АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Урок «семейного счастья»

Читайте также:
  1. Упражнение 6. «Круг счастья»

 

На следующий день утром в зал, как обычно, завалили Гну и Нандзя, чтоб похавать. Три ползающих хуя – Гурун, Нарада и Мудя приступили к своим обязанностям и стали кормить их. В это время в зале тусовалась Синильга и разбирала какую-то кучу тряпья.

- Ну че, Синильга, ты поняла, что в семейке тебе житья не будет? – спросил у нее Гну.

- Поняла, - торопливо ответила Синильга, боясь, что ей опять че-нибудь устроят.

- Смотри-ка, поняла, - хитровато усмехнулся Гну.

- Плохо поняла, - нарочито мрачно произнес Нандзя, обгладывая куриную лапу. – Если поняла, о чем сейчас замечталась?

- Ни о чем, - сказала Синильга, не понимая, шо лезет в залупу.

- То-то у тебя взгляд мутный, - прикололся Гну.

- Ты знаешь, что с тобой муж будет делать? – спросил Нандзя.

- Знаю, - Синильга была в растерянности.

- Нихера ты еще не знаешь, - злобно произнес Нандзя. – Ну-ка быстрее шевелись, сука! – вдруг заорал он. Синильга засуетилась быстрее.

- Быстро тащи сюда варенье! – заорал Гну.

Синильга поползла в кухню за вареньем. Коды она вернулась, ее встретили уже вошедшие в раж Гну с Нандзей:

- А! Скотина! Притаранила! Хуй ли так медленно шевелишься! Ща как вломлю тебе! – глумился Гну.

- Н-на тебе, сука! – заорал Нандзя и с силой швыранул в Синильгу косточку.

- Ха-ха-ха! – заржал Гну и тоже захуярил в нее обглоданную кость.

Синильга запуганно забилась в угол комнаты и не знала, че ей делать.

- Ну, давай, мечтай теперь о принце! О семейном счастье! – бушевал Гну, забрасывая тупую куклу костями и объедками. Нандзя активно помогал ему.

- Вот оно, семейное счастьице! П-па-лучи!!!

- Нравится, сволочь?! Об этом ты мечтала, свинья?! Ну-ка быстро неси нам чай, и не дай бог ты, сука, задержишься!

Синильга пулей попиздила снова на кухню, а когда вернулась с чайником и заваркой, ее встретил град костей и корок и глумливые вопли Гну и Нандзи, исполнявших роль «любящих» супругов.

- Ты че, скотина, еле шевелишься?! – дико орал Гну.

Синильга не знала, куда деваться от «семейного счастья» и сразу двух принцев, неожиданно посланных ей Небесами, и только носилась туда-сюда, как угорелая. Мечтать уже было некоды.

- Вот, смотри, свинья, вот оно – семейное счастьице! Давай все быстрее делай!!! Ха-ха-а-а!!! – бесился Гну. – Мечты сбылись, ха-ха-а-а-а!!!



- Это тока начало! – обрадовал Синильгу Нандзя и схватил тапок, т.к. кости уже кончились. – Ну-ка убирай все с ковра, с-сучара! – заорал он и запузырил в нее тапком.

Гну, не долго думая, запиндюрил второй тапок. Оба тапка приземлились точно Синильге на бошку. Взмыленная обладательница охуенной дозы «семейного счастья» забилась в угол и не знала, че теперь с ним делать.

Вечером Гурун, предварительно переговорив с Азой, подвалил к Нараде, шепнул ему на ухо: «Слышь, тебя, кажися, собираются по-настоящему отпиздить. Я тут краем уха подслушал разговор, и сразу съебался». В следующее мгновенье Нарада стал похож на смертника на электрическом стуле, потому шо точно так же интенсивно затрясся. Тут откуда ни возьмись, стали появляться все ученики старшего звена.

- Нандзя, где у тебя веревки?! – злобно кричала Элен.

- Ща найду.

- Гну, а ты доставай палки!

- Ага.

Нарада сидел посреди комнаты и гладил полотенца. Люди ходили вокруг него, нагнетая поле злобы, агрессии и беспощадности.

«Ой, бля-а!!! – подумал Нарада. – Это они что ж, меня свяжут и будут палками хуярить? Ма-ма! Мамочка!»

Пришли Аза с Ксивой и тоже со злобными харями заходили туда-сюда мимо Нарады, бросая на него искоса хищные взгляды. В руках у одной был металлический прут, и она махала им, рассекая воздух, как бы примеряясь для удара и кровожадно улыбаясь, а другая подыскивала в куче мешков подходящий для удушения.

«А-а!!! – Нарада конкретно присел на измену, и в его штанах не замедлила образоваться приличная кучка говна. – Они будут меня душить мешком и одновременно полосовать прутом!!!!!!!» – хлестанула мозг страшная догадка.

- Вот говнюк! – рычал Гну. – Ну, сволочь!

- Ля-ля, ля-ля, - злорадно напевала Аза себе под нос, пробуя в кулаке свинцовый кастет.

- Ну, сука, он за все ответит! – бесновался Нандзя в коридоре, издавая звуки, очень похожие на затачивание ножей. Затем он неистово начал хуярить грушу, выкрикивая страшные проклятья.

‡агрузка...

Нараду трясло и колотило, и он уже не мох ни гладить, ни сидеть на месте. Его рожа вся побелела и покрылась испариной, а челюсти ходили ходуном, весело постукивая зубами. Взгляд выражал полное безумие и помрачение рассудка. Люди свирепо ходили вокруг него и то и дело как бы невзначай пихали и толкали, наступая ему то на руку, то на жопу.

Так продолжалось полчаса, пока поле злобы, агрессии и беспощадности не достигло апогея. Нарада уже замер с остекленевшими глазами и уже еле дышал от страха. Волосы давно стояли дыбом, а вокруг растекалась лужа мочи. Вдруг к нему подбежал Сантоша и прямо в ухо сказал:

- Нарада, иди, понюхай цветок!

Все остановились и стали наблюдать за Нарадой. Тот сначала нихуя не вдуплил. Но через минуту понемногу пришел в себя и стал озираться по сторонам. Никто больше не приготавливал орудий пыток и убийства, никто не ревел и не проклинал, не бил грушу и не махал прутьями и палками, а все спокойно и выжидательно смотрели на него. Еле поднявшись, Нарада, шо лунатик, доковылял до цветка на подоконнике и нюхнул его. Тишина взорвалась бурей смеха. Это была выдающаяся практика просветления Рулон-холла, когда чучика обуревают чувства страха или обиды или гнева, а ему говорят: «Иди, понюхай цветок», и в ентот самый миг сознание чучика может отделиться от чувствишек, мыслей и тела, и он станет на один еблысь ближе к просвятлению.

Кады костры ужо подходили к концу, пришла Элен и сказала:

- Ну, вот, говноеды, теперя будем решать, че с вами дальше делать. Мастер сказал каждому из вас написать про всех, куда кого вы пророчите. И на основе этого все и решится. А выбирать нужно из такого: в город без единого рулонита, в Рулон-класс начального уровня, в Тьмутаракань, санчом, в Чечню делать семинар по Астрокаратэ и… - Элен злорадно усмехнулась. – Еще месяц костров!

- Можно мне месяц костров?! – тут же вылез хитрожопый Гурила.

- О! Смотри-ка, Гурун сам просится еще остаться, – радостно и одновременно недоверчиво сказала Элен вошедшей Азе.

- Да-а-а?! – наигранно протянула Аза. – Мы скажем Мастеру.

Мудила, слушая список приговоров, озабоченно ждал, когда огласят то, че усамый раз для няго, но че-то ничего подобного не прозвучало. Любой из перечисленных вариантов явно не устраивал его свинскую натуру. Мудон тут же заиндульгировал.

Все взяли листки и начали размышлять, озираясь по сторонам и усиленно трясясь за свою задницу. Мудон долго не мох выбрать свою судьбу, потому шо ниче из предложенного ему не нравилось. Про остальных-то он быстро напясал, тут бояться было нечего. В конце концов, он выбрал для себя город без единого рулонита, так как ентот вариант показался яму наименее страшным. Хотя практика была дана именно для того, чтобы каждый мог принять по-настоящему сильное решение и совершенно объективно, в отрешении от своей жалкой душонки выбрать для себя то, что однозначно вытекало из всех его мышино-хаснамусских качеств.

Вскоре листки собрали и унесли. Хоть решение еще не было вынесено, всем было сказано узнавать свои поезда и самолеты и готовиться к отъезду. Многие с облегчением вздохнули, в тайне надеясь, что распределение заданий было просто проверкой реакции. Мудя позорно успокаивал себя тем, что Рулон не пойдет на такое, потому что некому будет вести важные дела. Он считал себя незаменимым уебком. Нарада, по всей видимости, думал о том же. И только изредка Мудила вспоминал, что надо бы остановить внутренний диалог и настроиться на самоотверженное и радостное принятие любого решения Силы. Как всегда, идиоту на единственно верную реакцию не хватало энергии, которую он постоянно, как пачкун, спускал на бесплодное воображение и страхи.

 

 

Шмон

 

У Нарады снова сошлись веселые аспекты, и у няго началась очередная практика. Перед отъездом его решили раскулачить.

- А сейчас у Нарады мы проведем шмон, - неожиданно послышался за дверями голос жриц. В сильном и ярком состоянии они зашли в комнату.

- Нарада! – скомандовала Элен. – Быстро сюда все свои сумки!

Нарада сел на измену и грустно пополз за сумками. Он притаранил в зал свой рюкзак, две сумки – свою и Синильги. В зале собралась вся шобла и активно принялась потрошить содержимое Нарадиных закромов. На свет Божий че токмо не появилось: куча новых запечатанных хромовых кассет, два навороченных плеера, две пачки дискет, несколько лазерных дисков, ручки чуть ли не Паркер, охуительные часы, два новых органайзера про запас, астрологический миникомпьютер для расчета аспектов, который тут же прихватизировал Нандзя, и куча другой дорогой дребедени.

 

- Так, я не поняла, а где книги, кассеты для распространения? - удивленно спросила Элен.

- А я их оставил в другом городе, - стал оправдываться Нарада.

- Вы что, Нарада, зачем вы врете? – возмутилась Синильга, - вы же их и не возите.

Нарада поднял голову и, внутренне бесясь, злобно посмотрел на Синильгу, так что у той мурашки побежали по коже, и она пожалела о том, что сказала: «Ой, блядь, он теперь меня убьет», - зассала Синильга.

- Ты че, охуел, говно, - взбесился Гурун. - Ты еще и врешь нагло жрице.

- А это что такое? – спросила Элен, вытаскивая из рюкзака аудиодиск с цветной обложкой, на которой красовался ебальник Нарады. Нарада испуганно опустил глаза, чувствуя жопой, что ему это не сойдет с рук.

- Так, здесь еще вон что, - сказала Ксива, доставая большую папку, где была целая стопа таких обложек.

- Ах ты, пидор, митроит ебучий, - взбесилась Элен, подошла к Нараде и со всей силы как заехала ему по роже рукой, - ты че это делаешь, отвечай.

- Я-я-я просто попробовал, - стал ныть Нарада, - я ничего такого не делал.

- Вместо того, чтобы обложки с фотографией Гуру Рулона делать, ты свое рыло решил рекламировать? – заорала на него Аза. - Да ты кто такой, ты куда людей ведешь, ты можешь только в помойку привести человека. На что они должны настраиваться через твою пачу? – обрушился шквал вопросов на Нараду.

- Давай объясняй, что задумал? - сказал Сантоша.

- Просто я хочу, чтобы у меня тоже были свои диски, свои кассеты, ведь я тоже могу писать музыку, - стал оправдывать себя Нарада.

- А ты знаешь, что твое только говно в унитазе? – спросила его Ксива.- Ты что, забыл, кем ты был до Эгрегора, ты посмотри, Гуру Рулон из тебя человека сделал, и это ты так теперь Его благодаришь, свинья?

- А ну, давай, жри теперь свою «рожу» поганую сам, - сказала Элен и резким движением руки швырнула обложки прямо дураку в рожу. Он попытался защититься руками. Обложки ударились о его морду и разлетелись в разные стороны. Нарада покраснел как вареный рак и обиделся как последнее ЧМО.

- Давай, жри, - напал Гурун и стал помогать ему трапезничать полиграфической бумагой. - А ну, жри, говорю, пока я сам тебе не стал пихать их в рот, - не на шутку забесился Гурун, держа уже в руках обложку. Нарада обосрался от страха, боязливо взял одну обложку и, поднеся ко рту, стал брезгливо отрывать кусочек.

- Ну, давай, смелей, че застыл, - набросилась чу-Чандра, - печатал-то ты их поди смело, давай жри, жри.

- Жуй, жуй, глотай, - смеялся Гну. Но Нарада словно кол проглотил и как сидел с обложкой в зубах, так и не сдвигался.

- Это неприятно, - вымолвил он.

- Неужели? – с деланным удивлением спросила Аза. - А Рулону приятно, когда такое говно, как ты все разваливает и тянет одеяло на себя, давай жри, а то сейчас мы все на тебя навалимся.

Нарада от испуга запихал одну обложку в рот и стал жевать, морщась видимо от горького вкуса полиграфической краски.

- Давай, придурок, тщательно жуй и думай, что ты делаешь, говнюк, чтобы в следующий раз не повадно было.

У Нарады изо рта уже потекли сине-зелено-красные слюни, потом он выплюнул разжеванный цветной кусок бумаги.

- Че, не вкусно? – подкалывал его Гурун. - Не будешь жрать ртом, заставим жопой хавать. Нарада взял следующую обложку, положил в рот и стал жевать, думая про себя: «Главное, сделать вид, что я все съел, а сейчас я буду ловить момент, когда меня не видят, и спрячу куда-нибудь в штаны».

Но даже этого недоделок нормально не смог сделать. Положил обложку в штаны, а когда вставал, то она, скомканная, вывалилась на пол, все это увидели и разбесились.

- Ах ты, урод, еще и обманываешь, - наехала Ксива, - получай! - и пизданула его по спине кулаком.

- А-а-а-а, - заныл Нарада, - я же не могу жевать эту бумагу, она же не вкусная!

- Зато хорошо запомнишь, что к чему и в следующий раз подумаешь, делать это или нет.

- Так, а где ты сотовый телефон прячешь, который без спросу купил? – спросила вдруг Элен.

Нарада сделал недоуменное лицо, дескать, не понимает, о чем идет речь, и спросил:

- Какой еще телефон? Я ничего не покупал.

- Не пизди, фуфло! Ты когда Мастеру звонил, то явно было слышно, что ты с сотового разговариваешь.

Но Нарада всячески стал отнекиваться, так и не признался, что купил телефон и где-то его заныкал.

- Нихуя!!! Вот сволочь!!! Ну, крыса!!! – раздавались возгласы изумленных потрошителей.

- Нарада! Нахуя тебе столько всего?! – гневно заорала Элен.

Нарада по-партизански молчал.

- Ты, гнида! Вот куда ты все эгрегорные деньги просирал!!! – бесился Нандзя.

- О-о! Поглядите! Семейный фотоальбом Нарады и Синильги! – радостно завопила Ксива.

Появился толстенный навороченный альбом с фотками Нарады, где он корчит из себя крутого йога, мага и т.д., и дуры Синильги, где она жопой то так, то сяк, то в таком наряде, то в другом.

- Синильга, а ты где столько нарядов надыбала?!! – бушевала Ксива. – Сука! Мы тут обноски носим, а эта шваль себе крутые прикиды покупает на деньги Рулона!!!

- Ты, пизда, ты че борзеешь?! – забесился Гну и пнул ебанутую куклу под зад.

- Я Гуру Рулона спрашивала! – заныла дура.

- Знаем мы, как ты спрашивала!!! – еще больше заорала Ксива. – Звонишь Мудрецу, задаешь пару дурацких вопросов, а потом: «Учитель, а можно мне новый наряд?» Конечно, Гуру Рулон никогда не отказывает! Вы сами должны совесть и мозги иметь! Тебе че Мастер разрешал такие дорогие наряды покупать, свинья?! Ты видела, чтобы тут в Рулон-холле кто-то в таких ходил?! Даже Селена себе такого не позволяет, а ты, падаль, накупила себе!!! Этот скот ебучий на деньги Эгрегора покупал тебе шмотки, булочки, шоколадки и еще всякую хуйню, все, что ни попросишь, и ты его боготворила, а к Гуру Рулону жопой повернулась, сука? – взбесилась Элен, подошла к Синильге и дала со всей силы пощечину.

- Мразь! И попробуй только обидеться, получишь еще больше, - закончила разъяренная жрица.

- А теперь, объясняй свое свинское поведение, - тут же напала на Синильгу Аза.

- Ну, я думала, что это Нарада такой добрый, и он мне все покупает, - еле промямлила Синильга обиженным голосом.

- Че ты пиздишь, свинья, че идиотку-то из себя строишь, якобы не понимаешь, на чьи деньги он тебе все это покупал?!!! - показала Аза на кучу хламья, сваленного после шмона посреди комнаты. Чего там только не было: дорогие духи, шампуни, косметика, разные виды кремов, украшения и прочая херня, которая явно была куплена ни на каких-нибудь рынках, а в фирменных магазинах.

- Ишь, блядь, в любовь разыгрались, сукины дети, - вышел из себя Гну, - посмотрел бы я, как Нарада свои бы деньги разбазаривал на всю эту хуйню.

- Да у такого уебища и денег-то не может быть, - в точку попала чу-Чандра.

- Ты че, дура безмозглая, не подумала о том, что все это деньги Эгрегора, которые могли бы пойти на развитие Школы, на те же билеты, на издание новых книг, на организацию новых концертов «Рулон-гиты», шоу-программ, а вы так их бездарно просрали?!!! – бесилась Ксива. - Да в этом хламе же тысячи выкинуты на ветер!!!

- Н-у-у-у-у-у, я думала, что Нарада же проводит семинары, зарабатывает деньги, значит, они его, и он их может тратить, - оправдывалась Синильга.

- Да ты че, вообще осоловела? - возмутилась Аза. - А имя кто ему дал, а кто его научил семинары проводить?! А знания откуда он взял? И вообще, кто бы его принял, если бы он приехал без имени Школы, без семинара, кто вы есть сами по себе без Просветленного Мастера?!!! Вы, смотрю, совсем зажрались, мозги уже жиром заплыли. Забыли, что Гуру Рулон вам все дал! Гуру Рулон создал Эгрегор, собрал людей, все организовал, а вы, сукины дети, пришли на готовенькое и стали все разваливать, говна ебучие, да кто вы такие, нули без палочки, возомнили себя хуй знает кем!

- Нарада! – Ксива переключилась на зашугу-Нараду,

- Это ты ей деньги даешь, пиздюк?!!! Ты че, бля, себя Богом возомнил?!!! Вы че, бля, оба о себе воображаете?! Новые русские?! Вы где вообще находитесь?! Вы че здесь находитесь для того, чтобы утверждаться в мирском?! Жить в свое удовольствие?!!! Скоты поганые!

Раздался глухой, но сильный звук. Это Нандзя высказал свое мнение о Нараде пинком в спину. Нарада отполз, как побитая собака. Раскулачивание продолжалось. На свет извлекли два совершенно новых фирменных спортивных костюма, куртку-ветровку и крутые кроссовки.

- Ну, блядь, крыса!!! – бесилась Аза. – Это тебе тоже Мастер разрешил?!

- Да, - зажимаясь от страха, ответил Нарада.

- Но нахуя тебе столько?!!! – искренне не врубалась Аза.

- Рулонитов в лес водить, там одежда часто промокает, – прогундел Нарада в свое оправдание.

Тут выбежал Сантоша и вынес старые потертые джинсы, на несколько раз уже штопанные- перештопанные, с заплатками в нескольких местах.

- Вот посмотри, Нарада, - сказал Сантоша, - это брюки Гуру Рулона, которые он носит уже несколько лет.

- Мы даже сами предлагали Мудрецу новые штаны купить, - включилась Элен, - а Гуру Рулон сказал: «Не надо, да зачем мне, я еще и в старых могу походить, главное - это книги, аппаратура, на которой новая музыка будет писаться. А мне зачем?»

- Смотри, падаль, даже Гуру Рулон себе не позволяет купить новые штаны, а ты, сука, кто такой вообще?! Транжиришь деньги Эгрегора и ни хуя, ни на грамм не оправдываешь доверия Мастера, - уже охрипшим голосом орала Аза.

Гурун в этот момент внимательно слушал все, что говорили жрицы, затем подошел к Сантоше, взял штаны Гуру Рулона с каким-то необыкновенным чувством благоговения, словно он прикасался к сокровищу, еще раз посмотрел на кучу хламья, которую выгребли из рюкзаков Нарады. Внутри у него все перевернулось. На глазах выступили слезы, его лицо покраснело, и с сильной внутренней болью за великое дело, за Эгрегор, за Гуру Рулона и в то же время с чувством злобы на Нарадовскую тварь, Гурун внешне спокойно, но основательно подошел к Нараде, схватил его за шею, сунул в рожу штаны Рулона и только смог произнести: «Ну, ты и с-с-с-ука!!!!!». С этими словами жестко и резко Гурун схватил Нараду за волосы и со всей дури к-а-а-а-а-к пизданул его тупым кочаном об бетонную стену.

«Сволочь!!!» - смачно добавил в конце Гурун, все еще кипя от переполняющей злобы. Казалось, в этот момент он был готов удушить Нараду своими руками, и еле сдерживался. Нарада, как последний педик, разнылся, хватаясь за гудящую от боли бошку.

- Поделом тебе досталось!

- Будешь знать, как у своих крысить, скотина!!! - раздавались возгласы рулонитов, которым было противно и омерзительно, что в Эгрегоре завелась такая падаль.

- Во пиздец!!! – заорала Элен. – Эта гнида запрятала бабло, ты прикинь! – Элен достала из потайного кармана 10 тысяч деревянных и штуку баксов.

- А это что?!!! – дико неистовствовала Ксива. – Это тебе тоже Гуру Рулон сказал у себя оставить?!!! Ты че, падаль, не знаешь, что деньги нужно сдавать?!!!

Нарада пересрался еще больше и ничего не отвечал. Снова послышалось мнение Нандзи. Нарада завыл от боли, хватаясь за живот.

- А теперь, сволочь, давай рассказывай, как ты докатился до такой скотской жизни, какие мысли культивировал? – начала Аза.

Нарада сначала сделал вид, что думает, вспоминает, затем кое-как стал что-то буровить:

- Ну, ко мне на семинары стали приходить богатые ученики, на джипах, с сотовыми телефонами…

- И что? – спросила Элен

- Ну, меня все это стало очень притягивать, интересовать, я завидовал этим людям, что у них есть, а у меня нет, – мямлил Нарада, уставившись в пол.

- А тебе это на хуя? - поинтересовался Гну.

- Ну как, хочется хорошо жить… - сказал Нарада.

- Пиздец! - охуела чу-Чандра, - можно подумать, ты плохо живешь! Жрешь, че хочешь, покупаешь, че хочешь, разъезжаешь по разным странам и тебе все мало, говно?!!!

- Ну, это же я не по своей воле делаю, – раскололся говнюк в своих гнилых мыслях, - а по указке.

- Какая своя воля?! – удивился Нандзя. - Что ты вообще можешь делать по своей воле?

- Если бы ты жил по своей, как ты говоришь, воле, то ты бы сейчас перебивался с копейки на копейку и ломал бы голову, что тебе завтра пожрать. Ни о каких путешествиях по стране, не то что по Миру, а тем более, о джипах и сотовых телефонах ты бы и мечтать не мог. Это сейчас, когда тебе просто так без всяких усилий все дано, ты с жиру-то и забесился.

- Ну, другие же люди как-то живут, - оправдывался Нарада, - они же имеют джипы и сотовые телефоны, а я что хуже что ли?

- Конечно, хуже, - обрадовал его Гну, - ты че забыл, кем был до Эгрегора? Че ж ты раньше навороченным бизнесменом не стал?!

- Ну, всякое же бывает, - бубнил Нарада. - Мадонна ведь тоже не сразу знаменитой стала.

- Ха-ха-ха, - заржала чу-Чандра, - так ты решил, что в тебе спит гений?

- Я сейчас обоссусь от смеха, - держался за живот Гну, - да в каждом из нас спит гений, и с каждым днем все крепче и крепче.

Нарада вусмерть разобиделся, но, судя по пасмурному ебальнику, не собирался расставаться со своими иллюзиями.

- Слушай, Нарада, ты че, всерьез думаешь о том, как ты станешь крутым бизнесменом? - спросил Мудя.

- Н-у-у-у-у-у, я думал об этом много, - признался Нарада.

- Так вы че думаете, тут Синильга рассказала, что оказывается Нарада целыми днями только и думает о разных джипах и сотовых телефонах. Идет по улице, учит марки машин и завидует, завидует. Дело дошло до того, что уже во время лекций, которые он рулонитам читает, у него перед глазами мельтешат вместо заповедей скомороха или принципов Марианны названия разных джипов, - рассказала Элен.

- Вот это ни хуя себе! - присвистнула Аза. - Если бы ты так двадцать четыре часа в сутки думал о просветлении, то давно бы уже прозрел.

- Д-а-а-а-а, возможно-о-о-о-о, - покивал головой Нарада, - но просветление мне кажется теперь чем-то очень далеким.

- Нихуя как он заговорил, - возмутился Гурун, - а бизнесменом, значит, для тебя стать реальней?

- Кажется, что да, - бредил Нарада.

- А-а-а-а-а-а, ну, теперь понятно, тебе в Эгрегоре не дают стать бизнесменом? – догадалась Ксива.

Нарада ничего не ответил, тупо продолжая смотреть в пол.

- А ну-ка, расскажи нам, как ты надумал стать бизнесменом? - полюбопытствовала Ксива. - Представь, мы тебя сейчас на улицу выкинем, и че ты будешь делать?

- Ну, я найду кого-нибудь сначала, чтобы хотя бы переночевать, - стал Нарада пересказывать свой план действий, о котором он думал уже не первый день.

- Так у тебя же ни копейки денег в кармане, кто тебя возьмет? – нападали рулониты.

- Ну, мир же не без добрых людей, - сморозил Нарада.

- Ха-ха-ха, ну ты и насмешил, ты наивно думаешь, что тебя, а вернее даже вас двоих долбоебов, вот так кто-то от чистого сердца приютит? – прикалывался над дураком Нандзя.

- Ну, а почему бы и нет? – ответил зачморенным голосом Нарада.

- А, если не найдется такого доброго дяди, что ты тогда будешь делать? – задал каверзный вопрос Гурун.

- А я этот вариант даже и не рассматривал, - сказал Нарада, - все равно кто-нибудь рано или поздно обязательно появится.

- Нарада, ты посмотри, как ты неумно рассуждаешь, - начал обучение Сантоша, - ведь ты опять думаешь по-мамкиному, авось да небось. А ведь Гуру Рулон всегда учит, прежде чем что-то сделать, нужно на несколько раз все взвесить, обдумать как следует. Особенно тщательно просчитать все негативные стороны, чтобы возник страх, тогда можно будет принять правильное решение. А ты что же делаешь?! Навоображал черти что, какую-то сказку, а ты не подумал что, например, пока вы будете торчать на улице и ждать доброго дядю, вас может отпиздить местное хулиганье или заберут менты, посадят в каталажку за бомжество суток на пятнадцать, а там могут и пидором сделать за это время или можно сифилисом заразиться, или мало ли что еще может произойти.

- А зачем мне об этом думать? – недоумевал Нарада.

- Да затем, чтобы заранее этого испугаться и избежать подобной ситуации, - сказал Гурун.

- Конечно, о плохом неохота думать, - поддержал беседу Гну, - так как это вызывает много дискомфорта. Потому человек предпочитает думать только о хорошем, а потом с ним случается всякое говно. Так не лучше ли пережить внутренний дискомфорт, зато реально ничего не произойдет. Ведь Гуру Рулон всегда об этом говорит.

- Да ты, блядь, Нарада, вообще как Ваня из деревни, - разбесилась чу-Чандра, - как дикарь, честное слово, сотик, джип он не видел. Слишком низко летаешь.

- Это уж точно, - поддержала ее Вонь Подретузная, - и ты готов променять Эгрегор, Мастера, Путь просветления на джип и сотовый телефон?

Нарада покраснел, не зная, что и сказать в свое оправдание.

- Не, ну хорошо, предположим, ты ушел из Эгрегора, у тебя появился джип, сотовый телефон, а что дальше? – спросила его Аза.

- Ну, наверное, у меня будет какая-нибудь фирма, она будет развиваться, - буровил Нарада.

- Смотри, ты даже не знаешь, какая фирма, что ты будешь развивать, и главное, для чего, у тебя даже цели нет четко сформированной, - говорил Гурун, - а любой бизнесмен, он четко знает, чего хочет добиться, а затем смотрит, как, через что он будет этого добиваться и начинает активно действовать. У него конструктивное мышление. А у тебя кроме голой мечты, больше ничего нет, - продолжала Аза, - тебя просто увлек какой-то образ. Ты размечтался, увидев себя в своих грезах охуенно богатым, крутым, на джипе с сотовым телефоном, а нахуя тебе все это надо, че ты дальше будешь делать, ты даже и не подумал. Все равно как был дураком, так и останешься. А сколько нужно преодолеть всего, чтобы стать тем же самым бизнесменом. Это же не просто так все из воздуха появляется.

- Если ты даже разминку каждый день не можешь заставить себя делать, о чем может быть дальше речь? - продолжали разоблачение рулониты.

- Н-у-у-у, может быть, просто разминка мне не нравится, - пробубнил Нарада, - я не думаю, что все бизнесмены делают разминки.

- Да ты дебил, Нарада, - обратился к нему Нандзя, - ты че как первый раз в Эгрегоре, как будто не понимаешь, что все проблемы, с которыми ты сейчас столкнулся на духовном пути, никуда не исчезли, они внутри тебя. И, чем бы ты ни занимался, они будут все равно возникать. Если ты ленивый, так тебе везде будет мешать твоя лень, если ты закомплексованный, стеснительный, так тебе везде будет мешать твоя скованность, пока ты не станешь раскованным, свободным. Но если тут тебе помогают это исправить, если здесь создается специальная благоприятная обстановка для совершенствования, то в любом другом месте такого не будет, а, наоборот, все твои слабые качества будут на руку окружающим, и толпа еще больше будет тебя зачмаривать, забивать.

- Ну, почему вы так мрачно все видите, другие же люди как-то живут? – обиделся Нарада.

- Да это не мы мрачно видим, - бесновались рулониты, - это жизнь такая, просто ты слишком обольстился собой и миром. А достигают чего-то только единицы, большинство же - серая масса. И ты должен признать, что если бы ты был хотя бы таким же, как звезды эстрады, которые хоть чего-то достигли в жизни, то это бы сразу в тебе проявилось, но мы перед собой видим только ничтожество. И поэтому, если ты не хочешь оказаться в глубокой жопе, то цепляйся зубами и ногами за шанс находиться рядом с Великим человеком, тогда и твоя судьба будет Великой. И чем быстрее ты признаешь свое ничтожество, тем тебе же станет проще жить.

- Да и вообще Нарада, - сказал Гну, - ты где-нибудь видел бизнесмена-подкаблучника? Ха-ха-ха! – глумился Гну, - ты же западаешь на каждую юбку, посмотри, как ты убог. А для настоящего бизнесмена на первом месте всегда его дело, фирма, предприятие. Ты че не помнишь, как Прима рассказывала, что она еблась с одним бизнесменом и позвонил телефон, он схватил трубку отождествленно так ее трахает, а сам дела по телефону решает. Орет, бесится, то есть это люди - фанатики своего дела, они очень жесткие и собранные, они не могут, как ты, маяться поебенью.

Нараде явно поплохело от всего услышанного. Он совсем поник, не произнося ни слова. И вместо того, чтобы совершить небольшое эмоциональное усилие и признать свою никчемность, он стал делать все возможное, чтобы сохранить свои иллюзии, не желая расставаться с той заоблачной картинкой, которую он сам себе нарисовал.

Посреди комнаты красовалась целая гора шмоток, безделушек и косметики от Синильги. Все просто-таки опизденели от такого количества барахла, которое таскали с собой Нарада и Синильга. Теперь все это больше не принадлежало им, и Нарада про себя бесился и изводился на говно.

 

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.027 сек.)