АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ЧАСТЬ ВТОРАЯ 8 страница

Читайте также:
  1. I ЧАСТЬ
  2. I. ПАСПОРТНАЯ ЧАСТЬ
  3. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 1 страница
  4. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 10 страница
  5. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 11 страница
  6. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 12 страница
  7. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 13 страница
  8. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 14 страница
  9. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 15 страница
  10. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 16 страница
  11. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 17 страница
  12. I.II ПЕЧАТНАЯ ГРАФИКА 18 страница

 

Сан, не смыкая глаз, дожидался удобного случая. К счастью, книга, которая была ему нужна, находилась сейчас в его комнате. Мальчик уже привык выносить из библиотеки тексты, которые намеревался изучить. Этот манускрипт стал последним, который он успел похитить, прежде чем Квар наказал его.

Через некоторое время он встал и медленно приоткрыл дверь.

– Что случилось? – Телохранитель был начеку.

Сан не соизволил даже ответить. Он просто прошептал какое-то заклинание, и охранник без чувств припал к стене. При помощи вот этого заклинания его дед сумел пройти сквозь целый лагерь противника.

Мальчик с таким проворством ринулся во дворец, что только пятки засверкали. Он еще дважды прочел магические слова, а затем нашел дорогу в подземелье. С пояса охранника он снял ключи: только одна из четырех камер не пустовала. Сан осторожно приблизился к решетке и посмотрел вовнутрь, наблюдая за фигурой, едва освещаемой светом единственного имевшегося в тюрьме факела.

Пленник был бледен: на его теле было множество ран. У юноши был взгляд хищника, и Сан почувствовал такую ненависть к нему, как если бы тот был лично виновен в смерти родителей мальчика. Он сожалел о том, что пламя погасло раньше, не успев поглотить убийцу.

«Это рука провидения: пленник тебе пригодится», – подумал про себя Сан.

– Встань.

Убийца окинул его насмешливым взглядом:

– Я не подчиняюсь приказам того, кому назначено быть всего лишь контейнером.

Сан сжал в руках железные перекладины решетки.

– Как тебя зовут?

– Неудачник не имеет право знать имя победителя.

Мальчик поднял вверх руку со связкой ключей.

– Скажи мне, и я освобожу тебя.

– Свобода меня не интересует. Настоящую свободу можно обрести только у Тенаара.

– Я хочу, чтобы ты доставил меня в Гильдию.

И в один миг насмешливое выражение исчезло с лица убийцы.

– Как тебя зовут? – повторил свой вопрос Сан.

– Демар.

Сан вставил ключ в замочную скважину, с огромным усилием повернул его и, наконец, открыл камеру. Убийца, придерживая раненую руку, с трудом вышел наружу.

– Ты отведешь меня в Гильдию?

Юноша медленно кивнул. Сан приблизился к нему, положив свою руку поверх его раны. Затем он прочел заклинание, и широкий кровавый шрам на его ноге стал тут же затягиваться.



– Демар, отведи меня туда, откуда ты пришел.

 

17
ЗАГОВОР

 

Стояла необыкновенная тишина. Луна, пройдя свой путь по небосводу, была уже не видна из низких окон. Дубэ слышала, как спокойно и безмятежно билось сердце в груди Леарко. Девушка спрашивала себя, когда в последний раз она испытывала такое же чувство умиротворения, как сейчас. Должно быть, это было еще в детстве, когда Горнар был еще жив и она счастливо жила вместе со своими родителями в Сельве. Тогда будущее имело свои ощущения.

– Я помню тебя, это было в Земле Огня.

Дубэ слегка приподняла голову и посмотрела на принца. Он лежал, уставившись в потолок.

– Тогда мы были еще детьми и не могли оторвать глаз от Форы, казнившего повстанцев. Мы – единственные из наших ровесников, оставшиеся в живых. Я помню, как среди всего этого кошмара ты, с вытаращенными от ужаса глазами, смотрела на мою лошадь. Тогда ты казалась мне единственным человеком, не замешанным в той бойне.

Дубэ положила свой подбородок на грудь юноши.

– Теперь все по-другому, – произнесла девушка, сама не зная, что она имела в виду.

– А глаза остались прежними.

Дубэ почувствовала, как сердце сжалось у нее в груди. Эти слова впервые заставили девушку осознать, насколько велико было ее желание покончить, наконец, с насилием. Мысль о том, что некая внутренняя сила вела ее по пути любви, а не убийства, смутила разбойницу.

– Странно, но мне только сейчас стало ясно, кто я на самом деле.

– Это вполне нормально. Все это время я также скрывала свою истинную сущность, свои жесты, даже выражение лица.

– Тогда кто ты на самом деле?

Дубэ была в явном замешательстве. Действительно, принц никогда еще не видел девушку в ее привычном обличье.

– Я не слишком отличаюсь от той девчушки, которую ты тогда увидел, – ответила она уклончиво.

Дубэ встала. Небо понемногу прояснялось. Разбойнице нужно было идти: ей предстоял тяжелый день и очередная бессонная ночь.

‡агрузка...

«Что теперь?» Она делала все, чтобы отдалить от себя этот миг расставания. «В конце концов, это всего лишь ночь, ночь безумия», – подумала она.

Девушка стала одеваться, а в это время Леарко глазами коснулся каждого сантиметра ее тела.

– Я хочу снова увидеть тебя, – сказал он вдруг.

Дубэ напряженно посмотрела ему в глаза:

– Не думаю, что это было бы благоразумно.

– Почему? – В его голосе послышалось искреннее недоумение.

– Между нами не может быть ничего общего. И ты это знаешь лучше меня.

– Я не согласен. – Принц сказал это так решительно, что Дубэ на мгновение позволила себе поддаться умилению от такой мысли. Однако это был сиюминутный порыв. Она затянула жилет и снова села рядом с Леарко.

– Это было безумием, – прошептала разбойница.

Принц встал, взял ее за подбородок и, глядя девушке прямо в глаза, потребовал:

– Объясни мне.

Юноша знал о своей власти над Дубэ, о том, что она не могла лгать, когда он смотрел на нее в упор.

– Дело касается не только меня. Моя цель – убить твоего отца, а этого вполне достаточно, чтобы развести нас по разные стороны баррикад.

Взгляд Леарко стал жестче.

– Ты думаешь, что я не в состоянии отступиться от своего отца? Да я ненавижу его.

– Но все эти годы ты сражался за него и ни разу не оказал сопротивления. Как бы то ни было, он – твой отец, и от этого никуда не денешься.

Принц раздраженно опустил руку и сменил тему разговора:

– Я разыщу нужные тебе бумаги и…

Дубэ затрясла головой прежде, чем он успел договорить.

– Я не хочу, чтобы ты ввязывался в это и становился моим сообщником. Наступит день, и ты пожалеешь о случившемся.

– Свой выбор я уже сделал, когда вошел в эту комнату вместе с тобой, – решительно возразил Леарко. – Мы оба вышли из одной преисподней. И если мне суждено понести наказание, то, по крайней мере, я буду рядом с тобой.

И, не дав девушке опомниться, принц нежно поцеловал ее.

– Завтра ночью я снова буду здесь. Ты придешь?

Дубэ завороженно посмотрела на юношу, а затем резко вскочила.

– Да, – ответила девушка и опрометью бросилась к лестнице.

Леарко остался стоять посреди мансарды в полном одиночестве. Он уже не чувствовал себя безумцем; сомнений больше не было. Юноша знал, на какие беззакония был способен его отец. Но это последнее преступление, несправедливое и жестокое, превзошло все границы. Душа Леарко вновь наполнилась яростью.

Принц спустился вниз по лестнице и пошел по начинавшему уже просыпаться дворцу. Без всяких колебаний юноша направился прямо туда, где он мог найти единственного человека в мире, способного выслушать все его соображения.

«Отец развеял мою последнюю иллюзию. Дубэ – не сон, и я не позволю ему забрать ее у меня».

Он без стука вошел в комнату. Неор был уже на ногах и одевался. Оставались считаные дни до официальной церемонии прощения.

– Скажи, дядя, что я должен сделать. Я все выполню.

 

Весь день Дубэ пребывала в состоянии транса. Девушке казалось, что ее тело больше не принадлежит ей, словно возникшая между ней и сыном Дохора близость оставила след у нее на лбу и делала ее непохожей на саму себя. Она переживала чувство восторга и растерянности одновременно. Впервые в жизни она с благодарностью думала, что любит и любима человеком, который ее понимает. Его не волновало, что она – разбойница и убийца. Девушка, наконец, осознала, что же на самом деле связывает их души: они оба балансируют на грани между жизнью и смертью. Невероятно, но она почувствовала, что у нее есть будущее. Леарко разрушил чары и даровал ей цель, ради которой стоило бороться.

– Что с тобой?

Дубэ очнулась на кухне, с очищенной картофелиной в руках, и увидела, наконец, обращенный на нее пристальный взгляд Теаны. Разбойница снова принялась за работу.

– Ничего.

– Мне кажется, что ты какая-то не такая, как раньше…

Дубэ только растерянно улыбнулась. Она почувствовала страстное желание поведать своей спутнице обо всем, как когда-то в детстве она делилась секретами со своей подругой Пат. Но непонятная стыдливость сдержала ее порыв. Это была ее личная тайна, и ей жалко стало делиться ею, она хотела сама еще немного насладиться новыми для нее ощущениями.

Когда наступил вечер, она недолго думая вновь поспешила к мансарде. На самой верхней лестнице ее уже ждал улыбавшийся Леарко. Все происходящее казалось девушке невероятным, тем не менее только сейчас она поняла, как велика ее потребность чувствовать рядом с собой близкого человека. На протяжении многих лет она только и делала, что обманывала себя.

Она бросилась к нему на шею, но, в отличие от прошлого свидания, все было гораздо спокойнее и естественнее. Есть множество способов показывать свою любовь, и Дубэ наслаждалась этим открытием.

– Я пытался расспросить о твоих документах, – выпалил он в один миг.

– Мне не хочется говорить об этом.

– Я немного порылся в библиотеке, но мой отец не слишком доверяет мне, чтобы ввести меня в курс таких щекотливых вопросов. Я даже не подозревал, что существуют некие секретные документы, рассеянные по всему дворцу.

Дубэ нахмурилась:

– Я же сказала, что не хочу об этом говорить.

– Но я только пытаюсь тебе помочь.

– Я знаю, – ответила девушка, поглаживая принца по щеке. – Но слова обладают невероятной силой. Расскажешь о чем-нибудь, а это вдруг становится правдой. Пока я здесь с тобой, зверь как будто не существует. И я тешу себя надеждой на будущее. Но когда ты говоришь мне о нем, все обретает реальные черты, и тогда проклятие снова начинает мучить меня. Не хочу об этом думать, хотя бы сейчас.

– Дубэ, у нас есть будущее, и я хочу подарить его тебе.

На мгновение образ Лонерина возник в памяти разбойницы. В этих словах принца звучала все та же, знакомая ей невыносимая жалость.

– Не стоит говорить так только для того, чтобы доставить мне удовольствие. Я прекрасно знаю, что ждет меня впереди, – сухо возразила девушка.

Леарко, казалось, нисколько не обиделся на эти слова.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что это жалость. Скорее это касается меня: я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мною.

Дубэ почувствовала, как слезы выступили у нее на глазах, и она еще сильнее прижалась к принцу, отдаваясь его нежным и страстным объятиям.

– Прошу тебя, не сейчас. Давай помолчим, оставив все разговоры на потом.

 

Все последующие ночи были еще прекраснее. В промежутках между любовными забавами они шептали друг другу те слова, которые прежде никому никогда не говорили. На следующее утро, увидев на своем теле следы этих тайных встреч, Дубэ загадочно улыбалась. Теана ни о чем не расспрашивала. Это невероятное ощущение блаженства заставило разбойницу вскоре забыть о главной цели ее миссии. Только зверь время от времени напоминал о себе ночными кошмарами. Но девушка изо всех сил старалась запрятать его как можно глубже, особенно в присутствии Леарко.

Дубэ хотела забыть о том, что ее окружает, остановить время, но однажды поцелуй принца показался ей не таким горячим, как обычно.

– Нас ждут.

Девушка застыла от неожиданности, а потом заметила, что принц что-то держит в руках.

– Ты доверяешь мне? – спросил он, протягивая Дубэ плащ с просторным капюшоном.

Она с подозрением посмотрела на юношу:

– Куда ты хочешь меня отвести?

Леарко улыбнулся:

– Туда, где в этом одеянии ты будешь чувствовать себя в полной безопасности.

Едва накинув капюшон на голову, Дубэ мгновенно почувствовала себя увереннее. Быть может оттого, что она столько времени была одета как обычная женщина, при прикосновении к шероховатой поверхности плаща легкая дрожь пробежала по спине девушки. Обманываться было бесполезно: это была настоящая Дубэ, а не та светловолосая девица, которая работала на кухне.

Дорогой оба не проронили ни слова. Спустившись с верхних этажей, они неторопливо прошли через сад к небольшому домику, на который Дубэ еще раньше успела обратить внимание, полагая, что там обитает садовник.

– Это – место моих детских игр. Моя мать повелела построить этот домик для моего брата, но ему не суждено было воспользоваться им. Тогда его отдали мне, по крайней мере, до той поры, когда мой отец счел меня слишком взрослым для подобных развлечений. Я приходил сюда каждый день, и только здесь я чувствовал себя как дома.

Девушка рассмотрела домик при бледном свете луны. Это было двухэтажное деревянное строение с нарисованной на стенах кирпичной кладкой и покатой крышей. На вид оно казалось весьма ветхим и заброшенным.

Леарко медленно открыл дверь, и желтоватый луч света упал на траву.

Молодые люди, взявшись за руки, переступили порог. Девушка робко вошла и вдруг, вырывая руку, отступила назад.

В зале собралось человек десять. На всех без исключения были точно такие же плащи, как у Дубэ. Но только Леарко стоял не скрывая своего лица.

В голове разбойницы стремительно промелькнула страшная мысль: «Меня предали».

Рука Дубэ машинально метнулась за кинжалом, но ее пальцы застыли на его рукояти. Стоявший перед девушкой принц посмотрел на нее в упор. Она подумала, что этот взгляд не может обманывать. Наконец, она еще ниже опустила капюшон плаща и стала ждать в полумраке развязки этой мистерии.

– А я уже думал, что вы не придете, – заметил чей-то голос. Дубэ сразу же его узнала: это был Неор, кузен Дохора, который завтра должен был получить официальное прощение короля. – Мне нужно сначала выслушать человека, способного нам помочь.

Дубэ, не видя лиц находившихся в комнате людей, тем не менее почувствовала, что взгляды их были направлены в ее сторону.

– Полагаю, что тебе интересно знать, кто мы и что здесь делаем, – сказал Неор.

Девушка настороженно ждала.

– Будь уверена, что все, о чем здесь пойдет речь, не выйдет за пределы этого дома.

Дубэ слегка кивнула.

– Мы входим в группу противников власти нынешнего правителя. Многие в этом королевстве согласны с тем, что пора покончить с его политикой, основанной на страхе. И именно поэтому мы здесь. Леарко сказал, что и у тебя есть очевидные основания быть недовольной королем, которые, впрочем, нас не касаются. Но нам известно, что у тебя есть еще и причины личного характера: ты находишься в личной зависимости от этого человека, смысл которой в шантаже.

Дубэ инстинктивно повернула голову в сторону Леарко. Он, не оборачиваясь, смотрел на присутствующих. Девушке было явно не по нутру то, что происходило в этом доме.

– Ты подтверждаешь?

Разбойница после недолгих колебаний еще раз кивнула.

– Нам известно, что Дохор через две недели покидает дворец, чтобы отправиться в Землю Ночи. На самом деле он едет на встречу со своими тайными союзниками, в Гильдию.

Дубэ неподвижно стояла, не произнося ни слова.

– Леарко остается здесь, во дворце, и примет власть в свои руки… А ты в это время займешься королем.

Возникшая пауза таила в себе множество недомолвок.

Дубэ слушала не перебивая. Тогда Неор обратился к ней:

– Все ясно?

– Мои мотивы ни имеют ничего общего с вашими, – произнесла девушка дрожащим от волнения голосом.

– Без сомнения, но у всех нас одна цель. Мы просим тебя всего лишь о том, чтобы довести до конца дело, которое тебе предстоит выполнить в любом случае. Но при этом и мы извлечем для себя пользу. Все варианты хорошо изучены.

Руки девушки сжались в кулак.

– Мне нужно подумать.

– Ты боишься вступить с нами в заговор? – спросил кто-то из людей в плащах.

– А может, ты хочешь денег? – напирал другой.

– Дело не в этом, – ответила девушка жестко.

– Тогда в чем?

Дубэ обратила свой взволнованный взгляд на принца.

– Мы можем сделать это и сами, – продолжил Неор. – Но если за дело возьмешься ты, то это будет больше похоже на несчастный случай.

Дубэ вцепилась в плащ, судорожно сжав в руках ткань.

– Дайте мне подумать.

– Если согласишься, тебе заплатят за это десять тысяч каролей.

– Дайте мне подумать, – твердо ответила девушка.

Заговорщики переглянулись между собой, и Неор, наконец, объявил:

– Ответ дан. Каждый исполнит то, что ему назначено.

Обсуждение закончилось, и заговорщики один за другим покинули дом. В мягком полумраке комнаты, отдававшем плесенью, остались только Леарко и Дубэ. Все это время, пока люди в плащах безмолвно выходили за дверь, девушка не отрываясь смотрела в спину принца.

– Что это тебе пришло в голову? – прошептала она.

– Этим я показал тебе, что ты вольна делать все, что тебе нужно.

Голос Леарко был тверд, и это его спокойствие взбесило Дубэ.

– Это дело касается только меня одной! Зачем ты рассказал обо всем этим людям?

Леарко горько улыбнулся:

– Я ведь один из них, Дубэ. Я устал слепо повиноваться. Поверь, это нужно мне, этой земле и тебе. Долгие годы я прятался за спиной отца. Мне пришлось многим пожертвовать ради него: своей порядочностью, своими мечтами и даже кровью. А взамен я получал только его презрительный холодный взгляд. И вот я стал таким же, как и он, но мне не слишком этого хотелось. Я так долго твердил себе, что нет иного выхода, кроме покорности. В случае его смерти мне предстояло бы продолжить начатое им кровопролитие, потому что уже сейчас я слишком далеко зашел, чтобы остановиться и снова стать таким, как прежде. Однако есть иной путь. Именно ты научила меня сопротивляться, и только благодаря тебе я здесь.

Девушка в ужасе покачала головой:

– Убивая отца, ты становишься не на тот путь.

– Если я не покончу с ним, ты навсегда уйдешь от меня. Ты стала радостью в моей жизни: и, не успев сполна насладиться ею, я должен смириться с тем, что отец лишает меня ее.

– Тогда это нападение на твоего отца затевается ради тебя? – бросила она со злостью.

– Ты – мой единственный шанс на спасение.

Дубэ не знала, что ответить. Она сама мечтала получить прощение и спасение. А теперь есть кто-то, кто ищет этого же у нее. Девушка осторожно приблизилась к юноше, но не выдержала и крепко прижала его к себе.

– Я не хочу, чтобы ты позволил его убить. Ты никогда не простишь себе этого, Леарко, и первым все осознаешь.

Принц, медленно отстраняясь, вложил в ладони девушки какой-то предмет. Дубэ пригляделась: это был маленький кожаный мешочек.

– Открой его, – попросил Леарко.

Разбойница бросила на него вопросительный взгляд. Она просунула пальцы вовнутрь и нащупала там кусок потрепанного и наполовину порванного пергамента. Ее сердце бешено забилось в груди, а в глазах проступили слезы. Она повернула манускрипт и увидела на оборотной стороне хорошо знакомый ей символ: красно-черное изображение двух наложенных друг на друга пентаграмм, а в центре – круг из двух переплетавшихся змей.

– Он был спрятан как раз там, где ты его искала в тот вечер в одном из гобеленов: его вшили в одну из волн на гобелене, изображавшем морское сражение.

«Ли. вос.» – восьмая линия. Восьмая линия моря. Дубэ мгновенно установила взаимосвязь. Она посмотрела на пергамент, который держала в руках: спасение ее жизни зависело от этого жалкого куска воловьей кожи.

– Я нашел его сегодня: мне удалось, когда никого не было рядом, прочесть манускрипт, и я сразу вспомнил про те надписи, о которых ты говорила мне несколько дней тому назад. И потом, это было совсем несложно.

Девушка с глазами полными слез посмотрела на принца. Она не знала, как выразить свою благодарность.

– Не смотри на меня так. От твоего спасения зависит и моя судьба, – произнес Леарко. – Вина за предстоящее убийство лежит на мне. И поэтому я хочу, чтобы ты довела это дело до конца. Сделай это ради меня, ради нас обоих.

Разбойница не ответила. Она только глянула на этот ничтожный кусок пергамента и с силой сжала его в кулаке.

 

Когда Дубэ вернулась в свою комнату, Теана еще спала. Разбойница бесшумно приблизилась к ней. Присев на край постели, она еще некоторое время смотрела на свою спящую спутницу: Дубэ испытывала непреодолимое желание поделиться с кем-нибудь своими мыслями, а девушка-маг была единственным человеком, которому она могла рассказать обо всем, что произошло. После некоторых колебаний она разбудила Теану, только толкнув ее в плечо.

– Что-нибудь случилось? – озабоченно спросила девушка-маг. Она еще не совсем отошла от сна и не сразу разобралась, что к чему.

– Мне нужно поговорить с тобой, – ответила Дубэ.

Теана села и приготовилась слушать. Этот был длинный монолог. Дубэ рассказала в деталях о том, что случилось с ней за этот месяц, о взаимоотношениях с Леарко, о том, как вспыхнувшее чувство повлияло на миссию девушки. В конце она раскрыла ладонь и показала обрывок пергамента.

Теана от неожиданности вытаращила глаза.

– Это – то, что ты искала?

Дубэ кивнула:

– Его нашел Леарко.

Девушка-маг вздохнула и слабо улыбнулась.

– Тогда пора действовать. Я готова, – сказала она с уверенностью. – Ритуал мне известен…

– Я уже не хочу этого делать. – Дубэ, не задумываясь, выпалила это на одном дыхании.

Теана непонимающе посмотрела спутницу: страх промелькнул в ее глазах.

– Дохор – отец Леарко, и именно поэтому я не могу убить его. Принц не может себе представить, что такое уничтожить человека, которого любишь, а потом, как ни в чем не бывало, продолжать жить дальше. Убийство оставляет в душе глубокий шрам; всякий раз это становится похожим на потерю частицы твоей души.

– Но ты же его ненавидишь!

Дубэ бросила на Теану испепеляющий взгляд, и та была вынуждена опустить глаза.

– Но принц просит тебя об этом из-за своей любви к тебе, – добавила девушка-маг вполголоса. – Он поступился своими сыновними чувствами, думая о тебе. Если ты этого не сделаешь, тебя ждет смерть, и принц это знает.

– Я осознаю это.

– И что тогда?

– Все равно не хочу. Потому что затем медленно умрет и он, и моя любовь не сможет ему помочь. Я всегда буду напоминать ему об этом, ведь во мне он будет видеть только убийцу.

Теана взяла Дубэ за руку и посмотрела ей прямо в глаза.

– Дубэ, но ведь у тебя нет иного выбора.

– Убей меня.

Эти слова прозвенели в комнате, словно металлический лязг обнажаемого меча.

– Проклятие не позволяет мне покончить с собой. Я уже пробовала. Зверь защищает меня от любой попытки самоубийства. Но может, ты с твоей магией…

– Нет, – закричала Теана, вытаращив глаза от страха. – Я никогда не сделаю этого, я не могу, и ты не смеешь просить меня об этом!

Дубэ явно не шутила.

– За эти месяцы мы вместе преодолевали разные трудности, и ты всегда приходила мне на помощь, даже тогда, когда это казалось невозможным. Несмотря на то, что я оскорбляла тебя, делая твою жизнь невыносимой, ты всегда оставалась на моей стороне. Сейчас ты стала мне подругой, и я доверяю тебе.

– Умоляю, не проси меня об этом, – взмолилась Теана.

– Тогда придумай что-нибудь, чтобы я смогла сделать это сама. Помоги же мне. Если я не убью Дохора, меня будет ждать мучительная смерть. А я должна умереть иначе и тогда, когда сама этого захочу. Знаю, что слишком многого прошу у тебя, но я, наконец, нашла то, ради чего стоит бороться. Однажды ты сказала, что внутри у меня только пустота. Тогда ты была права.

– В тот момент я была раздражена, но у меня не было намерения…

– Но теперь все не так, – перебила ее Дубэ. – Теперь мне есть ради кого жить. Потом, я также могу умереть, ты меня понимаешь?

Теане ничего не осталось, как только согласно кивнуть. Кто, как не она, так долго и мучительно боровшаяся за свою любовь, может понять эту боль.

– Я найду способ помочь тебе, – промолвила девушка-маг сквозь слезы. – И тебе не нужно будет убивать Дохора. Целая библиотека в моем распоряжении, и я сразу же примусь за работу.

Дубэ печально улыбнулась. Она пережила слишком много разочарований, чтобы продолжать верить в существование иного, безболезненного выхода.

– Поклянись мне, что, когда потребуется, ты поможешь мне уйти из жизни.

– Только в том случае, если у меня не будет выбора, – прошептала, всхлипывая, Теана.

Дубэ обняла свою спутницу, а та почти с отчаянием приняла этот жест дружеского расположения. Там, за стенами дворца, уже забрезжил рассвет нового дня.

Проблеск этой зари бросал бледный луч в роскошную комнату, находившуюся четырьмя этажами выше помещений для прислуги. Фора, прибывший во дворец несколькими часами раньше, сидел на широкой скамье. Перед ним на коленях стоял человек в плаще.

– А ну-ка, выкладывай, – буркнул наместник Дохора с мрачной улыбкой на лице.

 

18
ПРОЩЕНИЕ И МЕСТЬ

 

Теана и Дубэ проснулись рано утром. Это был день прощения Неора, и дворец бурлил в предвкушении предстоящего события.

День девушки начали с ритуала. Теана заученными жестами, молча совершала магические действия над Дубэ. Затем они оделись, стараясь не смотреть друг другу в глаза, и оправились на кухню выполнять распоряжения по подготовке к торжествам.

Дубэ была в полной растерянности: ей никак не удавалось отогнать мысли о Леарко. Между ней и принцем оставалась недосказанность, над которой девушка ломала голову всю оставшуюся ночь. И чем больше она думала, тем больше приходила к убеждению, что Леарко не сможет вынести смерть отца. Убийство не было свойственно его натуре, даже годы обучения военному ремеслу и сражения не могли сколько-нибудь серьезно на него повлиять. И Дубэ решила, что не станет в этом ему помогать.

«Я умру раньше, чем он взойдет на трон. У нас нет будущего».

Руки девушки дрогнули, и Дубэ выронила гирлянду, которой она украшала деревья в саду.

– Саннэ! Будь повнимательней! – прикрикнула старшая служанка.

Дубэ улыбнулась:

– Извини, это, наверное, от усталости, – и вновь принялась за работу.

Девушка действительно была в сомнении. Что лучше: позволить Леарко идти своей дорогой или следовать за ним до тех пор, пока проклятие окончательно не погубит ее.

В то время как девушка тщетно пыталась найти ответ на мучивший вопрос, ее внимание привлекло необычное мерцание у колоннады. За одной из колонн она увидела принца, направившего на нее свой пристальный взор. На нем были парадные доспехи, а сбоку на поясе висел сверкающий меч. Дубэ почувствовала, как у нее перехватило дыхание: встречаться с ним в открытую было очень опасно, и вместе с тем это очень возбуждало. Она положила гирлянду на траву, а затем, удостоверившись, что никто не следит за ней, встала и стремительно помчалась навстречу к принцу, стараясь не выдавать охватившего ее волнения. Едва она приблизилась к Леарко, как тот прижал ее к колонне и страстно поцеловал.

– Нас могут заметить, – прошептала Дубэ, вырываясь из объятий принца.

В ответ юноша только улыбнулся, а девушка от смущения принялась поправлять волосы.

– Завтра ты должна сказать нам свое решение. – Эти слова Леарко заставили Дубэ напрячься. – Я хочу знать, что ты ответишь.

– Я пойду с тобой, – не сразу ответила девушка.

– Так, значит, ты убьешь отца?

Шум приближавшихся шагов заставил обоих вздрогнуть. Молодые люди спрятались за большим кустом, но Леарко не выпускал Дубэ из своих объятий.

– Так что?

– Я уже сказала, что пойду с тобой.

Принц вздохнул и с едва различимой нотой разочарования в голосе заметил:

– В любом случае его ждет смерть. Но если он умрет от твоей руки, то мы оба сможем, наконец, жить в мире.

– Ты сам себя обманываешь. Тебе никогда не удастся смириться с его смертью.

– Ты – рядом, и мне этого достаточно.

– Где принц? – Прозвучавший невдалеке голос заставил их замолчать.

– Тебе нужно идти, – заторопила принца Дубэ, высвобождаясь из его объятий.

Леарко взял ее за руку.

– Я хочу тебя, – прошептал он.

– Тебе нужно идти, – настаивала девушка. Она вырвала руку и вернулась на свое место.

 

Церемония началась, когда солнце было в самом зените. В саду было полно народа, выделялась знать и высокопоставленные представители из других земель, подчиненных власти Дохора. В самом центре был сооружен деревянный помост. Все внимание присутствующих было обращено к королевскому трону, у подножия которого лежал длинный ковер красного цвета. На нем поверженный ниц Неор должен был испрашивать прощения у своего короля – в этом и заключалась суть предстоящей церемонии.

Дубэ следила за происходящим действом за одной из колонн. Она вместе с Теаной была свободна до самого обеда. По этой причине им было позволено наблюдать за первой частью торжества на надлежащем расстоянии от дворянства. Девушки нашли удобное место, откуда вся церемония была видна как на ладони.

Первыми вышли солдаты в алых одеяниях с копьями наперевес. Дубэ с трудом могла разглядеть их лица, но одно ей показалось на удивление знакомым. Девушка бросила беспокойный взгляд на толпу и отыскала в ней еще несколько известных ей лиц. Убийцы. Здесь присутствовали члены Гильдии, и их было достаточно много, и впервые они участвовали в таком грандиозном торжественном мероприятии при королевском дворе. Что могло послужить поводом для их появления?


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.04 сек.)