АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Тридцать три

Читайте также:
  1. Глава Тридцать Вторая
  2. Глава Тридцать Первая
  3. Глава тридцать первая
  4. Глава тридцать седьмая
  5. Глава Тридцать Третья
  6. Глава тридцать четвертая
  7. КНИГА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ
  8. КНИГА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
  9. КНИГА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
  10. КНИГА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
  11. КНИГА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ
  12. КНИГА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

 

Врач лежал на соломенном ложе в домике матушки Сары, а Кэт не отходила от него и сквозь слезы смотрела, как его одолевает чума, отравляя кровь невидимым ядом, а рассудок — безумными видениями. Он метался, разбрасывал руки, будто пытаясь сбросить с себя навалившуюся болезнь, отшвырнуть ее в ночь, туда, где она без следа растворится и не сможет вернуться и терзать его дальше.

Ему снилось, что он бежит, будто раненое животное, по лесной тропе, почти не касаясь камней и корневищ, прочь от просеки, где стоял дом. Он не смел оглянуться назад, потому что знал, что стоит замедлить бег, как он немедленно попадет в цепкие руки преследователей. Но ему было страшно не знать, где погоня, и он все же повернул на бегу голову и заметил две настигавшие его фигуры. Потом он их видел еще и еще раз, и всякий раз, когда оглядывался, расстояние между ним и охотниками сокращалось, и он старался бежать еще быстрей. Он увеличивал шаг, помогая себе руками, хватая открытым ртом воздух, раздиравший ему легкие. Он спасался от погони, где впереди всех бежали Мэттьюз и Альдерон, продирался сквозь чащу, увязая в ветвях густого подлеска, который с каждым шагом становился все плотней и плотней.

Он слышал жуткий стук деревянных стрел, торчавших из груди солдата, и тяжелые шаги кузнеца. В прошлый раз эта тропа была точно намного короче! Эти чертовы дубы уже давно должны были появиться… Но впереди тянулась та же тропа через лес и не виднелось никаких дубовых ворот. Чаща становилась страшнее. Сучья будто тянули к нему свои кривые когти, корни цеплялись за ноги, и ему приходилось высоко подпрыгивать, чтобы избежать ловушки. Наконец он зацепился носком за торчавший корень и со всего размаху рухнул на землю.

Он тяжело упал на тропу, и боль от удара вспыхнула и разлилась по всем костям и суставам. Он лежал, уткнувшись в землю лицом, и рот его был полон песка и мелких листьев. «Нужно это выплюнуть. На зубах песок, и меня мутит. Господи милосердный, прошу тебя, дай мне глоток воды…»

Он пытался выплюнуть набившуюся грязь, но ему не удавалось это сделать, потому что теперь он прижимался лицом к горячей стене, в которой тлел огонь, и никак не мог оторваться. Он давился грязью и не мог вздохнуть. Наконец, отчаявшись избавиться от этой мерзости, он ее проглотил, потому что не было у него другого выхода, иначе он бы задохнулся. Он не мог шелохнуться, ни единый мускул не слушался. Он лежал на земле, будто замшелый камень. Мэттьюз и Альдерон опустились на землю рядом с ним, торжествующе усмехаясь, и, устроив себе передышку, приступили к допросу.



— Вот так, лекарь, — сказал Альдерон, — значит, нужно мне было слушать домашних, тогда я не потерял бы столько времени на еврея-шарлатана. Вот уж мне помогло, что последние дни я слушал тебя и никого другого! Я думал, цирюльник у нас дурак, но ему по крайней мере хватило совести сказать, что ничего нельзя сделать. Не он, а я оказался дураком, тебе доверившись! Он не пускал мне кровь, не давал отвратительных рвотных или слабительных, а ты все это сделал, но ничем не облегчил мне боль.

Он повернулся к другой тени, сидевшей с ним рядом.

— Не так ли, Мэттьюз? — сказал он.

— Все так, — ответил солдат, и Альдерон продолжал:

— А потом тебе еще хватило подлости поднять меня со смертного ложа и заставить охотиться за тобой по всей Европе, чтобы спросить с тебя наконец.

— Но, сеньор, вы разве не видите причины? Разве не понимаете? — жалобно простонал испуганный врач. — Я же старался ради вас. Признаю, я видел, что вас не спасти. Я прошу прощения за то, что мое лечение причиняло вам боль. Однако я нашел болезнь, которая пряталась в вашей груди! Я видел ее собственными глазами! И в один прекрасный день я поведал бы миру правду об этой твари, которая убила вас, и какой-нибудь другой человек потом остался бы жив! Многие бы остались жить, потому что я нашел вашу болезнь…

— Лекарь, — ответствовал мрачный призрак кузнеца Альдерона. — Последним моим земным желанием было прожить хоть еще немного. Но на то не было Господней воли, и не сумел ты мне этого дать. В ином мире первым желанием моим было отдохнуть. И Господь повел меня к вечному покою, ибо я был при жизни хорошим и честным человеком. Но ты нарушил мой покой.

‡агрузка...

Без сил и без движения лежал лекарь, слушая в свой адрес обвинения тех, кого больше всего боялся.

— Сеньор, — взмолился он. — Простите меня…

— И мне тоже есть что сказать, — заговорил солдат, сидевший рядом с Альдероном. — Какой дурак мог довериться испанцу, пусть даже образованному, и прислать его к моему королю? Известно ли тебе, лекарь, что я не подхватил болезни и не заразился от Рида? Ты-то был уверен в обратном, потому я и здесь. Я здесь, чтобы сказать тебе, что, не погуби ты моей жизни, сейчас я качал бы на коленях своего сына.

Призрак солдата поднялся во весь рост, гневно уставясь на перепуганного Алехандро.

— Твое искусство ложь. Ты ничем не лучше деревенской знахарки! Ты принес бы королю больше пользы, если бы стал при нем шутом, и все веселились бы над твоими дурацкими выходками! Но то, что ты сделал сейчас, не смешно. Я умер, а ты все еще жив.

Алехандро, потерявший было дар речи, вскричал:

— Что ты хочешь услышать от меня, солдат? Я каждый день проклинаю свое невежество и оплакиваю несчастные души тех, кому не помогло мое лечение. Чего ты ждешь от меня, что я должен сделать?

Тут его окружили темные тени умерших, кого он встретил на пути в Англию. Пять храбрых папских гвардейцев, умерших от меча капитана, евреи, сгоревшие на костре флагеллантов, и последним его друг, Эрнандес.

— А что ты скажешь о даме, лекарь? Что ты ей скажешь? — спросил Мэттьюз.

И Алехандро увидел вдалеке призрачную фигуру Адели. Он позвал ее, и она подплыла поближе, но не откликнулась на его зов. Она будто хотела приблизиться, но расстояние между ними осталось прежним. Он не мог коснуться ее, дотянуться рукой и не мог перейти ту пропасть, которая их разделяла.

«Господи боже, Адель! Пожалуйста, вернись, пожалуйста, не оставляй меня одного. Меня держат сейчас два призрака тех, кому я должен, но они требуют, чтобы я расплатился немедленно, а сейчас у меня осталась только моя жизнь. О, возлюбленная моя, остановись! Я с радостью умер бы вместо тебя, и матушка Сара сказала, что Господь спасет твою жизнь… Это выше моего понимания, почему же ты умерла?!»

Но бледный призрак качался в волнах поднимавшегося от земли тумана и вскоре вовсе исчез.

Алехандро услышал женский голос, звавший его по имени, и повернулся, чтобы посмотреть, кто это, в отчаянной надежде увидеть Адель. Но вместо возлюбленной он увидел склонившееся над ним лицо матушки Сары. Старуха улыбнулась, отчего призраки, его окружавшие, в гневе и страхе зароптали и зашептались.

— Ах ты глупец, — сказала ему матушка Сара, — с чего ты взял, что ведаешь Господню волю? В служении Господу не может быть лжи. Я не солгала, сказавши, что Господь сохранит жизнь, но вспомни-ка получше, сказала ли я тогда, чью жизнь? Если бы я сказала правду, о чем думала и чего боялась, то ты потерял бы последние остатки надежды и не смог бы вернуться сюда, чтобы сохранить собственную жизнь. Тебе хотелось, чтобы речь шла о твоей возлюбленной, чья жизнь была для тебя дороже всего на свете, но говорила я о твоей. Ты отработаешь все, что должен своим призракам, здесь. Тебе многое предстоит сделать. Ты еще не закончил работу, предназначенную для тебя Господом. — Она подала ему свою морщинистую руку. — Идем. Я в последний раз покажу тебе дорогу.

Он протянул к ней обе руки. Он не мог бы сказать точно, действительно ли ощутил ее прикосновение или так ему показалось, но это было неважно, ибо в тот же момент ему стало легче. Он слышал биение ее сердца, так, словно его жилы наполнились ее кровью, и, медленно и с трудом, страдая от боли, начал подниматься.

И вдруг она сильным рывком поставила его на ноги, да так, что он оторвался от земли, и поплыла вперед, все еще держа его за руку, а он потянулся следом. Он не чувствовал под собой ни тропы, ни земли, но знал, что бежит изо всех сил, стараясь не отставать.

Призраки взметнулись все разом, завопив от негодования, глядя на их бегство. Мэттьюз и Альдерон первыми бросились в погоню, но старуха, оказавшаяся неожиданно легкой на ногу, выдернула добычу у них из-под самого носа. Ворота из двух дубов были уже близко, и Алехандро оглянулся и увидел, как призраки: и солдат, и кузнец, и пятеро гвардейцев, и сожженные евреи — все несутся за ними следом, только один Эрнандес стоит на месте и печально смотрит на уносившуюся от него прочь погоню.

Стук стрел раздавался все ближе. Алехандро уже чувствовал на затылке дурное дыхание кузнеца.

— Не оглядывайся! — крикнула матушка Сара. — Прошлое тебе больше не нужно!

И в тот момент, когда призраки уже были готовы его схватить, он услышал крик матушки Сары:

— Прощай! И да хранит тебя Господь!

Тут она втолкнула его в ворота, и он полетел, как брошенный камень. Свежий ветер омыл его лицо, будто чистой водой, и он понял, что вернулся обратно.

 

* * *

 

Кэт стояла над мокрым пятном, в отчаянии уставившись на желтую жидкость, которая впитывалась в земляной пол. Врач, метавшийся в бреду, вышиб горшок из ее маленьких рук, и теперь она с ужасом смотрела, как почти половина драгоценной влаги, необходимой для снадобья, уходит в землю.

Он, конечно же, знал, что делать, но она не смогла привести его в чувство. Он метался в беспамятстве и не отвечал на ее зов. Придется делать то, что она может, помощи ждать неоткуда. Потому Кэт нагнулась и собрала в миску мокрую землю. Потом помолилась, чтобы Господь даровал удачу, и зажала ему двумя пальцами нос, как зажимала нянька, когда нужно было сунуть в рот младенцу противное лекарство. Чтобы не задохнуться, он открыл рот, и она втолкнула ему туда мокрый комок.

Он давился, пытался плеваться, изрыгнуть омерзительную кашицу, но она изо всех сил зажимала, как он велел, ему нос и рот. Так что ему оставалось проглотить или задохнуться.

Он сопротивлялся слишком для нее долго. Не так много и было-то у нее сил. Но все же она победила, что есть мочи вцепившись в него, и только твердила сквозь слезы:

— Доктор, я вам обязана жизнью…

В конце концов он проглотил снадобье, и она упала ему на грудь, от облегчения разрыдавшись.

 

* * *

 

Та самая служанка, которая в последние дни ухаживала за матерью Кэт, представляла собой в чужом наряде странное зрелище. Платье из дорогих тканей, сшитое на хрупкую фигурку умершей леди, было слишком мало для упитанной деревенской девицы, но она все-таки натянула его и неловкими своими руками накрасила румянами свои красные щеки, отчего вид у нее был смешной и нелепый.

Теперь, проезжая по лондонским улицам на небольшой лошадке, с трудом удерживаясь в седле, она являла собой весьма потешное зрелище. Хотя издалека могла сойти за почтенную домохозяйку, выехавшую из дома по делу или в гости. Так что сэр Джон Шандос, завидев ее, велел солдатам остановиться и почтительно ее приветствовал.

— Доброго дня вам, леди, — сказал он. — Мы люди короля, и нам нужна помощь.

Она молча кивнула, понимая, что выдаст себя, как только заговорит.

— Мы ищем человека, сбежавшего от справедливого суда. Он лекарь и путешествует вместе с девочкой.

Выслушав описание, девица быстро смекнула, кого именно ищут королевские гвардейцы.

— Не встречались ли вам эти люди, не доводилось ли вам о них слышать?

«Пресвятая Дева, что же мне делать?» Служанка прекрасно знала, что суровый отец не слишком-то любит Кэт, а также, что Алехандро не причинит ей вреда. К тому же скудным своим умом она все же понимала, что дело обстоит не совсем так, как ей говорят.

Она отрицательно покачала головой, еще раз вежливо кивнула сэру Джону, который смотрел на нее с изумлением, и двинулась прочь. Он же снова вскочил в седло и отправился дальше своей дорогой, печально думая про себя:

— Бедняжка. Еще одна сумасшедшая.

Отъехав от гвардейцев на безопасное расстояние, служанка развернула лошадь, собравшись немедленно отправиться к матушке Саре. Знахарка-то уж должна знать, что делать.

 

* * *

 

Только на другой день Алехандро открыл глаза и увидел Кэт, которая спала, уронив голову ему на грудь. Он попытался двинуть рукой и почти не почувствовал ее, больную и онемевшую без движения. А когда наконец она задвигалась снова, он осторожно положил ее на золотые кудряшки и так и не снял. Девочка почувствовала ее вес, проснулась и открыла глаза. Встретив взгляд Алехандро, она тотчас села и потерла глаза. Потом, наклонившись, пощупала лоб больного.

— Наконец-то холодный. Весь день, доктор, вы метались в жару.

— Пожалуйста, Кэт, мне не хватает воздуха… Можешь открыть дверь?

Она широко распахнула все двери, и Алехандро увидел возле коновязи лошадь, которая спокойно щипала траву под жарким солнцем, услышал ленивое жужжание летних насекомых. Никогда небесная синева не казалась ему столь прекрасной.

— Пить. Если можно, принеси побольше. У меня весь рот полон песка.

Она рассказала ему, что произошло, пока он лежал в бреду, и он подивился тому, что бред оказался всего лишь тенью реальности, обрядившейся в личину прошедшего.

— Доктор, вы уже выздоровели? — спросила девочка.

— Да, дитя мое, похоже, что так, и не только от чумы.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.01 сек.)