АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 27

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

 

Глава26
Что дороже твоей улыбки
У меня только жизнь одна
Совершаем мы все ошибки
Ну а мне только ты нужна
Я святым не хочу казаться
Я болею одной тобой
Если хочешь давай обижаться
Милый ангел ты мой земной
Я забуду чужие лица
Ночью глаз не смогу закрыть
Мне хотелось любви открыться
Чтоб безумно тебя любить.

Праздничный бал в Академии магии, посвященный пятисотлетию ее основания, был в самом разгаре. Миссис Малфой стояла возле одной из колон, подпиравших свод бального зала, и смотрела на пары танцующих гостей, отпивая из запотевшего бокала маленькими глотками шампанское. При звуках любимого Венского вальса ее сердце сжималось от боли. Когда-то именно под эту музыку она танцевала с Драко… Девушка смахнула непрошеную слезу и оглядела зал, ища знакомые лица, но ни одной из одногруппниц она не увидела. Два года обучения пролетели так быстро, что она не успела их заметить. Может потому, что училась на заочном отделении? Может от того, что у нее уже была семья и двое детей? Через год выпуск и после него нужно было решать, собирается ли она практиковать или же остается в науке. При ее успеваемости ей были открыты обе дороги, но она до сих пор так и не приняла окончательное решение. Музыка изменилась, пары закружили в чопорном фокстроте. Гермиона мысленно улавливала недочеты в движениях - все же год экспресс-обучения по методике Малфоя не прошел бесследно. Она была уверена, что пригласи ее кто-то сейчас, она бы запросто смогла станцевать любой танец, любую импровизацию. Но дело все в том, что танцевать ей хотелось только с одним человеком, который в данное время отсутствовал не только здесь, но и в Англии. Какие-то срочные переговоры, очередной контракт. Как же Гермиона устала от его постоянных отлучек. Нет, она не думала, что он ей не верен, в конце концов, он просто физически не мог этого сделать, учитывая проклятье, но ей до смерти надоело оставаться одной. Муж очень часто уезжал непонятно куда, ничего не сказав, и возвращался среди ночи. А она ждала, ждала каждый раз, не смыкая глаз ночи напролет, прислушивалась, не раздадутся ли в коридоре его тихие шаги или хлопнет входная дверь. В одну из таких ночей Гермиона перебирала свои вещи и нашла его дневник. Руки сами потянулись к старой тетради. Открыв ее на первом развороте, девушка пошла к камину. Усевшись поудобнее на мягком ковре, она стала читать. Спустя несколько страниц Гермиона почти не видела текста, слезы застилали ей глаза. Каждая строчка будто кинжалом впивалась в сердце. Как же он любил ее все эти годы, как страдал от неразделенной любви. Как боготворил ее. А она все испортила своим недоверием и придуманными обидами. Нет больше того нежного, романтичного, любящего Драко. На его месте сейчас другой человек с душой и сердцем, израненными ею. Внешне он совсем не изменился, от одного его вида ей хотелось, чтоб он любил ее ночи напролет, не выпуская из объятий. Но внутренне это был уже совсем другой Малфой. Его холодность была хуже любых сор и скандалов. Его безразличие выворачивало душу наизнанку, его дежурная вежливость выводила из себя. От его заигрываний с другими женщинами в душе кипела ревность. Его постоянные отлучки разрывали сердце. А самое страшное, что девушка даже не представляла, как ей вернуть ее прежнего Драко, который писал стихи, рисовал ее портреты, дарил ей сказку и учил танцевать. А если он никогда не вернется? Что ей тогда делать? Гермиона не заметила, как уже ревела в голос, обняв тетрадь, с которой муж оставил ей когда-то свое сердце. А она его не сберегла, наоборот, уничтожила, втоптав в грязь его чувства, чаянья и мечты. Если бы она была хоть чуть рассудительнее тогда, то все могло быть иначе. Ну почему она не прочла все это еще до своей свадьбы или как только оказалась одна в теперь уже их доме? Почему только сейчас? Гермиона так и не услышала за своими рыданиями, когда вернулся муж. Она не знала, слышал ли он ее плач. Но ей уже это было не важно.
После того вечера, когда она «исповедовалась» Драко, прошло два месяца. Она не раз пыталась с ним поговорить, но он жестко пресекал все ее попытки. Последняя надежда на примирение рухнула еще за несколько дней до того, как она прочла дневник. Гермиона надеялась, что он придет к ней в годовщину их свадьбы, но муж обмолвился, что теперь, когда у них есть наследники, они могут не выполнять условие, по которому были обязаны подтверждать брак в постели раз в год.
Но хуже всего было то, что Гермиону почти до безумия доводили новые странности мужа. Нет, их отношения не поменялись. На людях и при детях они изображали супружескую пару, на деле же спали в разных спальнях и общались исключительно по необходимости. Но все же кое-что претерпело серьезные изменения. После их разговора, вернее ее монолога, Драко стал как-то странно себя вести. Врываться к ней в комнату или в ванну без стука, раздеваться и принимать душ в ее присутствии. Разгуливать по коридору в одном полотенце… Еще ее безумно злило то, как муж вел себя на приемах, которые они стали посещать с завидной регулярностью. То он был настолько нежен, галантен и обходителен, что девушка почти забывала, что это всего лишь игра, то он сравнивал ее с другими женщинами и флиртовал с ними у нее на глазах.
Кроме того, Гермиона сама не могла себя понять. Стоило ей бросить на Малфоя взгляд, у нее тут же возникало желание накинуться на него и если не изнасиловать, то уж точно заняться горячим сексом. Причем, вроде ничего необычного он в это время не делал, но даже то, как муж ел, пил, курил сигары, на которые перешел, когда они жили отдельно, ерошил волосы, ходил по дому или катался верхом, вызывало томление внизу живота и безумное желание не выпускать его из объятий всю ночь. Она все время краснела, бледнела, смущалась от своей реакции на Драко и пошлых мыслей, которые с каждым днем посещали ее все чаще. А стоило ему невзначай до нее дотронуться, у Гермионы вообще ноги подкашивались, и пробегал такой мороз по коже, которого даже в Арктике не сыщешь. Если бы не его равнодушные взгляды, холодный тон, сухие комментарии и полное безразличие к ее персоне, девушка могла бы подумать, что он все делает специально, желая ее соблазнить. Но это было не так… И с каждым днем в Гермионе таяла надежда на прощение мужа. Она когда-то обвиняла его в том, что он искалечил ей жизнь, не оставив ей выбора, а в действительности, это она искалечила и свою, и его жизнь, не оставив выбора им обоим. Гермиона просто не знала, что ей делать.
Девушка так задумалась, что не услышала первых аккордов румбы, как и того, что к ней сзади кто-то подошел.
- Вы окажете мне честь, мадам? - Спросил тихий мужской голос, в то время как рука незнакомца вынимала почти пустой бокал из ее руки.
Гермиона резко обернулась и встретилась со страстным взглядом серых глаз. Казалось, время остановилось, она не помнила, как оказалась в центре зала, она видела только любимые глаза, в которых опять полыхала страсть, любовь и восхищение. За этот взгляд можно было пожертвовать всем. Они танцевали свою румбу, румбу их страсти, их любви, их сердец. Как точно их жизнь ложилась на поставленный три года назад танец. Каждый жест был пропитан страстью, нежностью, любовью и болью. Его руки обнимали, скользили по ее телу, обжигали… Казалось, что другого счастья просто не надо. Она была покорена и готова сдаться, он принял ее поражение, как дорогой дар, подарив ей в ответ себя. С последним аккордом, вместо того, чтоб опустить ее на пол и сделав попытку уйти, ухватить ее за протянутую руку, как было задумано в их постановке, Драко притянул ее к себе и впился в губы обжигающим поцелуем.
Девушка не слышала ни аплодисментов публики, ни голосов вокруг, ничего, был только он, здесь и сейчас, только ОН. Наконец, Малфой прервал поцелуй и, посмотрев на жену, повел ее прочь от нежелательных глаз на террасу. Оказавшись там, он притянул ее к себе и продолжил начатое в зале.
С того памятного вечера, когда Драко застал жену в слезах, он не покладая рук готовил все для их примирения. Малфой сразу решил, что нужно придумать что-то такое, чтобы не просто сразить Гермиону на повал, а еще и не позволить ей сбежать или отступить. Когда в его голове, наконец, созрел точный план, Драко немедленно приступил к его реализации. Наутро он сказал жене, что едет подписывать очередной контракт, и его не будет несколько дней. Ну и, естественно, попросил прощения, что не сможет сопровождать ее на прием в Академии магии. При виде опустившихся плеч девушки и того, как она пыталась сдержать слезы, Малфой чуть не послал все планы к Мерлину. Остановило его только то, что если он сейчас допустит ошибку, пути назад не будет. На следующий день он для всех уехал заключать договор, на самом деле его путь лежал совсем в другую сторону. У Драко было всего пару дней на организацию его плана примирения с женой, а еще надо было все же успеть на бал.
Через два с половиной дня, не веря сам себе, что все успел к сроку, Малфой трансгрессировал к воротам Академии магии. Войдя в бальный зал, он начал искать глазами жену. Не найдя ее среди танцующих, Драко начал методично обходить зал по кругу. Он увидел Гермиону, стоящей у мраморной колоны. Девушка грустно и в тоже время придирчиво смотрела на танцующих и пила шампанское. Малфой улыбнулся и двинулся к ней. Как он и предполагал, супруга не ожидала его увидеть. Не давая ей возможности прийти в себя от удивления и не отрывая страстного взгляда от ее глаз, Драко вытянул жену танцевать, тем более, что и музыка как раз была подходящая. А дальше он пропал. Малфой так давно не танцевал с любимой просто так, ради них двоих и ради самого танца, так давно не позволял себе реагировать на ее присутствие, что просто потерял голову. Ее тело в его руках, ее запах, ее руки, глаза, волосы, губы. Он будто познавал ее заново, влюбляясь еще сильнее, желая еще больше, и выражал это с помощью танца, жестов, взглядов, объятий, прижимая ее к себе все ближе. Он видел, как первоначальное удивление в ее глазах сменилось надеждой и радостью. Видел, как их сменила страсть. Будто за эти несколько минут они заново прожили свои самые счастливые моменты, проведенные в Хогвартсе. К последним аккордам Драко окончательно потерял над собой контроль, все, что ему сейчас хотелось, это схватить жену и утащить подальше отсюда. И вместо того, чтобы завершить танец по всем правилам, он ее поцеловал. И этот поцелуй был с родни урагану. Еле оторвавшись от ее губ, Малфой повел ее прочь из зала на открытую террасу, оказавшись там, он притянул ее к себе, не дав вымолвить ни слова, и опять припал к полуоткрытому от удивления ротику. Когда они оба начали задыхаться, Драко оторвался от ее губ и страстно посмотрел жене в глаза.
- Ну и что это все значит? - Спросила Гермиона, как только смогла говорить, смело встречая взгляд мужа своим, полным негодования.
- Просто сегодня я понял, что не дотерплю до нашей годовщины, у меня был грандиозный план, но, увидев тебя, я послал его к черту, - ответил Драко, чуть слукавив.
- Почему сейчас?
- Мне нужно было время, чтоб осознать, принять, простить и продумать стратегию покорения твоего сердца.
- А разве оно не твое?
- Ну, я так не считаю. Оно могло бы стать моим когда-то, но я в последний момент все испортил. Думаю, что я недооценил ни твое рвение к свободе и самостоятельности, ни твои переживания по поводу твоей внешности и невозможности иметь бескорыстных друзей и взаимную любовь. Как и то, что ты очень серьезно относишься к планам на жизнь, составляя в голове план-конспект на десятилетия вперед. В этом была моя большая ошибка. Теперь я постараюсь ее исправить.
Первое, что я хочу сказать - Уизли просто не понимал, какой бриллиант у него под носом, и он полный идиот, что его потерял. Да и я от него не далеко ушел. Второе - ты самая красивая, самая удивительная и прекрасная женщина в мире. И пускай я субъективен на твой взгляд, какая разница? Для меня это именно так. Не лишай меня мысли, что Малфои выбирают самое лучшее.
Еще я хочу сказать, что действительно не знал подробностей пророчества, и думал воспользоваться необходимостью на тебе жениться только в отношении родителей, но никак не тебя. Мне нужно было твое добровольное согласие, а не принудительное. Будь я в курсе всех подробностей, то непременно тебе бы их сообщил, особенно если б я знал, что это повлияет на твое решение заняться со мной любовью. Потому, что в идеале я мечтал, что нашей первой ночью станет брачная, и был готов ждать. На крайний случай я думал о ночи помолвки, впрочем, это ты знаешь.
Когда правда открылась, я переживал шок не меньше тебя. Только мне и в голову не могло прийти, что ты себе понапридумываешь. Я переживал о том, как пригласить твоих родителей и друзей на свадьбу, как объединить их с моими родственниками. Как быстрее закончить ремонт в известном тебе доме, поскольку планировал, что привезу тебя туда в конце лета. Думал, у кого попросить заказать тебе платье из того парижского салона. Как провести церемонию, где найти твои любимые каллы и жасмин, куда повести тебя в медовый месяц и так далее. Но ты своими несколькими фразами просто уничтожила меня. Я никогда не расплачусь с Гарри. Я действительно у него и его жены в неоплатном долгу. Если бы не они, просто не знаю, что бы со мной было за время нашей разлуки. Правда, я и так не жил, а существовал.
По поводу своей фигуры, которая не изменилась, ты зря, она изменилась, причем в лучшую сторону, но я списал это на взросление, вот и все. А ушел я потому, что боялся остаться, боялся услышать, как ты меня прогоняешь. В этот же день я опять напился, только уже не в одиночку, а с Поттером. Мы заговорили о наших будущих детях, и тогда Гарри вскользь намекнул, что ты можешь и не сообщить мне о том, что беременна. И предложил проведать тебя где-то спустя полгода.
Но к тому времени, как я нашел предлог тебя навестить, я и думать забыл о пьяном бреде Поттера. И что я вижу, прибывая в поместье? Меня чуть не сбивает с ног моя потерявшаяся годовалая дочь, а моя жена ждет уже второго ребенка, до рождения которого, по скромным подсчетам, меньше двух месяцев.
И скажи мне на милость, как мне это нужно было воспринять и что сделать? Кричать не могу, не хочу тебя волновать, да и ребенок на руках. Сделать что-то похуже никогда бы не осмелился. Забрать у тебя детей?! Как только такая мысль могла тебе прийти в голову? Пока я думал, как реагировать, ты начала терять сознание, а вот дальше был ад.
Я не понимаю, как вы рожаете детей. Может, со стороны оно смотрится страшнее, чем на самом деле? Может, ты просто слишком переволновалась? Не знаю, но я до сих пор не могу сказать, как не потерял сознание сам. Потом твоя горячка. В какой-то момент я думал, что потеряю тебя, хуже этого нет ничего, можешь мне поверить. Когда ты начала постепенно поправляться, я с ужасом представлял наш разговор, в котором ты просишь меня уйти и оставить тебя с детьми. Я понимал, что никуда не денусь, но так или иначе я предполагал, что придется выдержать не один скандал.
Но ты как всегда меня удивила. Твое исчезновение… Ты не представляешь, как я испугался в первый момент, и только потом понял, что ты бы не оставила детей. Тогда, в гостиной Поттеров, мне хотелось положить тебя к себе на колени и хорошенько отшлепать. Как сдержался? Ума не приложу.
Теперь твоя исповедь, знаешь, она больше ранила, чем приносила облегчение. Не просто слышать, как любимая женщина говорит о своих чувствах к другим мужчинам, которые по моему разумению просто ее не достойны. Также нелегко слышать то, что тебя хотели использовать в роли сексуального тренажёра. Еще обиднее осознавать, что ты бы скорее предпочла одиночество, чем совместную жизнь со мной. Пускай это все и осталось в прошлом, и ты изменила свое мнение, очень тяжело принять, что женщина, которую ты любил всем сердцем, вначале даже не планировала иметь с тобой долгих отношений. Причем, обосновывала она это страхом перед обязательствами.
После того вечера не было ни дня, чтоб я не думал о нашем разговоре и в один прекрасный момент понял, что с самого начала делал все неправильно. Я детально разрабатывал стратегию покорения твоего сердца, но ты как всегда поломала все мои планы одним своим видом, - слегка грустно закончил Драко.
- Каким образом? - Спросила девушка, стараясь сдержать слезы.
- Ну, ты стояла такая грустная, одинокая и потерянная, с такой завистью смотрящая на танцующих, и, готов поспорить, разбирая в голове их ошибки в движениях, что я просто не мог устоять. Кроме того, ты так прекрасна сегодня в этом темно-красном платье, с этой прической и в моем подарке… Кто бы мог подумать, что это рубиновое ожерелье и маленькие дополнения к нему, купленные в Париже, так подойдут к случаю, - ухмыльнулся он. А про себя подумал: «Прости, родная, за мою небольшую ложь. Но она не очень далека от истины. Я не хочу, чтобы ты знала, каким негодяем я могу быть. Слишком хрупок еще мостик между нами. Своими слезами, печалью и болью в глазах ты и так наказала меня хуже непростительного заклятья. И оправдаться мне особо нечем, кроме того, что я люблю тебя. Когда-нибудь я осмелюсь покаяться тебе во всем, но не сейчас». От его мыслей, Малфоя оторвал голос жены.
- Ты знаешь кто?! Ты последняя свинья, Драко Малфой! Как ты мог подумать, что я собиралась использовать тебя?! Я просто пыталась тебе объяснить, почему поступала так, как поступала. И какого черта ты постоянно ездишь по всему миру, неужели сложно хоть неделю дома побыть?! Зачем соблазняешь меня каждым своим словом и движением?! Заставляешь ревновать к каждой юбке и устраиваешь показательные выступления на приемах?! Убиваешь меня своим безразличием?! И зачем, спрашивается, ты сюда пришел?! И неужели нельзя было одеть другую рубашку, ты что, не знаешь, что я этот цвет не люблю?!
- Все сказала? - Спросил Малфой, подумав, какой же он глупец, раз считал, что лучшая ученица Хогвартса за сто лет не разгадает его тактику и стратегию по ее соблазнению.
- Нет, это только начало, ты даже представить не можешь, сколько у меня всего накопилось за этот период! – Врезались в его мысли слова жены.
- О, я не сомневаюсь, узнаю свою милую гриффиндорскую злючку, - улыбнулся Драко.
- Иди ты знаешь куда?! Как после стольких месяцев отчуждения ты…
Она не закончила, поскольку Малфой крепко схватил ее в объятья и трансгрессировал. Осознав, что произошло, Гермиона попыталась вырваться и оглядеться по сторонам, первое ей явно не удалось. А вот осмотревшись, она заметила, что стоит на диком пляже. Слева простилался, куда хватало взгляда, освещенный лунным светом океан, а справа шумел тропический лес.
- Мы где? - Спросила Гермиона.
- На Кубе. Настоящую румбу надо танцевать только на Кубе.
- Ты же говорил, что ничего не планировал?
- Ну, ты же знаешь, что мне нельзя полностью доверять?
- Немедленно верни меня обратно.
- Нет.
- Почему нет?
- Потому что я злой и страшный слизеринец, который не отпускает так просто своих жертв.
- Прекрати паясничать и немедленно вер…
Не слушая дальше жену, Драко подхватил ее на руки и, целуя, направился к лесу. Оказалось, что за пальмами прятался небольшой домик, на террасе которого был накрыт ужин. Малфой отодвинул ногой стул и посадил на него Гермиону. Обойдя столик, сел на другой стул и, мило улыбнувшись, предложил:
- Вина?
- Драко Люциус Малфой, немедленно объясни мне, что происходит!
- Происходит то, что какое-то время назад одна девушка именно в этот день решила принять мое предложение руки и сердца. А я, как истинный джентльмен, не стал отказываться от своих слов. Хотя, наверно, стоило ее тогда немного помучить.
- Ну, хорошо, если ты хочешь играть по старым правилам, будут тебе старые правила, Малфой, со всеми вытекающими, - сказала Гермиона обманчиво ласковым голосом.
- Я говорил, что такая ты мне безумно нравишься?
- Да, я помню, что у тебя слабость к мегерам, дорогой.
- Точнее, у меня слабость только к одной, но самой злой и крикливой.
- Ты ведь просто не в состоянии поддерживать нормальные здоровые отношения, вот и довольствуйся мегерой.
- Я не довольствуюсь, а наслаждаюсь, - сказал Драко, целуя ее руку. - Кстати, ты так и не ответила, вина?
- Пожалуй, - улыбнулась девушка.
Только Драко почему-то показалось, что эта улыбка напоминала оскал и не предвещала ничего хорошего. Его предположения подтвердились. На протяжении всего ужина она изводила его подколками, нельзя сказать, что он остался в долгу. Когда они доели десерт, Малфой взял жену за руку и посмотрел ей в глаза.
- Потанцуем? – Бархатным голосом, прошептал он.
- Что именно?
- Ну как же, я обещал тебе настоящую кубинскую румбу, помнишь?
- Что-то припоминаю.
- Тогда пойдем на пляж, - сказал Драко, вставая.
- А здесь никак нельзя? - Спросила Гермиона, когда Малфой подошел к ней, с намерением помочь подняться.
- Нет, - уверенно и твердо ответил Драко.
Тяжело вздохнув, девушка поднялась, муж взял ее за руку и повел через заросли к пляжу. Выйдя на открытую местность, Малфой взмахнул палочкой, и песок на несколько метров вокруг супружеской пары превратился в гладкий пол. Еще один взмах, и на нем и на Гермионе не осталось ни клочка одежды. Девушка вскрикнула, прикрываясь:
- Ты сума сошел?!
Но Драко отрицательно покачал головой, подошел к жене и отвел ее руки от ее тела.
- Не закрывайся. Понимаешь, настоящие профи румбы именно так достигают самых больших высот профессионализма. Именно это я тогда посоветовал Гарри. Я не мог предложить тебе сделать подобное в школе или рассказать о своем совете нашему другу, ты была еще не готова. Но сейчас, я думаю, самое время.
- Ты хочешь, чтобы мы танцевали раздетыми? - С ужасом спросила девушка.
- Да, так мы будем лучше чувствовать друг друга. Не бойся, тут никого нет кроме нас. Никто ничего не увидит.
- Вообще-то здесь есть ты!
- Неужели это говорит женщина, принявшая мое предложение руки и сердца в костюме Евы или танцевавшая для меня стриптиз, пускай и под действием вина в полностью освещенной комнате? Сейчас нас освещает только луна.
- Ладно, - сказала Гермиона, поняв бессмысленность своих отговорок и вспомнив свои былые подвиги, особенно те, что были совершены под действием афродизиака. И вложила руку в протянутую ладонь мужа.
Драко в третий раз взмахнул палочкой, и полилась волшебная мелодия румбы.
Если бы Гермиону попросили передать ее ощущения от этого танца, она бы не смогла подобрать слова. Зато теперь она в точности понимала Драко, который ей говорил, что танец похож на секс. Но это было лучше секса.
Касание и сплетение разгоряченных тел, скользивших по импровизированному зеркальному полу под светом луны, обнаженная плоть под ее руками, его руки на ее нагом теле. Огненные и страстные взгляды. Это было незабываемо, а главное, девушка ощутила, что после этой необычной тренировки гораздо лучше чувствует Драко, хотя ей казалось, куда уж лучше.
После румбы она его попросила станцевать с ней другие танцы. Муж удовлетворенно кивнул, и они проложили свое скольжение по стеклянному песочному полу. После продолжительной тренировки Малфой подхватил жену на руки и понес к океану.
- Нет, Драко, не надо, - пыталась протестовать девушка.
- Успокойся, вода очень теплая, тебе понравится, вот увидишь, - тихо и почти ласково ответил Малфой, заходя со своей драгоценной ношей в океан.
Вода действительно оказалась, как парное молоко. Был почти штиль. Гермиона с радостью погрузилась в воду с головой. И тут же почувствовала губы мужа на своих губах. Сильные руки подхватили ее, и молодые люди вместе вынырнули из воды.
- Хочешь повторить наш опыт в ванной старост? - Прошептал Драко, нежно покусывая шею жены.
В ответ девушка промычала что-то не совсем вразумительное. Малфой отвлекся от своего занятия и внимательно посмотрел на Гермиону. Та открыла глаза и удивленно воззрилась на мужа.
- Если ты немедленно не продолжишь, то я в скором времени стану вдовой, - прорычала она.
Драко рассмеялся и зарылся лицом во влажные волосы Гермионы.
- Только если кто-то скажет волшебные слова, - подразнил он жену.
- Хорошо. Драко Люциус Малфой, я прошу у тебя прощения за свое отвратительное поведение и за отсутствие доверия к тебе. Я безумно люблю тебя и хочу до дрожи в ногах! Доволен?! - Спросила немного раздраженная девушка. Думая о том, что подобная сцена уже была, и тогда она тоже должна была грозить и выпрашивать у него продолжения их эротических игр.
- Почти, - сказал Драко. Увидев ее удивленный взгляд, он добавил, - вообще-то я имел в виду слово – «пожалуйста», но то, что ты сказала гораздо лучше, скажи лишь только еще одно, ты меня прощаешь?
- Мне не за что тебя прощать, - сказала девушка, нежно касаясь ладонью его щеки. Увидев внимательный и выжидающий взгляд мужа, она добавила: - Большую часть твоих грехов, я себе напридумывала сама, но вот если ты и дальше будешь меня пытать таким образом, как сейчас, я за себя не ручаюсь!
Хоть последняя часть ее фразы прозвучала достаточно резко, на лице Драко появилась улыбка триумфатора.
- Я люблю тебя, - прошептал он в губы своей жене и нежно поцеловал ее.
Она обвила ногами его талию и Малфой, наконец, впервые за очень долгое время вошел в нее, с переполняющей душу радостью. Он прижимал ее все крепче, будто хотел стать с ней одним целым. Гермиона не протестовала, и сама все теснее прижимаясь к мужу, ловя его ритм, царапая ноготками ему спину. Когда они оба были на полшага от экстаза, Драко посмотрел жене в глаза и набрал воздух в легкие, как только девушка последовала его примеру, он ускорил темп и нырнул под воду, утаскивая ее за собой. Сочетание волн оргазма с подводной океанской волной было просто неописуемым. Они вынырнули через полминуты, страстно целуясь, довольные и счастливые. Малфой вынес ее к кромке прибоя, притянув палочку, вновь заколдовал песок и, опустившись с женой на стеклянную поверхность, прошептал ей в губы:
-Я хочу посоперничать за тебя с волнами.
После чего Драко скользнул к ее бедрам и, опустив между ними голову, коснулся языком входа в ее лоно. Такого девушка не могла себе даже представить. Морская пена касалась ее между ног, смешиваясь и соединяясь с языком и губами любимого. И скоро Гермиона уже не могла различить, где был Драко, а где океанский легкий прибой. Громкий крик разрезал тишину ночи. Улыбнувшись своей победе, Малфой понес ее на берег, где как по мановению ока возникла огромная кровать с балдахином в виде шатра.
- На сегодня ты моя наложница, гетера, царица и богиня в одном лице, - сказал Малфой, опуская жену на огромное ложе. – И только океан, луна, лес и звезды будут свидетелями того, как ты мне скажешь…- Драко замолчал, выжидающе на нее посмотрев.
- Я твоя, - продолжила девушка, - твоя на века, до последнего совместного вздоха.
После этих слов Малфой нежно вошел в нее. Всхлипнув, Гермиона прошептала:
- А ты мой, мой навсегда.
- Твой, твой навсегда на все времена, до последнего совместного вздоха.
Тут девушке почудилось, будто ударил гром.
- Что это было? - Спросила она.
- Проклятье спало, - ответил муж с легкой грустью в голосе.
- Это ничего не меняет, мы дали почти нерушимый обет и если нарушим слово, то все может начаться сначала.
Драко улыбнулся.
- Оно спало только для нас, мы теперь свободны в своих передвижениях, но наши потомки должны будут пройти свой путь к снятию проклятья, - объяснил он. Увидев ее удивленный взгляд, Малфой добавил: – У меня было достаточно времени покопаться в древних свитках.
- Я убью тебя, Драко Малфой! – Воскликнула девушка, думая о том, сколько ей еще придется узнать об этом чертовом проклятье.
- Как-нибудь потом, - шепнул он, прихватывая губами мочку ее ушка и добавил: – продолжим?
- Да, - выдохнула она в ответ, почувствовав, как муж толкнулся внутри нее.
Луна освещала их нагие сплетенные тела на белоснежных простынях. Они танцевали самый древний из танцев под музыку ветра и океана. С этого момента влюбленные стали одним целым, а их души слились в одну. Это была ночь их любви, их страсти, их примирения, их танца…

‡агрузка...


 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.008 сек.)