АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ГЛАВА 4. Мой путь из офиса до дома проходил только через одну заднюю дверь и узкую лестницу в нашу квартиру

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

Мой путь из офиса до дома проходил только через одну заднюю дверь и узкую лестницу в нашу квартиру. Ковер был заношен до дерева в середине каждой ступеньки, а четвертая, пятая и седьмая ступеньки скрипели. Я прожила здесь всю жизнь, так же, как и моя мама. Здание было во владении нашей семьи на протяжении поколений. После того, как старый сарай давно превратился в импровизированный офис, а наверху в жилую площадь.

Квартира была маленькой, я догадывалась, что ни одна из семей Даркер перед нами не была большой, две спальни, одна ванная и кухня. Это было прекрасно. Достаточно большая для меня и мамы и удобная. Больше места означало больше уборки, а ни одна из нас не могла найти в себе богиню уборки. У нас даже не было пылесоса.

Некуда больше идти, Лукас убедил маму позволить ему спать в офисе. Честно говоря, я была потрясена, когда она согласилась. У неё все было строго с личной политикой клиентов. Ещё одна вещь, которая пришла из её отношений с папой. Так было, пока я не поняла, что она, вероятно, хотела приглядывать за Лукасом. Если отпустить Гнев на свободу в город, то это могло начать её беспокоить. Я знала, как работал её мозг.

Она убедилась, что я пошла спать задолго до того, как ложилась сама. Если бы я что-то сделала, то она бы поместила несколько смотрителей в этом месте, которые предупредят её о любых новых проделках.

Несмотря на все это, на все намерения и цели, на древнее зло, лежащее на диване в нашем офисе, я быстро заснула. Я была в середине удивительного сна с моим участием, шоколадным попкорном и хорошим тихим пустынным островом, когда громкий треск разбудил меня.

Отбросив в сторону одеяло, я вскочила с кровати и побежала в холл. Я резко остановилась перед дверью мамы и приоткрыла её. Она была в безопасности и свернулась под одеялом, мирно спя. Это раздражало. Женщина могла спать во время инопланетного вторжения в комплекте с оркестром, объявляющем об их присутствии. Я? Пролетит муха, и я уже бодрствовала.

Ещё один треск.

Я спустилась по коридору, одетые в носки ноги скользили по потертому полу, когда я завернула за угол. Шум шёл снизу.

Из офиса.

Лукас.

Перешагивая через две ступеньки, я ворвалась в дверь. Я не знала, что ожидала найти. Поймать на том, что он делал какое-то зло? На том, что он заставил всех домашних животных смыться? Может быть, пригласил всех его грехов-приятелей на ночной рейд к холодильнику...



Я обнаружила, что он стоит в середине комнаты, хмурясь на пол. Потребовалось какое-то время, чтобы мои глаза привыкли к темноте, но когда они это сделали, я увидела, что его правая рука кровоточила от битого стекла у его ног.

Он поднял взгляд.

- Я не хотел...

Я обошла его и подошла к шкафу в коридоре, чтобы взять веник и совок. Пока я была здесь, я остановилась в ванной комнате и вытащила аптечку и рулон бумажных полотенец.

Как только битое стекло было убрано, я покосилась на кровотечение.

- Попытка отполировать пол своими кишками?

- Я порезался.

- Ты думаешь?

Я сказала ему подойти ближе. Когда он не сдвинулся с места, я схватила его за руку и потащила вперед. Он был на удивление теплым. Не знаю почему, но я ожидала что-то холодное. По моему опыту, большинство зла было холодным.

Стекла разрезали всю его руку, и я была благодарна, что кровь не вывела меня из себя. Моя лучшая подруга Кендра уже бы упала в обморок.

- Что случилось?

Он не казался обеспокоенным разрезом на его ладони или рекой крови, хлынувшей по всему нашему полу. Вместо этого, он был сосредоточен на мне. Я видела, что он наблюдает сквозь завесу моих волос, когда я убрала свою руку, мне пришлось прикусить язык, чтобы не сказать ему отвести взгляд. Изучение раззадорило меня. Я не была уверена, было ли это, потому что он был технически-возможным-родом одного из плохих парней, или потому, что он был так чертовски горяч.

Я собиралась начать закрывать рану, когда он склонил голову набок, смотря вдаль, и спросил:

- Кто такой Дэмиен?

Вопрос застал меня врасплох, и я отступила назад, опустив руки и почти спотыкаясь о свои ноги.

- Что?

- Клер кричала на кого-то с именем Дэмиен.

Невозможно. Это было совершенно невозможно. Не было никакой возможности, что он был здесь без моего ведома. Я сделала еще один шаг назад и скрестила руки на груди.

‡агрузка...

- Не было никакого крика.

- Она кричала на него в своем сне.

В своем сне? Я понятия не имела, что сказать. Появилось больше смысла, но было немного жутко.

- Так ты можешь следить за снами людей? Это то, о чем ты говоришь?

Его руки оборонительно взлетели. Крошечные пятна крови забрызгали стены.

- Не специально.

- Не специально? Какого черта, ты имеешь в виду? Как это ты случайно вторгся в тайны кого-то?

- Я вижу сосредоточение чьего-то гнева.

- Видишь? Как видение?

Он покачал головой.

- Видеть не то слово. Это как шепот в моей голове. Чувство. Это вещь, которой я питаюсь.

Да. Это было не слишком забавно.

- Вещь, которой ты питаешься?

- Дело во мне. Гнев, помнишь? - он закатил глаза. - Гнев питается от гнева.
Я сдержала улыбку. Симпатичный и саркастичный, если бы у меня был тип парня, Лукас был бы им. Жаль, что он был немного раздражающим, и, что более важно, он был одним из семи смертных грехов...Я взглянула на DVD-плеер. Два утра. Фантастика. Я собралась быть капризным ребенком, пришедшим утром. Или могла бы взять из этого нечто большее и посмотреть, что можно узнать.

Опустившись на диван, я подтянула свои ноги и махнула рукой в ​​сторону потолка.

- Так ты тут распространяешь свою харизму и...кормишься?

- Это трудно объяснить.

- Так давай упростим. Ты сплюнул комки шерсти, а затем высосал результат массы гнева?

Его рот открылся, и на мгновение, я подумала, что он может накричать на меня. Его правая бровь дернулась, и рот отвис от удивления. Сделав глубокий вдох, он, наконец, сказал:

- Я ничего не сплевывал, и я не совсем понимаю, что такое комки шерсти, но я абсолютно уверен, что я их не делаю.

Я откинулась назад и попыталась скрыть улыбку. Горячий фактор прошел через крышу, когда он рассердился. Определенно что-то, что нужно принять к сведению.

- Хорошо. Ладно.

Он задержал взгляд на мне за мгновение до того, как посмотрел в сторону. Когда он обернулся, выражение его лица поменялось на все сто восемьдесят. Улыбаясь, он сказал:

- Я упустил это.

Моя собственная улыбка стала еще шире. Это было заразным.

- Это?

- Разговор.

Я засмеялась.

- Это больше похоже не спор, чем на разговор.

- Последний человек, с которым я говорил, был твой дедушка. Интересно...было бы возможно увидеть его?

Улыбка исчезла, и я вздохнула.

- Извини...Он умер до моего рождения.

- О.

Он казался искренне разочарованным.

Прошло несколько минут молчания. Лукас взял бутылочку перекиси, отделил крошечный кусочек этикетки и приложил его к своему колену. Тонкие пряди темных волос упали вперед, частично закрывая его лицо. Я отвернулась, чувствуя себя немного виноватой. Прекрати пялиться на грех! Я должна была сделать что-то отвлекающее, чтобы занять чем-то свои мысли.

- На что это похоже? Иметь Гнев внутри себя?

Он ответил не сразу, и я заволновалась, что, возможно, пересекла черту. Когда он заговорил, его голос был низким, и что-то в нем заставило мою грудь сжаться.

- Как я сказал ранее, грех живет внутри...мы разделяем то же пространство. Я чувствую, что он пытается вытолкнуть меня иногда. Взять верх...

Он переместился на диван и размял пальцы, он выглядел так, словно ему было больно.

- Всегда здесь. Всегда ползает и царапает, чтобы добраться до поверхности. Это постоянная борьба, чтобы держать его под контролем.

- Но ты сказал, что можешь контролировать его, так?

Губы перешли в легкую усмешку, он наклонился вперед и сказал:

- Ты не чувствуешь особой жестокости, да? - он пригвоздил меня взглядом, и было что-то в выражении его лица. Что-то сложное. Температура воздуха упала, озноб пробежал по моей спине, но мой живот защекотало. Потрясающий и ужасающий одновременно. - Это часть меня, она всегда есть. Немного выпускается в воздух независимо от моего контроля, и я боюсь, что сон Клер был вызван этим.

- Тогда да комкам шерсти? Ты вызвал её сон.

Я не знала Лукаса из ада, но парень выглядел так, как будто хотел закричать. Сделав глубокий вдох, очень глубокий вдох, он сказал:

- Что такое комки шерсти, и почему ты постоянно обвиняешь меня в том, что я их делаю?

- Классно. Комок - гнев. То же самое. А теперь о сне?

- Злость уже была там. Гнев только вытащил её на поверхность и усилил чувство.

Он до сих пор не сделал ничего со своей рукой. Она была вся в крови, а теперь и его джинсы. Если он будет игнорировать это, то будет выглядеть, как один из героев фильма «300 спартанцев».

Я указала на домашнюю аптечку на журнальном столике, которую вытащила из ванной. У нас было масса всего такого везде. В моей спальне, в багажнике машины мамы, в любом месте, где это может быть необходимо. Одна была спрятана на заднем дворе под искусственным люком покрытым листьями. Дедушка не был бойскаутом, насколько я знала, но он учил маму всегда быть готовой. Ты никогда не знаешь, когда может понадобиться аптечка.

- Так что же такое случилось, что ты сделал со стеклом?

Он поставил бутылку перекиси вниз и открыл крышку на коробке, глядя на содержимое, как будто не знал, что с ним делать. Через минуту он вытащил рулон марли. Без очистки раны, он начал обматывать руку. Я догадалась, что когда у тебя внутри живет древнее зло, то инфекция была меньшей твоей заботой.

- Когда Гнев питается, я чувствую злость. Это длится всего несколько секунд, но это мощно.

- Так...ты разбил стекло, потому что был злым?

Он разорвал марлю и спрятал свободный конец.

- Я разбил стекло, потому что злилась Клер.

- Если Гнев всегда проявляется, то почему я не разозлилась? Или, по крайней мере, не стала раздражительной?

Он пожал плечами.

- Некоторые люди более чувствительны. У Клер злость была уже там. Мое присутствие только вынесло её на поверхность. А ты удивительно спокойна.

- Спокойна?

Я старалась не смеяться. «Спокойная» это было последним словом, которое кто-нибудь когда-нибудь говорил мне. Раздражительная. Импульсивная. Разрушительная. Никогда спокойная.

- Большинство людей, по крайней мере, имеют небольшое количество гнева. В некоторых случаях, он глубоко скрыт, но всегда там. Ты кажешься...счастливой. Довольной.

- Что я могу сказать, я живу хорошей жизнью. Не на что жаловаться.

Он улыбнулся.

- Твой дедушка был такой. Он так отличался от всех остальных. Тихий.

- Тихий?

- Мирный. Не искра, ожидающая воспламенения. Мне не приходилось с трудом удерживать Гнев, когда я был рядом с ним.

Мирная. Ещё одно слово, которое никогда не используется в описании меня. Бедный парень. Он был невежествен. Абсолютно милый, но невежественный.

- Так ты можешь вытащить гнев из людей, которые уже злы на что-то. Можешь ли ты заставить сердиться счастливых людей?

- Конечно. Но зачем?

- Эмм, ну может потому что ты Гнев?

Его губы дернулись. Долгую минуту мы просто смотрели друг на друга.

Глубоко вздохнув, он сказал:

- Я не Гнев. Он может обитать в моем теле и...вызывать определенные побочные эффекты, но я до сих пор я. Я по-прежнему сохраняю свободу воли.

Отпуская рулон марли, он осмотрел свою руку, шевеля каждым пальцем по очереди. Довольный своей работой, он повторил предыдущий вопрос.

- Кто такой Дэмиен?

- Скажи мне больше о том человеке, - возразила я. Мне было искренне любопытно, но мне казалось, что он не хотел говорить об этом. Он демонстративно уклонился от конкретики ранее. Очевидно, что предмет разговора раздражал его.

Он ответил бойким кивком. Подняв ноги, он растянулся на диване и перевернулся.

Сообщение получено.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.014 сек.)