АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 24. Эксперимент

Читайте также:
  1. Magoun H. I. Osteopathy in the Cranial Field Глава 11
  2. Арифурэта. Том третий. Глава 1. Страж глубины
  3. Арифурэта. Том третий. Глава 2. Обиталище ренегатов
  4. Бап. Тергеу экспериментi
  5. Взаимоотношение психологии и психиатрии. Роль и значение экспериментально-психологического исследования.
  6. ВОПРОС 14. глава 9 НК.
  7. Вопрос: Эксперимент и его роль в проведении маркетинговых исследованиях.
  8. ГГЛАВА 1.Организация работы с документами.
  9. Глава 1 Как сказать «пожалуйста»
  10. Глава 1 КЛАССИФИКАЦИЯ ТОЛПЫ
  11. Глава 1 Краткая характеристика предприятия
  12. Глава 1 Краткий экскурс в историю изучения различий между людьми

На следующее утро Снейп вновь разбудил его, но завтракать не остался.

- Я все утро убью на педсовет, - сказал он, нахмурясь. - Можешь представить, как меня это радует. А после обеда примусь за Волчье зелье. Поможешь мне?

- С удовольствием, - торопливо ответил Гарри, сам себе удивившись.

- Отлично. Встречаемся в лаборатории в час.

Мантия взметнулась, подобно туче, и Снейп стремительно вышел из комнаты. Гарри задумчиво смотрел ему вслед, размышляя над своим согласием. Он, конечно, всегда был готов помочь, но неужели он действительно начал получать от этого удовольствие?

После завтрака он написал Гермионе.

Привет, Герми!

Я вовсе не злюсь на тебя. Прости, что снова огорчил твоих родителей - они, должно быть, думают, что я для тебя совсем неподходящий товарищ. Со Снейпом все обошлось, но он угрожает страшными карами, если поймает меня после начала учебного года. Правда, он и раньше предупреждал меня об этом. Отчасти, именно поэтому я тогда и закурил - если не считать, конечно, того, что мне пришлось пялиться на сигареты четверть часа, пока Рон пытался выяснить, какое отношение батончики "Марс" имеют к астрономии, - это была едва ли не последняя возможность побаловать себя и не лишить Гриффиндор целой кучи баллов.

И еще меня немного беспокоит одна вещь. Отчего-то наши отношения по большей части состоят в том, что ты меня шпыняешь, заставляя делать то, что я и так должен делать. Нет, конечно, ты еще все время помогаешь мне с уроками. Но мне не кажется, что мне нужен постоянный присмотр, и я справлюсь сам, если ты только согласишься немного сдерживаться (и надеюсь, не влипну в неприятности при этом).

До встречи!

С любовью,

Гарри

Он отложил письмо в сторону, решив отослать его вечером, когда Хедвиг будет не такой сонной и менее заметной. Все утро Гарри дочитывал "Магию Крови", потом спокойно насладился обедом и направился в лабораторию помочь Снейпу с Волчьим зельем.

Первым, что заметил Гарри в лаборатории, был золотой котел, стоящий на втором столе. Мальчик медленно приблизился, робко дотронулся до блестящего металла и выдохнул:

- Ух ты!

- Красивый, правда? - заметил Снейп, появившийся из кладовки.

- Я хотел купить такой, когда мне было одиннадцать, - признался Гарри, - но Хагрид мне не дал.



- Золотой... - ахнул Снейп. - Мерлин мой, я бы тебя еще больше возненавидел!

- Я думаю, это недешево, - задумчиво продолжил Гарри. - А для чего он тебе?

- Золото необходимо для приготовления некоторых тонких зелий, - пояснил Снейп. - В школе хранится несколько золотых котлов, и я периодически позволяю шести- и семикурсникам пользоваться ими. Все зелья, которые ты готовил до сего дня, стандартизированы под сплав олова со свинцом. Некоторые из них могут слегка изменить свойства в зависимости от того, в какой посуде ты их будешь готовить - золотой, железной, медной или бронзовой. Другие не изменятся, вари их хоть в черепашьем панцире, - он пожал плечами. - Так как ты сможешь помочь мне лишь на некоторых этапах приготовления Волчьего зелья, я подумал, что тебе понравится идея сварить какое-нибудь простое зелье в золотом котле. Если ты выберешь что-нибудь безвредное, то сможешь даже слегка изменить ингредиенты.

- Потрясающе! - Гарри уже перебирал про себя подходящие зелья. "Простое и безвредное..." - Успокаивающее зелье подойдет?

- Хороший выбор, - одобрил Северус после недолгого раздумья. - В нем можно заменить любой компонент без особого риска, если, конечно, новый компонент не будет опасен сам по себе.

- Я думал добавить кошачью мяту.

- Подойдет, - Северус кивнул в сторону котла. - А теперь помоги мне все приготовить, пока ты еще можешь думать о чем-то другом.

Через несколько часов зелье в котле Гарри очистилось и приобрело радужно-розовый оттенок. "Дичь какая, - подумал Гарри, - откуда взялся такой цвет?" Он опустил в варево золотую шумовку, желая проверить консистенцию. Тягучее зелье тонкой струйкой стекало с ложки и больше всего напоминало густой мыльный раствор. Оно затягивало дырочки, словно самая настоящая мыльная пленка. Поддавшись неожиданному порыву, Гарри поднял ложку и подул на нее. Дюжина маленьких пузырьков заискрилась в воздухе драгоценными камнями. Мальчик попытался схватить один из них, тот лопнул, тогда Гарри потянулся к другому и захихикал.

- Смотри, что у меня вышло! - восторженно крикнул он.

Северус не обернулся. Гарри снова и снова хватал пузыри, парящие в воздухе, потом выдул новую порцию. Они были так красивы! Он снова рассмеялся.

- Северус... отец, ну посмотри же!

- Гарри, я... - Северус, нахмурившись, оглянулся и подошел поближе. Гарри набрал полную ложку пузырей и запустил ему в лицо. Северус фыркнул, потом расхохотался.

- Ах ты несносный ребенок! - в притворном гневе воскликнул он, выхватив ложку из рук Гарри, и ответил ему тем же. Гарри, взглянув на сосредоточенное лицо отца, снова расхохотался. Северус, по-прежнему неестественно улыбаясь, отступил на шаг назад и протянул Гарри ложку.

- Что это?

- Успокаивающее зелье, сваренное в золотой посуде и с кошачьей мятой вместо валерианы. Кошачья мята должна была немного ослабить его, верно? - Гарри слегка мяукнул, протыкая оставшиеся пузыри. Северус ахнул.

- Не двигайся с места, - Северус отошел к другим котлам.

- Ты сбежа-а-ал! - насмешливо пропел Гарри. - Испугался каких-то пузырьков!

- Я только все проверю, чтобы ничего не случилось. И достану прибор для записи.

Северус уменьшил огонь под своим котлом и спрятал два из пяти приготовленных флаконов с ингредиентами. Потом он отпер один из ящиков письменного стола, вытащил оттуда странный прибор, больше всего напоминающий хрустальный шар с пером внутри, и положил его на свиток пергамента. Перо немедленно начало писать.

- Вот так, - лениво протянул Снейп и вернулся к Гарри, опасливо поглядывающему на перо.

- Что это оно делает? - жалобно спросил мальчик.

Северус выхватил ложку у него из рук, окунул его в варево и выпустил на Гарри новую порцию пузырей. Мальчик нашел это крайне забавным, особенно в сочетании с серьезным выражением лица Северуса.

- Записи, - пояснил зельевар. - Подробные, детализированные записи.

- А ну отдай! - воскликнул Гарри, выхватывая у отца ложку, окуная ее в приготовленное зелье и выдувая как можно больше пузырей прямо в угрюмое лицо Северуса. Тот захихикал, как от щекотки, и это подвигло Гарри продолжать. Когда Северус был покрыт пузырями с головы до ног, Гарри решил заставить полетать те из них, которые еще оставались в воздухе и начал изо всех сил дуть на них. Северус уселся на стол по-турецки и стал наблюдать за ним.

- Слева от тебя! - командовал он. - Дуй! Нет, слабее, а то он полетит... - Северус дунул сам, и пузырь поплыл в сторону Гарри. - Нам нужно больше света! - он театрально взмахнул палочкой в сторону ближайших подсвечников, висевших на стене, и те загорелись ярко-синим цветом. В розовых пузырях отразились мириады синих огоньков.

- Добавь золотого! - воскликнул Гарри. Северус послушно махнул палочкой и в двух из четырех подсвечниках синее пламя сменилось ярко-золотым. - Ура!

В комнате послышалось деликатное покашливание. Гарри начал лихорадочно озираться кругом, пока не заметил в дверях Ремуса Люпина.

- Ремус! Посмотри-ка!

Ремус медленно вошел и осторожно оглянулся

- По-моему, это мыльная пена.

- Ну, посмотри же, - попросил Гарри. - В золотом котле это так красиво.

Ремус нервно оглянулся на Северуса - тот сидел прямо, опустив голову, и его длинные волосы свешивались по обе стороны лица. Он поманил Ремуса указательным пальцем:

- Смелей, крошка-гриффиндорец. Давай, проходи.

Ремус неуверенно подошел поближе, стараясь, чтобы Гарри оставался между ним и Северусом. Северус понимающе ухмыльнулся. Ремус заглянул в котел.

- Э-э, да. Очень красиво. А что это?

Гарри зачерпнул зелье ложкой, повернул ее так, что содержимое заиграло на свету, и воскликнул:

- Смотри!

Когда Ремус повернул голову, Гарри выдул ему в лицо целое облако пузырей. Ремус, шипя, отскочил, но шипение быстро переросло в смех. Гарри склонил голову на бок.

- До чего же у тебя потрясающий смех!

- Даже так?

- Ага. Ты выглядишь таким слабым сейчас, когда полнолуние близко, - такой бледный и хрупкий, но смех у тебя звучный и густой, как лес.

- Эй, - внезапно всполошился Северус. - А это опасно!

- Я не против, - беспечно ответил Ремус.

- Оно может иначе действовать на оборотней. Или взаимодействовать с Волчьим зельем. Ты можешь начать на всех кидаться, или шарахаться от всех, или...

Гарри зачерпнул зелья и передал ложку Ремусу. Тот взял ее и выдул все пузыри Северусу в лицо.

- Ой, - воскликнул зельевар, скрытый разноцветным облаком, встряхнулся и громко рассмеялся: - Идиотский мальчишка.

- Глупый ястреб, - хихикнул в ответ Ремус, поцеловав Северуса в кончик горбатого носа, на котором сидел пузырь.

Северус распахнул полы мантии, как крылья, накрыл ими Ремуса, прижал его к столу и вцепился ему в волосы. Тот сделал вид, что пытается вырваться. Гарри вмешался лишь тогда, когда губы Северуса прижались к уху Ремуса.

- Не кусай! - встревоженно сказал мальчик.

Северус немедленно разжал объятья, и Ремус отскочил чуть в сторону. Они повернулись друг к другу и улыбнулись. Ремус многозначительно облизал палец.

- Фу! - Гарри прикрыл глаза. - Ремус, прекрати!

- О, наш гриффончик засмущался? - мурлыкнул Северус. Гарри решил не смотреть, что они делают, особенно после того, как, взглянув на Ремуса, увидел, что тот извивается от возбуждения, наполовину задыхаясь, наполовину смеясь.

- Ой, черт, да они меня убьют, - пробормотал Гарри, удивляясь, что не может встревожиться, даже если бы захотел. Отойдя к столу, на котором стоял золотой котел, он достал несколько флаконов и стал разливать зелье. Покончив с этим делом, он спрятал один из флаконов в карман, поставил остальные на полку и лишь тогда отважился перевести взгляд на Северуса с Ремусом. Те уже вели себя чуть более прилично: теперь Ремус лежал на столе, положив голову Северусу на колени, а тот нежно перебирал его волосы.

- Сколько седины, - бормотал он. - А все такие же мягкие...

- До чего ж у тебя чудный голос, - пробормотал Ремус в ответ. - Так бы и слушал его.

- М-м, - голос Северуса перешел в соблазнительное мурлыканье. - Рассказать тебе об укрепляющих свойствах сердолика и печени саламандры?

- О чем тебе угодно.

- М-м. Ну, сначала нужно разделать живую саламандру, так, чтобы она извивалась, - Северус провел ногтем по груди Ремуса, тот захихикал.

- Э-э... - робко начал Гарри.

- Что, Гарри? - рассеянно спросил Северус. Сейчас его голос звучал так же нежно, как обычно звучал голос Ремуса. На душе у Гарри стало совсем паршиво.

- К сожалению, - тихо сказал он, - вы двое ненавидите друг друга.

- Неправда, - возмутился Ремус. - Я никогда, никогда не ненавидел его. Я даже сердиться на него никогда не мог, только один раз, из-за Лили. Я сам во всем виноват, ну еще и Сириус.

- Так скажи это вслух, - сказал Северус, уже не столь нежно.

- Уже сказал. И должен повторить еще сто раз в благодарность за все добро, которое ты мне сделал, - Ремус сел. - Я сам виноват; я должен был рассказать тебе. Я всегда жалел, что не сделал этого, Ястребок.

Северус целую минуту пристально смотрел на него. Мечтательное выражение исчезло, глаза потемнели и стали непроницаемы

- Что ж, это был интересный эксперимент, - все еще немного рассеянно сказал он. - Гарри, мы сегодня поужинаем дома и разберем наши записи. Подготовься делать разумные замечания во время анализа.

Голос не был желчным, но тепла в нем тоже уже не чувствовалось. Стоящий рядом Гарри подумал, что так пропадает жар гаснущего костра.

- Ты... - начал мальчик. - Ремус, ты пришел сюда за чем-то?

- За своим зельем. Но я могу подождать часок-другой, если нужно.

- Нет, - слегка улыбнулся Северус и голос его вновь потеплел. - Мы с ним покончили до того, как у Гарри получилось это безобразие. Сейчас я тебе дам.

Зельевар подошел к прикрытому котлу и наполнил кубок дымящимся варевом. Гарри припомнил, как это зелье испугало его, когда он увидел его в первый раз, и задумался, чего же он боится сейчас. Он сам помогал его варить и, тем не менее, знал, что оно опасно.

Северус протянул кубок, и Ремус уже поднял руку, чтобы взять его, когда до Гарри наконец дошло, чего он боится.

- А взаимодействие? - робко спросил он.

- Черт! - нахмурился Северус, покачав головой. - Ты прав. Как ты...

- Я пришел в себя за пять минут до тебя. Похоже, что у зелья очень краткий срок действия.

- Гм, - Северус опустил кубок. - Ремус, ты можешь вернуться через час, а если хочешь, я пришлю к тебе Гарри. Гарри?

- Я не против.

- Значит, Гарри принесет зелье к тебе в комнату, - Северус перевел взгляд на Ремуса. - А теперь уходи. Нам нужно прибрать здесь.

Ремус молча кивнул. Его глаза странно поблескивали, и Гарри подумал, что это от непролитых слез. Оборотень повернулся и вышел из комнаты, не сказав ни слова.

Когда Гарри принес Ремусу зелье, тот нервно ходил по комнате.

- Я уж боялся, что ты забыл, - признался Ремус, быстро проглотив лекарство и морщась от вкуса.

- Что ты, - обиделся Гарри, - как бы я мог забыть?

- Я не мог быть в этом уверен, учитывая, в каком состоянии я тебя оставил. Что это за зелье?

- Ну... это я его изобрел, - потупил глаза Гарри. - Не попади оно случайно на меня, мне бы и в голову не пришло брызгать им на остальных.

Ремус, к его облегчению, хихикнул.

- До чего ж ты похож на своего отца, - улыбнулся он. - И я вовсе не Джеймса имею в виду.

- Северус пробовал экспериментальные зелья на всех, кто попадался под руку?

- Северус придумывал зелья. Если у него получалось что-нибудь чисто развлекательное, он давал его окружающим и смотрел, что они будут делать, - Ремус подмигнул. - Это резко усилило его популярность, особенно среди студентов его собственного факультета.

- Мой отец снабжал слизеринцев... э-э... зельями? - недоверчиво переспросил Гарри.

- В некотором роде, - Ремус закашлялся. - Как только ему надоедало, или он заканчивал наблюдать за результатами, он прекращал его готовить, что частенько расстраивало многих. И, как я слышал, у него никогда не получалось что-то настолько... милое.

- Я не знал, что у меня получится. Я начал варить успокаивающее зелье - он сказал, что я могу поэкспериментировать, но должен выбрать для замены какой-нибудь безвредный ингредиент.

- Вот как.

- Это, ну... Надеюсь, ты не расстроился?

- Разве я выгляжу расстроенным? - мягко спросил Ремус.

- Выглядел, когда уходил.

- А, это, - Ремус сморщился. - Вкус меда...*, - он покачал головой. - Если не возражаешь, Гарри, я бы поспал. Полнолуние слишком близко.

- Ой, извини! Я уже ухожу.

Гарри, идя по пустому коридору, долго гадал, действительно ли Ремусу надо было поспать, или он просто пытался прекратить разговор о Снейпе, и решил, что лучше всего будет обуздать сейчас свое любопытство, а там пусть все идет, как идет.

Пока Гарри не вернулся от Ремуса, Северус разобрался с записями. Кое-что из просмотренного заставило его чувствовать себя неловко, хотя по большому счету, он и не такое видел. Интересно, правильно ли Гарри запомнил сделанные изменения? Кошачью мяту часто использовали в успокаивающем зелье вместо валерианы, но это при обычном приготовлении, а не в золотом котле.

Гарри вернулся позже, чем рассчитывал Северус.

- Люпину захотелось поболтать? - небрежно осведомился зельевар, пока мальчик усаживался за стол.

- Да нет. Просто я забежал в библиотеку, проверить, когда именно ближайшее полнолуние. Оказалось, что в среду.

- Я осведомлен об этом, - сухо заметил Северус, взяв в руки записи. - Ты уверен, что все помнишь правильно?

- Более или менее.

- Что означает нет, - неодобрительно заметил Северус. - Ты должен знать, сможешь ли ты повторить его завтра, - Гарри недоверчиво посмотрел на него, Северус ответил насмешливым взглядом. - Чтобы точно знать, как его готовить. Эксперимент не имеет смысла, если ты понятия не имеешь, что у тебя вышло.

- Хорошо, - довольно неуверенно согласился Гарри. Северус поднял бокал с вином, лениво повертел в руках, глядя сквозь темно-красную жидкость, и тяжело вздохнул.

- Зелье, которое у тебя получилось, - начал он, - вызывает краткую вспышку глупого веселья, за которой следуют примерно пять минут беззаботной доброжелательности. И то, и другое сопровождается обострением некоторых органов чувств, по крайней мере зрения и осязания. Данное состояние сменяется эффектом, напоминающим действие успокаивающего зелья, но более краткосрочным. Срок действия можно объяснить наличием кошачьей мяты, но замена валерианы на мяту - вещь общепринятая и не должна вызывать веселья, благоволения или повышенной чувствительности. Золото, никогда не вступающее в реакцию с другими компонентами, тоже вряд ли способно вызвать такие изменения.

- Ты сказал, что золото используется для тонких зелий, - припомнил Гарри и задумался.

- Да. А успокаивающее зелье совершенно обычное, - Северус отпил глоток вина и поставил бокал на стол.

- А ты уверен? Может, компоненты стандартного успокаивающего зелья вступают в какую-то реакцию, которую подавляет сплав олова со свинцом в обычном котле. Или само олово, и тогда в бронзовом котле получается то же самое.

Северус позволил себе легкую улыбку. Он не ожидал, что мальчик настолько хорошо понимает значение материала, из которого сделан котел.

- Очень хорошо, Гарри. Тогда поступим следующим образом: завтра после завтрака я принесу еще один золотой котел. В одном ты повторишь сегодняшнее зелье, а в другом сваришь стандартное успокаивающее. Потом ты снова сваришь свое зелье, но уже в стандартном котле. Я хочу проверить, не допустил ли ты какую-нибудь ошибку, которая и привела к подобным последствиям.

- А что потом? - с жадным любопытством спросил Гарри. - Протестируем полученное?

Северус взглянул на него с насмешкой:

- Тестирование - неотъемлемая часть процедуры, мистер... - он запнулся. "Поттер? Снейп? Как мне к нему обращаться, когда я иронизирую?" - Как-Тебя-Там, - закончил он с легким смешком.

- Да какая разница, - фыркнул Гарри. - Хотя я думаю, что останусь Поттером. Джеймс ведь в некотором роде усыновил меня, да я и не хочу смущать журналистов так, как смутился сам. Кроме того, ты же будешь обращаться так ко мне на занятиях, разве нет?

- Да.

- Тогда порядок, - закатил глаза Гарри. - Я разрешаю тебе обращаться ко мне "мистер Поттер", когда ты говоришь со мной таким тоном.

Снейп в изумлении фыркнул:

- Впечатляющая проницательность, мистер Поттер.

Гарри, к его удовлетворению, ответил довольной улыбкой.

- Однако, - добавил Снейп, - недопустимо проявлять подобную безответственность при тестировании экспериментального зелья. Случись с тобой что-то нежелательное, я не знал бы его состав, и это затруднило бы поиск противоядия.

- Прости. Я не воспринял его как зелье, скорее как мыльные пузыри, - поморщился Гарри. - Глупо с моей стороны, правда?

- Да. Не делай так больше.

Ужин продолжался в молчании. Гарри был заметно озабочен. Северус глотал еду, почти не ощущая вкуса, и с ужасом представлял неминуемый вопрос о своей реакции на Ремуса.

- Похоже, зелья мне даются куда легче, чем я ожидал, - нарушил наконец молчание Гарри. Северус с любопытством взглянул на него - он ждал совсем другого. - Ты думаешь, это оттого, что ты мне больше объясняешь, или у меня к ним генетическая склонность?

Северус подавил желание ответить, что он всегда объяснял достаточно. Он знал, что на занятиях чаще изводил Гарри, чем обучал его чему-то.

- И то, и другое, я полагаю. Многие в моей семье имели способности к зельям, но с тобой никогда не занимались по-настоящему.

Северус вновь увидел у мальчика тот испуганный, ранимый взгляд, которого так боялся, но лицо Гарри почти немедленно приобрело нормальное выражение.

- Это хорошо, - сказал Гарри, - но я боюсь... А что, если я теперь не смогу играть в квиддич так, как раньше?

- Я в свое время играл неплохо, знаешь ли, - оскорбился Северус и почти поморщился от своего тона.

- Но не как Джеймс, - бесстрастно заметил Гарри. - Правда же? Все говорят, что я "прирожденный" игрок. А что, если я просто неплох, но не более того?

Северус сделал еще глоток, обдумывая слова мальчика, призвал с полки второй бокал, налил до половины и протянул Гарри. Мальчик отхлебнул и поморщился, потом сделал еще один глоток и удивленно поднял брови. Северус подумал, что, возможно, букет был слишком сложным для непривычного к этому сорту человека - или, если уж на то пошло, для того, кто вина вообще не пил.

- Думаю, ты все равно будешь хорош, - заметил Северус, возвращаясь к вопросу о квиддиче. - Начинал ты с врожденного таланта, но на его основе выросли знания и опыт. Случись все наоборот, не думаю, что ты утратил бы способность готовить зелья, которая бы у тебя была.

- Но мое тело...

- Да, - кивнул Северус. - Что ж, есть только один способ это проверить.

Гарри понял. Он кивнул, и на его лице, к удивлению Северуса, отразилось облегчение.

- Завтра, когда мы закончим работать в лаборатории... - робко начал мальчик.

Северус вопросительно взглянул на него.

- Ты не мог бы... полетать со мной немного? Мы могли бы потренироваться как охотник и вратарь или еще как-нибудь, просто, чтобы я знал, как все идет, - Гарри прикусил губу. - Мне нужно знать точно до того, как вернутся другие студенты.

Северус, слегка опешив, постарался припомнить, когда он в последний раз играл в квиддич. Наверное, во время дружеского матча в Малфой-мэноре, подумал он, когда Гарри был еще младенцем.

- Договорились, - согласился он. Перед глазами все еще стоял Крэбб, запускающий бладжером в смеющегося Августа. - Но не дивись тому, что я буду не совсем в форме.

Когда Гарри вернулся в свою комнату, он заметил на подоконнике забытое им письмо Гермионе. Вытащив пергамент из конверта, мальчик перечитал письмо и, улыбаясь, приписал:

P.S. Не могла ли ты оказать мне любезность? Мне очень нравятся флаконы, в которых хранят пену для мыльных пузырей, - те, что можно носить на шее. Если сможешь достать стеклянный флакон, привези мне, пожалуйста.

ГП

Он решил, что будет забавно подразнить этим Северуса - даже не заменяя содержимое. Улыбаясь, Гарри взял письмо и отправился в совятню.

------------------

* "Вкус меда..." - Ремус цитирует стихотворение Вальтера Скотта:

Недолго вкус меда уста услаждает,

Но долго полынь остается на них...

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.043 сек.)