АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 3. История изучения раннего железного века Южного Зауралья. (с.113)

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. II. Конец Золотой Орды и история образования казакского ханства
  4. III. Глава о необычных способностях.
  5. III. УЧЕБНО – МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО КУРСУ «ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ К. XIX – НАЧ. XX В.»
  6. IV. Глава об Освобождении.
  7. PR, реклама и маркетинг: история конфликта
  8. VI. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ
  9. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  10. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  11. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  12. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ

 

Археологические памятники Заураля, особенно курганы и городища, были, безсловно, известны местному населению издавна. Однако связывали они их либо с исторически известными болгарами, ногайцами, монголами, либо с неизвстным им народом – чудью. Р.Г.Игнатьев, специально занимаясь народными преданиями и легендами о памятниках археологии, отмечал: «…Народ указывает на пустые места, где нечаянно открывают признаки жилые, что здесь жил чужой, неизвестный народ, чудь, чудаки. Они заживо закапывались в землю, особенно от неприятеля, отчего и ямы на вершинах курганов». В другом месте Р.Г.Игнатьев пишет: «…Башкиры Верхне-Уральского уезда называют их (курганы) татарскими, Золотой Орды. Между верхнеуральскими башкирами живы предания о местах ханских кочевок и жилищ, об ордынских женах, о князьях и воинах (батырах) знаменитых, во имя которых названы урочища и курганы-могилы известных по именам и неизвестных князей и батырей орданских. Итак, здесь много преданий об ордынских временах». Солунов в заметке «О старинных городищах, существующих в Курганском уезде», помещенной в одном из выпусков журнала «Отечественные записки» за 1824 год, и посвященной нескольким крупным курганам в лесостепном Зауралье, определяет эти курганы как «места пребывания татарских князей и старшин, удалившихся из окрестностей Астрахани…».

Русские ученые обратили внимание на памятники древности вскоре после присоединения Урала к Русскому государству. Однако раскопки археологических памятников начинаются с поисков местными крестьянами «чудского золота», спрятанного в курганах. В XVIII веке в Зауралье, так же, как и в Средней России и Сибири, целые артели кладоискателей-бугровщиков занимались поисками драгоценных вещей в курганах-буграх. В 1716 году Демидов поднес Петру I в честь рождения его сына Алексея «богатые золотые бугровые Сибирские вещи». Ученый путешественник Д.Г.Мессершмидт в 1721 году отмечал, что раскопки курганов составляют обычный промысел зауральского населения. Разграблением курганов занималось и государство, направляя специальные отряды «для прииску золота, серебра и иных цеей в недрах насыпей». Очевидно, что большая часть экспонатов из собранной в то время Сибирской коллекции Петра I происходит из лесостепных районов по Исети и Тоболу.



Первые научные извстия о древних памятниках Зауралья относятся лишь к 60-м годам XVIII в. Один из ярких ученых-энциклопедистов XVIII века первый член-корреспондент Российской академии наук П.И.Рычков (1712-1777 гг.) в своей «Топографии Оренбургской губернии» (1762) среди многочисленных памятников древности описа городища раннего железа и курганы разных эпох, в том числе «три знатнейших Чудских могилы» возле Шадринска.

В XVIII веке области за Уралом начали активно осваиваться Российской империей. Выполнению этой задачи были подчинены и труды участников Великих академических экспедиций. Ученые, работавшие в них, получали подробные инструкции, в числе которых имелось указание «примечать встречающиеся древности, осматривать развалины и остатки древних мест…». В конце XVIII века в Зауралье побывали академики П.С.Паллас, И.И.Лепехин и И.П.Фальк, которые обследовали ряд древних городищ, селищ и рудников. П.С.Паллас, ученый-натуралист, зоолог по образоваию, немец по происхождению, приглашенный в Россию, в 1769-1771 гг. совершил несколько поездок по Южному Уралу, результаты которых он подробнейшим образом описал в своем трехтомном «Путешествии по разным местам Российского государства». Здесь, среди описания встретившихся ему на пути рудников, курганов, городищ, дается и первое подробное описание знаменитого Царева кургана на реке Тобол. П.С.Паллас оставил и первые относительно детальные описания городищ в районе озера Иртяш. В 1770 году он провел исследования на островном («Гусева гора») и мысовом городищах на озере Большая Нанога, а также обследовал и описал еще три городища на озере Иртяш: «Старая Займа», «Островки», городище на южном берегу озера.

И.П.Фальк в описаниях местности упоминает крупный курган у Шадринска, могильники у сел Терсюкское, Мехонское и у Ялуторовска. Он первым дал сведения об одном из крупнейших погребальных памятников раннего железного века в лесостепном Зауралье – о так называемом «Бабьем Бугре».

‡агрузка...

В 1838 году известны исследователь П.А.Словцов опубликовал «Историческое обозрение Сибири», в котором он сообщает о большом количестве курганов по озерам «восточнее Уральских гор», по берегам Исети, Пышмы, Туры и Иртыша. По его мнению, эти курганы являются либо остатками «летних старшинских кочевий», либо остатками сторжевых насыпей, либо могилами. Соорудили их либо «югра», жившая на территории к северу от реки Миасс, либо болгары, жившее южнее до 1236 года, до того как все эти земли вошли в чсло волостей Великого Новогорода.

В середине XIX века член Русского географического общества, священник Т.Успенский раскопал несколько крупных курганов, располагавшихся на возвышенности при впадении реки Теча в реку Исеть в современном Далматовском районе Курганской области. Он же первым описал городище у деревни Мурзино.

Новый подъем внимания к археологическим памятникам Южного Зауралья возникает в 40-60-е годы, когда в России возникает ряд научных обществ, занимавшихся отечественной археологией: Русское археологическое общество (1846), Ареологическая комиссия (1859) и Московское археологическое общество (1864).

В это же время начинается археологическая деятельность талантливого самородка-краеведа А.Н.Зырянова (1830-1884 гг.), выходца из крестьян, уроженца села Верхний Яр Далматовского района. В течение ряда лет он проводил разведочные и рекогносцировочные работы в районе среднего течения реки Исеть. Так, в 1855 году им было раскопано три крупных кургана в Шадринском уезде, а в 1865-1871 гг. он исследовал не менее восьми курганов у сел Сухринского и Замараевского, а также в «Верхтеченской и Долматовской волостях», которые, судя по оставленным описаниям, относились в основном к эпохе раннего желеа. В статьях и замтеках А.Н.Зырянова, опубликованных как в газетах (Пермские губернские ведомости), так и в различных местных и центральных издания, содержатся данные о целом ряде древних городищ и курганов. В них А.Н.Зырянов, основываясь на бытовавших в то время представлениях о «чуди», утверждал, что раскопанные им курганы являются очевидными свидетельствами пребывания в Зауралье иных народов, «финского племени или монгольского периода».

В 1861 году в «Известиях археологического общества» вышла статья Н.А.Абрамова, посвященная курганам и городищам нескольких округов Тобольской губернии. В ней он, в частности, описал Царев курган и привел связанную с ним легенду об умершей дочери татарского или ногайского князя, над могилой которой, якобы, и был сооружен этот курган.

Большое значение для становления археологии и охраны археологических памятников Зауралья имеа деятельность Р.Г.Игнатьева (1818-1886 гг.) – выпускника Лазаревского института восточных языков, журналиста и композитора, окончившего Парижскую консерваторию, члена Московского археологического общества, участника I Археологического съезда, связавшего свою жизнь с Южным Уралом. Интересуясь древностями, этнографией и фольклором, Р.Г.Игнатьев дает согласие Оренбургскому статистическому комитету заниматься археологическими изысканиями по южноуральской археологии. В 1863-1865 гг. он обследовал разведками огромную территорию Южного Урала и особенно активно работал в Южном Зауралье, считая эту местность богатейшой по числу древних памятников. Ему принадлежит приоритет в открытии и описании городища Чудаки у села Горохово. С 1865 года Р.Г.Игнатьев привлекается к деятельности Московского археологического общества и становится его постоянным помощником и сотрудником. В этом же году он по поручени и на средства управитея Миасских золотых промыслов члена Уфимского статистического комитета К.Д.Романовского в дачах промыслов раскопал семь курганов.

В середине 60-х годов Р.Г.Игнатьев приступил к созданию обширного «Археологического описания Оренбургскй и Уфимской губерний». Уже I Археологическому съезду, состоявшемуся в Москве в 1869 году им была представлена первая сводка памятников археологии Оренбургской губернии. Часть этой работы, известная как «Городища и курганы Оренбургской губернии», увидела свет после смерти автора. В пределах Троицкого уезда Р.Г.Игнатьев обнаружил 410 курганов и городищ, а в пределах Челябинского – 60 городищ и свыше 135 курганов. На северо-востоке Оренбургской губернии (юго-запад и запад современной Курганской области) им найдено и описано около 70 древних курганов и городищ. В 1873 году в семи выпусках газеты «Тобольские губернские ведомости» опубликована его работа «Памятники древности в Курганском округе Тобольской губернии», где приведены описания более 40 памятников древней истории Зауралья.

Все памятники Р.Г.Игнатьев делил согласно народным преданиям, которым он полностью доверял, на болгарские, ногайские, монгольские, чудские или югорские. Большинство курганов Южного Урала определялось им как ногайские и монгольские, а часть связывалась с угорскими или еще какими-то неизвестными в то время науке племенами, жившими до ногайцев и монголов.

В 1878 году оргкомитет Антропологической выставки в Москве командировал в Шадринский уезд Н.Ю.Зографа, хранителя зоологического музея Московского университета. Целью командировки было получение антропологических и археологическх экспонатов для этой выставки. В Зауралье Н.Ю.Зограф приступил к раскопкам известных по работам А.Н.Зырянова курганов у села Замараевского и у деревни Максимовой. Менее чем за полмесяца им было вскрыто 78 насыпей. Работы по изучению курганов лесостепного Зауралья были продолжены в 1887 году экспедицией Московского археологического общества под общим руководством Д.Н.Анучина и Ф.А.Уварова. Помимо раскопок Замараевских курганов, было предпринято исследование могильника близ Чекарева к югу от селас Усть-Караболка. В 1887 году Д.Н.Анучин предпринимает раскопки на городищах «Островки» и «Гусева Гора» на берегах озера Иртяш.

В 1876-1888 гг. значительные исследования на Южном Урале проводил Ф.Д.Нефедов, член императорского Московского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. В одной из статей он с гордостью отмечал: «Мне выпало на долю счастье положить начало археологическим исследованиям в Тургайской области, на землях Оренбургского казачьего войска и в губерниях Самарской, Оренбургской и Уфимской». Особенно успешны были работы, проведенные им по поручению Московского археологического общества в 1887-1888 гг. Так, в Южном Зауралье он обследовал разрушенное кладоискателями-казаками погребение савроматского времени близ поселка Черниговский Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии. ОБ археологическом значении Южного Урала Ф.Д.Нефедов писал: «…Наша родная страна богата доисторическими памятниками. Особенно богат ими Оренбургский край. Азия считается колыбелью человечества, с глубокой древности отсюда выселялись народы, они шл через Сибирь, шли по речкам ми дорогам, направленным через степи Тургайской и Уральской областей, степи Оренбургской и Самарской губерний, переправлялись через реки Урал и Волгу, и потом южными степями достигали моря, заселяя нынешний Крым, побережья Черного и Азовского морей и наконец всю Западную Европу. Оренбургский край, со времен незапямтных служил воротами из Азии в Европу, он был свидетелем этого грандиозного шествия, великого переселения народов. Бесчсленное множество курганов, городищ, городков, которыми на тысячи верст усыпаны степи, сырты, берега рек и озер – вот эти немалые летописи, содержащие в себе повествования о народах, чей образ жизни, и деяниях – народных, давно исчезнувших с лица земли или благополучно здравствующих в известных теперь под именами славян, германцев, французов, англичан и т.д. Здесь проходили и останавливались все народы, кочевали и обитали племена оседлые. Позднее через здешние степи двигались полчища печенегов, половцев и монголов, оставивших о себе мрачную память в истории русского народа… Этот замечательный край, имеющий, скажем без преувеличения, всемирное значение, до сих пор остается почти не тронутым в археологическом и антропологическом отношении».

В 1889 году П.Назаров исследовал большой курган в 12 верстах от Кустаная, раскопки которого были начаты русскими переселенцами, обнаружившими здесь кости человека и медный кинжал. В этом же году в Кустанайском уезде Э.Ю.Петри раскопал три кургана в урочище Биш-Оба.

В конце XIX – начале XX века большую работу по археологическому изучению Оренбургской и Тургайской губерний проделала Оренбургская ученая архивная комиссия (ОУАК). Члены Комиссии А.П.Аниховской, Г.Е.Броневский, Г.Н.Милюков, А.В.Попов, Д.Панков, А.Инфантьев, И.Инфантьев, И.А.Кастанье, М.П.Черноскутов и другие вели раскопки на территории степного и лесостепного Зауралья, собирали сведения о курганах, их раскопках и об отдельных находках предметов древности и дали первые интерпретации степных древностей. Так, А.В.Попов в докладе об ареологии Тургайской и Уральской областей, прочитанном на заседании комиссии 29 мая 1904 года, связал степные курганы с пребыванием в этом регионе скифов-саков. В северной же части Тургайской области, по южному берегу Урала и по Тоболу, по его мнению, жила, одновременно со скифами, чудь. Но уже в 1910 году в выступлении по докладу А.И.Деревенского о находках на Маячных каменоломнях близ Оренбурга А.В.Попов отмечал: «Наши курганы с каменными блюдами и столиками мы можем назвать скифскими или скифо-сарматскими… Определив обря погребения, предметы быта, вооружения и т.д., как скифские (или скифо-сарматские), мы далеки от того, чтобы утверждать, что скифы наших степей и южнорусских были один и тот же народ; могла быть только одна культура, одни верования и сходные обряды погребения…»

В 1897 году сельский учитель Баранов исследовал курган близ села Вознесенского Троицкого уезда, при раскопках которого найдены железные наконечник копья и обломки кинжала, медные наконечники стрел и фрагменты глиняного сосуда. В 1898 году в трудах ОУАК была помещена «Заметка о курганах» М.Юдина, в которой дано описание курганов, находящихя близ Павловской станицы.

В 1900 году Комиссия разослала священникам и учителям Оренбургской губернии вопросные листки, прос дать ответы на следующие вопросы:

1.Имеются ли в волости или станице курганы, т.е. земляные насыпи, называемые народом то курганами, то морами, то сопками, и если имеются, то где именно: у каких городов, станиц, поселков, сел, деревень, хуторов, рек или других урочищ, на чьей земле и в каком числе (один, два, пять, десять и более) и какой величины в вышину (аршин и сажень) и в окружности?

2.Если такие курганы были раскопаны, то неизвестно ли когда и с какой целью? Не было ли находимо в них угольев, золы, костей, черепков, медных или других старинных вещей?

3.Нет ли в народе каких-либо преданий об этих курганах и кем они насыпаны?

Ответы на эти вопросы поступили из 34 мест.

В 1901 году Императорская Археологическая комиссия выдала разрешение на раскопки курганов у села Редутского Каминской волости Челябинского уезда – священнику Александру Инфантьеву, который проводил здесь уже раскопки в 1900 году, а на раскопки у деревни Ерохиной Кипельской волости того же уезда связеннику Илье Инфантьеву. Один из курганов у Ерохино остался недокопанным. Впоследствии он был доисследован К.В.Сальниковым, отнесшим весь могильник к гороховской культуре.

В 1905-1906 гг. в Оренбургской и Тургайской областях проводил раскопки А.Л.Аниховский, результаты которых не только докладывались на заседаниях Комиссии, но и публиковались в издаваемых ею «Трудах..» На собрании Оренбургской Комиссии 20 февраля 1906 года Подьяконов рассказал о раскопанных им курганах около Дуванкульского поселка Нижнеувельской станицы Челябинского уезда.

В 1910 году вице-президент Оренбургской ученой архивной комиссии, хранитель музея И.А.Кастанье издал наиболее полную сводку древностей Оренбургского края и Киргизской степи. В неё вошли все имеющиеся на тот момент данные об археологических памятниках этих территорий. Значительное место в издании было отведено и Южному Зауралью. Приводя только перечень памятников, И.А.Кастанье не пытался дать историко-культурного обобщения собранного материала. Он снабдил свою сводку лишь кратким историческим очерком, где отмечает, что «…в южной части Оренбургской губернии по Уральской области и области на восток от нея до Яксарта жили массагеты».

Члены комиссии прилагали массу усилий для сохранения памятников древности и фиксации находок из грабительских раскопок. На заседании 30 ноября 1906 года действительный член Комиссии священник Е.А.Орлов «…предупреждает Комиссию о хищнических раскопках и предложил принять меры, дабы памятники древности не подвергались расхищению». Комиссия старалась поощрять лиц, которые предлагали свои средства для производства раскопок. Она исходила из того, что эти лица, заинтересованные в научных работах, постараются всюду предупреждать хищнические раскопки. Массовое переселение в зауральские степи выходцев из южных районов Евразийской Россиии привело к значительному росту числа грабительских раскопок. Член Архивной Комиссии Д.Панков с тревогой отмечал: «И теперь все чаще и чаще при поездке по степи наталкиваешься на хищнически вскрытый курган, раскопанный с единственной целью найти золото, вообще «клад». На это явление, при быстром заселении степи, нельзя не обратить внимания, надо спешить спасти от расхищения те богатства в научном отношении, которые еще не тронуты; надо внушить новому населению, чрез надлежащую власть, что памятники древности должны быть неприкосновенными; надо спешить зарегестрировать и изучить эти самые памятники – иначе безвозвратно погибнет этот богатейший материал для изучения жизни в былые времена.

Многочисленные данные о грабительских раскопках курганов в Южном Зауралье привел в 1905 году член комиссии Аничков. По его сведениям, в Кособродской станице, за Троицком, казаки разрыли курганы и нашли меч в 22 фута; около Веринской станицы есть курган, который копали, дошли до толстого леса, но дальше не копали; на реке Уе за Троицком около поселка Подгорного разрыт большой курган, в середине образовалась яма. В станице Наследницкой казаки разрыли курган и нашли в нем скелет в лежачем положении вниз лицом, около него меч, 70 стрел, и был он прикован медной цепью к приколу. Раскопки остановил атаман. Около Андреевского поселка был курган; казаки разрыи и нашли кувшин золотой (или бронзовый), который был закрыт крышкой: в кургане были зола и пепел. Казак Нижне-Увельской станицы нашел каменную «бабу» в поле и отбил у ней руку, за это пристав оштрафовал его на 3 рубля, тогда казак «бабу» закопал в землю.

В трудах ОУАК за 1905 год можно найти и такое сообщение: «По поручению Архивной Комиссии г.Лысов отправился для осмотра курганов близ поселка Атаманского Наследницкой станицы. Из расспросов Н.П.Лысов узнал, что вокруг поселка Атаманского и в киргизской степи раскопано очень много курганов (около 50) с единственной целью добывания древесного угля». Многочисленные сведения о грабительских раскопках курганов в степном Зауралье дает и фундаментальная работа И.А.Кастанье.

В 1870 году в Екатеринбурге было создано Уральское общество любитепей естествознания (УОЛЕ), которое поставило собой целью комплексное изучение края. С созданием в 1879 году при нем археологческого отдела исследования древностей приобрели целенаправленный характер. Помимо профессионалов (Д.И.Анучин, Н.А.Пономарев), в работу отдела были вовлечены представители естественных наук (О.Е.Клер, М.В.Малахов), учителя (А.А.Спицын, И.Я.Словцов), писатель Д.Н.Мамин-Сибиряк, горный инженер Ю.Ф.Гебуаэр. На одном из заседаний Московского археологического общества Д.Н.Мамин-Сибиряк изложил результаты своей поездки по Южному Уралу, от Миасского завода до станицы Кидыш. Он, в частности, отметил, что «области оренбургского южного Урала можно назвать стороной могил и курганов, но здесь нет таких городищ и жилья около воды, как в среднем или северном Урале. Сохранились остатки исключительно кочевой культуры».

В 1890 году Московское археологическое общество обратилось к УОЛЕ с просьбой о составлении археологической карты зауральских уездов Пермской губернии. Первая попытка её составления была предпринята членами УОЛЕ еще в 1888 году. В дальнейшем эта работа была связана с именем В.Я.Толмачева (1879-1942 гг.). На рубеже XIX-XX вв. он приступил к археологическому обследованию Зауралья и неоднократно проводил здесь разведочные работы. В 1902 году вышла его статья «Городища и курганы в окрестностях г.Шадринска Пермской губернии», в которой описаны шесть городищ и около десятка курганных групп по берегам Исети. В 1910 году В.Я.Толмачев проводил разведочные работы в северо-восточных уездах Оренбургской губернии. В Челябинском уезде, в пределах современного Притобольского и Целинного районов Курганской области им были открыты и обследованы 12 археологических памятников, среди которых Звериноголовский курган, Усть-Уйские и Кочердыкские курганы. В опубликованной в 1913 году работе «Древности Восточного Урала» В.Я.Толмачев вводит в научный оборот уникальные материалы по древней истории Зауралья, в частности знаменитый Сапоговский клад бронзовых фигурок воинов и клад медных птицевидных идолов с озера Большой и Малый Куяш.

Значительную помощь В.Я.Толмачеву в создании археологической карты оказал Ю.П.Аргентовский – выпускник Петербургского университета, уроженец города Шадринска. Им лично или при его непосредственном участии были открыты и обследованы многие археологические памятники (Прыговское городище и курганы, Ильтяковское и Ичкинское (Юлдус), Мурзинское городища, а также ряд курганных могильников). Характеризуя лесостепное Зауралье, Ю.П.Аргентовский писал: «Сравнительно мягкий климат, большие леса и прекрасная почва представляют все благоприятные условия для человеческого существования. И сотни лет назад этот край, пожалуй, заселен был так же густо, как и в наше время Какая масса памятников может засвидетельствовать это! Незаметно притаившись по озерам и по речкам, охраняя даль минувшего, ждут они давно и терпеливо любознательного человека. Широкой полосой тянутся отсюда в Сибирь разнообразные курганы; по высоким берегам, на выдающихся мысах лежат остатки древних городищ, стоянки каменного, бронзового, железного веков…»

С конца XIX века территория лесостепного Зауралья стала рассматриваться как прародина угорскх народов. Это обусловило работу здесь в 1893-1894 гг.финляндской экспедиции А.Гейкеля. Среди собранных им материалов имеются зарисовки вещей раннего железного века, в частности бронзовой пластины в зверином стиле из Челябинского уезда, сосудов, костяных панцирных пластин, железного наконечника копья, удил из Замараевских курганов.

В 1891-1893 гг. Член Императорской Археологической Комиссии В.Г.Дружинин исследует городища «Гусева Гора» и Иртяшское II на озере Иртяш.

В конце XIX - начале XX вв. экспедицией под руководством А.А.Спицына и Д.Н.Анучина произведена детальная разведка побережья озера Иртяш. Описаны городища Гусева Гора, Моськин Остров, Старая Займа, на полуострове Большая Галька, на мысу озера Большая Нанога, в урочище Новая деревня, у Мокрой Ямы на озере Кызылташ.

В 1906-1909 гг. систематические раскопки в окрестностях Челябинска проводил чиновник переселенческого управления Н.К.Минко. Добытые им материалы, а вскрыто было 125-130 курганов в пределах 20-25 верст от Челябинска, неоднократно привлекались для различных историко-культурных и этнических построений (П.А.Дмитриев, К.В.Сальников, К.Ф.Смирнов, М.Г.Мошкова, И.Фодор и др.). Долгое время это были единственные крупные исследования в южной лесостепи Зауралья. В окрестностях Челябинска в 1908 году производил раскопки и учитель Сухомесовской школы Челябинской станицы М.П.Черноскутов.

В тесном сотрудничестве с В.Я.Толмачевым в 1909 году началась археологическая деятельность одного из известных зауральских краеведов В.П.Бирюков. В 1911 году он, еще будучи студентом, обследовал стоянку Татарский Бор у современной деревни Барсуково и предпринял попытку раскопать находящиеся там же курганы раннего железного века. В 1913 году В.П.Бирюков описал Бакланский могильник и раскопал несколько древних курганов в пойме Исети у села Долговского. В период 1910-1930-х гг. оно проподил раскопки и разведки в различных местах Зауралья. Им были открыты разнообразные археологические памятники по берегам Исети, Миасса, Течи. В числе прочих он обследовал гамаюнские и иткульские городища в окрестностях сел Багаряк и Зотино на реке Багаряк. После войны, в 1947 и 1949 гг., В.П.Бирюков, будучи уже в составе экспедиции Уральского университета, обследовал бассейны рек Синара и Багаряк.

Первым научным обобщением материалов по раннему железу Южного Урала явилась работа М.И.Ростовцева «Курганные находки Оренбургской области эпохи раннего и позднего эллинизма», вышедшая в 1918 году и фактически подытожившая исследования археологов дореволюционного периода. Курганы Оренбургского края (в том числе и известные к этому времени материалы из Южного Зауралья) М.И.Ростовцев определяет как сарматские. При этом исследователь видит в сарматах конных наездников иранского происхождения, сохранивших тесную связь со своей иранской родиной.

В начале 20х гг. XX века закончился первый период изучения археологических памятников Зауралья. Его с полным основанием можно назвать периодом накопления материалов и формирования на их основе первоначальных представлений о древностях Зауралья. По социальному происхождению и професиональной принадлежности состав исследователей древней истории края в этот период был весьма пестрым: от мелких чиновников, священнослужителей до ученых различного профиля. Тем не менее они владели определенным методическим уровнем раскопок, отражающим уровень развития археологической науки в целом. Характерной чертой многочисленных публикаций, появившихся в этот период, является выраженная описательность, отсутствие, за редким исключением, попыток анализа материалов и их обобщений. Следует также отметить, что преобладающая часть коллекций, полученных любителями-археологами из раскопок зауральских курганов в XIX веке, в большинстве утрачена, а материалы памятников так и не включены в научный оборот. Наиболее значительный результат этого периода – появление первых сводов археологических памятников Тобольской (Р.Г.Игнатьев, И.Я.Словцов), Оренбургской (Р.Г.Игнатьев, И.С.Шукшинцев, И.А.Кастанье и др) и Пермской (В.Я.Толмачев, Ю.П.Аргентовский, В.П.Бирюков) губерний.

В середине 20-х годов XX века в изучении археологических памятников Зауралья начался новый период. Качественным отличием его от предыдущего явилась в первую очередь профессионализация самих раскопок. Академические экспедиции возглавили центральные академические представления (ГАИМК), университеты и музеи Москвы и Ленинграда. Местная археология была представлена А.А.Берсом, Ю.П.Аргентовским, Н.А.Рыжниковым и другими исследователями-профессионалами.

В 1924 году известный историк и краевед С.Н.Дурылин провел раскопки трех курганов у деревни Исаково под Челябинском, в одном из которых найдено погребение гороховской культуры. Позднее, на основании материалов раскопок Н.К.Минко и своих собственных С.Н.Дурылин описал своеобразие и отличительные черты причелябинскх погребальных памятников, связав курганы раннего железного века с пребыванием на этой территории кочевников.

В 1928 гоу Н.Н.Бортвин, возглавлявший Курганский отряд экспедиции Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК), исследовал курган раннего железного века у деревни Вагиной в современном Белозерском районе Курганской области, который он отнес к кругу сарматских древностей. Наиболее крупные стационарные работы на городищах раннего железного века, в том числе на мысу Толстик и Иртяшском, проведены в 1938 году московским археологом, уроженцем Тюмени П.А.Дмитриевым. Курганы раннего железного века лесостепной зоны Зауралья и Западной Сибири он считал сарматскими. Основанием для такого вывода послужило сходство их инвентаря с материалами сарматских погребений. В то же время П.А.Дмитриев замечал: «…другой вопрос – принадлежит ли они одной группе сарматского населения …Возможно, что в будущем удастся объдинить в одну группу курганы Тюменского, Тобольского, Омского, Барабинского, а может быть, и некоторых других округов Зауралья, где как будто бы преобладает северная ориентировка покойников и находится приблизительно одинаковый могильный инвентарь». П.А.Дмитриев первым обратил внимание на оригинальные жертвенные плиты с головой барана, во множестве найденные на территори лесостепного Зауралья. Их он отнес к скифо-сарматскому кругу памятников и датировал IV в. до н.э.

На основании систематических и широких исследований отдельных районов в 30-е годы были сделаны первые в советское время исторические обобщения. Работа А.А.Берс «Прошлое Урала: С древнейших времен до русской колонизации» явилась попыткой по-новому осмыслить археологический материал, введенный в научный оборот еще М.В.Малаховым и И.Я.Словцовым. Он, в частности, выделил в Зауралье две новые культуры III-I тыс. до н.э.: шигирскую – западную, горно-уральскую и андреевскую – восточную, преимущественно лесостепную. Археологический материал бассейна реки Тобол был обобщен Н.Н.Бортвиным в его работе «Доисторическое прошлое Курганского округа», вышедшей в 1930 году.

В начале 30-х годов экспедицией Государственной академии истории материальной культуры под руководством известного археолога Б.Н.Гракова в степной зоне Южного Зауралья, в бассейне Урала, проведены широкомасштабные разведки. Необходимость их была связана с проектированием южноуральсктх гидроэлектростанций. Сотрудниками экспедиции Б.Н.Граковым, П.А.Дмитриевым и А.И.Тереножкиным в зоне плотин Губерлинской, Орской, Магнитогорской и Ириклинской обследовано и учтено 838 погребальных сооружений в составе 168 курганных групп и могильников, пять открытых стоянок и две обитаемые пещеры.

В 1933 году на Южном Урале начинается археологическая деятельность К.В.Сальникова (1900-1966 гг.). Выпускник Высших Этнологических курсов в городе Самаре и историко-этнологического факультета МГУ, он, будучи сотрудником Челябинского областного краеведческого музея, в 1937 году совершил свою первую экспедицию в лесостепное Зауралье и начал работы на известном городище Чудаки раннего железного века. В последующие годы, помимо многочисленных разведочных работ и раскопок памятников каменного и бронзового веков, им исследованы курганы гороховской культуры в Разбегаевском могильнике, у сел Ерохино, Елесина Яма. В 1959-1960 гг. К.В.Сальников провел беспрецендентные по тем временам раскопки Царева Кургана на реке Тобол в черте современного города Кургана. Работал К.В.Сальников и в степной зоне Южного Зауралья. В 1949 году им, в частности, исследованы погребения савроматского и раннесарматского времени в курганах у сел Клястицкое и Тараконовка, в I Мало-Кизыльском могильнике.

Многолетнее изучение городища «Чудаки» и ряда погребальных сооружений раннего железного века позволили К.В.Сальникову выделить для лесостепного Зауралья в раннем железном веке гороховскую культуру. Носителей этой культуры К.В.Сальников считал древними уграми и отмечал: «..есть основания предполагать, что древнеугорские племена лесостепи Зауралья были известны античным авторам под именем исседонов». Им же выделена и охарактеризована иткульская культура.

К.В.Сальников дал и первые обобщающие характеристики раннего железного века степной зоны Южного Зауралья. Проанализировав немногочисленные материалы из этого региона, он приходит к выводу о том, что на территории Челябинской области обитали племена «…видимо, родственные, во всяком случае, близкие по культуре» скифам и сарматам Нижнего Поволжья, Заволжья и Южного Приуралья. Кроме того, «…предметы материальной культуры в некоторых погребениях курганов Приуральских и Зауральских степей очень сходны снаходками в скифских курганах основной Скифии. Таков, например, курган в поселке Черниговский, близ Магнитогорска. Это дает основание считать население степей Приуралья и Зауралья, оставивших нам такие курганы, теми скифами, о которых Геродот говорит как об отделившихся южных скифах».

С 1943 по 1959 гг. сотрудница Уральского университета Е.М.Берс в горно-лесном и лесостепном Зауралье исследовала значительное число памятников от эпохи камня до средневековья. На основе систематизации старых материалов и изучения новых ею была создана археологическая карта Среднего Зауралья, опубликован каталог коллекции Свердловского областного краеведческого музея и сделан ряд научно-популярных экскурсов. Е.М.Берс создала и периодизацию археологических культур лесостепного Зауралья от неолита до средневековья, выделив новые культуры – гамаюнскую, исетскую, петргромскую.

В конце 50-х годов завершился второй этап исследования памятников раннего железа лесостепного и степного Зауралья. За это время намного увеличился количественно и улучшился качественно объем археологических источников. Основным существенным отличием этого этапа от предшествующего явилось формирование первоначальных представлений об эпохе с выделением ряда археологических культур (гамаюнская, гороховская, иткульская). Такое положение стало возможным благодаря появлению местных археологов-профессионалов, которые, соотнеся выделенные ими культуры с общей канвой древностей сопредельных территорий, создали хронологию и периодизацию археологических древностей Зауралья.

Однако ученые этого периода, работавшие, по существу, в одиночку, не могли охватить своей деятельностью ни всю территорию Южного Зауралья, ни все проблемы эпохи раннего железа. Результатом этого была неравномерность изучения Южного Зауралья в территориальном и хронологическом плане, появление лакун в знаниях. Малочисленность же фактического материала привела к недостаточной обоснованности выдвигаемых суждений, которые обычно строились на широких аналогиях с малой степенью вероятности.

Следующий, третий, этап в археологическом изучении региона связан с образованием крупных региональных научных центров и постоянно действующи местных археологических экспедиций.

С 1961 года в исследование памятников древней истории Зауралья активно включились отряды Уральской археологической экспедиции Уральского университета, во главе которого долго стоял талантливый ученый и организатор В.Ф.Геннинг. Сотрудники экспедиции В.Е.Стоянов, В.Т.Юровская (Ковалева), В.Т.Петрин, Н.В.Варанкин, А.Г.Дегтярев, Т.Г.Гашева, Т.Г.Бушуева, М.М.Чеснокова, В.Н.Фролов, А.Г.Ширяев, В.И.Неживых, В.В.Евдокимов, Г.Б.Зданович и многие другие в 60-70-х годах открыли и обследовали заново сотни археологических памятников различных эпох. Многолетние исследования памятников раннего железного века лесостепного Зауралья были обобщены В.Е.Стояновым в диссертации «Ранний железный век Западносибирской лесостепи». Он сформулировал основные положения о территории, времени существования и развития культур, которые до сих пор, с некоторыми изменениями и уточнения, являются основными ориентирами в изучении раннего железного века лесостепного Зауралья.

В середине 60-х годов в городе Кургане на базе местного педагогического института и краеведческого музея под руководством Т.М.Потемкиной организована лаборатория археологических исследований, занимавшаяся в основном проблемами эпохи бронзы. Экспедицией лаборатории, наряду с памятниками эпохи бронзы, раскапывались и курганы раннего железного века – у сел Раскатиха, Язево, Шикаевка.

Уникальные данные по культурам кочевников степной зоны Зауралья были получены в результате работ В.С.Стоколоса и Г.И.Матвеевой (курган у села Варна, Бобровский могильник).

Результаты исследований 60-х – начала 70-х годов до сих пор используются во многих схемах культур раннего железа и, несмотря на значительное прибавление фактического материала, в основе своей не пересматривались.

К настоящему времени сложилось несколько центров археологического изучения Южного Урала, в том числе Южного Зауралья, и лесостепи Западной Сибири. Археологи Екатеринбурга (УрГУ, Институт истории и археологии УрО РАН), несмотря на широкомасштабные исследования на севере Западной Сибири, продолжают изучение и раннего железного века лесостепи Зауралья и Западной Сибири. Л.Н.Коряковой охарактеризована саргатская культура, дана общая схема развития населения лесостепи Зауралья и Западной Сибири в раннем железном веке. В работах В.А.Борзунова дана всесторонняя характеристика гамаюнской культуры. Становление и развитие иткульской металлургии и металлообработки – главная тема исследований Г.В.Бельтиковой. Поднимаются вопросы антропологии древнего населения Южного Зауралья, развития гончарных традиций, скотоводства лесостепных зауральских племен.

Со второй половины 70-х годов XX века к изучению раннего железного века Западной Сибири подключились археологи Тюменского государственного университета, а позднее и Института проблем освоения Севера СО РАН. В ряде монографических исследований Н.П.Матвеева дает не только полную характеристику саргатской и гороховской культур, но и характеризует социально-экономические структуры населения Западной Сибири в раннем железном веке. Антропология населения Западной Сибири этого времени детально исследована А.Н.Багашевым.

С открытием в 1976 году Челябинского государственного университета возобновились широкие археологические исследования в степной зоне Южного Зауралья. Сотрудниками Урало-Казахстанской экспедиции университета (с конца 90-х годов Комплексной археолого-этнографическй экспедицией Челябинского государственного университета и центра «Аркаим») и, с середины 90-х годов, Археологического научного отдела Института истории и археологии УрО РАН М.К.Хабдулиной, А.Д.Таировым, С.Г.Боталовым, А.Г.Гаврилюком, С.Ю.Гуцаловым, Т.С.Малютиной, И.В.Ульяновым и многими другими раскопаны десятки курганов ранних кочевников. Полученные материалы позволили перейти на качественно новый уровень исследований и создать систематическую историю населения степного Зауралья в эпоху раннего железного века.

Полевые работы на памятниках раннего железного века Башкирии, проведенные в 60-з-70-х годах уфимскими археологами, позволили А.Х.Пшеничнюку дать схему этнокультурного развития ранних кочевников Южного Урала, наметить основные проблемы их истории. В дальнейшем исследования памятников раннего железа лесостепной и степной части Зауральской Башкирии были продолжены И.М.Акбулатовым, Р.Б.Исмагиловым, Н.С.Савельевым, В.Н.Васильевым, В.К.Федоровым и др.

Богатейшие материалы по ранним кочевникам Южного Зауралья получены в ходе работ археологической экспедиции Орского краеведческого музея под руководством С.Н.Заседателевой и О.Ф.Бытковского.

Таким образом, в настоящее время ранний железный век является одной из наиболее исследованных эпох древней истории Южного Зауралья. Однако, несмотря на несомненные успехи в его изучении, по-прежнему остается множество нерешенных проблем, основные из которых и будут рассмотрены ниже.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.037 сек.)