АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Двадцать шесть

Читайте также:
  1. Верно ли, что шесть голов не хуже двенадцати?
  2. Глава Двадцать Восьмая
  3. Глава Двадцать Восьмая
  4. Глава двадцать вторая. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
  5. Глава Двадцать Девятая
  6. Глава Двадцать Первая
  7. Глава двадцать первая. ПРАВО И ЛИЧНОСТЬ
  8. Глава Двадцать Пятая
  9. Глава Двадцать Седьмая
  10. Глава Двадцать Третья
  11. Глава двадцать четвертая
  12. Глава Двадцать Четвёртая

 

Джейни тряхнула его за плечо.

— Что значит — Кэролайн жива?

Глаза у нее расширились, и в них читалось недоверие.

Сарин отшатнулся, испуганный неожиданным взрывом негодования. Мысли путались. Он был уверен, что она обрадуется.

— Она жива, — повторил он, надеясь, что на этот раз она отреагирует иначе. Собственный голос звучал для него будто издалека. — Мне нужно еще… что-то сделать, только никак не вспомню что… Я очень устал…

Джейни была уже возле кровати, приложившись ухом к груди Кэролайн.

— Есть сердцебиение!

Она выпрямилась и взяла почерневшую руку, нащупывая пульс. Пульс был слабый, неровный, но он все же был. Джейни и не ожидала услышать его в теле, до такой степени разрушенном болезнью.

— Мистер Сарин! — воскликнула Джейни. — Мне понадобится тут у вас кое-что. Мне понадобятся полотенца, ведро горячей воды, простое мыло и острые ножницы…

Не успела она договорить, как он ее перебил:

— Ничего этого не нужно.

Она замерла на полуслове.

— Что вы имеете в виду: не нужно? Я врач, и я знаю, что говорю…

Он посмотрел ей в лицо. Она видела, как он возвращается из полузабытья. Ее удивило, насколько острым стал его взгляд, теперь будто проникая в душу.

— Вы ничем не можете ей помочь. Это моя работа, и я почти закончил ее, когда умер мой пес…

Он опустил глаза на собаку, которую держал на руках, и снова глаза его заволокло слезами.

— Не понимаю, — сказала Джейни.

Сарин положил пса на пол и еще раз погладил голову. Пошатываясь, он поднялся, опираясь на руку Брюса, и принялся объяснять:

— Всю свою жизнь я готовился к этому дню. Он был предсказан шестьсот лет назад, когда было сказано, что чума вновь поднимется из земли и попытается обрести власть над миром.

Старик сдвинул брови.

— Потому-то я и не мог разрешить вам брать пробы. Я знал, что из этого выйдет…

В памяти всплыли воспоминания о той ночи, когда они с Кэролайн тайком пробрались на участок и взяли пробу. Джейни вспомнила свои страхи, ощущение, что за ними наблюдают… «Как же я могла отмахнуться от всего этого?!»

— О господи, это я виновата… Я же чувствовала, — простонала она.

Сарин хотел, чтобы она поняла.

— Все это время, — продолжал он бубнить, — здесь, в нашем доме — ах ты боже мой, мать ведь предупреждала! — здесь кто-то был. Кто-то, кто следил за тем, чтобы не потревожили души ушедших.



— Ушедших? — переспросила Джейни. — Не понима… Каких ушедших?

— Должно наступить время… другое время, — продолжал старик, — и мы его ждали, и вот оно наступило… Боже мой…

— Что вы имеете в виду? Кто такие «мы»? — спросила она, все больше изумляясь тому, что слышала.

Ее вопросы сбивали с толку. Она задавала их слишком быстро и напористо, и он не успевал подобрать хороший ответ. Бормотание его стало почти совсем неразборчивым, и он со страхом смотрел, как женщина, стоявшая перед ним, все больше нервничает.

Потом ему вспомнилось: книга .

— Погодите, — сказал он. — Сейчас покажу.

Он направился в свою спальню, и она последовала за ним. Он взял в руки рукопись в заплесневелом, растрескавшемся переплете и почтительно передал Джейни.

Она принялась быстро перелистывать страницы, пытаясь разобрать древний почерк, отчего он встревожился:

— Прошу вас, осторожнее. Мне дала ее мать.

Он забрал у нее книгу и сам принялся листать, до тех пор пока не остановился на каком-то месте.

— Вот, — сказал он. — Смотрите. — И он вернул ей книгу.

Пока Джейни вчитывалась в строки, написанные на потемневшей от времени странице, он принялся рассказывать. Голос его стал спокойней и приобрел уверенность:

— Последнюю запись здесь сделала моя мать. До нее была моя бабушка, до бабушки бабушкина мать. И так далее, до начала времен, когда началось первое бдение.

У трех последних женщин были фотографии. От предыдущих остались портреты — одни попроще, будто рисовал или писал ребенок, другие искусно выписанные. Под каждым изображением стояло одно только имя: Сара. На последней, черно-белой фотографии была молодая женщина. Она стояла, в платье по моде тридцатых годов, прикрыв от солнца глаза и держа на руках ребенка, без сомнения Сарина.

«Ни одного мужчины, кроме него», — подумала Джейни.

Ей показалось, будто он читает ее мысли, потому что старик тут же сказал:

— Все эти женщины, от первой и до последней, готовы были отдать жизнь за то, чтобы держать чуму в повиновении. Они охраняли секреты исцеления и ждали, когда их можно будет применить. Моя мать не нашла в жизни утешения. У нее не было дочери. Никого, кроме меня…

Джейни остановила его, положив ладонь ему на руку:

— Секреты исцеления?..

Ее вопрос сбил его. Его история и есть объяснение, догадалась Джейни. Сам он, возможно, даже не понимает смысла того, что рассказывает просто по памяти.

Он взял у нее из рук книгу и открыл в самом начале.

— Видите? — Он показал на первую страницу. — Жил-был врач. Он жил очень давно. И это была его книга. Тогда он встретился с самой первой Сарой, и она подсказала ему, как изготовить лекарство. Он записал это и передал книгу дальше. Да, все, кому переходила книга, учились у предыдущих…

И снова она перебила его:

— Тогда, значит, вам известно, как спасти Кэролайн?

Он удивился тому, что она еще не поняла этого.

— Конечно! — с воодушевлением сказал он. — Этим я и занимался, когда обнаружил, что мой пес умер. Посмотрите, здесь все записано! — Внезапно голос его дрогнул и потускнел. — Когда я нашел пса, я знал, что его забрали у меня специально, чтобы отвлечь меня от выполнения моего долга, чтобы помочь чуме одолеть нас.

— Значит, уже поздно? — спросила Джейни тоже дрогнувшим голосом.

Страдая от унижения, Сарин опустил голову:

— Не знаю… Мне очень стыдно. Это единственное, чему меня учили всю жизнь, но я, кажется, завалил экзамен.

Медленно до нее дошло, что жизнь Кэролайн целиком и полностью находится сейчас в руках этого простодушного человека, который, по-видимому, никогда не был слишком находчив, а потом годы усугубили его недостаток. В ней всколыхнулось смешанное чувство гнева и жалости к несчастному старику. Ей было жаль, что он прожил такую убогую жизнь, и ее душил гнев оттого, что тот не смог как следует сделать то единственное, что, по-видимому, придавало значение и смысл его существованию. «Осторожнее с ним, — сказала она себе. — Он нужен, чтобы спасти Кэролайн».

— Не казните себя так сурово, — ласково сказала она. — Вы еще не закончили. Нужно продолжить!

— Не могу, — ответил старик тоном испуганного ребенка.

Она поняла, что делать. Она крепко взяла его за плечи и выпрямилась во весь свой рост. Призвав на помощь все мучительные воспоминания, она сказала ему своим самым твердым, командирским голосом:

— Вы обязаны это сделать. Это я вам говорю: обязаны!

Он уставился на нее — стоявшую перед ним молодую женщину, которая приказывала ему сделать то, чего он не мог, и отозвался покорно:

— Хорошо. Я попробую, но, наверное, уже слишком поздно.

Она крепко взяла его за руку и повела туда, где их ждал Брюс, оставшийся возле постели Кэролайн.

— Брюс! — взволнованно сказала Джейни. — Сарин знает, как…

Он перебил ее, взмахнув рукой.

— Ш-ш-ш! — сказал он. — Смотри!

Он показал на Кэролайн.

Глаза у нее были открыты. Они смотрели на Джейни, которая склонилась к ее постели.

— Кэролайн? Ты меня слышишь?

— Едва ли, — сказал Брюс. — Я разговаривал с ней все это время, пока вы с Сарином занимались книгой. Она не отвечает. Она как будто в трансе.

Джейни повернулась к Сарину:

— Понимаете ли вы, что это означает?

Старик на дрожащих ногах приблизился к постели больной.

— По-моему, это означает, что пора приступить к работе.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.008 сек.)