АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Б. СРЕДНЯЯ ОРДА

Читайте также:
  1. D – средняя осадка судна до посадки на мель, м.
  2. А. Средняя квадратическая погрешность функции измеренных величин.
  3. Вывод: средняя частота пульса пациентов изучаемой группы составляет 121,9 ударов в минуту, вариабельность пульса малая.
  4. Закон Максвелла распределения молекул по абсолютным значениям скоростей. Средняя, средняя квадратичная и наиболее вероятная скорость молекул.
  5. Кардиналистская концепция полезности и потребительского поведения: общая средняя и предельная полезность. Условие максимизации общей полезности покупателем.
  6. Показатель длительности Средняя дебиторская задолженность
  7. Принцип детального равновесия. Среднее число столкновений и средняя длина свободного пробега молекул. Вакуум.
  8. Средняя арифметическая
  9. Средняя арифметическая величина
  10. Средняя арифметическая величина
  11. Средняя арифметическая взвешенная

Аргыны

 

 

Имя Аргын или Аргун носит известная река в Бурятской области, впадающая в р. Амур. На Алтае есть р. Аргут, составляющая правый приток р. Катуни.

 

В монгольском языке окончание «т» обозначает множественное, а «н»— единственное число.

 

Если изменить в последнем слове «т» на «н» получается опять аргун или аргын. Аристов говорит, что в 5 веке китайские историки упоминают о народе «алунь» и «бай-егу». Известно, что китайцы не произносят букву «р» (тюрков поэтому называли тукиу»; а многие европейцы, не обращая внимания на это обстоятельство, до сих пор думают, что тукиу одно из тюркских племен). «Бай» обозначает по-китайски «великий», по-тюркски — «улуг». Тогда «алунь» можно читать «арунь» или «ар-гунь», а «бай-егу»—улуг-аргунь. Такие преобразования слов вполне допустимы, так как в орхонских надписях упоминается народ «улуг-еркин». Патканов в статистическом сборнике населения по Тобольс., Том. и Енисейс. губерниями — Чулымскую волость Томского округа называет иначе больше-аргынской, а в Енисейской губернии в Ачинском округе приводит количества большеаргунского и мало-аргунского родов. Если к этому добавить утверждение Рашид-Эддина о том, что аргын или арикан есть монгольское племя, то пребывание предков наших аргынов, как коренных монголов, в Монголии в 5—7 веках можно считать бесспорным. Аристов замечает, что аргыны во времена Чингис-хана подались на запад впереди найманов и кереев; в отношении факта передвижения именно в таком порядке замечание Аристова верно, но передвижение аргынов произошло без сомнения до Чингис-хана. Известно, что Чагатаевым Улусом по смерти Кара-Гула-хана управляла его жена Ергене-хатын как пишут одни, Органа или Аргуна-ха-тын, как пишут другие. Рубрук, проезжавший по нынешним Копальскому и Лепсинскому уездам в ноябре 1253 года, уверяет, что страна раньше называлась Ор-ганум.

Комментатор Рубрука проф. Малеин замачает, что «Рубрук странно ошибся, назвав страну по имени царицы Органы». Прибавим к этому, что в тех же местностях, в 30 верстах от оз. Балхаш, есть гора Арганаты, каковое слово получилось от сокращения из двух слов «Аргын-Ата», т. е. отец аргын, при чем «аргын» может быть и не собственным именем, вместо которого и у киргиз часто употребляется родовое имя. Это частое повторение «органа», «органум», «арганаты»,—конечно, не случайность. Из описания походов Тимура знаем, что аргыны в 14 веке жили между оз. Ала-Куль и р. Каратал, т. е. в тех же местах.



 

Очевидно, Рубрук сделал меньшую ошибку, чем его комментатор. Органум, привычный слуху Рубрука да еще с латинским окончанием название не страны, а народа — именно аргын. Выражение Аргын Хатун киргизы понимают в том смысле, что женщина происходит из рода аргын; поэтому это вовсе не собственное имя правительницы. Из слов, что «страна (по нашему — население) раньше называлась аргын» следует, что аргыны жили там еще до похода Чингис-хана. Из похода Чингис-хана знаем, что осенью 1219 года в Коялыке (отождествляемом нами с развалинами Дунгане) к нему присоединился Арслан-хан Карлукский. Если же аргыны поселились в этих местах раньше, то они могли быть в подданстве Арслан-хана Карлукского, и вместе с последним, вероятно участвовали в походе Чингис-хана на Туркестан и в Персию; Аристов, по-видимому, хотел даже отождествить карлыков с аргынами и надо полагать, что он был близок к истине:

 

1) по его данным, в составе аргынов (или как он называется басими) есть 3 рода из карлыков;

 

2) самое слово «аргын» на наречии каракиргизов обозначает «помесь» (так называется, между прочим, помесь яка и обыкновенного рогатого скота);

 

3) еще в 10 веке под напором тогуз-огузов карлуки были разделены на 2 части — западная в 12 веке кочевала около Бухары,— восточная упоминается только один раз — во время похода Чингисхана. По-видимому, восточные карлуки растворились в массе другого племени, а именно аргынов.

 

Так как чингизиды обычно женились на царевнах и вообще на знатных особах, возможно, что упомянутая царица из рода аргын происходила также из знатной фамилии, а может быть, от упомянутого Арслан-хана. Эта царица, по словам Вассафа, одна из «трех монгольских образов красоты, прелести, любезности и достоинства», которые были родными сестрами и супругами трех царевичей — чагатаида, джучида и тулида.

‡агрузка...

 

Из описания походов Тимура видно, что в конце 14 века аргыны жили между оз. Ала-Куль и р. Каратал, т. е. оставались на прежних местах.

 

Будучи в составе Чагатаева Улуса, аргыны подверглись опустошительным нашествиям Тимура в 1376, 1389 и 1390 годах; затем в начале 15 века с востока начались нападения на них джунгар. В 1456 году аргыны были уже гораздо западнее и находились в подчинении внука Орус-хана, известного хана Джанибека. По-видимому, аргыны ушли на запад около 1400—1410 годов, так как аргыны (отделение канджигалы) в 1420 году участвовав ли в походе Барак-хана, отца Джаныбека, на Ташкент и Ходжент. Среди аргынов существует еще предание, что самыми приближенными лицами Абульхаира Узбекского были Кобланды-батыр из род кара-кыпчак и Даирходжа, прозванный Ак-Жолом, из рода аргын. Соперничество их кончилось убиением Даирходжы (Ак-Жола) кыпчаком Кобланды. Аргыны потребовали от Абульхаира выдачи Кобланды; хан отказал в их просьбе. Тогда аргыны (и кереи) во главе с султанами Джа-нибеком и Гиреем оставили Абульхаира и ушли на восток. Это предание объясняет причину ухода Джаныбека и Гирея в Моголистан, на юг от оз. Балхаш (Хан-Тау), что нам известно из истории. Очевидно, этой кровной обидой и объясняется то, что у шейбанидов не осталось ни одного аргына в то время, когда все остальные роды оказались разделенными между шейбанидами и потомкамй Джаныбека; по крайней мере в списке названий родов, бывших с Мухамед-Шейбани при завоевании им Туркестана, аргыны нигде не упоминаются. Так как образование казакского ханства начинают обыкновенно с этого момента (с чем я не вполне согласен), то аргыны были без сомнения старшим членом в составе этого ханства. Киргизские предания определенно указывают, что Джаныбек впоследствии переселился в низовья Волги и здесь построил г. Астрахан. Карамзин говорит, что Золотоордынский хан Ахмед передал Крым Джаныбеку. Из Вельяминова-Зернова видно, что Джаныбек опасался Менгли-Гирея и сносился в 1475—1477 годах с Иваном III, прося у него убежища на всякий случай. Наконец, около 1480 года переселился в Россию, где и умер. Из Вельяминова-Зернова знаем, что аргыны в Крыму, Казани и Астрахани играли выдающиеся роли и были карачиями (приближенные ханов). Выше мы видели, что аргыны были наиболее надежным и верным элементом в руках сыновей Барака. После этого мы не ошибемся, если скажем, что по смерти Абульхаира Узбекского (около 1465 г.), Джаныбек со своими аргынами поселился в низовьях Волги и здесь построил постоянную ставку — город Астрахань. Возможно, что это один из нескольких городов, известных под этим именем, возникших и разрушавшихся разновременно. Здесь он, по-видимому, пробыл недолго. Золото-ординский хан Ахмед, не желая очевидно держать вблизи себя такого влиятельного чингизида, уступил ему Крым, куда он и переселился со значтиельной группой верных аргынов; когда Джаныбек ушел в Россию, аргыны остались в Крыму и продолжали играть выдающиеся роли.

 

Наконец, из указания Вельяминова-Зернова (часть 1, стр. 123) о том, что Казань считалась юртом Барака можно заключить, что сам Барак (убитый около 1430 года) управлял северной частью Золотой Орды до появления там Улу-Мухамеда и образования Казанского Ханства. Значит, аргыны могли появиться там при Бараке, и затем оставаться, как один из господствующих родов.

 

На Кавказе в реку Сунджу впадает горная речка Аргун, текущая по Аргунскому ущелью, в котором расположен аул Аргун; это, вероятно, осколок, приведенный туда кем-нибудь из потомков Джаныбека. В журнале «Новый Восток» (№ 5—1924 г.) гр. Яковлев в статье «Новое в изучении сев. Кавказа» говорит, что султаны Аварии были из рода султана Оруса. Возможно, что султаны эти произошли от потомка внука Орус-хана — Джаныбека. Со слов башкира Мулакаева, Рычков сообщает, что сын Хак-Назар-хана Ахмед-Гирей ушел во главе части ногаев на р. Кубань (около 1580 г.); возможно, что с ним ушли те аргыны, потомки которых живут в Аргунском ущелье. Большая группа аргынов, оставшаяся под властью ногайских мурз, потомков Едыге, по-видимому ушла оттуда в середине 16 века после кровопролитных междоусобий мурз (Исмаила и Юсуфа) и покорения русскими Казани и Астрахани.

 

В конце 16 века аргыны появляются на Каратауских горах и участвуют в походах Таукель-хана и Есым-ха-на на Фергану, Самарканд и Бухару.

 

В походе Есым-хана на Ташкентского удельного хана Турсуна 1629 г. участвовали аргыны: среди аргынов Каркаралинского и Семипалатинского уездов сохранилось предание, что во время набега на катаганов при Есым-хане аргынекие батыры привезли 40 девиц, из коих некая Конырбике была взята в жены тобыктинцем Сары, предком знаменитого киргизского народного поэта Абая Кунанбаева и историка Шакерима Худайбердина.

 

С 1620 года начинаются кровопролитные столкновения киргиз с калмыками, причем перевес, по-видимому, оставался на стороне калмыков, положение киргиз несколько улучшилось при знаменитом киргизском законодателе Тауке-хане (конец 17-го и начало 18 веков). Аргыны в это время жили к северу от Каратауских гор, изредка, по-видимому, попадая своими кочевьями в районы среднего течения Сары-Су и горы Улу-Тау. При наступлении джунгар в 1723 году аргыны (кереи и джалаиры) пострадали сравнительно меньше — они укрылись в безводных пустынях Бетбак-дала. Во время победоносного наступления киргиз в 1725—26 годах аргыны были в первых рядах.

 

В 1726 году, по свидетельству Левшина, киргизские ханы рассорились. Причиной ссор, по-видимому, было избрание в ханы 3-х Орд по смерти Болат-хана его сына, сравнительно молодого Абульмамбета. Дядя его и брат Болата старик Самеке (Шахмухамед) и главнокомандующий всеми киргизскими силами, удельный хан Младшей Орды, престарелый Абульхаир сочли себя обойденными, и в разгар стремительного и победоносного шествия, в котором киргизы дошли до реки Или, бросили фронт и ушли на северо-запад к русской границе, где и приняли русское подданство. Победоносная, славная кампания была окончательно сорвана, оставшиеся киргизы отступили: большая часть (Средняя Орда) ушла на север, меньшая (Старшая Орда) оказалась прижатой к Сыр-Дарье и вынуждена была покориться джунгарам. Однако эти группы не переставали бороться пока после избиения калмыков китайцами (1757 г.), не удалось Аблай-хану во главе этих киргиз добить калмыков; после этого уже с 1758 года аргыны стали устраиваться в тех местах, где их застали русские.

Кереи

 

 

По данным монгольского историка Санан-Сесена (см. Г. Говорт. Чингис-хан), монголы во времена Чингисхана делились на 3 группы *: 1) Еке-монгол (великие монголы), 2) Су-монголы или татары (мангыт, унгут, чурыт) и 3) Кереи. Аристов утверждает, что керей как народ упоминается в китайской истории в 9 веке. Из местностей с именем керей известен приток р. Уда на северном склоне Саянских гор. По Харузину («К вопр. о происх. киргиз»), в 10 веке численность кереев доходила до 900.000 душ. По Рашид-Эддину, кереи состояли из следующих подродов: сахыят, дубоут, тонгоит, албат, каркын. Если окончание множественного числа «т» переменим на окончание единственного —«н» получим сахы или саха, дубо и т. д. В Алтайских горах на север и запад от Телецкого озера (правильнее —Долесское — по имени каракиргизского рода долес, проживающего в тех местах) в настоящее время обитает племя дубо, которых русские назвали черневыми татарами. По рекам Абакан и Юс, составляющим притоки р. Енисея, проживает племя саха, которых русские прозвали сагайскими татарами. Восточнее от них живут племена Каракас и камаса, которые называют себя туба. Знаток алтайских народностей и если не ошибаюсь, происходивший из племени хагас, покойный проф. И. Ф. Катанов говорит, что «дубо» есть не что иное, как теперешние урянхайцы и каракасы, называющие себя туба, и что дубо и уйгуры происходят от гуннов и в 5 веке жили в верховьях Енисея. Киргизские кереи в настоящее время в своем составе не имеют подродов, перечисленных Рашид-Эддином, зато есть подрод Каракас, тождественный, очевидно, с тем, который находится на Алтае и который называет себя туба. Фишер свидетельствует, что в 1639 году русский уполномоченный Неверов был взят в плен на Алтае «Кераитом, особливым родом тубинских киргизов». Из этих сопоставлений несомненно явствует, что нынешние черневые и сагайские татары, урянхайцы, каракасы и наши кереи — осколки когда-то многочисленного и сильного племени керей, которое в самом начале происходило от гуннов, т. е. тюрков и с течением времени омонголилось.

Далее Кочнев говорит, что якуты сами называют себя саха, производят себя от сагайских татар. Он утверждает, что антропологические изыскания указывают на 2 совершенно различные типы якутов: один служит представителем чистой расы, имеет облик — нос прямой, скулы маловыдающиеся, веки чуть скошенные, стройный стан и вообще напоминает собою киргиза; у другого типа лицо чисто монгольское, разрез глаз узкий и косой, скулы сильно развиты, нос широкий, губы толстые, длинное сутуловатое туловище на коротких ногах». Да и предания самих якутов определенно указывают на смешение двух различных племен. По словам Иохельсона (заметки о населении Якутской области), якуты составляют омонголившуюся ветвь тюркского племени, первобытным местом которого лингвисты считают Туркестан. Серошевский, Врангель и другие указывают на присутствие в якутском языке названий таких предметов, которых нет в Якутской области, и которые есть только на юге: лев, тигр, верблюд, змея, и т. д., что подтверждает факт переселения якутов с юга.

 

Здесь я позволю себе привести один очень интересный рассказ. В 1880 годах за убийство был сослан в Сибирь на поселение киргиз Лепсинского уезда Маканчи-Сады-ровской волости Джаксылык (фамилию не помню). В Японскую войну он участвовал как доброволец, вследствие чего по окончании войны ему разрешили вернуться на родину *. В 1905 году он рассказал мне нечто для меня в то время непонятное и загадочное. По его словам, он прожил несколько лет в Якутской области, через 3—4 месяца по прибытии туда он мог сносно объясняться с якутами. Однажды якуты спросили Джаксылыка, не знает ли он что-нибудь о могиле Козы-Корпеша и Баян. Джаксылык был крайне удивлен и сказал, что кладбище их находится в Лепсинском уезде на р. Аягуз. Они сказали, что Козы-Корпеш и Баян — якуты, и что они сами происходят от самых близких родственников Козы-Корпеша или Баян (не помню кого из них назвал Джаксылык); они рассказали былину о Козы-Корпеше и Баян, причем она оказалась очень близкой к киргизской былине. Джаксылык в 1920 году был жив; человек он малограмотный, и во всяком случае не из тех, которые являлись как бы живыми хранилищами преданий, сказаний и т. д.; такими делами он не интересовался и вообще ничем не выдвигался из ряда обыкновенных скотоводов. Выдумывать такие сложные и с первого взгляда непонятные вещи ему совершенно незачем, да и по развитию своему он не в состоянии.

 

Теперь же после изложенного выше, рассказ этого простоватого человека приобретает очень ценное значение. Замечу к тому же, что хотя киргизы повсеместно знают эту интересную и трогательную легенду, до сих пор не удалось разыскать какому киргизскому роду принадлежат Козы-Корпеш и Баян. Между тем ведь киргизы отлично знают, что легендарный Қобланды родом кыпчак, и есть поколения, считающие его предком; погибший в 1420 году в бою между Едыге и Кадыберды Ер-кокче, которого Никоновская летопись называет «Батыром татарским, велика суще телом и силой» из рода уак; убитый в 1546 году в Казани Сафа-Гиреем великан-богатырь Чора Нарыков — родом тама, которого таминцы Акмолинского уезда считают своим предком.

 

Из слов Аристова выходило, что у якутов тамг нет; это обстоятельство нас несколько смущало; но вот Кочнев утверждает (стр. 62), что ему лично приходилось видеть тамги □, [, О, (, хотя оговаривается, что их вообще мало. Но у якутов существует предание, согласующееся с мнениями исследователей, что у них раньше была высшая культура, была письменность, которую утратили; то же подверждают Иохельсон, Дионео и другие. Народ, утративший письменность, конечно, мог утратить и родовые тамги.

 

Оставляя пока некоторые выводы до дальнейшего, перейдем к истории кереев в хронологическом порядке. Известно, что перед Чингис-ханом монголы платили дань китайцам, и что самым могущественным из князьков монгольских был керейский Тугрул-хан. Когда монголы отказались от уплаты обычной дани, Китайский император предложил Тугрулу привести сородичей к покорности, Тугрул эту задачу выполнил блестяще, за что от императора получил благодарность и титул Ван-хана. Кереи в это время жили в верховьях р. Онона, Керулена и Орхона. Как раз в это время среди них стала распространяться христианская религия (несторианство).

 

Слух об этом дошел до западной Европы и превратился в легенду о попе Иоанне, короле кереев. Только Рубруку в 1253 году удалось выяснить, что поп Иоанн был никто иной, как керейский Ван-хан. Тургул и отец Чингиса Есукей-батыр были друг другу «андами» (самый близкий друг). По смерти Есукея, Ван-хан, как его «анда», обязан был заменить сироте его отца. Только благодаря поддержке могущественного Ван-хана, Чингису удалось восстановить юрт отца.

 

Сын Ван-хана, Сенгун, считавший себя кандидатом в великие люди, не мог переносить возрастания могущества Чингиса, старался ссорить отца с Чингисом, что ему в конце концов и удалось. Это повело к неприязненным отношениям, а затем и к открытым выступлениям, и в 1203 году побежденный Ван-Хан бежал на запад, попал в руки другого заклятого врага Байбука, хана Най-манского, и был убит воинами последнего. После этого кереи покорились Чингис-хану (1203 г.). Часть кереев вместе с побежденными меркитами бежала на запад. За меркитами отряды Чингис-хана гнались до Тургайской области и здесь были разбиты в последний раз в 1216 году. Мы полагаем, что род керейт в составе джетыру (семи-родцы) Младшей Орды — потомки этих беженцев кереев. С течением веков, не имея связи с оставшимися на востоке кереями, они совсем забыли о своих родственниках, как и последние о них. Этим, по-моему, объясняется, что одни называются просто кереями, другие — керейтами (окончание «т»— обозначает множественное число).

 

Аристов говорит, что большая часть войска Хайду-хана (внука Угедея) состояло из кереев и найманов (1270—1301 г.). Кереи в это время жили в верховьях Черного Иртыша. Из похода Тимура знаем, что в его время (1370—1400) кереи обитали по Черному Иртышу до оз. Ала-Куль и горы Джирен-Кабырга. Возвышение джунгар началось, как известно с 1399—1400 годов. Моголистанский хан Вайс-хан (в период 1408—1428 гг.) 61 раз бился с джунгарами и только один раз победил их. Примерно в 1420—30 годах джунгары заняли Леп-синский уезд, вследствие чего кереи должны были бежать.

 

Надо полагать, что кереи в это время пережили сильнейший погром; по-видимому какое-то грандиозное нападение джунгар застало их неожиданно и они вынуждены бежать в разные страны.

 

Теперь считаю нужным вернуться к легенде Козы-Корпеш и Баян-Слу. В былине говорится, что аул Козы-Корпеша откочевал куда-то далеко от аула Баян-слу. На аул Баян часто нападали калмыки, а один из них, Кодар, даже поселился в доме Баян и решил жениться на ней во что бы то ни стало. Чтобы помещать его плану, дядя Баян отправился искать Козы-Корпеш. Однако ввиду преклонного возраста он не рассчитывал, что сможет вернуться в родной аул, и поставил целью как-нибудь добраться до Козы-Корпеша. Поэтому на более примечательных горах он проставлял некоторые предметы, по которым Козы-Корпеш мог бы найти аул Баян-Слу. Так, на одной высокой горе он оставил каркару (особое украшение из разноцветных перьев по углам сундуков) — эта гора стала называться «Каркаралы». На другой горе оставил золотой кол, по чему эта горка до сих пор называется «Алтын казык» и т. д. Наконец он встретил Козы-Корпеша, выехавшего искать свою невесту, смог только рассказать, что нужно, и о признаках, по которым он должен следовать, и умер. В это время Баян выдумывала все новые причины к откладыванию дня свадьбы. По ее просьбе влюбленный Кодар выкопал колодец, который поныне существует и называется «Кодар-Казган», т. е. выкопанный Кодаром (на запад от Арганатинских гор и в 20 верстах на восток от места впадения р. Аягуз в озеро Балхаш). По именам сестер Баян названы речки Тансык, Ай, Айгыз (все около г. Сергиополя). Кодар, побежденный прибывшим Козы-Корпешем, отправляется к своим сородичам за помощью. Кодар во главе калмыков делает нападение на аул Баян и, как полагается по былине, терпит поражение, но все же оказывается опять в ауле Баян, а Корпеш уходит и скрывается. На самом деле, очевидно, победил Кодар, которому удается впоследствии разыскать Кор-пеша под одиноким тополем в местности «Куркульдек» (место впадения р. Аягуза в оз. Балхаш) и убить. Баян все же сумела избавиться от Кодара хитростью. После гибели Кодара на Баян захотел жениться богатый Кара-ванбаши, которого она заставила построить кладбище над Корпешем и по окончании работ вонзила себе в сердце нож и умерла. Её похоронили рядом с женихом. Кроме упомянутых мест имя героини сохранилось в названии Баянаульских гор, где находится гор. Баян-Аул.

 

Мы нарочно привели вкратце сюжет легенды, чтобы сказать, во-первых, что дело происходило в северной части Лепсинского и восточной части Каркаралинского уездов; во-вторых, оно случилось в период первых нападений калмыков. Когда-то сильное и многочисленное племя (в X веке по Харузину было около миллиона душ), жившее во время походов Тимура (1370—1390 гг.) сплошной массой на большой территории, по-видимому, в 1400—1410 годах пережило сильнейший погром и бежало — большая часть на Алтай (черневые, сагайские татары, каракасы и далее — якуты), а меньшая часть бежала на запад к аргынам. Очевидно эти последние беженцы привезли с собою рассказы о Козы-Корпеше и Баян, которые понемногу с течением времени превратились в трогательную легенду. Предположение о погроме и бегстве кереев в разные стороны вполне оправдываются их преданием о том, что из 12 родных братьев кереев 6 погибло от рук калмыков, и нынешний род произошел от оставшихся 6-ти братьев.

 

Дальнейшая судьба наших кереев тесно связана с судьбой аргынов, хотя они не играли такой крупной роли, как аргыны. Кереи (по крайней мере подрод ачамайлы) участвовали в походе Барака (1420) на Ташкент и Ходжент. В 1723 году кереи (как и аргыны) пострадали сравнительно меньше, чем другие роды.

 

В войнах Мухамед-Шейбани упоминается племя са-хиот (очевидно керей), которое так и осталось среди узбеков Ферганской, Самаркандской областей, Бухары и Хивы.

Уак

 

 

Уак в истории не упоминается; среди узбеков, ногаев, башкир, татар крымских и казанских имя «уак» также не встречается. Есть одно географическое имя, напоминающее уак,— это гора Увек в 9 верстах от г. Саратова на берегу Волги. Если принять во внимание, что русские обычно коверкают тюркские слова (Авзяк-хан — вместо Узбека, Еруслан вместо Янарслана, Рын-пески вместо Нарын-песков и т. д.), то возможно, что гора действительно носила имя Уак. Выше было сказано, что убитый в 1420 году, в бою между сыном Тохтамыша Кадырбер-ды и Едиге (когда оба соперника погибли), «батыр татарский, велик сущий телом и силой» Ер Кокче — родом уак, которого петропавловские киргизы считают своим предком. Слово «уак» я понимаю в смысле «мелочь» или «смесь», даже и то и другое вместе, т. е. смесь — незначительная по количеству и разнородная по составу; и действительно, уак в Средней Орде самый малочисленный род и в него входят: 1) багыс — без сомнения оторвавшаяся часть от каракиргизских багишей, 2) сргелы из сргелинцев Старшей Орды, 3) ергенекты потомки ергенекты найманов (или сары жомартов).

Найман

 

 

В 8 веке в китайской истории найман упоминается как племя, живущее к югу от оз. Байкал; в 850 годах обитали от верховьев Орхона до Таримского бассейна с одной стороны, и Черного Иртыша, с другой. Из географического положения мест, занятых найманами, видно, что они все время жили в среде монголов; ввиду того, что к монголам отнесены и аргыны, жившие гораздо западнее, правильнее считать найманов за монгольское племя.

В 1190 году, по смерти найманского хана, сыновья его Буйрек и Байбука перессорились между собой из-за обладания молодой мачехой, оставшейся от отца. Вскоре Буйрек под напором Чингиса и Ванхана керейского ушел со своим народом к Алтайским горам. Байбука, известный у китайцев под именем Тай-Ванга, долго боролся против Чингис-хана, которым был разбит и убит в бою у подошвы Хан-хайских гор (1204 г.). Его сын Кушлук во главе найманов ушел к дяде Буйреку. В 1206 году в бою на восточной стороне Тарбагатайских гор пал и Буйрек, после чего найманы под начальством Кушлука бежали на Иртыш. В 1208 году на берегах Иртыша Чингис-хан разбил соединенные силы найманов и меркитов, после чего эти племена бежали в нынешнее Семиречье, в Джаркентский уезд. Тогдашним местожительством меркитов был район горы Каркара, где имеются реки Орта-Мерке и Чет-Мерке.

 

Народы, жившие в эту эпоху на протяжении от Джунгарских гор (тепершние Лепсинские и Копальские Ала-Тау) до Ирана, были подвластны каракитайскому гурхану, имевшему резиденцию на реке Чу. В 1210 году каракитайское войско было разбито на берегах реки Талас могущественным вассалом Мухамедом Хорезм-шахом и отступило назад (по некоторым источникам сражение было безрезультатно, но отступление караки-тайского войска остается фактом). Деморализованные беглецы бесчинствовали по пути и грабили своих. Жители города Баласагун — мусульмане, заперли ворота перед ними; город был взят на 16-й день осады, разграблен, и большая часть населения погибла. Кушлук, принятый когда-то гурханом доброжелательно, в разгар Таласского боя захватил казну гурхана в Узгене и явился к Баласагуну. Гурхан, покинутый всеми, нашел убежище у Кушлука; вскоре и войска гурхана покорились Кушлуку, который, таким образом, сделался повелителем восточной половины империи гурхана. Около 1211 года он сделал набег на нынешний Кульджинский район, правителя страны Бузара взял в плен и умертвил. Алмалыка взять не удалось. Резиденция его была в Кашгаре.

 

Чингис не мог допустить такого возвышения и могущества найманов и отправил против Кушлука сильный отряд во главе со знаменитым Джебе-Нояном. Кушлук был разбит, бежал на Алайские горы, где был настигнут в районе Сарыкуля и убит. Джебе, по-видимому, вернул найманов назад в верховья Черного Иртыша, так как лет через 30 после этого и Карпини и Рубрук застали главную массу найманов к востоку от Тарбагатайских гор.

 

Оставшиеся на Алае найманы впоследствии вошли в состав каракиргиз и доныне проживают в тех местах. Утверждение Абулгазы Багадурхана, что найманы вошли в удел его предка Шайбака еще при жизни Батыя (умершего в 1255 году) не соответствует действительности; на самом деле этот переход совершился примерно на 100 лет позже. Это следует во-первых из того, что Рубрук застал их в верховьях реки Иртыша всего за 2 года до смерти Батыя; во-вторых, Аристов утверждает (этнич. сост.), что главные силы Хайду хана составляли кереи (жившие западнее) и найманы (восточнее). Следовательно, найманы, по крайней мере до смерти Хайду (1301 г.), были в Улусе Угедея. Но уже в 1370 годах в описании походов Тимура на прежних кочевьях они не значатся. С другой стороны Абулгазы говорит, что после шайбакида Темырчи, современника Абульхаира Узбекского, найманы, будучи уверены, что от Темырчи потомства не осталось, откочевали; но через 6 месяцев по смерти Темырчи родился наследник Джадыгер. Уйгуры дали знать найманам, которые в «чуюнчи» (подарок за радостную весть) дали первого скакуна карей масти на лбу. Найманы возвратились, уйгуры устроили пир и на почетные места посадили найманов, с тех пор, говорит Абулгазы, найманы садятся выше уйгуров. Это подробное описание показывает, что найманы состояли в подданстве шайбакидов не менее 50—70 лет. Абульхаир родился в 1413 году, Джадыгер, по-видимому, несколько старше его. Таким образом, переход найманов к шайбакидам состоялся, вероятно, около 1320—1330 годов, т. е. несколько лет спустя по смерти Хайду-хана; вероятно это случилось во времена междоусобных войн уге-деевцев и чагатаидов. Так как западной частью Улуса Джочи (Золотая Орда) владели потомки Батыя, восточной частью (Семипалат. область) и от оз. Балхаш до Каратау (Белая Орда) владели потомки Орда-Ежена, а среднею частью от Аральского или Синего моря на север (Синяя Орда) повелевали потомки Шайбака, то найманы, по-видимому, поселились в местах Атбасарско-го, Иргизского уездов и были в соседстве с хорезмскими уйгурами, жившими в низовьях Аму и Сыр-Дарьи.

 

Как видно из «Шейбани-Наме» Мухамеда Салиха, найманы были с Мухамедом Шейбани при завоевании им Туркестана. Когда в 1508 году Мухамед Шейбани раздал завоеванную территорию в уделы, из нечингиси-дов один только Кобуз-найман получил в управление Мерв с окрестным населением. Найманы участвовали также во всех походах Обайдулла Хана на Иран. В 1530—1550 гг. Мервом управлял найман Джолымбий. В 1570—1580 гг. в нынешней Туркмении был хан Санд-жар (из Шейбанидов). Абулгазы говорит, что найман Кулмухамед-бий держал Санджара во дворце и распоряжался всем от его имени. В 1570—1580 гг. найман Назар-бий аталык управлял Балхом с окрестностями. В 1580—1590 гг. нуратинскими кочевниками управлял найман Ахмет-Али-аталык.

 

В 1570—1580 годах шейбанид Бабахан своими авантюристическими выходками одинаково беспокоил Самаркандских узбеков, киргиз и ногаев. У него были довольно значительные силы из киргиз. Во всех предприятиях его участвовал найман Джан-Мухамед-бий-аталык со своими найманами и Шах-Газы-бий из рода дурмен. Бабахан и Джан Мухамед были убиты в 1582 году султаном Таукелем (бывшим впоследствии киргизским ханом).

 

По словам моего покойного отца, мой предок в 16 колене Толегетай был в свое время очень известным человеком и управлял своим родом; похоронен в Узгенте на фамильном кладбище Ходжей. Житель поселка Чаян Чимкентского уезда Мады Магзум подтвердил это и прибавил, что Толегетай был женат на дочери влиятельного Ходжи. По его словам, известный полководец Самаркандского Имамкулы-хана Джалантос-батыр из рода алчын (построенный им медрессе в Самарканде существует поныне) просил руки дочери одного узгенского Ходжи; последний ему отказал, мотивируя, что потомкам пророка неприличествует выдавать дочерей за простых киргиз. Тогда Джалантос сослался на бывший пример с Толеге-таем, добавив что он Джалантос по своим заслугам не ниже Толегетая. Однако в просьбе было все же отказано. Мады Магзум пояснил, что между Толегетаем и Джалантосом прошло два поколения, т. е. около 50 лет. Джалантос построил медресе в Самарканде в 1619 г., а в 1643 году вместе с киргизским ханом Джангыром ходил на калмыков. Отсюда видно, что Толегетай жил в конце 16 века где-то около Узгента. Это вполне подтверждается преданием, что внук его Ерторы был современником Есымхана (1630 г.). Это также согласуется и с подсчетами, дающими обычно для киргиз около 4 поколений на 100 лет. По свидетельству Абуль-Газы, найман Софы Мурза в 1604 году в Хиве составил заговор с целью убить Араб-Мухамед-хана, отца историка и посадить на его место некоего Хосрау (тоже шейбанид). Заговор был открыт и Софы был убит своим братом Баба-мурзой, приближенным Араб-Мухамеда.

 

Из приведенных выше данных видно, что целых 100 лет (с 1500 г. по 1600 и как далее увидим, даже до 1625) на протяжении от Мерва и Балха до низовьев Сыр-Дарьи и даже несколько дальше, найманы играли крупную политическую роль, они опирались, очевидно, на свое численное превосходство над многими другими родами.

 

Абулгазы Богадурхан был свидетелем дальнейшей судьбы найманов вплоть до 1625 года, так как сам принимал активное участие в кровавых событиях, происшедших в этот период. У Араб-Мухамеда было две жены, одна из фамилии чингизидов, другая найманка. Сыновья найманки Абш и Ельбарс, опираясь на родственников со стороны матери, найманов, взбунтовались против отца, взяли его в плен, ослепили, а затем убили (1621). Власть над Хорезмом перешла к ним, а через них найманам. Сыновья другой жены, в том числе и сам историк, озлобленные поведением Абша и Ельбарса и найманов вообще, открыли военные действия. Взаимная резня продолжалась целых 4 года и только в 1625 году отцеубийцы были побеждены, взяты в плен и убиты. Победители решили вырвать зло с корнем, т. е. перебить всех найманов. И вот найманы покинули Хорезм и бежали в 3 стороны: к киргизам в сторону Сыр-Дарьи, к ногаям — в низовья Эдль-Джаик (т. е. Волги и Урала), и в Бухару. Таким образом, до 1625 года найманы были в группе кочевых узбеков Хивы.

 

Найманы ногайские, ставропольские и крымские произошли от второй группы (ногайские найманы в низовьях Волги имеют те же тамги, что наши); большинство найманов, проживающих на юг от Бухары — произошли от беженцев 1625 года, а керминенские найманы — потомки беженцев 1723 года. В 1680 годах найманы заняли Каратауские горы от гор. Аулиэ-ата до Ташкента с одной стороны, и до впадения р. Арысь в Сыр-Дарью, с другой. Небольшая часть жила на левом берегу Сыр-Дарьи. От нашествия джунгар больше всех пострадали найманы, жившие восточнее других. Мой предок в 7 колене зимовал в местности Теректы по р. Боролдай и погиб со всеми сыновьями и всем аулом, исключая случайно оставшегося в живых мальчика, родившегося всего за 25 дней перед тем (мой предок в 5-м колене). По всем данным предания, нашествие случилось в самом начале весны 1723 года. Найманы бежали через Ташкент, Чирчик, Ангрен и переправились через Сыр-Дарью немного выше теперешнего Конногвардейского поселка, где находится озеро Алка-Коль.

 

Это грандиозное историческое бедствие называется «Актабан чубрынды, Алка-Коль сулама», что значит — всенародное бегство до состояния, что «побелели (износились) пятки, и беглецы в изнеможении упали вокруг озера Алка-Коль».

 

В освободительной войне 1725—26 годов против калмыков найманы участвовали наравне с другими.

 

Как видно из списка принявших в 1738 году в старом Оренбурге (Орске) присягу на подданство России (Крафт. Степное Положение), найманы в 1726 году ушли с Самеке к русской границе. Однако, вскоре по смерти Самеке, найманы переходят к Аблайхану и принимают деятельное участие в изгнании джунгар за Алатау-ские горы. В 1758—1760 годах найманы уже занимали земли от р. Токраун в Каркалинском уезде до Алтая и Джунгарских гор; последнее передвижение произошло около 1810 года, когда найманы покинули Каркалинский уезд и Чингис-Тау, и ушли на юг.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.021 сек.)