АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 61. Я прислонила Эдуарда к стене - он хотел, чтобы я могла стрелять, если Олаф скажет

Читайте также:
  1. Http://informachina.ru/biblioteca/29-ukraina-rossiya-puti-v-buduschee.html . Там есть глава, специально посвященная импортозамещению и защите отечественного производителя.
  2. III. KAPITEL. Von den Engeln. Глава III. Об Ангелах
  3. III. KAPITEL. Von den zwei Naturen. Gegen die Monophysiten. Глава III. О двух естествах (во Христе), против монофизитов
  4. Taken: , 1Глава 4.
  5. Taken: , 1Глава 6.
  6. VI. KAPITEL. Vom Himmel. Глава VI. О небе
  7. VIII. KAPITEL. Von der heiligen Dreieinigkeit. Глава VIII. О Святой Троице
  8. VIII. KAPITEL. Von der Luft und den Winden. Глава VIII. О воздухе и ветрах
  9. X. KAPITEL. Von der Erde und dem, was sie hervorgebracht. Глава X. О земле и о том, что из нее
  10. XI. KAPITEL. Vom Paradies. Глава XI. О рае
  11. XII. KAPITEL. Vom Menschen. Глава XII. О человеке
  12. XIV. KAPITEL. Von der Traurigkeit. Глава XIV. О неудовольствии

Я прислонила Эдуарда к стене - он хотел, чтобы я могла стрелять, если Олаф скажет. Олаф должен был разведать, что впереди и в чем там трудность. Он исчез за углом, а я прижалась к стене и глянула вперед. Лестница здесь кончалась. Электрический свет освещал что-то вроде пещеры, блестя на крови и телах.

Олаф попятился, вернулся к нам.

- Я вижу выход.

- Что там за тела?

- Люди Райкера.

- Кто их убил?

- Думаю, наш зверь. Но другого выхода здесь нет. Второй вход завалило взрывом. Надо идти сюда.

Я подумала, что, если бы наш зверь-убийца ждал нас наверху, Олаф не был бы так спокоен. Поэтому я подошла к Эдуарду. У него кожа была цвета серого теста, глаза закрыты. Он открыл их, когда я его тронула, но они необычно ярко блестели.

- Мы почти уже вышли, - сказала я.

Он ничего не ответил, просто дал мне закинуть его руку себе на плечи. Он все еще за меня держался, но с каждым шагом мне приходилось все больше веса принимать на руку, которой я обхватывала его за талию.

- Держись, Эдуард, уже близко.

Он дернул головой, будто только что меня услышал, но ноги его продолжали идти вместе со мной. Мы выберемся, все выберемся. Крови прибавлялось по мере того, как мы поднимались, Эдуард поскользнулся, и я с трудом удержала его и себя. Но от резкого движения он тихо застонал. Черт.

- Питер, иди аккуратнее. Здесь скользко.

Олаф ждал нас возле тел - их было всего три. Одного я не узнала, зато узнала автомат возле тела. Человек Саймона. Сам Саймон лежал в луже крови и чего-то более темного. Нижняя часть груди и весь живот до самого низу у него были вспороты. Кишки разлезлись по полу пещеры, но глазами он все еще смотрел, все еще был жив.

Третье тело принадлежало Аманде, и она тоже еще шевелилась. Но Олаф за ней присматривал, так что я переключила внимание на Саймона. Он улыбнулся:

- Зато я хотя бы убил Гробовщика.

- Он и на йоту не близок к смерти, как ты.

- Вы все мертвецы, сучка.

- Да мы знаем, что ты пригласил подмогу, - сказала я.

Он глянул неуверенно.

- Да иди ты!

Рука его потянулась к автомату, лежащему рядом. Выпотрошенный, умирая, испытывая боль, которую мне даже невозможно вообразить, он тянулся к оружию. Я наступила на его руку, прижав к земле. Трудно это было сделать, держа Эдуарда, но я смогла.



- Питер, вы с Бекки и Бернардо идите к выходу.

Он не стал спорить, просто прошел мимо с Бекки на руках, Бернардо за ними.

Я приставила ствол к голове Саймона. Не могла я его оставить живого у себя за спиной. Пусть он так тяжело ранен, я не могла рисковать.

- Надеюсь, выпотрошит тебя этот монстр, сучка.

- Не сучка, а миз Сучка надо говорить, - сказала я и нажала на спуск. Короткая очередь, но моим выстрелам ответили другие. Я резко повернулась, задирая ствол, и увидела, что Питер стоит над телом Аманды. На моих глазах он разрядил в нее "файрстар". Олаф только стоял и смотрел. Я обернулась и увидела, что Бернардо держит на руках Бекки у выхода из пещеры.

Эдуард начал опускаться на колени. Я присела рядом с ним, пытаясь его удержать.

- Дети... выведи детей, - прошептал он и потерял сознание.

Олаф подошел без моей просьбы и поднял Эдуарда на руки, как ребенка. Если сейчас появится монстр, у нас у всех руки заняты. Хреново.

У Питера кончились патроны, но он все еще нажимал на спуск, снова, снова и снова. Я подошла к нему.

- Питер, Питер! Она мертва. Ты ее убил. Остынь.

Он не слышал. Я взяла его за руки, пытаясь отвести ствол. Он дернулся, сильно, глаза у него были дикие, и продолжал стрелять без патронов в тело этой женщины. Я его отшвырнула к стене, локтем перехватив горло и обхватив другой рукой его руки, все еще сжимающие "файрстар". Дикими испуганными глазами он все же глянул на меня.

- Питер, она мертва. Второй раз ее тебе не убить.

У него дрожал голос, когда он сказал:

- Я хотел, чтобы ей было больно.

- Ей было больно. Когда тебя рвут на части - это не лучший способ умирать.

Он затряс головой:

- Этого ей мало!

- Да, этого мало, но ты ее убил, Питер. Месть - это такая штука. Когда убиваешь врага, больше мстить некому.

Когда я взяла у него "файрстар", он не стал сопротивляться. Я попыталась обнять Питера, но он оттолкнул меня и отошел. Для таких утешений время миновало, но есть и другие виды утешения. Некоторые из них исходят из дула пистолета. Да, есть утешение - убить того, кто тебя обидел, но это утешение холодное. Оно разрушает в тебе то, что не затронула сама обида. Порой вопрос бывает не в том, расставаться ли с частицей души, а лишь в том, с какой именно.

‡агрузка...

Питер нес Бекки, Олаф нес Эдуарда. Мы с Бернардо шли впереди, раздвигая весеннюю тьму стволами автоматов - туда-сюда, туда-сюда. Ничего нигде не шевелилось. Только ветер шумел в высоких кустах шалфея, закрывавших вход в пещеру. Ощущение воздуха на лице было восхитительным, и я поняла, что не надеялась выйти оттуда живой. Пессимизм - это на меня похоже.

Бернардо повел нас вокруг дома. Мы хотели добраться до машины Эдуарда, но при этом проверить, что никто и ничто не собирается нас по дороге съесть. Олаф шел за нами, неся Эдуарда. Я истово молилась, чтобы он поправился, выжил, хотя это было странно - молиться за Эдуарда Богу. Такое чувство, что молитва как бы обращена не по тому адресу. Питер и Бекки шли передо мной. Он споткнулся, когда кусты стали гуще. Наверное, он устал, но я не могла себе позволить нести Бекки. Руки должны были быть свободны.

И тут я почувствовала щекочущее прикосновение магии.

- Ребята, там что-то есть.

Все остановились и стали вглядываться во тьму.

- Что ты увидела? - спросил Олаф.

- Ничего. Но там кто-то или что-то занимается магией.

Олаф как-то гортанно хмыкнул, будто не верил. И тут нас окатила первая волна страха. Такого страха, что перехватило горло, заколотилось сердце, ладони покрылись испариной. Бекки стала дико вырываться из рук Питера.

Я сделала два шага к Питеру, чтобы ему помочь ее удержать, но она вырвалась, упала на землю и бросилась в кусты, как кролик.

- Бекки! - заорал Питер и бросился за ней.

- Питер, Бекки! А, черт!

Я побежала вслед за ними в кусты. А что было делать? Я слышала, как они ломятся впереди сквозь кустарник и Питер зовет ее по имени. Справа я ощутила движение, что-то мелькнуло. Оно казалось больше человека и было разноцветным, что даже при свете луны было видно. Я выстрелила в разинутую пасть, полную острых зубов, но когтистая лапа тянулась ко мне, будто пули были нипочем этой твари. Лапа с поджатыми когтями ударила меня по голове, сбила с ног, и я тяжело рухнула наземь. Темнота закружилась перед глазами, а когда вернулось зрение, тварь нависала надо мной. Я не снимала палец с крючка, пока не щелкнула пустая обойма. Монстр будто и не замечал. Он навис надо мной своей почти птичьей мордой, я успела подумать, что он красив, до того, как он ударил меня снова, и наступила темнота.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.006 сек.)