АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Бизнес-ландшафта

Читайте также:
  1. Возможности дизайна бизнес-ландшафта
  2. Исследование отраслевого бизнес-ландшафта


В последние годы в научной литературе различных областей знаний все чаще оперируют понятием "синергетика", определяя синергетику как одно из новейших научных направлений. Подавляющее большинство ученых воспринимают сегодня синергетику как новое мировоззрение, новую научную парадигму, адекватную вызовам изменившегося мира.

Синергетика возникла в 1960-х годах как физико-математическая теория так называемых диссипативных систем, т.е. систем открытых, взаимодействующих с окружающей средой и сохраняющих свое существование благодаря постоянному обмену с ней веществом и энергией. Начало этому направлению положили работы бельгийского ученого российского происхождения, лауреата Нобелевской премии Ильи Пригожина (1917 – 2003 г.г.), а название "синергетика" дал Г.Хакен (Германия).

Отметим, что, определяя синергетику как научное направление, большинство литературных источников не поясняют само явление, давшее название этой науке, – синергию. Попытаемся исправить это упущение. Термин "синергия" (от греч. syn- – компонента сложных слов-терминов, указывающего на совместность, одновременность, и греч. energeia – деятельность), эквивалентный, по сути, понятию "совместная деятельность" описывает возникающее в сложных системах явление, состоящее в том, что результат совместной деятельности объединенных в систему элементов превосходит сумму результатов, получаемых каждым из элементов отдельно. То есть, эффект ¹синергии в сложных системах можно в простейшем виде представить так, что 2+2 4, а 2+2+ синергия = 5 (или больше).

Чтобы наглядней представить себе явление синергии приведем определение из области физиологии. Здесь называют синергистами (от греч. synergos – вместе действующий) мышцы, действующие совместно для осуществления одного определенного движения (например, вдоха, в котором участвуют одновременно межреберные, межхрящевые мышцы и мышцы диафрагмы). В других движениях эти же мышцы могут быть антагонистами.

Последнее замечание относительно антагонизма очень важно в понимании синергического эффекта в организационных системах управления. Этот эффект, в частности, может проявляться при объединении группы компаний в корпорацию, которые до объединения могли быть конкурентами на рынке (антагонистами) или вообще действовали в разных секторах рынка.



Заметим, что синергия есть не что иное, как проявление одного из фундаментальных свойств систем – целостности. Целостность является внутренним свойством системы и характеризует ее интегративность. В основе этого признака лежит соотношение частей и целого.

В обобщенном виде целостность формулируется как несводимость целого к его частям. Она отображает процесс интеграции, проявляющийся в образовании новой качественной определенности на основании взаимодействия составляющих его компонентов. Поддержание объекта в целостном состоянии осуществляется факторами целостности системы. Они скрепляют все ее элементы и придают ей интегративные свойства. Связь между ними настолько тесна, что изменение одного из них влечет за собой изменение другого, а вместе с этим и всего целостного образования. Наличие связи внутренних компонентов обеспечивает при определенных условиях выживаемость всей системы в окружающей среде. Известно, что с течением времени системы подвержены распаду, потере целостности.

Со временем разрушаются здания, изменяются технологические и социальные системы, в корне преобразуются условия жизни людей. Понятно, что разрушителем выступает не сам по себе фактор времени, а воздействие внешних сил на конкретную систему, осуществляемое в течение определенного срока, которые подтачивают основы ее существования и, в конечном счете, приводят к гибели. Время разрушает связи, а также и зависимости между всеми компонентами системы.

Применительно к деятельности организационных структур важно определить те условия, при которых наступает разрушение целостных систем. В научном плане это очень сложная проблема, которая в полном объеме еще не нашла своего научного разрешения. Однако сейчас уже признан факт, что распад многих систем связан с их энергетическими характеристиками. Выделяют два основных условия разрушения целостных систем.

‡агрузка...

^ Первое из них формулируется таким образом: система будет разрушена, если суммарная энергия движения системы будет превышать энергию ее внутренних связей. Проще говоря, это означает, что внутренние источники оказываются неспособными поддерживать развитие системы. Для человека как биологической целостности это может означать, что какие-то его органы не в состоянии обеспечить полноценное функционирование организма в целом. В обществе такое положение дел характеризует, например, полную или частичную потерю управления социальными процессами.

Второе условие разрушения целостных систем звучит следующим образом: система перестанет существовать, если энергия внутренних связей будет меньше суммарной энергии внешних воздействий. Если первое условие акцентирует внимание на внутренних источниках гибели сложноорганизованных объектов, то второе обращено к силе внешних воздействий. Смысл последнего сводится к тому, что система перестанет существовать, если сила давления среды будет выше возможностей к сопротивлению самой системы. Так, мощность взрыва может значительно превышать прочность здания. В общественной жизни ярким примером такого рода является захват и порабощение народа одного государства другим. В обоих случаях сила внешних воздействий превышает возможности сопротивления системы. В одном случае результатом является уничтожение здания, а в другом – потеря независимости и самостоятельности целой страной.

Как видим, оба условия связаны с поддержанием энергетического баланса системы. Если он нарушен, то в ней увеличивается энтропийный эффект, возрастает дезорганизация связей и отношений системы, усиливаются элементы хаотичности, нарастает напряженность во взаимодействии частей и целого. Эта разбалансировка может достигать своей критической точки, за которой следует распад и разрушение имеющейся целостности.

Понятие энтропии (от греч entropia – поворот, превращение) ввел немецкий физик-теоретик Р.Клаузиус в 1865 г. Энтропия обозначает меру деградации какой-либо системы. Австрийский физик Л.Больцман в 1872 г. связал энтропию с вероятностью состояния. Изменения энергии в изолированной системе описываются вторым законом термодинамики, который был сформулирован следующим образом: теплота не может сама собою перейти от более холодного тела к более теплому. Суть этого закона состоит в том, что способность изолированных систем совершать работу уменьшается, так как происходит рассеивание энергии. Формула энтропии определяет степень беспорядка, хаотичности молекул газа в сосуде. Естественным поведением любой системы является увеличение энтропии.

Упоминавшийся нами бельгийский исследователь систем И.Пригожин доказал, что при неравновесных условиях энтропия может производить не деградацию, а порядок. Непривычное представление об энтропии как источнике организации означает ее высокую значимость в процессе развития материи. Это представление связано с понятием негэнтропии, характеризующим степень неопределенности поведения системы.

В общем виде формула степени неопределенности (количество информации в битах) имеет следующий вид:

где pi – вероятность появления некоторого события Si.

Эта формула предложена в 1948 г. К. Шенноном. Ее еще называют формулой абсолютной негэнтропии. Формула абсолютной негэнтропии аналогична формуле энтропии, только имеет отрицательный знак. Знак "минус" в правой части приведенного уравнения использован для того, чтобы величина Н стала положительной (поскольку pi <1, log2pi på 0, £i=1).

Созданная И.Пригожиным фундаментальная теория диссипативных структур, за которую ему в 1971 г. была присуждена Нобелевская премия, является, по сути, универсальной аналитической моделью информационных процессов и технологий природы и общества, отражает фундаментальную сущность природы в виде вездесущей информации.

Чтобы система не деградировала, необходимо внести в нее дополнительную информацию (негэнтропию). Негэнтропия – это некоторое, изначально локальное состояние нарушения устойчивости процесса возрастания энтропии в определенным образом структурированной материи (информационные структуры), приводящее к лавинообразному процессу уменьшения энтропии. Отсюда энтропия системы есть мера дезорганизации, а информация есть мера организованности(рис.1.1). Всякий раз, когда в результате взаимодействий система получает какую-либо информацию, энтропия этой системы уменьшается, а энтропия источника информации увеличивается.

В свете этого можно утверждать, что информация представляет собой особую субстанцию, превращающую закрытую систему в открытую. В приведенной выше формуле абсолютной негэнтропии Шеннона информация рассматривается как снятая, устраняемая неопределенность. Появление информации устраняет, уменьшает любую неопределенность. Однако информацию можно рассматривать не только как снятую неопределенность, а несколько шире. Например, в биологии информация – это, прежде всего, совокупность реальных сигналов, отображающих качественное или количественное различие между какими-либо явлениями, предметами, процессами, структурами, свойствами. При таком подходе считают, что понятие информации неотделимо от понятия разнообразия. Природа информации заключается в разнообразии, а количество информации выражает количество разнообразия. Любой процесс, объект, явление при разных обстоятельствах может содержать различное количество информации. Это зависит от разнообразия, которое наблюдается в системе.


Множество с разнообразием и множество с вероятностями имеют эквивалентные свойства. Так, множество, у которого все элементы различны, имеет максимальное количество разнообразия. Чем больше в системе разнообразия, тем больше неопределенность в поведении такой системы. Уменьшение разнообразия уменьшает неопределенность системы. Вероятность выбрать наугад данный элемент из множества с максимальным разнообразием равна единице, деленной на количество всех элементов множества 1/N. Количество информации в этом случае имеет максимальное значение.

Множество, у которого все элементы одинаковы, содержит минимальное количество разнообразия – всего один элемент. Количество информации в такой совокупности равно нулю. В множестве информация появляется только тогда, когда один элемент отличается от другого.

Между минимальным и максимальным количеством разнообразия в множестве существует ряд промежуточных состояний, которые появ­ляются в результате ограничения разнообразия. Понятие ограничения разнообразия является очень важным. Оно представляет собой отно­шение между двумя множествами. Это отношение возникает, когда разнообразие, существующее при одних условиях, меньше, чем раз­нообразие, существующее при других условиях

Ограничения разнообразия весьма обычны в окружающем нас мире. Любой закон природы подразумевает наличие некоторого ин­варианта, поэтому всякий закон природы есть ограничение разнооб­разия.

Таким образом, каждое целостное образование подвержено одновременно воздействию как системообразующих, так и системоразрушающих факторов. Сохранение и развитие системы напрямую зависит от соотношения сил между ними. Чем больше сила влияния системообразующих факторов, тем более защищена система. Это является показателем того, что она находится на подъеме, развивается, стремится к состоянию равновесия. И наоборот, превышение силы разрушающих факторов свидетельствует об ее упадке, движении в сторону прекращения своего существования.

Однако не все системы обладают свойством целостности, приводящим к проявлению синергии. Такие нецелостные системы называют суммативными или аддитивными. В отличие от целостных, суммативные – это те системы, у которых связи между элементами одного и того же порядка, что и связи их элементов со средой. Их сущностная характеристика выражена в аддитивности, обозначающей равенство суммы свойств системы сумме свойств ее компонентов, то есть отсутствие синергии. Их главный признак состоит в том, что при увеличении или сокращении компонентов сама система не претерпевает заметных изменений, она только может приобретать иные объемы и пространственные контуры. Примером таких систем является груда камней, деревья в лесу, случайно собравшаяся толпа людей и т.д. С позиций энтропии данные системы являются неорганизованными. Связи и отношения между их частями и целым носят внешний и случайный характер, но они имеют явно выраженный оформленный вид.

В некоторых литературных источниках аддитивные образования не относят к системным, полагают, что они являются обыкновенными конгломератами. Однако большинство ученых сходятся во мнении: суммативные объединения являются системными, но не целостными. На это указывает наличие у них пусть даже поверхностных и непрочных, но все же связей и отношений между различными элементами.

Понимание целостных и нецелостных систем, их свойств, порождающих или не порождающих синергию, очень важно в деятельности организационных структур, в процессах управления сложными объектами. Незнание этого нередко приводит к тому, что хороший директор завода, успешно руководивший этой структурой, легко берется за руководство страной в ранге президента. А та мысль, что страна как целостная система, проявляет другие, эмерджентные свойства, не присущие заводу как организационной структуре, и поэтому требует новых свойств и знаний от руководителя, такому человеку не приходит в голову.

В узком смысле, применительно к организационным структурам бизнеса, синергия – это дополнительные преимущества, получаемые из-за того, что бизнес-единицы действуют в рамках одной и той же корпорации. В таком случае синергия проявляется в том, что эта корпорация может повысить поступления и/или сократить издержки за счет наличия общих ресурсов или переноса top-характеристик (совокупность технического оснащения, организационной структуры и профессионального мастерства) из одной бизнес-единицы в другую. Диверсификация как средство получения выгоды от синергии, возникающей между видами бизнеса или между отдельным бизнесом и корпоративной родительской структурой, действительно может создать экономическую ценность. В таком понимании поиск синергии может рассматриваться как инструмент эффективного преобразования бизнес-ландшафта.

Различают два типа синергии – структурную и управ­ленческую. ^ Структурная синергия означает объединение ре­сурсов компаний, позволяющее снизить издержки и увели­чить объем продаж. Управленческая синергия позволяет добить­ся улучшения показателей работы, благодаря повышению ка­чества управления без каких-либо структурных изменений.

Чаще всего синергию отыскивают в структурных преобразованиях: объединение служб сбыта двух компаний позволяет снизить издержки; продукция одной компании может реали­зовываться через сбытовую сеть другой, что ведет к возраста­нию объемов продаж и снижению издержек, приходящихся на единицу продукции. Структурная синергия особенно велика, если две компании производили аналогичную или взаимосвя­занную продукцию, но имели разные системы сбыта и разных клиентов. В таких случаях сокращение издержек достигает 15–25%, а объем продаж возрастает на 25–30%.

Управленческая синергия имеет место в случаях, когда компания-покупатель способна более эффективно управлять приобретенным производством, в частности, благодаря вне­дрению новой системы финансового контроля, повышению ответственности менеджеров за исполнение бюджета, со­кращению необоснованных расходов (без структурных изменений), продаже не основного бизнеса компании покупателю, для которого он представляет большую ценность, чем для продавца. Управленческая синергия позволяет добить­ся снижения издержек, значительно реже она ведет к увели­чению объема продаж компании.

Заметим, что синергия может иметь место и без процессов слияния – в совместных предприятиях и стратегических союзах, в более тесных отношениях с поставщиками, в уже существующей группе компаний, когда менеджеры систематически приходят на помощь коллегам. Такого рода синергию обычно называют "дешевой синергией", в том смысле, что здесь синергия не связана с затратами на слияние компаний. Синергия может возникать в любой группе предприятий; это потенциал, который может быть реализован при правильной организации и распределении ресурсов группы.

Используя синергетический подход, можно оценить структурное состояние системы управления, ее способность к изменениям. Определяющую роль при этом играет соотношение в системе разнообразия (неопределенности) и информации, структурирующей систему.

Здесь необходимо отметить дуалистический характер информации, циркулирующей в системе. С одной стороны, информация является отражением свойств входящих в нее элементов – это совокупность "портретных" характеристик разнородных элементов, образующих систему. Назовем ее условно элементной информацией. Эта информация непосредственно связана с уровнем разнообразия, наблюдаемого в системе, и может свидетельствовать о вероятности тех или иных путей развития данной системы. Такая информация с позиций разнообразия отражает степень непредсказуемости, неопределенности системы и соответствует уровню ее (системы) энтропии.

С другой стороны, информация является структурным элементом системы, характеризующим межэлементные связи и тем самым обеспечивающим целостность системы.Поскольку целостность является фундаментальным свойством системы, отражающим примат связей в ней над свойствами входящих в нее элементов, именно информация, обеспечивающая связи (структурная информация) выделяет систему как целостное образование и является мерой определенности (предсказуемости) ее поведения.

Таким образом, истинное состояние системы существенно зависит от соотношения этих двух составляющих: если преобладает элементная информация, то система более склонна к хаосу, к диссипации, к распаду. Если "побеждает" структурная информация, то в значительной мере система определенна, предсказуема и, добавим, управляема. Как отмечает И.Пригожин: "Между устойчивостью, обеспечиваемой связью, и неустойчивостью из-за флуктуаций имеется конкуренция. От исхода этой конкуренции зависит порог устойчивости".

В исследованиях по проблемам синергетики, проведенных Е.А. Седовым, предпринята попытка описать стадии перехода системы от состояния предельного хаоса и максимальной энтропии до состояния жесткой детерминации и нулевой энтропии.

Переход от максимального хаоса к максимальной детерминации представлен Е.А.Седовым в виде витка спирали (рис.1.2), исходной точкой которого ("X") является состояние хаоса и максимальной энтропии, когда количество структурной информации равно нулю. Конечная точка ("Д") – состояние жесткой детерминации и максимального количества структурной информации. Путь из точки "X" к точке "Д" – это процесс накопления структурной информации, когда наращиваются межэлементные связи, когда появляется избыточная структурная информация, соответствующая жестким (детерминированным) связям между элемен­тами. В деятельности системы эти связи по существу не имеют прямого и непосредственного отношения к преследуемой цели, но не позволяют системе использовать любой способ для достижения цели. Они ориентируют систему на выбор способа, наиболее приемлемого по нравственным, моральным, мировоззренческим, религиозным, этическим и иным ценностным соображениям и правилам, распространенным в данном обществе.

Оптимальным, по Седову, соотношением детерминации и свободы (энтропии) является показатель 80% / 20% (позиция "О"). После преодоления этой точки система быстро теряет свои адаптивные свойства и входит в состояние полной детерминации, при котором она может существовать только в строго стабильных условиях. В случае их изменения происходит ее разрушение и скачкообразный переход в состояние хаоса (из "Д" в "X"). Это характерно, например, для тоталитарных общественных систем. В отличие от них, нормально развивающийся социум, достигнув оптимального соотношения, имеет возможность перейти на следующий иерархический уровень развития, начать формировать между элементами прежнего уровня новые информационные связи.
Важно отметить, что "Закон иерархических компенсаций Седова" устанавливает, что "только при условии ограничения разнообразия нижележащего уровня можно формировать разнообразные функции и структуры, находящихся на более высоких уровнях социальных систем"1. Фактически рост разнообразия системы обеспечивается за счет его уменьшения в подчиненных, периферийных системах. Эти рассуждения помогают подойти к важной в управлении изменениями и оптимизации организационных структур проблеме поисков оптимального соотношения свободы и детерминации во взаимоотношениях персонала и менеджмента организации, граждан (общества) и государства, отдельного индивида и корпорации (сословия, класса, коллектива). Эти представления помогают понять, что безграничная свобода, как и жесткий контроль, эволюционно не оправданы.

По сути, развитие организационных структур есть их адаптация к окружающей среде – ответ на вызовы внешней среды. Каждый элемент организационной структуры как сложной системы характеризуется различной степенью "насыщенности" структурной информацией, имеет свой адаптационный потенциал и развивается по схеме Седова (рис.1.2). Структурная информация является жестким ядром целостности данного социального организма и связывает воедино его разнообразные элементы. Система управления, которая находится в эволюционной фазе своего развития, "гасит" вызовы внешней среды имеющимся в ее распоряжении адаптационным механизмом. Когда же внешнее воздействие существенно превосходит адаптационный потенциал организационной структуры, последняя дестабилизируется и оказывается в точке бифуркации. Тогда рушатся старые идеалы, прежний аттрактор2 теряет свою "силу притяжения". Появляется сразу несколько "силовых полей", каждое из которых претендует на роль аттрактора. К какому из этих полей устремится социальная система – предугадать невозможно, поскольку в точке бифуркации система обладает максимальной степенью свободы выбора будущего идеала. Не исключено, что будет вновь "востребован" старый аттрактор. Здесь проявляются механизмы самоорганизации: независимость системы от начальных параметров, альтернативность путей развития, огромная роль случайности и малых воздействий (флуктуаций). В любом случае стратегия системы остается прежней по сути – приспособиться к новым условиям существования путем выбора некоего идеала и адекватных способов его достижения. После прохождения точки бифуркации система снова нарабатывает структурную информацию, постепенно обретая стабильность и предсказуемость развития.

В итоге можно сделать следующий вывод: процесс развития любой сложноорганизованной, открытой системы необходимо рассматривать как закономерное и притом многократное чередование порядка и хаоса. Предпосылка этому – информационно-энтропийные свойства систем: накопление структурной информации и прорыв – через хаос – на более высокий информационный уровень (усложнение системы). При этом, по закону Седова, происходит ограничение разнообразия на нижних уровнях системы.

Сама по себе идея цикличности развития не нова и уходит своими корням в глубокую древность. Но синергетика впервые наполнила ее объективным смыслом, абстрагируясь при этом от эмпирических критериев обоснования. К тому же, введение категории "энтропия" позволяет взглянуть на хаос и дезорганизацию не только как на нежелательные элементы действительности, но и как на необходимое условие существования социальных организмов, концентрируя это условие в парадоксе: стабильность организационной структуры, ее постоянство – в непрерывных изменениях.

Поскольку явление синергии обеспечивает дополнительный эффект по сравнению с суммарным эффектом вклада каждого из элементов системы, и этот эффект в каждом конкретном случае может быть измерен, то синергия может выступать как мера успешности синергических преобразований. Введем в качестве такой меры безразмерный коэффициент синергии kc, выраженный отношением


kc = ЭсЭå/i, (1.1)


где Эс – полный эффект системы с проявленной синергией,

Эi – эффект, обеспечиваемый i-тым компонентом системы.

Под "эффектом" может пониматься любая измеряемая величина, отражающая степень достижения системой поставленной цели. Это может быть, например, величина прибыли, доля рынка, объемы продаж и т.п.

Таким образом, численное значение коэффициента синергии показывает, во сколько раз эффект, вызванный в системе явлением синергии, больше аддитивного вклада в этот эффект составляющих систему элементов.

Например, Эi может быть стоимостью акций, переданных каждой из компаний при их слиянии в корпорацию. При слиянии, в силу сложившейся конъюнктуры, акции объединенной структуры резко возрастают в цене на фондовом рынке – это и есть эффект синергии. При этом Эс - стоимость акций корпорации - может в несколько раз превышать сумму стоимостей акций, вложенных каждым из ее членов. Если, например, Эс Эåбольше i в 5 раз, то синергический эффект описанного структурного преобразования равен 5.

Заметим, что коэффициент синергии не эквивалентен коэффициенту пропорциональности, как это имеет место в линейных взаимосвязях. Синергический эффект, являющийся отражением структурных преобразований, кроется в степени связности системы, в тесноте связей ее элементов, и, как следствие, обладает существенно нелинейными свойствами.

Запишем полный эффект системы с проявленной синергией Эс в виде


Эс = Эi + 2 kэi Эi (1- rij), (1.2)


где коэффициенты kэi = kэi(rij) выражают долю эффекта Эi, которая обеспечивается синергией за счет установления связи i-того элемента с j-тым элементом системы;

rij – расстояние между связанными друг с другом i-тым и j-тым элементами в пространстве индивидуальных характеристик;

Ji – множество связей i-того элемента (множество номеров элементов, с которыми связан i-тый элемент).

Расстояние между элементами в пространстве индивидуальных характеристик по сути представляет собой величину индивидуальных различий между элементами. Это интегральная характеристика, которая должна оцениваться количественно (например, это может быть сумма квадратов относительных различий по набору существенных характеристик элементов). При этом евклидово расстояние в пространстве параметров нормируется так, что максимально возможное расстояние равно 1.

Исходя из формулы (1.2) , коэффициент синергии kc можно записать в виде


kc = 1 + 2 kэi Эi (1- rij) / Эi (1.3)


Таким образом, коэффициент синергии может изменяться в пределах


k£1 c < ¥


Строго говоря, при системных преобразованиях, в том числе и с ростом сложности организационных структур или с изменениями в управленческих процессах, за счет затрат по установлению связей (то есть затрат на структурные преобразования) может возникать и эффект, обратный синергии (в некоторых источниках его называют, на наш взгляд ошибочно, отрицательной синергией). Это явление заключается в том, что при соответствующих преобразованиях с ожидающимся синергическим эффектом на практике происходит уменьшение итогового эффекта по сравнению с суммой эффектов, вложенных составляющими компонентами преобразования. Чтобы отличать этот негативный эффект от синергии, которая, по определению, всегда дает только положительный эффект, назовем такое явление негергией (от лат. negativus – отрицательный и греч. energeia – деятельность), то есть деятельность, действие, приведшее к негативному результату. Определение этому явлению можно дать, используя в качестве аналогии определение синергии.

Негергиявозникающее в сложных системах явление, состоящее в том, что результат деятельности объединенных в систему элементов уменьшает сумму результатов, получаемых каждым из элементов отдельно.

В качестве меры негергии осуществляемых преобразований введем коэффициент негергии kн, отражающий потери, вызванные изменениями


kн = ЭсЭå/i, = Эå(i – ЭнЭå)/i = 1 – kзi Эi rij Эå/i, (1.4)


где Эс – полный эффект преобразованной системы с проявленной негергией;

Эi – эффект, обеспечиваемый i-тым компонентом системы;

Эн – отрицательный эффект преобразований – негергия;

kзi = kзi(rij) – коэффициенты, численно выражающие долю эффекта Эi, которую составляют затраты на структурные преобразования (установление связи между другом i-тым и j-тым элементами);

rij – расстояние между связанными друг с другом i-тым и j-тым элементами в пространстве индивидуальных характеристик;

Ji – множество связей i-того элемента (множество номеров элементов, с которыми связан i-тый элемент).

Понятно, что коэффициент негергии изменяется в пределах


¥– < kн 1.£


При этом, когда негергия отсутствует (Эн = 0), предельное значение коэффициента негергии (kн =1) совпадает с минимальным значением коэффициента синергии, то есть это тот случай, когда преобразование, по крайней мере, не ухудшает ситуацию. Приближение коэффициента негергии к нулю, по сути, означает, что производимые преобразования ставят компанию на грань разрушения, так как эффекты, вкладываемые включенными в преобразование элементами, аннигилируют. Отрицательные значения коэффициента негергии сигнализируют о том, что потери от преобразований превышают суммарный вклад элементов, вовлеченных в эти изменения. Величина (1 – kн) непосредственно соответствует доле потерь в суммарном вкладе при преобразованиях. Поскольку негергия меньше единицы, величина, например, kн = 0,3 означает, что "эффект" преобразования измеряется лишь 30% суммарного вклада, а потери, соответственно, составили 70%. Отрицательное значение коэффициента негергии, например, kн = - 2означает, что потери катастрофичны и в данном случае втрое превышают исходный суммарный вклад.

К сожалению, явление негергии не является сугубо теоретическим построением. В реальной практике преобразований известны случаи, когда изменения с ожидаемой синергией приводили к обратному эффекту. В связи с этим существует мнение, что, например, при диверсификации выгоды синергического характера чаще декларируются, чем демонстрируются на практике. Иногда предположение о предстоящей синергии не соответствует действительности, если ее обоснование строится на ложных предпосылках.

Типичная ошибка в этом случае – переоценка синергии, связанной с генерированием прибыли, причем доволь­но значительная. Например, в 80-е годы отдельные компании в США, предоставляющие финансовые услуги, стали предлагать своим клиентам широкий ассортимент таких услуг при возможности получить их сразу и в одном месте. Менеджеры считали, что еди­новременное получение целого пакета услуг обеспечит компа­нии конкурентное преимущество и резко увеличит число кли­ентов. Однако эти надежды не оправдались. "American Express", например, понеся серьезные убытки, заплатила высокую цену за этот урок.

Есть еще одна типичная ошибка – завышение оценки возможнос­тей управления отношениями. Например, рекламные агентства, преобразовавшиеся в управленческие и консалтинговые струк­туры, обнаружили, что продажа дополнительной продукции – дело более трудное, чем ожидалось, потому что отношения с од­ним подразделением компании-клиента нельзя использовать для влияния не только на центральное руководство, но даже на дру­гое подразделение этой компании. В конечном счете, большин­ство подобных преобразований потерпело крах, т.е. капиталовложе­ния были изъяты, а компании либо вернулись к прежнему биз­несу, либо прекратили свое существование.

Систематическому завышению на практике ожидаемых эффектов синергии способствуют три фактора. Во-первых, синергию обычно рассмат­ривают только как чистую (итоговую) положительную синергию. На практике же нередко при осуществлении преобразований одновременно с генерацией синергии создается и негергия. Например, при слияниях компаний в виде поглощения к составляющим негергического вклада в суммарный эффект организационного преобразования можно отнести:


  • надбавку за получение контроля над компанией (вели­чина, на которую цена покупателя превышает рыноч­ную стоимость компании);

  • денежные средства, обеспечивающие сделку (гонорары инвестиционным банкирам, юристам и бухгалтерам);

  • начисление части корпоративных расходов на поглоща­емую структуру;

  • негергию при взаимодействии с други­ми частями бизнеса;

  • расходы на ошибки, связанные с освоением управления новым видом бизнеса или контролем над ним.


Во-вторых, многие сторонники диверсификации значитель­но переоценивают степень управленческой синергии. Мнение, что менеджмент во всех отраслях, по сути, одинаков и может легко переноситься с одного рынка на другой, от одной отрасли к дру­гой без учета отраслевых знаний или существенного учета сущ­ности бизнеса, давно считается ошибочным. Признание этой ошибки явилось результатом многолетнего опыта внедрения "менеджмента вообще", "менеджмента как такового", то есть управления без учета специфики отрасли или конкретной организации. Хотя управленчес­кие навыки, умения и практический опыт действительно мож­но использовать в разных видах бизнеса и в разных условиях, лишь немногие из них эффективны в любых ситуациях. Отрас­левой контекст и сущность бизнеса оказывают огромное влия­ние на характер управления компанией. Управленческая синер­гия, хотя и существует, но она, как правило, довольно скромно влияет на показатели деятельности. К сожалению, зачастую слепо перекладывая опыт американского менеджмента (да еще и старых образцов) на управление организациями постсоветского пространства, управленцы отечественных предприятий даже не озабочены необходимостью учитывать специфику конкретного бизнеса, где нередко от менеджера требуется высокий профессионализм в конкретной сфере деятельности. Образцы такого подхода мы наблюдали при внедрении "менеджеров вообще" в сферу деятельности средств массовой информации (как это было в 2001 году в России при смещении с поста директора телекомпании НТВ известного журналиста Е.Киселева и назначении на эту должность американского менеджера Йордана, мало что смыслящего в деятельности медийных средств) или возложение руководства вузом на людей, за всю свою жизнь ни разу не входивших в студенческую аудиторию в роли преподавателя.

В-третьих, административные трудности, связанные с достиже­нием синергии, обычно недооцениваются. Достиже­нию синергии между разными видами бизнеса могут препятство­вать как используемые стратегии и операционные приемы, так и различия, обусловленные корпоративной культурой. На прак­тике родительская структура обычно сталкивается с трудностя­ми, обеспечивая необходимую гибкость и стабильность при со­здании синергии со вновь приобретенной единицей бизнеса.

Итоговая синергия может стать обоснованной мотивацией для преобразований, в частности, для диверсификации. Однако необходимо подходить к этому процессу очень внимательно и заранее определить:


  • ожидаемую величину синергии;

  • неизбежные отрицательные моменты и соответствующую этим потерям величину негергии;

  • чистый итоговый эффект.


Чистый итоговый эффект kи может быть вычислен через коэффициенты синергии (kс) и негергии (kн) по формуле


kи = kс + kн –1 (1.5)


Если итоговый эффект будет больше единицы, можно утверждать, что преобразование создаст экономическую ценность, так как имеет место синергия.

В заключение приведем сформулированные Р.Акоффом принципы, на которых должна строиться организация социальных систем, чтобы обеспечить синергический эффект. По сути, эти принципы являются путеводителем поиска синергии для эффективного преобразования бизнес-ландшафта.

1. Организация является демократической, в которой каждый ее член заинтересован в том, что делает организация, имеет свой голос при решении вопросов, касающихся органи­зационной деятельности, и в которой любое наделенное властью над другими индивидами лицо подчиняется их коллективной власти.

2. Организация основывается на внутренних принципах рыночной экономики, когда каждая часть организации может покупать требуемые товары и/или услуги из лю­бого внутреннего или внешнего источника по своему выбору и продавать свои товары любому покупателю. В решения о продаже или покупке может вмешиваться высшая власть, которая, тем не менее, обязана компен­сировать вызванные интервенцией потерю дохода или увеличение издержек той части организации, которой это решение коснулось.

3. ^ Многомерность организационной структуры – на каждом уровне организации имеются структурные единицы трех разных видов: а) определяемые их функцией (т. е. единицы, продукция которых потребляется преимущественно внутри орга­низации), б) определяемые их продукцией (изделиями и услугами, потребляемыми преимущественно на внешнем рынке) и в) определяемые их пользователями (рынками, типом или местонахождением покупателей). Такой тип органи­зации устраняет необходимость постоянных реструктуризаций, которые здесь заменяются перераспределением ресурсов.

4. ^ Применение интерактивного планирования, кото­рое включает идеализированный редизайн организации и определение наибольшего реализуемого приближения к проекту. Планирование предполагает выбор средств, с помощью которых такое приближение может быть полу­чено, обеспечение ресурсов, требуемых для его достиже­ния; точное определение этапов реализации, сроков и исполнителей и, наконец, расчет мониторинга и контро­ля над реализацией и результатами выполнения плана.

5. Организация располагает системой обеспечения решений, облегчаю­щей обучение и адаптацию путем: а) фиксации ожиданий, связан­ных с каждым важным решением, б) пред­положений и информации, на которых эти ожидания основаны, и в) знания о процессе, путем которого было принято решение, и о том, кем оно было принято. Система осуществляет мониторинг исполнения прогнозов и результатов каждого решения, корректирует их там, где прогнозы оказались неверными или ожидания не оправ­дались, и сохраняет полученные результаты в легко до­ступной форме. И наконец, она выполняет непрерывное слежение за окружающей средой для обнаружения про­изошедших изменений или изменений, которые могут произойти и которые потребуют адаптации организации.

Любое изменение, единичное или системное, основанное на перечисленных принципах, способно значительно улучшить работу организации. Все вместе они дают мощный и многократный синергический эффект – эффект, который намного весомее, чем просто сумма его составляющих.


Контрольные вопросы:

1.
В чем проявляется объективный характер изменений в общественных системах?

2.
Какова роль изменений в деятельности организационных структур?

3.
Что представляет собой процесс адаптации организации к изменениям?

4.
Охарактеризуйте типы адаптивных механизмов систем управления.

5.
Каким образом изменения могут обеспечить стабильность и успех организации?

6.
Опишите признаки основных изменений в информационном обществе.

7.
Какие возможности дизайна бизнес-ландшафта открывает взаимосвязь признаков общественного развития и соответствующих организаций?

8.
Определите понятия "синергетика" и "синергия".

9.
В чем состоит различие структурной и управленческой синергии?

10.
Как измерить синергический эффект?

11.
В чем проявляется эффект негергии?

12.
Какие типичные ошибки в изменениях могут приводить к негергии?

13.
В чем состоит управленческая синергия, и каковы трудности ее достижения?

14.
Как административные трудности препятствуют получению синергии в процессах структурной диверсификации?

15.
Опишите энтропийные и негэнтропийные процессы в сложных открытых системах.

16.
Какова роль информации в накоплении негэнтропии?

17.
Как с позиций синергетики осуществляется циклическое развитие социальных систем?

18.
В чем выражается положительный эффект энтропийных процессов в развитии систем управления?

19.
В чем состоит поиск синергии для организационных структур?

20.
Какие принципы построения организации обеспечивают синергический эффект в их преобразованиях?


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.033 сек.)