АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 13. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА БАНКРОТСТВА И ЛИКВИДАЦИИ БАНКОВ

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. II. Заемные (привлеченные) ресурсы коммерческих банков
  4. III. Глава о необычных способностях.
  5. IV. Глава об Освобождении.
  6. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  7. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  8. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  9. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  10. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  11. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  12. А) ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КАТЕГОРИИ ВИДА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Банкротство представляет собой признанную арбитражным судом не­способность банковского учреждения в полном объеме удовлетворить тре­бования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнять обяза­тельства по уплате обязательных платежей в бюджет. Банкротство предопре­делено самой сущностью рыночных отношений, которые сопряжены с нео­пределенностью достижения конечных результатов и риском потерь. При изу­чении причин банкротства банков выделяют внешние и внутренние факторы. К числу внешних факторов относятся следующие: изменение общеэкономи­ческой ситуации, у грата банком доверия публики, массовое изъятие вкладов; обострение конкуренции, необоснованные решения органа, осуществляю­щего надзор за банками; недостаточный контроль с его стороны, вмешатель­ство акционеров в деятельность банка и др. Внутренние факторы включают в себя некомпетентность руководства банка, недостатки вну i рибанковской орга­низации и системы кон гроля, спекуляцию, недостаточную отраслевую дивер­сификацию кредитов, слабый контроль за заемщиками, нарушение действу­ющих нормативов, личную зависимость от заемщика, обман органа банковс­кого надзора, криминальные манипуляции и др.

Роль и значение данных факторов меняются в зависимости от страны и состояния экономики. Так, в условиях кризисного развития экономики по­вышается значимость общеэкономических факторов. Существенный вес в отдельные периоды могут иметь колебания конъюнктуры на отдельных рын­ках. Например, кризис рынка недвижимости в Японии в начале 90-х гг. XX ст. привел к резкому ухудшению состояния японской банковской системы.

Среди внешних причин особо выделяют недостаточно продуманные ре­шения инстанций, предоставляющих лицензии на банковскую деятельность. Так, при предоставлении лицензий на осуществление операций в тех регио­нах, где рынок и клиентура уже поделены между имеющимися банками и конкуренция между ними высока, подобные решения могут в отдельных слу­чаях создавать предпосылки будущего банкротства. То же самое происходит, если лицензии предоставляются банкам, ориентирующимся в своей деятель­ности на одну или несколько фирм, что с самого начала обусловливает зави­симость и неустойчивость такого рода «домашних банков». В то же время подавляющее большинство банковских банкротств сводится в конечном сче­те к внутренним причинам.




Слабый кредитный анализ и отсутствие соответствующих процедур также являются ключевыми факторами, объясняющими величину проблемных ссуд в кредитных портфелях банков. Некоторые банки совсем не анализируют кре­дитоспособность заемщиков, а публикуемая финансовая отчетность может полностью дезориентировать банк в оценке состояния их клиентов. Банки, как правило, отдают предпочтение крупным заемщикам, исходя из принципа, что «большой значит лучший». Банки с более эффективным менеджментом со­здают у себя систему кредитного анализа и соответствующих процедур, кото­рая постоянно совершенствуется. Тем не менее потребность в улучшении сохраняется, поскольку сказывается недостаток опыта кредитования у банки­ров.

При этом особое значение имеет ошибочная кредитная политика банков, которая, по оценкам ряда исследователей, «ответственна» за 90-95 % случа­ев резкого ухудшения финансового состояния банков. Неверная кредитная политика (в частности, одностороннее увлечение кредитованием операций с недвижимостью) привела в 1991 г. почти все крупные скандинавские бан­ки на грань краха. Ошибки в кредитной политике в основном сводятся к слабому контролю за действиями и финансовым состоянием заемщиков, к превышению допустимых размеров кредитов, а также к недостаточной их отраслевой диверсификации. При несостоятельности кредитных учрежде­ний действие этих фак горов обычно прослеживается одновременно. Дан­ные факторы дополняются общей спекулятивной направленностью кредит­ной политики, а также обманом органов надзора. Одной из важных причин банкротств следует считать одностороннюю ориентацию банка на одного или нескольких заемщиков.

Из-за нестабильной экономической ситуации банкам необходимо увели­чивать резервы на возможные потери по ссудам, что затруднено невысоким уровнем прибыльности банков. Однако реструктуризация кредитных порт­фелей банков мало занимает регулирующие органы, поскольку их главная цель - обеспечить предоставление базовых банковских услуг в системе, в основном связанных с проведением платежей. Такое развитие не предвеща­ет ничего хорошего в условиях отсутствия у банков инструментов урегули­рования просроченной задолженности. В то же время выдача ссуд является одним из немногих направлений бизнеса, в котором банки могут работать, поскольку рынок государственных ценных бумаг еще очень слаб. Кроме того, развитие кредитования является необходимым условием для существования здоровой банковской системы.

‡агрузка...

Банковская деятельность имеет ряд специфических особенностей, что предъявляет особые требования как к надзору за банками, так и к вмешатель­ству в деятельность банков при угрозе их банкротства. Спецификой банковс-


ких операций является трансформация сроков кредита, поскольку, беря у вклад­чиков деньги на относительно короткие сроки, банк превращает их в долго­срочные кредиты. Это находит свое отражение в том, что банки имеют очень низкую долю собственного капитала при весьма значительном удельном весе привлеченного капитала. Кроме того, что особенно важно, банк почти всегда является в значительной степени неликвидным, т. е. он, как правило, не в со­стоянии в любой момент погасить все свои обязательства перед вкладчиками. Так, анализ балансов ведущих швейцарских гроссбанков, проведенный швей­царскими исследователями, показал, что ни один из них не смог бы выплатить своим вкладчикам внесенные ими суммы, если бы все они одновременно обратились в банк с этим требованием. Поэтому до тех пор, пока вкладчики сохраняют доверие к банку, они предоставляют ему кредит на неопределен­ный срок. Если же определенная часть депонентов одновременно потребует возврата вкладов, то банк неизбежно становится неплатежеспособным.

Доверие к банку образует тот базис, на котором он только и способен функционировать (как и банковская система в целом). Банки имеют благо­приятные возможности для преодоления временных платежных затрудне­ний (в первую очередь за счет межбанковского кредита и рефинансирования через центральный банк). Однако именно данное обстоятельство может уси­лить панику среди вкладчиков при возникновении первых признаков пла­тежных затруднений (а следовательно, отказе других банков от предоставле­ния кредитов). Утрата доверия к банку резко снижает его рыночную сто­имость, поскольку он в значительной мере утрачивает возможность прове­дения прибыльных активных и пассивных операций. Привлечение средств требует повышенных ставок процента в качестве компенсации за риск. От­ток же вкладов побуждает ограничивать активные операции, в частности приостанавливать финансирование долгосрочных проектов, которые вслед­ствие этого быстро падают в цене. Потенциальные покупатели ликвидируе­мых активов приобретают их не по полной, а по существенно заниженной цене. Иногда «издержки банкротств» банков (разница между балансовой и рыночной стоимостью банка на момент ликвидации) составляют в среднем 30 %, что значительно выше, чем при банкротстве предприятий других от­раслей. Характерное для финансовой сферы взаимопереплетение капита­лов в случае банкротства одного кредитного учреждения ставит под удар другие банки и предприятия, вызывая «цепную реакцию» банкротств. Веро­ятны также серьезные нарушения системы расчетов, поскольку при этом сбой в одном из звеньев может легко распространиться на всю систему.

Исключительно важное значение банковского сектора для нормального функционирования рыночной экономики, а также его повышенная уязви­мость и зависимость от доверия клиентов издавна побуждали органы власти


проявлять особое внимание к устойчивости банковской системы. Формы обес­печения этой устойчивости определяются большим числом факторов, в том числе характером и остротой возникших проблем, особенностями законода­тельства, политической и экономической ситуацией в стране и т. п. Однако во всех случаях приходится решать три основных вопроса, связанных с устране­нием спонтанной «цепной реакции» рынка, обеспечением оздоровления ба­лансов и деятельности кредитных учреждений, а также с исключением повто­рения кризисных явлений в банковской сфере.

Для преодоления спонтанной реакции рынка важное значение имеет сво­евременное распознание возникающих проблем и быстрые, решительные действия. Это, в свою очередь, требует наличия соответствующей системы информации и необходимых финансовых средств. Ключевым элементом ин­формационных систем является получение от банков необходимой статисти­ки и ее оценка. В некоторых странах (например, в США) важное значение придается публикации отчетности банков. При этом предполагается, что на основе предоставленной информации рынок сам произведет оценку финан­сового состояния банков. В других странах (Япония, Скандинавские государ­ства) требования к отчетности сравнительно ниже, что предполагает более активную роль органов надзора в оценке положения в банковской системе.

Зарубежная практика знает немало случаев чисто «административного» вмешательства в деятельность банков при угрозе их банкротства. В кризисных ситуащ-'ях применялись такие, например, меры, как закрытие банков на опре­деленный срок, назначение надзорным opiaHOM «кризисного управляюще­го» и др. В то же время вмешательство в деятельность банков требует, как правило, соответствующих финансовых средств, одним из источников кото­рых являются системы депозитного страхования (СДС), создаваемые самими банками. Такого рода системы существуют сейчас практически во всех раз­витых странах мира, однако при возникновении острых проблем средств таких фондов может оказаться недостаточно. В последнее время в США, Норвегии, Финляндии, Швеции возникла потребность в государственной финансовой поддержке банковской системы. В начале 90-х гг. XX ст., например, правитель­ства Швеции, Финляндии и Норвегии объявили, что они гарантируют своев­ременное выполнение банками своих обязательств. Это было сделано для того, чтобы рассеять сомнения в международных финансовых кругах и об­легчить тем самым получение кредитов за рубежом. Размеры предоставля­емой банкам поддержки могут быть весьма значительными. Так, в Норве­гии в 1991 г. эти суммы составили (за счет как частных фондов, так и государ­ственных средств) около 2 %, в Финляндии в 1992 г. - 5,7 %, в Швеции в 1993 г.-2,4% ВВП.


Практика выработала также несколько путей воздействия на банки, нахо­дящиеся в критической ситуации. Зарубежные исследователи выделяют три основные стратегии такого воздействия: выжидание, ликвидация и реструкту­ризация баланса.

Стратегия выжидания действует в том случае, если есть основания по­лагать, что затруднения банка носят временный характер и он сам в состоянии преодолеть их. Такая стратегия использовалась, например, в отношении ряда крупных банков США непосредственно после обострения долгового кризиса развивающихся стран в 80-е гг. XX ст. и в ряде случаев сопровождалась предо­ставлением надзорными органами некоторых льгот банкам (например, изме­нение в их пользу предписаний по учету убытков). Подобные действия ведут при определенных условиях к положительным результатам, однако успех за­висит от внешних обстоятельств, находящихся обычно вне сферы контроля государства и надзорных органов. Кроме того, ослабление правил надзора может спровоцировать проведение чрезмерно рискованных операций.

Ликвидация (продажа кредитного учреждения по частям) применяется сравнительно редко, так как разделение банка приводит к разрушению сло­жившихся отношений с клиентурой и потому связано со значительными по­терями. Поскольку значение этого фактора возрастает с ростом размеров бан­ка, данная мера обычно применяется в отношении небольших кредитных ин­ститутов. В Японии и Скандинавских странах она использовалась почти ис­ключительно по отношению к небанковским финансовым компаниям, в США - к сберегательным кассам.

Реструктуризация баланса (санация) предполагает прямое или косвен­ное увеличение капитала. В Германии и Швейцарии существует практика, когда надзорный орган путем ужесточения контроля, а также мер «морально­го воздействия» побуждает акционеров и собственников к предоставлению дополнительного капитала. Тем самым акционеры подают публике сигнал, что они уверены в жизнеспособности и будущей рентабельности банка. От­каз акционеров от соответствующих действий может рассматриваться в каче­стве аргумента для инициирования процедуры банкротства.

Задачи реструктуризации банковской системы Российской Федерации обусловили необходимость взаимодействия Банка России и государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» (да­лее -АРКО). Их отношения регламентированы нормами Федерального зако­на «О реструктуризации кредитных организаций».

АРКО было создано вскоре после кризиса 1998 г., с капиталом 10 млрд р., однако свои операции оно начало только в 1999 г., поскольку капитал был оплачен только в марте 1999 г. При этом его деятельность в основном направ-<


лена на помощь региональным банкам, особенно из регионов, имеющих наибольшие трудности с банковским обслуживанием. АРКО не действует са­мостоятельно, Центральный банк Российской Федерации указывает ему бан­ки, которые, на взгляд Центрального банка, стоят того, чтобы их реструктури­зировать. Критериями, по которым Центральный банк отбирает банки для АРКО, являются: падение соотношения банковского капитала к активам ниже уровня 2 %, невыполнение банком обязательств более 7 дней и наличие у банка значительной суммы депозитов частных лиц или активов данного реги­она Российской Федерации. Центральный банк очень разборчив в своем вы­боре достойных кандидатов и отбирает те банки, которые играют важную роль в банковской системе.

В случае если план реструктуризации разработан и принимается решение поддержать банк, то он переходит под управление АРКО. Процесс реструкту­ризации не должен превышать трех лет. В конце данного периода АРКО про­дает акции банка на открытых торгах. Приняв банк под свое управление, АРКО вводит мораторий на выплату по обязательствам банка на срок до 12 месяцев и заключает с кредиторами мировое соглашение, хотя АРКО может и дикто­вать условия (в данном случае кредиторы получают столько же, сколько и при принудительной ликвидации). Закон предусматривает, что в процессе рест­руктуризации банк может быть объединен с другим банком (например, с бридж-банком). Кроме того, у АРКО есть право ликвидировать банк, если реструктуризация покажется ему неэффективной.

Когда АРКО берет банк под свое управление, оно может получить данные по всем операциям банка за последние три года, что позволяет Агентству выявить все операции, связанные с уводом активов, которые могли быть вы­годны определенным кредиторам или акционерам. Однако АРКО не имеет такой возможности в случае, когда занимается ликвидацией банка. Главной проблемой АРКО является нехватка ресурсов для рекапитализации проблем­ных банков, находящихся под его управлением.

Перед Агентством не ставилась всеобъемлющая задача реструктуризации всей банковской системы. АРКО была поставлена задача защиты интересов кредиторов в крупнейших банках, имеющих социальное и экономическое зна­чение для экономики страны и ее отдельных регионов. Развитие ситуации в таких банках необходимо было поставить под особый государственный конт­роль. В них требовалось обеспечить справедливые и прозрачные выплаты кредиторами, избежать роста социальной напряженности и, по возможности, там, где это имело смысл, восстановить хозяйственную деятельность банков. Как показывает опыт, деятельность АРКО явилась эффективным инструмен­том сохранения конкуренции в банковском секторе, спасения российской


расчетно-платежной системы, в результате которой государство получило очевидные экономические и социальные выгоды для общества.

При этом добровольная реструктуризация более эффективна при реше­нии задачи финансового оздоровления банка. Однако она имеет четко очер­ченные по времени границы применения. Она может использоваться госу­дарством только в условиях системного банковского кризиса, т. е. в тот пери­од, когда в экономике произошли некоторые форс-мажорные обстоятельства, а имеющиеся у банка проблемы не определяются тактическими ошибками его руководства и акционеров.

При этом добровольная реструктуризация все равно предполагает списа­ние капитала бывших акционеров, а при последующей продаже банка они не должны обладать никакими преимуществами. В своей работе Агентство не­укоснительно следовало этим принципам. Добровольность позволяет сокра­тить на треть сроки восстановления банка и возврат государственных средств. Однако в тех случаях, когда такой подход практически не реализуем, должны применяться механизмы принудительной реструктуризации банков. Вне ра­мок системного кризиса государство может использовать только принуди­тельные или административные технологии реструктуризации. Их задачи -проведение прозрачных ликвидационных процедур, защита интересов креди­торов, поддержание доверия к банковской системе и сохранение банковских активов в обороте.

Закон о реструктуризации не наделял АРКО правом проводить самосто­ятельный отбор банков для их последующего финансового оздоровления, в законе были определены критерии и требования, которым должны удовлет­ворять кредитные организации и на основании которых Банк России направ­ляет Агентству предложения о переходе кредитных организаций под его уп­равление.

Однако, затрагивая основные направления работы АРКО с банками, на­ходящимися под его управлением, нельзя не обратить внимание на проекты по реструктуризации банков без их перехода под управление АРКО. В слу­чае принятия АРКО решения о переходе банка под его управление (равно как и при выходе кредитной организации из-под его управления) Агентство направляет в Банк России информацию о дате принятого решения с прило­жением подтверждающих документов. На основании полученной информа­ции (и со ссылкой на нее) Банк России публикует Указание оперативного характера о переходе кредитной организации под управление (выходе из-под управления) Агентства, а также о вступлении в силу моратория на удов­летворение требований кредиторов в официальном издании - «Вестнике Банка России». Также, в целях обеспечения надзора за деятельностью бан­ков, эта информация в установленном порядке направляется Банком России


в территориальные учреждения Банка России, Агентство, Министерство Рос­сийской Федерации по налогам и сборам, Министерство финансов Российс­кой Федерации и Министерство юстиции Российской Федерации.

Президент Банка Франции может предложить акционерам банка, попав­шего в затруднительное положение, продолжать выполнение своих обязанно­стей (что также обычно предполагает увеличение капитала, замену руковод­ства и т. п ) или прибегнуть к поддержке других банков, что может в конечном счете означать слияние и поглощение. В Скандинавских странах в увеличении капитала традиционно значительную роль играет государство: либо в форме прямых «инъекций», либо в форме предоставления гарантий.

Важнейшую роль в организации процедуры воздействия на «проблем­ные» банки за рубежом играют системы депозитного страхования (СДС). Основными функциями этих систем являются обеспечение стабильности и укрепление доверия к банковской и финансовой системе, защита интересов мелких вкладчиков, минимизация издержек страхования. Выполнение этих функций предполагает активное участие СДС в «спасении» испытывающих платежные затруднения кредитных учреждений, если это обходится дешев­ле, чем открытое банкротство и возврат вкладов.

Так, к числу основных задач Фонда страхования вкладов частных банков в Германии относится оказание необходимой помощи в интересах вкладчи­ков и недопущение снижения доверия к частным кредитным учреждениям в случае возможных или действительных платежных затруднений и в особен­ности при угрозе приостановки платежей. Для решения этой задачи исполь­зуются все необходимые для поддержки меры, в частности платежи отдель­ным кредиторам, финансовая поддержка банков, предоставление гарантий или принятие на себя их обязательств. Наряду с этим в качестве срочных можно использовать и такие меры, как временное закрытие банка, запрет на осуществление финансовых операций, которые не служат цели погашения долгов, запрет на прием новых вкладов и т. д. В Германии, кроме того, в 1974 г. по инициативе Федерального банка был создан Консорциальный банк ликвидности (Лико-банк), который предоставляет в целом устойчивым кре­дитным учреждениям ликвидные средства, если они испытывают времен­ные платежные затруднения. Уставный фонд банка был сформирован за счет средств Федерального банка (30 %), а также взносов всех банковских групп Германии.

В США в соответствии с федеральным законом о страховании депозитов Федеральная корпорация страхования вкладов (ФКСВ) уполномочена ока­зывать финансовую помощь при угрозе закрытия застрахованного банка. Здесь возможны три способа: помощь непосредственно кредитному учреж­дению, испытывающему платежные затруднения; содействие в слиянии это-


го учреждения с другим, устойчивым, банком; оказание помощи компании, которая уже контролирует или будет контролировать неплатежеспособный банк.

В США (в последнее время и в Японии) наиболее широкое распростране­ние получил второй способ поддержки - содействие в слиянии в форме «по­купки-присоединения». Эта процедура, по данным ФКСВ, в последние годы была осуществлена в отношении 80—85 % неплатежеспособных банков. ФКСВ организует процедуру покупки-присоединения, т. е. проводит конкурс среди других банков - членов корпорации на приобретение активов и присоедине­ние обязательств (в первую очередь счетов вкладчиков) неплатежеспособно­го кредитного учреждения. Клиентура и вклады такого учреждения в основ­ном и привлекают другие банки к участию в конкурсе. Для повышения при­влекательности сделки ФКСВ предлагает к продаже не все, а лишь действую­щие активы. При проведении конкурса ФКСВ следит за тем, чтобы сделка по приобретению и присоединению требовала меньших затрат, чем ликвидация банка (за исключением случаев, когда продолжение деятельности банка необ­ходимо для надлежащего обслуживания общины).

ФКСВ может учреждать на срок до пяти лет и так называемые бридж-банки, если после закрытия кредитного учреждения не удается сразу найти подходящего покупателя. Бридж-банк имеет статус национального и управ­ляется советом директоров, которые назначаются ФКСВ. Создаются такие банки при условии, что издержки, связанные с их организацией и функцио­нированием, не превышают затрат по ликвидации банков-банкротов.

В процессе санации нередко производится выделение недействующих активов банка в особое управление. В США сепаратное управление являет­ся обычным и осуществляется специально создаваемым банком или ликви­дационным обществом под управлением ФКСВ. В Швеции «проблемные» требования передаются специальной дочерней компании соответствующего банка или независимой фирме. Сходная система существует в Японии. Са­нация банковских учреждений рассматривается за рубежом лишь в качестве средства, позволяющего повысить эффективность использования финансо­вых и других ресурсов, и потому обычно сопровождается реструктуризаци­ей. Она, как правило, предусматривает совершенствование организацион­ной структуры; упорядочение филиальной сети; концентрацию на тех сфе­рах деятельности, которые приносят наибольшую прибыль, и отказ от дру­гих; высвобождение работников и т. д. Вопросы замены руководства реша­ются при этом в разных странах неодинаково. В США, например, смена ру­ководства банка является нормой. В Швеции и Финляндии данная мера осу­ществлялась реже. Это объясняется тем, что одновременное возникновение проблем у многих кредитных учреждений рассматривается там в качестве


аргумента в пользу «невиновности» руководства отдельных банков, и отчасти тем, что в небольших странах ощущается дефицит высококвалифицирован­ных руководящих банковских работников.

В то же время за рубежом исходят обычно из того, что руководство банка обязано сознавать роль доверия в банковском деле и предпринимать все воз­можное для того, чтобы не допустить даже временной неплатежеспособно­сти. Поэтому неплатежеспособность рассматривается СДС прежде всего как сигнал возможной неэффективности банка и некомпетентности его руковод­ства. При этом учитывается, что автоматическое предоставление финансо­вой помощи может лишь оттянуть момент банкротства и порой оборачива­ется тем, что банк, стремясь увеличить рентабельность, пускается в риско­ванные операции и в конечном счете наносит вкладчикам больший ущерб, чем могло бы быть изначально. Поэтому осуществляется постоянный над­зор за деятельностью банков, задачей которого является раннее обнаруже­ние и предупреждение возникновения острых проблем. Если это не удается и анализ состояния дел «проблемного» банка приводит к выводу, что его санация нецелесообразна, СДС принимает акт ивное участие в организации и проведении процедуры банкротства.

Юридические процедуры объявления банка банкротом и организацион­ные мероприятия по его ликвидации в целом сходны с процедурами, пре­дусмотренными для предприятий вообще, а основная нагрузка по решению организационных вопросов, касающихся банкротства кредитных учрежде­ний, ложится на СДС. Так, в США после объявления банка банкротом, как правило, ФКСВ назначается управляющим его имуществом. Она действует при этом как доверительный собственник в отношении затронутого банк­ротством имущества в пользу кредиторов. ФКСВ проводит оценку имуще­ства, реализует активы обанкротившегося банка, удовлетворяет требования кредиторов и ликвидирует банк. При этом преимущественное право на удов­летворение своих требований имеют массовые вкладчики. Возврат вкладов осуществляется в течение трех-пяти рабочих дней после закрытия банка. Выплаты производятся наличными или переводом вклада в другой банк—член ФКСВ. При выборе второго варианта ФКСВ стремится продать за определен­ное вознаграждение застрахованные вклады ликвидируемого банка другому устойчивому в финансовом отношении учреждению, которое действовало бы как агент ФКСВ по их выплате. Мотивом для покупки вкладов неплатежеспо­собного банка является возможное приобретение новых клиентов.

«Кризисное управление» при возникновении у банков финансовых зат­руднений должно дополняться мерами по предотвращению кризисных яв­лений в перспективе. К таким мерам относятся сбалансированная макроэко­номическая политика и совершенствование банковского надзора.


На макроэкономическом уровне политика должна направляться в первую очередь на борьбу с инфляцией, которая создает предпосылки общей неста­бильности на финансовых рынках, способствует росту процентных ставок, что, в свою очередь, может провоцировать банкротства заемщиков и т. д. Чрезмерно «мягкий» кредитно-денежный курс создает условия для массовой спекуляции (например, спекуляции с недвижимостью), которая может серь­езно дестабилизировать финансовую сферу. В то же время макроэкономи­ческая политика должна действовать и против спада производства, который неизбежно связан с банкротствами.

Совершенствование банковского надзора призвано создать механизм, обеспечивающий соблюдение финансовой дисциплины. Все страны, стал­кивавшиеся с проблемами в банковском секторе, предприняли шаги и в этом направлении, включающие, например, увеличение минимальных размеров собственного капитала банков, усиление контроля за небанковскими финан­совыми учреждениями и т. д. Опыт стран, испытавших финансовый кризис, показывает, что само по себе дерегулирование, если оно не сопровождается совершенствованием контроля за банковским сектором, может привести, как это ни парадоксально, не к ослаблению, а к усилению государственного уча­стия через механизм спасения «терпящих бедствие» кредитных учреждений.

Основную роль при проведении процедур улучшения финансового со­стояния и банкротства банков играет центральный банк. При этом он не толь­ко регулирует процессы по предупреждению банкротства и банкроте гву бан­ков, но и осуществляет контроль за их проведением, принимает меры при­нудительного воздействия к банкам, нарушающим соответствующие норма­тивные акты и предписания. При наличии оснований для применения мер по предупреждению банкротства коммерческого банка центральный банк вправе предъявить ему требование по улучшению финансового состояния.

Системы депозитного страхования, играющие ведущую роль в осуще­ствлении процедур санации и банкротства кредитных учреждений, могут успешно функционировать лишь в условиях относительной стабильности финансовой и кредитной сфер. В странах Восточной Европы размеры необ­ходимой финансовой поддержки банков нередко выходят за рамки возмож­ностей СДС и бюджета. При этом массовое банкротство кредитных учреж­дений чревато дальнейшим обострением кризиса финансовой системы. В связи с этим в странах Восточной Европы наряду с разработкой законода­тельства о банкротстве и СДС обычно стремились осуществить меры по оз­доровлению финансовой системы в целом.

К числу проблем банковской сферы постсоциалистических стран отно­сятся, как правило, недостаточный размер собственного капитала, слабый банковский надзор, чрезмерная зависимость от ограниченного числа клиен-


тов и учредителей, дефицит квалифицированных кадров, отсутствие конку­ренции, коррупция и цр. Однако наиболее острой проблемой, типичной для постсоциалистических стран, является рост взаимных неплатежей предпри­ятий, а соответственно - недействующих кредитов и убытков в банковских балансах. Поскольку обе эти проблемы неразрывно взаимосвязаны, в Вос­точной Европе широкое распространение получило мнение, что оздоровле­ние кредитной сферы должно осуществляться одновременно с финансовым оздоровлением и реструктуризацией небанковского сектора экономики.

При этом существуют три принципиальные возможности решения про­блемы сомнительных долгов. Наиболее простым является их списание, что улучшило бы финансовое состояние предприятий, но возложило всю тяжесть оздоровления на банки. Поэтому данный путь возможен в условиях, когда доля недействующих кредитов в активах банков относительно невелика и их списание не приведет к массовым банкротствам. Другая возможность со­стоит в принудительном банкротстве заемщиков, что, однако, в условиях трансформируемой экономики привело бы к тяжелым экономическим, со­циальным и политическим последствиям. Третья возможность заключается в подключении государства к процессу финансового оздоровления путем дополнительного бюджетного финансирования в рамках тщательно разра­ботанной программы реструктуризации.

По мнению многих специалистов восточно-европейских стран, третий путь ввиду остроты и масштабности проблемы неплатежей является в на­стоящее время наиболее приемлемым или даже единственно возможным. Участие государства в финансовом оздоровлении, в свою очередь, может осуществляться разными способами, например оно может предоставить предприятиям дополнительные средства в форме кредитов или специаль­ных государственных обязательств; заменить в балансах коммерческих бан­ков безнадежные долги предприятий своими долгосрочными обязательства­ми и т. п. Перспективным считается вариант предоставления дополнитель­ных финансовых ресурсов банкам при условии их подключения в качестве активных участников к процессу реструктуризации предприятий. К преиму­ществам данного варианта относят заинтересованность банков в возврате долгов, а следовательно, в разработке схем реструктуризации предприятий-должников в обмен на предоставление дополнительных государственных средств; наличие у банков более полной и достоверной информации о поло­жении на предприятиях и др.

Практически все названные варианты в тех или иных формах применя­лись в странах Восточной Европы. В Венгрии, например, государство пред­ложило коммерческим банкам выкупить долги предприятий со скидкой 20-25 %. Эта мера, однако, не имела успеха, поскольку банки опасались ухуд-


шить свое и без того шаткое финансовое положение. В Румынии правитель­ство в целях преодоления кризиса неплатежей предоставило предприятиям в 1992 г. дополнительные кредиты, но после некоторого улучшения на началь­ной стадии проблема неплатежей обострилась вновь. В Польше, а в последнее время и в Венгрии практикуется подключение банков к реструктуризации предприятий с оказанием банкам государственной финансовой помощи. В Польше, например, в начале 1993 г. был принят закон о финансовой реструк­туризации предприятий и банков.

Цель закона состояла в параллельном решении финансовых и структур­ных проблем экономики путем постепенного освобождения коммерческих банков от безнадежных долгов, предоставления эффективным предприяти­ям финансовых возможностей для реструктуризации и развития, а также ликвидации хронически убыточных предприятий. Банкам было предостав­лено право выделить «проблемные» кредиты и передать их под надзор спе­циально образуемых для этого подразделений тех же банков. К числу основ­ных задач таких подразделений относятся изучение состояния дел на пред­приятиях-должниках, выявление предприятий, которые могут быть реструк­туризированы, и предприятий, «реабилитация» которых не имеет смысла, организация «согласительных» процедур с целью разработки программ оз­доровления реструктуризации, оценка таких программ. Если программа при­нимается банком, то долг предприятия может быть реструктуризирован, а часть его списана.

Государство оказывает поддержку путем выпуска и предоставления бан­кам, участвующим в соответствующих процедурах, долгосрочных «реструк-туризационных облигаций», обслуживание которых осуществляется специ­альным Фондом приватизации Банка Польши. В отношении «безнадежных» предприятий банки имеют право инициировать процедуру банкротства, кон­вертировать долги в акции предприятия, продавать со скидкой долги другим кредиторам в течение определенного времени.

По предварительным оценкам польских специалистов, реструктуризация оказалась достаточно эффективным инструментом. В частности, к началу 1994 г. свыше 50 % сомнительных долгов было охвачено соответствующи­ми процедурами; те или иные решения были приняты примерно по 30 % от объема рассматривавшихся долгов.

В Словении был применен иной способ финансового оздоровления бан­ковской системы и предприятий с участием государства. В 1991-1992 гг. был принят ряд законов о пререабилитации, реабилитации и ликвидации банков. В соответствии с этими законами было создано Агентство по реаби­литации банков (АРБ), к числу основных задач которого относятся управле­ние и надзор за «проблемными» банками. Председатель центрального банка


страны имеет право инициировать пререабилитационные процедуры по от­ношению к тем банкам, потенциальные убытки которых превышают 30 % собственного капитала, и меры полной реабилитации, если соответствующий показатель превосходит 50 %. В ходе реабилитационных процедур АРБ имеет право взять банк под свое управление, заменить руководство, приостановить действие прав собственников и учредителей, организовать слияние или при­ватизацию банка.

Финансовая реабилитация банков осуществляется посредством списания части долгов, передачи недействующих активов АРБ, а также предоставления необходимого минимума финансовых средств. В последних двух случаях ак­тивную роль играет государство через механизм выпуска долгосрочных каз­начейских обязательств. АРБ были предоставлены широкие права и в плане воздействия на предприятия-заемщики. В случае, если предприятие не пога­шает долги банку, взятому под управление АРБ, предприятие автоматически становится должником Агентства. Оно имеет право устанавливать свой конт­роль над таким предприятием и инициировать необходимые изменения, вклю­чая меры по повышению эффективности производства. Кроме того, АРБ впра­ве продавать требования к такому предприятию заинтересованным инвесто­рам, что создает предпосылки для реальной приватизации. С целью поддер­жания «здоровья» банковской системы и после завершения процесса реаби­литации Банк Словении ужесточил банковский надзор, а также повысил ми­нимальный размер уставного капитала с эквивалента 7 млн западногерманс­ких марок в настоящее время до эквивалента 60 млн марок к концу 1995 г. Предполагается, что эти меры приведут к тому, что в скором времени около 80 % банковских активов Словении будут сосредоточены в четырех - шести крупных кредитных учреждениях (против 32 в настоящее время).

В зарубежной практике накоплен значительный опыт воздействия на заем­щиков, испытывающих платежные затруднения. К числу мер воздействия от­носятся внесудебное и судебное предостережения, реструктуризация и сана­ция, урегулирование задолженности, добровольная ликвидация, принудитель­ное банкротство и др. Все эти процедуры четко регламентируются законода­тельством. Общее правило при решении проблем неплатежеспособных пред­приятий состоит в том, что временные платежные затруднения или даже яв­ная неплатежеспособность не рассматриваются ни в качестве необходимого, ни в качестве достаточного условия для ликвидации предприятия-заемщика. Предпочтение отдается мерам по предотвращению банкротства путем рест­руктуризации, санации и урегулирования задолженности, которые в случае успеха наилучшим образом обеспечивают интересы кредиторов. Процедура принудительного банкротства проводится обычно при отсутствии реальных


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.391 сек.)