающий и укрепляющий Америку обеспечением надлежащими орудиями, требуемыми для пресечения терроризма и воспрепятствования ему» или «Акт патриота США 2001 года». Закон был принят через шесть недель после трагических событий в Америке 11 сентября.

Основным идеологом и разработчиком нового закона был Джон Эшкрофт, Генеральный прокурор США и в этом качестве - глава министерства юстиции как ведущего федерального правоохранительного ведомства, включающего в себя прокуратуру, Федеральное бюро расследований, службу иммиграции, тюремное ведомство и ряд других силовых структур.

Федеральный Закон РФ № 35-ФЗ от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму», фактически заменивший Закон «О борьбе с терроризмом», в первом чтении был принят 17 декабря 2004 года, во втором - 22 февраля 2006 года, а 26 февраля - в третьем чтении. Закон был внесен депутатами Борисом Грызловым, Владимиром Васильевым, Анатолием Куликовым, Аркадием Баскаевым, Валерием Дятленко, Игорем Бариновым, Михаилом Гришанковым, Алексеем Волковым, Виктором Войтенко, Сергеем Широковым (ЕР), членами Совета Федерации Виктором Озеровым, Василием Ключенком, Владимиром Мельниковым, Анатолием Лысковым, Валерием Федоровым, Алексеем Шишковым. 1 марта закон одобрен Советом Федерации. 6 марта подписан Президентом РФ (№ 35-ФЗ). 10 марта опубликован в «Российской газете» и вступил в силу с момента опубликования.

И в США, и в России принятые законы вызвали в обществе большой резонанс.

При этом и в России, и в США критика в основном была направлена на то, что законы наделяют слишком широкими полномочиями правоохранительные органы государства и что такие полномочия могут быть направлены против граждан, не связанных с терроризмом, для того, чтобы установить контроль над обществом в ущерб конституционным правам и свободам граждан.

В связи с этим интересен сравнительный анализ некоторых положений «Акта патриота США 2001 года» и Федерального Закона РФ № 35-ФЗ от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму».

1. Уместно начать с понятий терроризма, которые используют в США и России.

«Патриотический акт США 2001 года» расширил понятие - «федеральное преступление, связанное с терроризмом», включив в эту категорию ряд тяжких насильственных преступлений, ранее к ней не относившихся, дополнил Титул 18 Свода законов США понятием «внутренний терроризм», который ранее не был предусмотрен законом. Кроме того, все преступления, преследуемые по статье 2332b «Акты терроризма, совершаемые с пересечением государственных границ» и отнесенные к «федеральным преступлениям, связанным с терроризмом», включены теперь в круг уголовно наказуемых деяний, преследуемых также и по статье 1961 (1) Титула 18 Свода законов США, являющейся частью закона о борьбе с организованной преступностью, известной как Закон РИКО «Коррумпированные и находящиеся под рэкетирским влиянием организации». Это автоматически усилило санкции за преступления, связанные с терроризмом, так как в США уголовное наказание определяется путем сложения санкций.



Статья 2331 (Глава 113В «Терроризм») федерального уголовного кодекса определяет «международный терроризм» как «деятельность, которая:

(А) включает акты насилия или акты, представляющие угрозу человеческой жизни, которые являются нарушением уголовных законов Соединенных Штатов или какого-либо штата, либо которые являлись бы уголовно наказуемым деянием, если были бы совершены в пределах юрисдикции Соединенных Штатов или какого-либо штата;

(В) выглядит направленной

• на запугивание или принуждение гражданского населения;

• на оказание влияния на политику какого-либо правительства посредством запугивания или принуждения; либо

• на оказание воздействия на действия какого-либо правительства посредством массового поражения, убийства государственного деятеля или его похищения; и

(С) имеет место преимущественно вне территориальной юрисдикции Соединенных Штатов или осуществляется с пересечением государственных границ в смысле используемых для ее осуществления средств, лиц, избранных объектами запугивания или принуждения, либо места, в котором действуют или ищут себе убежище нарушители».

‡агрузка...

«Внутренний терроризм» означает «деятельность, которая:

• включает акты, представляющие угрозу человеческой жизни, которые являются нарушением уголовных законов Соединенных Штатов или какого-либо штата;

• выглядит направленной

• на запугивание или принуждение гражданского населения;

• на оказание влияния на политику какого-либо правительства посредством запугивания или принуждения; либо

• на оказание воздействия на действия какого-либо правительства посредством массового поражения, убийства государственного деятеля или его похищения; и

• имеет место преимущественно в пределах территориальной юрисдикции Соединенных Штатов».

Статья 2332b («Акты терроризма, совершаемые с пересечением государственных границ») следующим образом описывает объективную сторону преступлений:

«(1) [...] тот, кто, включая действия, совершаемые с пересечением государственных границ [...],

(А) убивает, похищает какое-либо лицо в пределах территории Соединенных Штатов, причиняет ему увечья, совершает нападение на какое-либо лицо в пределах территории Соединенных Штатов, причиняющее тяжкие телесные повреждения, или нападает на какое-либо лицо в пределах территории Соединенных Штатов с опасным для жизни орудием; или

(В) создает существенный риск причинения тяжких телесных повреждений любому другому лицу посредством разрушения или причинения ущерба какому-либо сооружению, транспортному средству или иному недвижимому либо движимому имуществу в пределах территории Соединенных Штатов; в нарушение законов какого-либо штата или законов Соединенных Штатов», наказывается в соответствии с пунктом (с). [...]

Кроме того, были введены новые понятия, расширяющие трактовку термина «терроризм», но не нашедшие конкретной расшифровки в тексте закона. Так, статья 814, ревизующая статью 1030 («Мошенничество и связанная с ним деятельность в отношении компьютеров») Титула 18 Свода законов США, озаглавлена «Уголовно-правовое сдерживание и предупреждение кибертерроризма».

К «кибертерроризму» отнесены различные квалифицированные формы хакерства и нанесения ущерба защищенным компьютерным сетям граждан, юридических лиц и государственных ведомств, включая ущерб медицинскому оборудованию, «физический вред какому-либо лицу», «угрозу общественному здоровью или безопасности», «ущерб, причиненный компьютерной системе, используемой государственным учреждением при отправлении правосудия, организации национальной обороны или обеспечении национальной безопасности» (статья 814 нового закона).

Также было введено понятие «биотерроризм» - преступное применение биологических средств и биологического оружия.

1.1. В статье 3 Федерального Закона от 25 июля 1998 года № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» под терроризмом понимается насилие или угроза его применения, уничтожение или угроза уничтожения имущества, могущие повлечь общественно опасные последствия, в случае совершения такого рода преступлений в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных интересов, а также посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

Согласно статье 205 УК РФ - совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Из приведенных формулировок можно сделать вывод, что согласно российскому законодательству терроризм - это определенным образом мотивированные общественно опасные действия.

Новый закон предлагает иное и куда более широкое определение. Из статьи 3 Закона «О противодействии терроризму» следует, что терроризмом является не только «практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанная с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий», но и «идеология насилия».

Что законодатель понимает под идеологией насилия, в законе не раскрывается, что может привести к свободной интерпретации Закона. Это в свою очередь приведет к тому, что терроризмом могут признать любую теорию, которая призывает к неподчинению власти независимо от того, призывает ли идеология именно к вооруженному неподчинению.

Таким образом, в российском законодательстве нет разделения понятий внутреннего и международного терроризма. Это, видимо, связано с тем, что США ведут борьбу с терроризмом во всем мире. Россия ограничивается борьбой с террористами на своей территории.

Кроме того, в российском законодательстве дано очень широкое понятие терроризму, что вызывает постоянную критику общества.

2. Общественность и специалисты в США выделили те новые нормы, которые позволяют правоохранительным органам ограничивать права граждан, закрепленных в Билле о правах.

В основном критика была направлена на расширение возможностей различных форм электронного наблюдения.

Например, федеральные правоохранительные органы могут вести розыск подозреваемых в терроризме личностей оперативным наблюдением за Интернетом (с помощью разработанной и используемой ФБР системы он-лайнового наблюдения «Carnivore») - отслеживанием посещений Web-страниц и корреспондентов по электронной переписке, в некоторых случаях при наличии чрезвычайных обстоятельств - без ордера, выдаваемого судом, лишь с одобрения прокуратуры.

Статья 216 нового закона уполномочивает судью выдавать ордера на использование определителей телефонных номеров сообщающихся абонентов «в любом месте Соединенных Штатов», а не только «в пределах территориальной юрисдикции суда», как это обусловливалось прежней редакцией статьи 3123 Титула 18 Свода законов США.

Статья 212 устанавливает обязанность провайдеров сети предоставлять правоохранительным органам электронные сообщения лиц, подозреваемых в терроризме.

На провайдеров, телефонные компании или кредитные организации возлагается также обязанность без ордера суда о выемке предоставлять государству информацию о потребителе своих услуг, если ФБР утверждает, что (статья 505, ревизующая статью 1681u [предоставление информации о потребителях услуг] Титула 15 Свода законов США) «таковая информация требуется для проведения санкционированного расследования международного терроризма или тайной разведывательной деятельности при условии, что таковое расследование в отношении гражданина США проводится только лишь ввиду его деятельности, охраняемой первой поправкой к Конституции Соединенных Штатов» (поправка I к Конституции США закрепляет за гражданами свободу религии и политические свободы: слова, печати, объединений, демонстраций и манифестаций).

2.1. В российском законодательстве имеется подобная норма.

В статье 11 ч 3 Закона «О противодействии терроризму» указано: «На территории (объектах), в пределах которой (на которых) введен правовой режим контртеррористической операции, в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, на период проведения контртеррористической операции допускается применение следующих мер и временных ограничений:

4) ведение контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации об обстоятельствах совершения террористического акта, о лицах, его подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других террористических актов;

В отличие от законодательства США подобный правовой режим устанавливается на период проведения контртеррористической операции.

Однако необходимо отметить, что в США в отличие от России предусмотрен сложный процессуальный порядок получения ордера на электронное наблюдение. Оперативному сотруднику из регионального управления ФБР, проводящему операцию, необходимо сначала согласовать вопрос со своими начальниками, вплоть до центрального аппарата. Затем необходимо получить поддержку федерального окружного прокурора, который в свою очередь должен получить одобрение генерального прокурора или его заместителей либо уполномоченных им высших должностных лиц министерства юстиции. Только после этого сотрудник может предстать перед федеральным судьей своего округа с ходатайством на выдачу ордера (аффидевитом). Изучив ходатайство и опросив сотрудника, судья должен убедиться, что действительно наличествуют достаточные основания для проведения прослушивания, что следствию действительно недостаточно всех иных, уже использованных оперативно-следственных методов для получения доказательств преступной деятельности объекта расследования, что необходимые внутриведомственные согласования имеются.

Разрешение выдается на тридцать суток, продление срока санкционируется также судьей, процедура повторяется вновь. Каждые десять дней следствие обязано информировать судью о ходе прослушивания и сообщать о результатах, полученных на день доклада судье, который может счесть полученные данные достаточными для прекращения мероприятия.

Однако в августе 2007 года Палата представителей конгресса США 227 голосами против 183 одобрила внесенный по инициативе Белого дома законопроект, разрешающий американской разведке прослушивание иностранцев и перехват их переписки по компьютерной почте без предварительного получения судебного ордера.

Подобные нормы отсутствуют в российском законодательстве.

3. Из изложенного следует, что законодательство США и России, касающееся терроризма, имеет и сходства, и различия, но безусловное сходство состоит в том, что это законодательство постоянно подвергается критике со стороны общества в связи с ограничением гражданских прав и свобод.

Критики американского закона обеспокоены тем, что новые полномочия правоохранительных органов по оперативному наблюдению за Интернетом могут быть использованы не только для целей выявления преступлений и преступников, но и в целях контроля над информационными потоками и неоправданного вторжения в частную жизнь граждан, так как определение электронного пользователя невозможно без ознакомления с содержанием его электронного сообщения.

Та же критика направлена и в отношении российского законодательства о терроризме. По мнению многих экспертов, закон был принят не в интересах общества, а в интересах силовых ведомств, и принятие его ведет не к снижению уровня терроризма, а к усилению спецслужб и МВД при сохранении старых норм безопасности.

4. Необходимо отметить, что новое законодательство о терроризме в США в полной мере отразилось на свободе средств массовой информации.

Из доклада Фрэнка Смайта, Комитет защиты журналистов: «после 11 сентября и во время вторжения в Ирак появилась очевидная тенденция атаки американских властей на конфиденциальность источников журналистов, включая случаи длительного содержания под стражей нескольких журналистов, которые сопротивлялись решению судей по уголовным делам. Согласно исследованиям Комитета (полный текст см. выше), определились три категории атак на американскую прессу:

1) попытки ограничить поток информации, которая озвучивается на финансируемых правительством США радиостанциях, и попытки убедить частные телесети, а также по крайней мере одну иностранную телекомпанию цензурировать новости;

2) нападения американских войск на известные им офисы иностранных телеканалов, а также как удар по отелю, где находились иностранные журналисты; и

3) длительное тюремное заключение иностранных журналистов американскими силами, что практикуется на зарубежных военных базах.

Однако необходимо отметить, что между российским и американским законодательством все же существует огромная разница - после 11 сентября 2001 г. на территории США не было совершено террористических актов. На территории России после взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года были совершены десятки террористических актов.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.009 сек.)