АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 36. Я припарковалась на пустой стоянке двумя кварталами дальше и за углом от бара

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

Я припарковалась на пустой стоянке двумя кварталами дальше и за углом от бара. Рамирес поставил машину рядом и вместе с патрульным, полисменом Ригби, направился к нам, Ригби был среднего роста, хорошо сложен и двигался с грацией тренированного человека. Он держался с небрежной уверенностью, готовый улыбнуться до самых ушей. Ему было более чем уютно в собственной коже, словно его ничего по-настоящему не трогало. Обычно у полисмена такой вид, будто его выстирали в машине и он высох вместе с одеждой. С виду он был старше меня, а глаза его выглядели моложе, что меня несколько возмущало.

Рамирес, пока ехал, запросил информацию на Никандро Бако, он же Ники Бако. Подозревался в убийствах, но свидетели имели странное обыкновение исчезать или забывать, что видели. Связан с местной бан... извините, клубом байкеров. Сейчас банды байкеров предпочитают более политкорректное название клуба, как объяснил Рамирес. Здешний "клуб" носил название "Лос Лобос".

- Не путать с одноименной музыкальной группой, - уточнил Рамирес.

Я заморгала, потом поняла шутку.

- А, "Лос Лобос", группа.

Он посмотрел на меня:

- Тебя что-то беспокоит?

Я мотнула головой. Даже за два квартала я ощущала прикосновение магии Бако. Я бы могла поспорить, что, если не пожалеть времени, можно найти в округе наложенные там и сям заклинания, чары, ограды. Но вряд ли Бако уже знает о моем присутствии. Я так сильно его ощущаю, наверное, по одной только причине - я в самой середине какого-то заклинания. Чары были рассеяны по окрестности и создавали ощущение некоторой тревожности. Он, видимо, в буквальном смысле слова вышвыривал отсюда любые заведения. Что незаконно, равно как и неэтично. Вот только зачем ему нужно было разрушать экономику района в округе собственного бара, для меня было загадкой. Как-нибудь разберусь. Но сначала убийства и хаос, а махинации с недвижимостью потом. Иногда приходится выбирать, чем заняться в первую очередь.

- "Лобос" - группка маленькая и местная, но репутация у них плохая, - сказал Рамирес.

- Насколько плохая? - спросила я.

- Торговля наркотиками, убийства, заказные убийства, разбойные нападения, разбойные нападения со смертельным исходом, покушения на убийство, изнасилования, похищения.



- Похищения? - удивился Бернардо. Будто вполне ожидал всех предыдущих преступлений, но не этого.

Рамирес посмотрел на него, и глаза его из дружелюбных стали холодными. Почему-то Бернардо ему не нравился.

- Мы полагаем, что они похитили девушку-подростка, но никто из них нигде не прокололся, девушка больше не появлялась, а единственный свидетель видел только, как ее волокли к фургону, очень похожему на тот, который был тогда у вожака банды, Роланда Санчеса. Но серые фургоны есть у многих.

- А много молодых девчонок пропало здесь без вести? - спросила я.

- Сколько и всюду. Нет, мы не заметили какой-то системы, чтобы банда похищала девушек регулярно. Я не хочу сказать, что они этого не делают, но в привычку это не вошло.

- Приятно слышать, - сказала я.

Рамирес улыбнулся:

- Ты вооружена, и... - Он протянул мне миниатюрный сотовый телефон. - Нажми вот эту кнопку, и он вызовет вот этот телефон. - Рамирес поднял руку, где был такой же аппарат. - И мы с Ригби прибежим на помощь.

Я глянула на Ригби, и он действительно приложил руку к полям шляпы:

- К вашим услугам, мэм!

Мэм? Либо он лет на пять моложе, чем кажется, либо обращается так ко всем женщинам. Я отвернулась от его безмятежных глаз и посмотрела на Рамиреса. У него глаза были добрые, но не безмятежные. Он слишком много видел жизни, чтобы быть по-настоящему спокойным. Его глаза понравились мне больше.

- Ты же не собираешься убеждать нас с Бернардо идти в бар только вдвоем?

- Мы подозреваем Бако в убийствах с помощью магии. Это автоматически означает смертный приговор. Если он учует след полиции, тут же поднимет шум и начнет требовать адвоката. Если хочешь получить от него информацию, тебе придется изображать штатскую. Но если ты хочешь пойти туда без Бернардо и вообще без сопровождения мужчины, тут я возражу.

Я нахмурилась:

- Я могу сама о себе позаботиться.

Он покачал головой:

‡агрузка...

- В мире, которым правит эта шайка, женщины существуют лишь посредством мужчин.

Я нахмурилась:

- Что-то я не поняла.

- Любая женщина - либо чья-то мать, либо жена, сестра, подруга, любовница. Иначе они совершенно не будут знать, куда тебя определить, Анита. Так что зайди как подружка Бернардо. - Он поднял руку, не давая себя перебить, хотя я еще даже рот не открыла. - Поверь мне. Тебе нужен какой-то статус, который они поймут легко и быстро. Лицензия аниматора воспринимается как и бляха полицейского. Ни одна женщина в здравом уме не зайдет туда просто выпить. Тебе надо там быть кем-то. - Он не очень-то приветливо посмотрел на Бернардо. - Я бы сам пошел как твой парень, но, понимаешь, я выгляжу как коп, нравится мне это или нет. По крайней мере так мне говорили.

Я посмотрела на него. Трудно мне передать словами, что именно такое появляется в полисменах, но после некоторого времени они действительно выглядят как копы, даже когда не на службе. Частично дело в одежде, частично в каком-то неуловимом духе власти, или настороженности, или еще в чем-то. Чем бы это "оно" ни было, в Рамиресе "оно" было. Ригби был в мундире, но его я и так бы не взяла. Его довольный вид заставлял меня нервничать. Полисмен никогда не должен быть слишком собой доволен. Это значит, что он еще не испытал на службе, почем фунт лиха.

Я глянула на осклабившуюся рожу Бернардо.

- Согласна, но выражаю протест.

- Хорошо, - сказал Рамирес; он тоже смотрел на Бернардо, будто не нравилось ему выражение этого лица. Он ткнул пальцем в грудь высокого индейца: - Если ты там будешь вести себя с Анитой непочтительно, я лично заставлю тебя об этом пожалеть.

Веселый взгляд Бернардо стал холодным. Это мне напомнило, как вдруг у Эдуарда исчезли из глаз все эмоции, оставляя пустоту и какую-то суровость.

Я встала между ними, заставив их обоих посмотреть на меня:

- Я могу сама о себе позаботиться, если речь идет о Бернардо, детектив Рамирес.

Я назвала его по званию, чтобы напомнить Бернардо, с кем он имеет дело. Даже Эдуард возле копов ходил на цыпочках.

Лицо Рамиреса замкнулось.

- Как скажете, миз Блейк.

Мне показалось, что он решил, будто я на него рассердилась, раз так официально обратилась к нему. Вот черт! Почему всегда в критические минуты вокруг меня начинает бушевать мужское самолюбие?

- Все о'кей, Эрнандо. Я просто люблю напоминать, что я уже большая девочка. - И я тронула его за локоть.

Он посмотрел на меня, и глаза его смягчились.

- О'кей.

Столь краткое выражение означает у мужчины либо форму извинения, либо что извинения приняты. Хотя, если бы кто-то из собеседников был женщиной, ответ был бы еще короче.

Я отошла от них обоих и сменила тему.

- Забавно, что бандиты и монстры готовы говорить со мной, но не с полицией.

Рамирес кивнул все с тем же серьезным лицом.

- Забавно. Очень точное слово.

Такой у него был пристальный, изучающий взгляд, что я подумала, не запросил ли он информацию не только на Бако, но и на меня.

Спрашивать я не стала - не хотела на самом деле знать. Но насчет Бако он был прав. Если правда то, что о нем говорят, ему не нужна полиция поблизости от дома или работы. Насчет автоматического смертного приговора они не шутят. Последняя в Америке казнь за чародейство имела место два месяца назад, причем в Калифорнии, где ни за какое другое преступление смертной казни нет.

Судили и приговорили чародея, точнее - чародейку, за контакты с демонической силой. Она с помощью демона убила сестру, чтобы унаследовать родительскую недвижимость. Подозревали, что она и родителей убила, но этого доказать не удалось. И какая разница? Убить ее можно было только один раз. Я кое-какие материалы суда читала. Она была виновной, в этом у меня сомнений не было. Но от ареста до вынесения приговора и приведения его в исполнение прошло три месяца. Неслыханные сроки в американской судебной системе. Черт возьми, обычно больше времени уходит, чтобы назначить дату слушания, не то что на весь процесс. Но даже Калифорния извлекла урок из того, что было пару лет назад. Тогда арестовали чародея за очень похожее преступление и пытались исполнить все обычным порядком, потому что какой-то конгрессмен настаивал, что смертная казнь не должна быть дозволена даже в случае магических убийств.

А чародей в своей камере вызвал большого демона. Тот поубивал всех охранников в блоке и кое-кого из заключенных. Чародея в конце концов выследили с помощью ковена белых колдунов. Трупов было сорок два или сорок три, а чародея убили, когда он оказал сопротивление при аресте. Всадили в него тридцать пуль, то есть разрядили в него автоматы, когда он уже упал. Поскольку никто из полицейских от перекрестного огня не пострадал, значит, стояли над ним и стреляли сверху вниз. Преднамеренное убийство? Да, но я их не обвиняю. Охранников и заключенных так и не удалось собрать полностью.

В штате Нью-Мексико смертная казнь есть. И я готова была спорить, что здесь побьют калифорнийский рекорд в три месяца от ареста до приведения в исполнение. Дело в том, что в этом штате могут предать тебя смерти за доброе старое нормальное убийство. А если к нему добавить магию, то твой пепел развеют по ветру раньше, чем ты успеешь сказать "Вельзевул".

А метод казни один и тот же для всех. Сжигание на костре в Америке не дозволено ни за какое преступление. Но после смерти тело сожгут дотла, если ты был виновен в преступлении с использованием магии. И пепел развеют, обычно над текучей водой. Вполне традиционно.

В Европе кое-где законом все еще дозволяется сжигать "ведьму" или "колдуна" на костре. Так что есть не одна причина, почему я стараюсь из этой страны не выезжать.

- Анита, ты где? - спросил Рамирес.

Я моргнула, возвращаясь к реальности.

- Извини. Задумалась о казни в Калифорнии. Могу понять опасения Бако.

Рамирес покачал головой:

- И я тоже. Будь очень осторожна. Это плохие люди.

- Анита в плохих людях разбирается, - сказал Бернардо.

Они посмотрели друг на друга, и снова я почувствовала, что Рамиресу Бернардо не нравится. Вроде бы Бернардо его дразнил. Они знакомы?

Я решилась спросить:

- А вы друг с другом давно знакомы?

Они синхронно замотали головами.

- А что? - спросил Бернардо.

- Да вроде вы тут какие-то личные счеты сводите, что ли.

Бернардо улыбнулся, а Рамиресу стало неловко.

- С моей стороны ничего личного, - заверил меня Бернардо.

Ригби отвернулся и закашлялся. Оказалось, он пытается скрыть смех.

Рамирес не обратил на него внимания, глядя только на Бернардо.

- Я знаю, что Анита умеет обращаться с плохими парнями. Но когда нож всаживают в спину, о твоих умениях никто не спрашивает. "Лобос" гордятся тем, что употребляют ножи, а не пистолеты.

- Пистолеты - это для сосунков, - сказала я.

- Что-то вроде этого.

У меня поверх синей тенниски был черный кожаный пиджак. Если застегнуть две пуговицы, пиджак прикроет "файрстар" спереди, а я свободно смогу его достать, как и браунинг. Даже сотовый телефон, болтающийся в правом боковом кармане, был заметнее стволов.

- А я с удовольствием применяю пистолет в ножевой драке.

Бернардо надел рубашку с короткими рукавами поверх футболки, закрыв десятимиллиметровую "беретту" на бедре.

- И я тоже, - улыбнулся он. Это была свирепая улыбка, и я поняла, что впервые, быть может, за последние две недели ему предстояло иметь дело с чем-то из плоти и крови, чем-то, что можно убить.

- Нам нужна информация, а не родео для твоей потехи. Это ясно?

- Ты начальник, - сказал он, но выражение его глаз мне не понравилось. Там читалось предвкушение, энтузиазм.

Сегодня утром, засовывая нож в спинные ножны, я чувствовала себя параноиком. Сейчас я чуть пошевелила головой, чтобы ощутить рукоятку. Успокаивающее прикосновение. Наручные ножи с ножнами были со мной всегда, а наспинный - при случае. Вот так всегда: то считаешь себя параноиком и думаешь, что набрала слишком много железа, то пугаешься и думаешь, что оружия мало. Такова жизнь. То есть моя жизнь такова.

- А ты знаешь, что такое "лос дуэндос"? - спросил Рамирес.

- Бернардо сказал, что это означает карликов.

Рамирес кивнул:

- Но не просто карликов, а существа из фольклора. Это крошечные создания, которые живут в пещерах и промышляют воровством. Считается, что они - ангелы, которые повисли между Небом и Адом во время бунта Люцифера. Их столько сбежало с неба, что Бог закрыл ворота, и лос дуэндос застряли снаружи. Они так и существуют в Лимбе.

- А почему они не направились прямо в Ад? - спросил Бернардо.

Вопрос был хороший. Рамирес пожал плечами:

- Легенда не сообщает.

Я посмотрела на Ригби за спиной у Рамиреса. Он стоял непринужденно, в полной готовности, как повзрослевший бойскаут. И нисколько не волновался. Это встревожило меня. Мы собираемся войти в бар, набитый байкерами, плохими парнями. Там некромант такой силы, что за два квартала у меня от него кожа идет мурашками. Мы все тоже были в себе уверены, но потому, что попадали в переплет и выжили. Уверенность Ригби показалась мне ложной. Не в том смысле, что напускной, а скорее она основывалась на ложных предпосылках. Я не интересовалась и не могла знать точно, но готова была поспорить, что он никогда не бывал в подобных переделках, из которых можешь и не выйти и понимаешь это. В нем была какая-то мягкость, которая не вязалась с его поджарой мускулистостью. Я бы предпочла поменьше мышц и побольше глубины в глазах. И надеялась, что Рамиресу не придется полагаться на Ригби как на единственного помощника. Вслух, однако, я этого не сказала. Каждому приходится когда-то терять цвет невинности. Если дело обернется плохо, может быть, сегодня придет черед Ригби.

- Ты рассказал нам эту легенду с каким-то намеком, Эрнандо? В смысле, ты же не считаешь, что Бако и эти байкеры на самом деле и есть лос дуэндос?

Он покачал головой.

- Нет, я думал, тебе будет интересно знать. Неспроста же Бако назвал свой бар в честь падших ангелов, это как-то с ним связано.

Я открыла водительскую дверцу "хаммера", Бернардо меня понял и пошел к месту пассажира.

- Не падших ангелов, Эрнандо, а просто застрявших в Лимбе.

Эрнандо наклонился к окну:

- Но ведь они же изгнаны с Неба?

С этими загадочными словами он отступил, давая мне возможность поднять стекло. Они с Ригби смотрели нам вслед и казались такими одинокими на этой заброшенной стоянке - а может, это я чувствовала себя одинокой.

Я посмотрела на Бернардо.

- Ты никого не убивай, ладно?

Он сел на сиденье, потянулся. Такой у него был непринужденный вид, какого я у него уже с утра не видела.

- А если они захотят убить нас?

Я вздохнула.

- Тогда мы будем защищаться.

- Видишь, я же знал, что ты согласишься с моей точкой зрения.

- Не будем начинать перебранку.

Он посмотрел на меня оживленными карими глазами:

- Так что, закончим ее?

Я посмотрела на дорогу, выискивая, где припарковаться. Заклинание, которое творил Бако, уже завершилось, и дышать стало чуть легче. Но все равно что-то висело в воздухе, как перед близкой молнией.

- Да, закончим.

Он стал что-то напевать сквозь зубы - кажется, мелодию из "Великолепной семерки". Цитируя заезженную фразу из фильма, не нравилось мне все это.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.017 сек.)