АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ДИСПОЗИЦИОННЫЙ МЕХАНИЗМ СМЫСЛООБРАЗОВАНИЯ

Читайте также:
  1. Анатомия и физиология слуховой трубы. Механизм вентиляции барабанной полости.
  2. Б) механизмом управления деятельностью государства.
  3. Б. Особенности нервного и гуморального механизмов регуляции функций организма.
  4. Базовая модель экономического равновесия и механизм его восстановления
  5. В 1. Природа и механизм образования горячих трещин при сварке плавлением. Пути повышения сопротивляемости металла образованию горячих трещин.
  6. В 1. Природа и механизм образования холодных трещин при сварке плавлением. Пути повышения сопротивляемости металла образованию холодных трещин.
  7. В зависимости от этиологического и патогенетического механизма
  8. Важнейшие механизмы творческой деятельности
  9. Валютный рынок и механизм установления равновесного валютного курса в краткосрочном и долгосрочном периодах.
  10. Валютный рынок и механизм установления равновесного валютного курса в краткосрочном и долгосрочном периодах.
  11. Виды социальных норм и механизмы их функционирования.
  12. Виды, механизм формирования и распределения прибыли предприятия.

Как было показано выше, смысл объектов и явлений действи­тельности, значимых для жизнедеятельности субъекта, преломля­ется последним в превращенной форме личностных смыслов и смысловых установок, отражающих роль и место этих объектов и явлений в текущей деятельности. Личностные смыслы и смысловые установки являются, однако, недолговечными: их существование ограничено рамками одной отдельно взятой деятельности. В то же


3.4. смысловая диспозиция



время личность способна и сохранять следы смыслового опыта в ииде устойчивых отношений к объектам и явлениям действитель­ности, инвариантно значимым в различных контекстах индивиду­альной жизнедеятельности, а также вызвавшим даже однократно сильную эмоциональную реакцию. Еще в 1933 году К.Марбе писал: «Критический опыт, имеющий исключительную личностную цен­ность, так модифицирует личность, что она остается таким обра­зом модифицированной в течение достаточного отрезка жизни, а в случае, когда опыт не имеет такой личностной ценности, в лично­сти создается переходная установка, быстро уступающая место другой установке» (цит. по: Чхартишвили, 1971 а, с. 48).

Превращенной формой смысловых отношений, обеспечиваю­щей их устойчивую фиксацию в структуре личности, выступают смысловые диспозиции. Смысловые диспозиции представляют со­бой форму фиксации отношения субъекта к объектам и явлениям действительности, определяемого ролью и местом этих объектов и явлений в его жизнедеятельности, в латентном, инактивном виде; ниже мы остановимся на механизмах актуализации этого латентно-ю отношения в релевантной ситуации.

Можно выделить три близких по содержанию понятия, обозна­чавших психологические единицы фиксации личностно значимого опыта в трех подходах, акцентировавших на этом свое внимание: понятие отношений личности в теории отношений В.Н.Мясищева (1957; 1960; 1969; 1970; 1982; 1995); понятие фиксированной уста­новки в теории установки Д.Н.Узнадзе и его последователей и по­нятие социальной установки (attitude) в американской социальной психологии. Рассмотрим их по очереди.

В.Н.Мясищев характеризует отношение как основанную на ин­дивидуальном опыте избирательную, осознанную связь человека со значимым для него объектом (1960, с. 147), как потенциал психи­ческой реакции личности в связи с каким-либо предметом, про­цессом или фактом действительности (1969, с. 67). В.Н.Мясищев подчеркивает такие характеристики отношений, как их конкретная предметная направленность, потенциальность, целостность (принад­лежность субъекту в целом), избирательность, осознанность (1957; 1960; 1969), хотя он допускает, что не сформированное окончатель­но отношение может быть и неосознанным (1970). В.Н.Мясищев рас­сматривает отношение как объективную реально существующую связь между человеческим индивидом и предметами объективной действительности и одновременно как субъективную реальность, принадлежащую субъекту и получающую отражение в его сознании (1960, с. 147). В.Н.Мясищев отмечает также, что отношения лично­сти обусловлены как индивидуальным, так и общественно-истори-


206 глава 3. смысловые структуры, их связи и функционирование

ческим опытом (1957), а их динамика отражает объективную дина­мику условий жизни (1962). В одном месте он прямо указывает, что «отношения связывают человека не столько с внешними сторонами вещей, сколько с их существом, с их смыслом» (Мясищев, 1957, с. 143). На основании этих характеристик мы можем говорить о смыс­ловой природе отношений личности в понимании В.Н.Мясищева. Вместе с тем отношение выступает лишь одной из сторон той пси­хологической реальности, которую мы обозначим термином «смыс­ловая диспозиция».

Вторым родственным понятием выступает понятие фиксирован­ной установки, которого мы уже касались в разделе 3.2. Фиксиро­ванная установка представляет собой состояние хронического порядка, которое может сохраняться в инактивном виде, без­действенно, в течение дней, недель и месяцев, иногда до самой смерти; у индивида одновременно может быть неограниченное ко­личество фиксированных установок (Чхартишвили, 1971 а, с. 14— 15). Сама по себе фиксированная установка не содержит тенденции активности, не имеет непосредственного выхода в деятельность. «Тенденцию действия она приобретает и реализует в поведении, в основе которого лежит установка, возникшая на почве актуально данной потребности и ситуации» (там же, с. 23—24). Фиксирован­ная установка, таким образом, представляет собой латентную го­товность к определенным поведенческим реакциям в конкретных ситуациях; в ней «отражен и сохранен тот отрезок объективной дей­ствительности, на основе которого сама она создавалась и была за­фиксирована» (там же, с. 26—27).

Хотя не все фиксированные установки имеют смысловую при­роду, это понятие также характеризует с определенной стороны смысловые диспозиции. В.Г.Норакидзе был введен термин «дис-позиционные установки» для обозначения черт характера — генера­лизованных фиксированных установок большого личностного веса (1975, с. 13, 20). Н.И.Сарджвеладзе (1985) говорит про «установоч­ные отношения личности», отождествляя их с аттитюдами.

Вопрос о соотношении понятий отношения и установки реша­ется разными авторами по-разному. В некоторых психологических концепциях понятия установки и отношения сосуществуют, харак­теризуя разные психологические структуры (Шерозия, 1979; Сард-жвеладзе, 1981). Согласно другой, во многом разделяемой нами точке зрения, установка и отношение являются двумя сторонами одной и той же реальности, а именно социальной установки. «Со­циальная установка создает и объединяет в себе все то, что подра­зумевается под понятиями неосознанной установки и осознанного отношения, поэтому во время выяснения взаимоотношения между


3.4. смысловая диспозиция



 


понятиями отношения и установки мы не должны упускать из вида то обстоятельство, что в это время мы говорим о различных сторо­нах одного цельного психического образования» (Надирашвили, 1970, с. 160).

Исследования социальных установок, или аттитюдов (attitudes) имеют большую историю, главным образом, в западной, преиму­щественно американской, социальной психологии. Начало этих ис­следований приходится на двадцатые, а пик — на шестидесятые годы нашего столетия. Характерна динамика самих представлений о социальной установке. Так, в 1935 году в этапной работе, обоб­щавшей исследования аттитюдов, атгитюд рассматривался как «нервно-психическое состояние готовности, обусловленное про­шлым опытом и оказывающее направляющее или динамическое [то есть мотивационное. — Д.Л.] влияние на реакции индивида на все объекты и ситуации, с которыми он связан» (Allport, 1935, р. 810). Для послевоенных лет характерно сужение понятия аттитюда. Так, например, в энциклопедической статье аттитюды определяются как «...предрасположенность классифицировать группы объектов или явлений и реагировать на них в определенном соответствии с их оценкой» (McGuire, 1974, р. 360). Еще более узкое определение, из которого исключена даже тенденция реагирования, дают Д.Кац и Э.Стотлэнд: «Тенденция, или предрасположенность индивида оп­ределенным образом оценивать объект или его символ» (Katz., Stotland, 1959, p. 428).

Своеобразным теоретическим и методическим переосмыслени­ем результатов, наработанных в этой традиции, явилась концепция диспозиционной регуляции социального поведения личности, раз­рабатываемая В.А.Ядовым и его сотрудниками. Диспозиции лично­сти В.А.Ядов рассматривает как «фиксированные в ее социальном опыте предрасположенности воспринимать и оценивать условия де­ятельности, а также действовать в этих условиях определенным об­разом» (Саморегуляция... , 1979, с. 3). Диспозиции личности имеют смысловую природу: В.А.Ядов прямо характеризует диспозицион-ные структуры как поведенческий аспект личностных смыслов (вы­ступление на факультете психологии МГУ 14 ноября 1979 года).

Связь между социальными установками, с одной стороны, и отношениями и фиксированными установками — с другой, про­слеживается без труда. Понимание аттитюдов как фиксированных социальных установок является довольно распространенным в ра­ботах представителей школы Д.Н.Узнадзе (Надирашвили, 1974; Прангишвили, 1975; Сарджвеладзе, 1981 и др.). Существует и другая точка зрения, сближающая атгитюд и отношение, но резко разво-


208 глава 3. смысловые структуры, их связи и функционирование

дящая его с установкой: согласно мнению В.В.Григолава (1986), аттитюд и установка Д.Н.Узнадзе не имеют между собой ничего общего. Приводимые В.В.Григолава аргументы не опровергают, од­нако, правомерность рассмотрения социальной установки как спе­цифического частного случая фиксированной установки. Наиболее конструктивной нам представляется уже изложенная несколько выше позиция Ш.А.Надирашвили (1970), согласно которой осоз­нанное отношение и неосознанная установка представляют собой стороны одного целого — социальной установки.

Вместе с тем, в нашем контексте указание на социальность ус­тановки представляется излишним. Дело в том, что личностные структуры, в которых фиксируется смысловой опыт субъекта, име­ют принципиально одно и то же строение вне зависимости от того, регулируют ли они сферу социального поведения или иные сферы деятельности. Если отвлечься от генетического аспекта, от истории тех или иных отношений личности, отношения людей к снегу мо­гут быть такими же разнообразными, как отношения к законопро­екту, предпочтения тех или иных цветов или фруктов можно определить таким же способом, что и предпочтения тех или иных марок автомобилей или сортов мыла, встреча с кабаном в лесу мо­жет оставить такой же след, как и встреча с пьяным хулиганом на темной улице, а выбор попугая в зоомагазине может осуществлять­ся на основе тех же механизмов, что и выбор, за какого кандидата в президенты отдать свой голос. Поэтому социальная установка в строгом смысле слова предстает как частный, хоть и нередкий слу­чай смысловой диспозиции.

Мы видим, таким образом, что в смысловых диспозициях можно выделить содержательную сторону, описываемую понятием отноше­ния, и динамическую сторону, описываемую понятием фиксирован­ной смысловой установки.

Характеристика смысловых диспозиций личности с содер­жательной стороны, через понятие отношения, является, по сути, феноменологической. Отношения личности могут быть, во-пер­вых, различной степени обобщенности: наряду с отношениями к единичным объектам имеют место отношения к более или менее общим классам объектов (например, отношения к конкретным ин­дивидам — отношение к мужчинам, женщинам, детям, молодежи и т.п. — отношение к людям вообще). Наряду с отношением к целому может существовать отличное от него отношение к части (отношение к городу — отношение к некоторым его районам). От­ношения к объектам, соединенным между собой подобными свя­зями, оказывают друг на друга определенное влияние, но тем не менее часто различаются.


3,4. смысловая диспозиция



При каждом новом столкновении в практической деятельности со значимыми объектами и явлениями, уже существующее отно­шение к ним субъекта обогащается, дополняется и дифференциру­ется за счет раскрытия новых смысловых связей, что, в свою очередь, может приводить либо к укреплению, либо, напротив, к расшатыванию исходного отношения. Как метко заметил Г.КЛих-тенберг, «... так называемые плохие люди всегда выигрывают, ког­да их лучше узнаешь, а хорошие — теряют» (1965, с. 159). Только в деятельности возможно раскрытие смысловых связей и отноше­ний, ведущее к подобной перестройке; при этом важно подчерк­нуть, что речь идет именно о смысловых связях, а не о раскрытии содержательных характеристик соответствующих объектов и явле­ний. Например, критика в мой адрес (даже справедливая) может изменить к худшему мое отношение не к себе, а, напротив, к кри­тикующему, если высокая самооценка для меня более значима, чем адекватность представлений о себе.

О наличии устойчивых отношений мы судим по определенным инвариантным особенностям поведения субъекта по отношению к одним и тем же объектам и явлениям в разных деятельностных кон­текстах. Вместе с тем непосредственного выхода в деятельность смысловые диспозиции, как уже отмечалось выше, не имеют. Акту­ализация смысловых диспозиций в конкретной ситуации выража­ется в порождении личностных смыслов и смысловых установок актуальной деятельности, стремящихся привести направленность деятельности в целом или отдельных ее эпизодов в соответствие с устойчивыми внеситуативными диспозициями.

Ставя вопрос об актуализации диспозиций, мы переходим тем самым к рассмотрению их динамической стороны. Под этим углом зрения в смысловой диспозиции как образовании установочной природы необходимо вычленить составляющие ее внутренней струк­туры. Мы будем отталкиваться от трехчленной модели строения со­циальной установки (Katz, Stotland, 1959), в которой выделяются когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты. Первый компонент мы интерпретируем как предметную составляющую due-позиции, то есть как отражение (в специфической форме, о кото­рой мы скажем ниже) того объекта или явления действительности, к которому субъект устойчиво «относится». Второй компонент мы интерпретируем как смысловую составляющую диспозиции, то есть как отражение конкретного смысла этого объекта или явления. Наконец, третий, поведенческий компонент, мы, вслед за М.Фиш-бейном и А.Айзеном (Fishbein, Ajzen, 1975), не считаем необходи­мым приписывать структуре самой диспозиции. По нашему мнению,


210 глава 3. смысловые структуры, их связи и функционирование

смысловая диспозиция к какому-либо объекту или явлению допус­кает достаточно разнообразный, хоть и ограниченный, спектр действий по отношению к нему. Конкретное действие нельзя вы­вести из одной диспозиции. Оно определяется актуальной ус­тановкой, формирующейся на основе диспозиции под влиянием ситуации и с учетом направленности деятельности, задаваемой мо­тивом. Таким образом, структура собственно смысловой диспози­ции включает в себя лишь два основных компонента: предметный и смысловой. Такая структура диспозиции является отражением структуры деятельности, которая образуется этими двумя составля­ющими (см. Зинченко, Мунипов, 1976), и обобщенный опыт кото­рой фиксируется в диспозиционной форме.

Смысловые диспозиции выполняют в деятельности смыслооб-разующую функцию, порождая производные от них личностные смыслы и смысловые установки. Актуальные мотивы являются не единственным источником смысла. Смыслообразование осуществ­ляется также по механизму своеобразной иррадиации отношения: «Друг моего друга — мой друг», «Враг моего друга — мой враг». Источником смысла в этом случае выступают не мотивы, а зна­чимые объекты, отношение к которым укоренено в структуре личнос­ти в виде устойчивой смысловой диспозиции'. Смыслообразование при этом оказывается никак не связано с контекстом актуальной деятельности. Если в первом случае смысл объекта или явления определяется его «прагматической» значимостью, то во втором — некоторой «предубежденностью» по отношению к нему. Этот меха­низм смыслообразования, который можно назвать диспозиционным в отличие от первого — мотивационного, довольно отчетливо прояв­ляется в сфере межнациональных отношений, в частности при воз­никновении и разрастании межнациональных конфликтов. Смысл, который представитель одной нации может иметь в глазах предста­вителя другой, зачастую не только не определяется ролью первого в реализации мотивов второго, но и прямо противоречит этой роли. Смыслообразующим фактором здесь выступает обобщенная смыс­ловая диспозиция по отношению к нации в целом, смысл, кото­рой переносится на отдельного ее представителя. В свою очередь отношение к нации может быть не чем иным, как перенесенным на нацию в целом отношением к конкретным людям — представи­телям данной нации.

1 Прослеживая эту цепь дальше, всегда можно обнаружить в ее конце что-то, что можно трактовать как «мотивы» в широком смысле слова. Это, однако, не уничтожает выделяемого нами различия, поскольку мы говорим здесь не о конечных, а о непосредственных источниках смысла.


3.4. смысловая диспозиция



 


 


 


В «Этике» Спинозы описано «в геометрическом прядке», по сути, не что иное, как диспозиционные механизмы смыслообразо-вания. Вот несколько взятых наугад формул, излагающих психоло­гическую механику образования довольно сложных смысловых отношений: «Если мы воображаем, что кто-либо причиняет удо­вольствие предмету, который мы ненавидим, то мы будем и его ненавидеть» (часть 3, теорема 24); «Если кто воображает, что его кто-либо любит и при этом не думает, что сам подал к этому ка­кой-либо повод, то и он со своей стороны будет любить его» (часть 3, теорема 41). В.К.Вилюнас, отталкивающийся от анализа Спино­зы, приводит довольно точную, на наш взгляд, метафору: «Позна­вательный "слой", отражающий объективную действительность, служит по отношению к эмоционально-смысловым процессам субъективного "слоя" своего рода потенциальной схемой, подобно тому, как канавки, проложенные садоводом, создают потенциаль­ную схему распространения воды возможного дождя» (Вилюнас, 1976, с. 134).

В этой связи специального рассмотрения заслуживают отноше­ния диспозиций с мотивом деятельности, который также является источником порождения актуальных смысловых структур. Эти отно­шения сводятся к двум основным типам. В первом случае сам мотив ныступает детерминантом актуализации в деятельности релевант­ных ему смысловых диспозиций. Например, если у меня возникает нужда в дружеской поддержке, эмоциональном участии, передо мною всплывают образы людей, которые могут мне в этом помочь, го есть актуализируются смысловые диспозиции, в которых зафик­сировано мое отношение к ним. В этом случае актуализация диспо­зиций происходит через посредство их смыслового компонента: решается задача выявления объектов и явлений, имеющих некото­рый известный смысл. Естественно, что такие диспозиции органич­но вписываются в систему смысловой регуляции деятельности, исходящую от мотива; противоречий между мотивом и диспозици­ями не возникает. Однако возможен и другой путь актуализации в актуальной деятельности устойчивых смысловых диспозиций, а именно через посредство их предметного компонента. Это происхо­дит, когда в ходе деятельности мы сталкиваемся с объектом или явлением, имеющим для нас устойчивый смысл, фиксированный и форме латентной диспозиции. Поскольку актуализирующаяся в ггом случае смысловая диспозиция не связана с системой смысло-ной регуляции данной деятельности, она может явиться источни­ком личностных смыслов и смысловых установок, не совпадающих но своей регулирующей направленности с личностными смыслами и смысловыми установками, детерминированными актуальным


 


212 глава 3. смысловые структуры, их связи и функционирование

мотивом. Рассогласование смысловой регуляции со стороны мотива и со стороны диспозиции проявляется в форме отклонений в те­чении деятельности и преград к реализации мотива, примеры которых приводились нами при описании эффектов актуальной смысловой установки (раздел 3.2.).

Масштаб помех, вносимых в течение деятельности интерфе­рирующей с ней смысловой диспозицией, может быть различным в зависимости от соотношения «смыслового заряда» диспозиции и мотива деятельности. Сильное рассогласование диспозиции и мо­тива может породить непреодолимые преграды к осуществлению начатой деятельности. Возможно, однако, еще более разрушитель­ное влияние непреднамеренно актуализировавшейся смысловой диспозиции на протекание деятельности, выражающееся в изме­нении направленности деятельности, то есть в формировании но­вого мотива и новой деятельности. Эти процессы были изучены О.М.Краснорядцевой (1986), выделившей в смысловой регуляции деятельности два вида смыслов' смыслы, порожденные актуальной потребностью и актуальным мотивом, и смыслы, порождающие ак­туальную потребность, то есть переводящие потенциальные потреб­ности в актуальные. О.М.Краснорядцевой удалось экспериментально показать, что внеситуативные личностные структуры — личност­ные фиксированные установки — активно участвуют в регуляции деятельности, порождая ситуативные эмоции и актуальные уста­новки, взаимосвязанные в единые эмоционально-установочные комплексы. При обнаружении в материале деятельности позна­вательного противоречия происходит обесценивание смысла акту­альной (непознавательной) деятельности, разрушение функциони­рующего и формирование нового эмоционально-установочного комплекса, обусловливающего побуждение к новой, более ценной, деятельности. Таким образом, именно смысловые диспозиции — личностные фиксированные установки в терминах О.М.Красноряд­цевой — предстают как механизм надситуативной активности (Пет­ровский В.А., 1975), выхода деятельности за рамки ситуативных требований на новый ее уровень, то есть фактически смены дея­тельности, что возможно благодаря внеситуативному характеру са­мих смысловых диспозиций.

Таким образом, смысловые диспозиции как внеситуативные смысловые структуры, консервирующие инвариантный жизненный смысл объектов и явлений действительности, являются не только латентными структурами. Их актуализация выражается в порож­дении актуальных личностных смыслов и смысловых установок, стремящихся придать деятельности, в которой они возникли, на­правленность, согласующуюся с направленностью смысловой дис-


3.5. Смысловой конструкт



 


позиции. Актуализация смысловой диспозиции может происходить двумя путями: через ее смысловой компонент, под влиянием моти­ва деятельности, и через предметный компонент, независимо от мотива деятельности. В первом случае диспозиция включается в систему смысловой регуляции деятельности, исходящую от моти-на, во втором случае она порождает независимую от мотива подси­стему смысловой регуляции, которая может вступать в конфликт с мотивационной регуляцией. Исход такого конфликта может быть фояким в зависимости от соотношения «смыслового заряда» моти-на и диспозиции: осуществление деятельности на фоне помех; не­возможность осуществления деятельности из-за непреодолимой смысловой преграды; инициация новой деятельности и отказ от старой. Благодаря этим видам нарушений в протекании деятельно­сти становится возможным эмпирически выделить эффекты диспо-чиционно-смысловой регуляции деятельности, несмотря на ее опосредованный характер, выражающийся в том, что влияние на протекание деятельности оказывает не сама диспозиция, а порож­денные ею личностные смыслы и смысловые установки актуальной деятельности. В заключение мы можем определить смысловую дис­позицию как отношение к объектам и явлениям действительности, имеющим для субъекта устойчивый жизненный смысл, которое кон­сервируется в форме фиксированной установки и проявляется в >ффектах личностно-смысловой и установочно-смысловой регуля­ции, не связанной с мотивом актуальной деятельности.

3.5. Смысловой конструкт. атрибутивный

...

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.008 сек.)