АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 19. Тени прошлого

Читайте также:
  1. Magoun H. I. Osteopathy in the Cranial Field Глава 11
  2. Арифурэта. Том третий. Глава 1. Страж глубины
  3. Арифурэта. Том третий. Глава 2. Обиталище ренегатов
  4. ВОЕННАЯ КУЛЬТУРА АДЫГОВ (КАБАРДИНЦЕВ, АДЫГЕЙЦЕВ, ЧЕРКЕСОВ): НАСЛЕДИЕ ПРОШЛОГО В РЕАЛИЯХ НАСТОЯЩЕГО
  5. ВОПРОС 14. глава 9 НК.
  6. ГГЛАВА 1.Организация работы с документами.
  7. Глава 1 Как сказать «пожалуйста»
  8. Глава 1 КЛАССИФИКАЦИЯ ТОЛПЫ
  9. Глава 1 Краткая характеристика предприятия
  10. Глава 1 Краткий экскурс в историю изучения различий между людьми
  11. Глава 1 ЛОЖЬ. УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА
  12. ГЛАВА 1 МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СИГНАЛОВ

На следующее утро Дамблдор возник в дверях лаборатории как раз в то время, когда Гарри натирал волшебный репейник для одного из зелий, которые готовил Северус.

- Доброе утро! - весело воскликнул директор. - Ну-с, и чем мы тут занимаемся?

- Я варю определенные противоядия, которые, без сомнения, потребуются в следующем месяце, учитывая некомпетентность и безответственность моих студентов, - обстоятельно ответил Снейп. - Гарри помогает мне готовить компоненты. Вы стоите в дверях, отвлекаете меня и, возможно, обрекаете какого-нибудь третьекурсника на целую неделю нарывов на физиономии.

- Ну, тогда я буду краток, - любезно ответил Дамблдор, расплывшись в улыбке. - Во-первых, Грейнджеры позволили Гермионе вернуться, но я все еще получаю кое-какие тревожные сведения. Я отправил письмо Фаджу с требованием либо ускорить переговоры с маггловским премьер-министром, либо создать команду для изменения памяти некоторых лиц, чтобы Гарри, наконец, был бы реабилитирован в маггловском мире. Кроме того, я написал родителям всех магглорожденных студентов, объяснив им ситуацию, в которой оказался Гарри, и отправив волшебную прессу со статьями, подробно описывающими все происшедшее.

- Я так понимаю, вы никак не могли позволить себе избавиться от парочки-другой сопляков? - кисло спросил Снейп.

- Нет, конечно, - радостно отозвался директор. - Кто знает, может, среди них уже подрастает новая Лили Эванс, - он подмигнул Гарри. - Во-вторых, стоит напомнить, что жду вас на сегодняшний ужин, а то вы оба, кажется, склонны к забывчивости.

- А оборотню своему вы глотку заткнете? - ехидно поинтересовался зельевар.

- Я уже напомнил Ремусу о вежливости и необходимости сохранять тайну, - Дамблдор кивнул на прощание. - Жду вас в семь вечера, - он вышел, и шаги его стихли в коридоре.

- Похоже, придется пойти, - протянул Гарри, высыпая натертый репейник в кипящий котел.

- Подай мне распечатанную бутылочку с чернилами каракатицы.

Учитывая этот ответ, Гарри был немало удивлен, когда Снейп закончил работу в половине шестого, и удивился еще больше тому, что тот провел в душе больше времени, чем обычно. Когда дверь ванной распахнулась, Гарри был поглощен чтением "Магии Крови" и поднял голову, лишь почувствовав запах своего шампуня. Снейп применил высушивающее заклятье, как делал всегда, когда торопился. Гарри вытаращился на тяжелую волну гладких, блестящих волос.



- Приемлемо? - сухо спросил Северус.

- Ну... да, - выдохнул Гарри и широко улыбнулся. - Теперь я спокоен. Ух ты!

- А ведь ты видел меня с чистыми волосами, - сухо заметил Снейп.

- М-м, - Гарри встал, - я мог и не заметить, если не смотрел на тебя в тот момент. Они такие блестящие, я именно это и мечтал увидеть, - он неуверенно пробежался пальцами по волосам Снейпа.

- Гарри, - предостерегающе протянул Северус.

- Мне просто любопытно, какие они на ощупь. Но, похоже, мне пора надевать мантию? - и он указал на собственную одежду.

- Пора, - кивнул Снейп. - И причешись, а то ты совсем растрепан, - добавил он, усмехнувшись.

- Вовсе нет! - огрызнулся Гарри, но, зайдя в свою комнату, подумал, что не может позволить себе выглядеть хуже Снейпа, пусть даже его мнение о внешнем виде мужчины улучшилось.

Гарри решил надеть зеленую мантию поверх рубашки и брюк и не застегивать ее - так часто поступал Ремус. Взглянув на себя в зеркало, он решил, что мантия хорошо сочетается с одеждой под нею.

- Тебе идет, милый, - весело сказало зеркало. - Скромно, но со вкусом.

- Спасибо, - ответил Гарри, мысленно соглашаясь с зеркалом - он действительно был одет хорошо, но не слишком дорого и не кричаще. Интересно, одобрила бы это Гермиона? Он сейчас выглядел как волшебник с головы до пят, но не производил впечатление сноба.

- Попробуй надеть ботинки, - предложило зеркало.

Гарри попробовал. Общий вид изменился не слишком, так как отвороты брюк почти покрывали обувь, но каблуки прибавили ему роста, да и осанка его изменилась. Пройдясь пару раз туда-сюда, он решил, что с ботинками действительно лучше. .

- И как? - спросил он у зеркала.

- Потрясающе, - ответило оно. - Ну, беги.

Тихо, стараясь не цокать каблуками, Гарри миновал кухню и вошел в гостиную. Снейп стоял у камина и задумчиво хмурился на огонь. Он уже сменил халат на обычную черную мантию, скрывавшую его худобу. Тень крючковатого профиля отчетливо выделялась на стене. Гарри подошел поближе и снова залюбовался тяжелой волной блестящих волос

- Послушай, - спросил он, - кем были твои предки?

- Волшебниками, - холодно ответил Снейп, метнув на него резкий взгляд, - до пятого поколения, по меньшей мере.

- Я имею в виду твои волосы, а не твое умение владеть палочкой, - Гарри уселся в кресло у огня. - Только не отвечай, что меня это не касается, потому что это не так.

- Хорошо, - Снейп быстро взглянул на него и перевел глаза на огонь. - В этом смысле я полукровка по обеим сторонам. Отец мой был сыном араба и шотландской ведьмы, а мать - дочерью англичанина и индуски.

- Об этих частях света я ничего не знаю, - смущенно поежился Гарри.

- Я с ними тоже знаком лишь по книгам, - пожал плечами Снейп. - Ни один из моих предков-иностранцев не привнес в мою жизнь деталей, касающихся культуры их народов, за исключением рецептов нескольких блюд, которые готовила моя бабушка-индуска, да и то большинство людей с ними и так знакомы. Кроме того, бабушка умерла, пока я был еще маленький, так что я запомнил лишь сласти, - он задумчиво нахмурился. - За исключением одного горячего напитка, который я иногда готовлю.

- Какого?

- Не знаю его названия, но в него входят молоко, шафран, фисташки, кардамон и все это сбивается с сахаром, - Снейп весело улыбнулся смущенному виду Гарри. - Если захочешь, я приготовлю его тебе завтра утром.

- А сейчас нельзя?

- Нет. Его пьют по утрам, - Снейп отошел от камина. - Пойдем, а то мы опоздаем на ужин.

- Ну, пошли, - вздохнул Гарри.

На ужин они все-таки слегка опоздали. Гарри не смог удержаться от улыбки, видя взгляды, которыми одаривали Снейпа сидящие за столом. Мальчик перевел взгляд на Ремуса. К его удивлению, оборотень смотрел на зельевара с неприкрытой ненавистью.

- Отсутствие одиночества на тебя благотворно влияет, Северус, - привлек внимание Гарри сухой комментарий Макгонагалл. И когда она успела вернуться?

- Здравствуйте, профессор Макгонагалл!

- Добрый вечер, Гарри. Надеюсь, лето было продуктивным?

- По крайней мере, в зельях я точно продвинулся, - улыбнулся Гарри.

- В самом деле? - негромко вмешался Ремус. - И с чего бы это?

- Практика, Люпин, - насмешливо ответил Снейп. - Кажется, когда-то это понятие было тебе знакомо.

Ремус уже открыл рот для ответа, но Гарри нахмурился и покачал головой. Пока он соображал, что бы сказать, вмешался Дамблдор.

- Теперь, когда мне надо тебя найти, я первым делом заглядываю в лабораторию Северуса, - он слегка улыбнулся Гарри. - Честно говоря, я не ожидал подобного прогресса.

- Ему просто скучно, - парировал Снейп. - Дайте лишь вернуться его друзьям, и я уверен, что он немедленно променяет полезный труд на бесчисленные неприятности, которые он нам ежедневно доставлял все эти годы.

- Насколько мне известно, Северус, большая часть твоих неприятностей в юности случалась как раз в лаборатории.

- Больше, чем вам известно, директор, - лукаво прищурился Снейп.

- Вы в этом так уверены, мистер Снейп? - приподнял седые брови Дамблдор.

- Я всегда считал вашу репутацию всевидящего и всезнающего человека несколько преувеличенной.

- Я признаю, что не знаю всего, но мне известно несколько больше, чем полагают некоторые молодые люди.

Дамблдор и Снейп продолжали препираться еще некоторое время, не упоминая о том, какие именно "неприятности" случались когда-то со Снейпом. Гарри так и не придумал, что бы такое сказать, и повернулся к Ремусу. Когда тот обратил на это внимание, то ответил свирепым взглядом, немедленно сменившимся умоляющим выражением лица. Гарри попытался жестами дать понять, что не понимает, что именно Ремус имеет в виду.

- Ты уже закончил свое эссе по трансфигурации, Гарри? - спросила Макгонагалл.

- Несколько недель назад. Принести?

- Это даст мне возможность проверить на одну работу меньше в начале учебного года, - кивнула Макгонагалл. - И нам с тобой нужно обсудить перспективы твоей дальнейшей карьеры. Ты все еще хочешь стать аврором?

Гарри вдруг заметил, что Снейп и Дамблдор смолкли, да и вообще за столом воцарилась тишина. Он подумал, что Снейп, должно быть, не слишком лестного мнения об аврорах.

- Ну... хочу, наверно, - промямлил мальчик, и лицо его вспыхнуло огнем.

- Это - нелегкий путь, мистер Поттер. Вам следует быть более уверенным в своем выборе.

- Может, мы могли бы обсудить это в понедельник?

- Если хочешь, - удивленно согласилась Макгонагалл. - В таком случае, жду тебя в понедельник в полдень в своем кабинете.

- Спасибо, профессор.

Гарри нервно поглядел на Снейпа. Отец ответил ему хмурым взглядом, но из разряда задумчиво-хмурых, а не сердитых или саркастических.

Ремус слегка подался вперед и заговорил, к облегчению Гарри, своим обычным мягким тоном:

- Гарри?

- Да?

- У меня есть несколько аргументов как в поддержку твоего желания стать аврором, так и против него. Если у тебя найдется время, не могли бы мы переговорить об этом до твоей беседы с профессором Макгонагалл?

Гарри заколебался. На данный момент ему не слишком хотелось разговаривать с Ремусом, он вообще старался избегать оставаться с ним наедине, пока не сможет рассказать ему правду о своем отце.

- Люпин, мальчик не нуждается в том, чтобы ты решал за него, кем быть, - презрительно заметил Снейп.

- Полагаю, ты считаешь это своей прерогативой? - огрызнулся Ремус. - В любом случае, я ничего не собираюсь решать за него, я лишь хочу объяснить ему некоторые моменты...

- И набить ему голову всякой чушью о праведной славе.

- Северус, я не больше твоего хочу, чтобы он стал аврором! - сорвался Ремус.

- Ремус, - предостерегающе произнес Дамблдор.

- Извините.

- Значит, нам не о чем спорить? - вмешался Гарри.

- Я хочу, чтобы ты понял, что тебе придется делать, - серьезно сказал Ремус. - И хотя я признаю необходимость некоторых действий и уважаю твое решение - если оно, конечно, твое, я хотел бы, чтобы ты выслушал меня.

- Ладно, - вздохнул Гарри. - В понедельник в одиннадцать.

- У тебя не останется времени поразмыслить над тем, что я скажу, - покачал головой Ремус. - Может, лучше завтра в пять?

- Завтра, - перебил Дамблдор, - Гарри отправится в Косой переулок.

- Ура! - просиял Гарри. - Спасибо, директор!

- Значит, в воскресенье в пять, - заупрямился Ремус.

Гарри перевел взгляд на Северуса, который пробормотал "можно" так, словно это слово причиняло ему физическую боль. Облегченно вздохнув, мальчик кивнул Ремусу:

- Значит, в воскресенье.

Макгонагалл приоткрыла рот, но тут же захлопнула его, не сказав ни слова, и лишь с любопытством взглянула вначале на Снейпа, затем на Гарри. Мальчик постарался не обращать внимания и сосредоточиться на еде.

Когда подали десерт, Ремус встал и извинился, но не ушел немедленно, а подошел к Дамблдору и что-то негромко ему сказал. Тот ответил ему, затем кивнул. Бросив последний взгляд на Гарри, Ремус вышел из зала. .

В конце ужина Дамблдор попросил Снейпа и Гарри зайти к нему в кабинет.

- Правда, я пообещал поговорить с Ремусом, - добавил он, - но вы можете подойти минут через десять - Ремус обычно краток.

Через пять минут Снейп поднялся.

- Пойдем со мной, - сказал он Гарри. - Нам нужно обсудить кое-что.

Гарри послушно поплелся следом, но Снейп, не останавливаясь, шел по направлению к кабинету Дамблдора. Когда они сошли с движущихся лестниц, ведущих в маленькую приемную перед кабинетом, Гарри услышал возмущенный голос Ремуса.

- Да мне плевать, чего вы там хотите! Я требую, чтобы вы забрали Гарри из-под опеки этого человека!

Снейп прижал палец к губам и жестом велел Гарри оставаться на месте. Мальчик удивленно посмотрел на него, но ничего не сказал.

- Ты не имеешь права требовать, Ремус...

- Или я за себя не ручаюсь!

- Ремус, но ты не сможешь стать официальным опекуном Гарри, да и никого другого тоже. Ты ведь оборотень и знаешь, что...

- Северус тоже не его официальный опекун и, я надеюсь, никогда им не будет. Заберите Гарри оттуда. Он может жить со мной. Вы знаете, что я буду о нем хорошо заботиться.

- Когда ты сам хорошо себя чувствуешь.

- Все равно, это будет лучше! Альбус, выслушайте меня! Гарри сейчас очень уязвим. Вы не можете продолжать оставлять его на милость самого хитрого, беспринципного и мстительного человека в Хогвартсе!

- Но Гарри, похоже, всем доволен.

- Доволен! Да вы хоть на что-то обращаете внимание?! Гарри ходит за ним, как бычок на веревочке. Он носит кольцо Лили... Вот только не надо так на меня смотреть! Прошлое Северуса я знаю куда лучше вашего.

- Не уверен, что ты прав.

- Лучше бы мне быть правым, потому что если вы знали обо всем, вы обязаны были что-нибудь предпринять.

Гарри взглянул на Снейпа. Тот рванулся к двери, поднял руку, чтобы постучать, и замер, вновь услышав голос Ремуса

- Впрочем, теперь это все уже неважно. Но сейчас любому видно, что Северус полностью загнал Гарри под каблук - и непонятно, каким способом!

- Я понимаю, что у вас с Северусом имеются некоторые сложности...

- Я любил Северуса! - завопил Ремус. - Дело не в этом. Если бы вы позаботились о нем, когда он еще учился в школе, или если бы я был похрабрее, с ним не случилось бы того, что случилось. Но я не хочу терять Гарри лишь из-за того, что вы отказываетесь признать, что потеряли Северуса двадцать лет назад.

Снейп громко постучал в тяжелую дверь. Гарри заметил, что на скулах отца появились красные пятна. Дверь распахнулась, Ремус, увидев их, вначале побледнел, а потом покраснел даже больше Снейпа. Гарри понял, что дар речи удалось сохранить только ему.

- Вы хотели нас видеть, директор?

- Еще минутку, Гарри, - кивнул Дамблдор и повернулся к Ремусу. - Спасибо за разговор, Ремус. Всего хорошего.

- И вам того же, директор, - холодно кивнул Ремус, прощаясь. На долю секунды его глаза встретились с глазами Гарри. Взгляд был угрожающе-диким. Второй кивок: - Гарри. Северус, - с горькой улыбкой Ремус кивнул в третий раз, вышел из комнаты и аккуратно притворил за собой дверь.

- Ты не имел права подслушивать, Северус, - укоризненно покачал головой директор.

- Мы пришли минуту назад, - сердито огрызнулся Снейп. - Я не виноват, что оборотню вздумалось выкрикивать свои обвинения на весь замок.

- Как тебе известно, Ремусу совершенно несвойственно повышать голос. Он очень беспокоится за Гарри.

- Если у некоторых истерика, то я-то здесь при чем? И для чего вы нас вызывали?

Дамблдор тяжело вздохнул и отошел к столу, но не сел.

- Вы ведь знаете, что я надавил на Фаджа, чтобы он предпринял что-нибудь для оправдания Гарри в маггловском мире?

- Он отказался, - догадался Снейп

- Прикрывшись тем, что поскольку Гарри несовершеннолетний, министерство не имеет права осуществлять в отношении его любое действие, не одобренное опекуном Гарри. В настоящий момент у Гарри нет официального опекуна, и Фадж решил поместить его под опеку министерства. Он объявил, что если у меня нет возражений, он немедленно начнет все необходимые процедуры.

- Это невозможно! - выпалил Гарри, охваченный ужасом при мысли, что его могут поместить под опеку министерства.

- Согласен, - ответил Дамблдор. - Это может быть небезопасно. Северус, твое мнение?

- Конечно, невозможно, - медленно протянул Снейп. - Но я надеялся, что смогу не раскрывать себя как шпиона по крайней мере до Хеллоуина.

- Итак, мы все согласны с этим, - Дамблдор, с явным облегчением выслушав последнее замечание Снейпа, наконец сел. - В опекуны Гарри я предложу себя.

- И что это изменит? - тоскливо спросил Гарри. "Ненавижу, когда меня швыряют туда-сюда, словно мяч, - подумал он. - Не то чтобы я так уж хотел жить со Снейпом, но сейчас мы притерлись друг к другу и я знаю, чего он от меня ждет..."

- На неофициальном уровне, Гарри? Ничего.

- Похоже, вы уже распланировали мою жизнь на много лет вперед, - дерзко заметил Гарри.

- Мальчик мой... - вздохнул Дамблдор.

- Я по-прежнему буду за него отвечать? - перебил старика Снейп.

- Да, но об этом никто не должен знать.

- В таком случае, я согласен. Гарри, а ты?

- А что я могу сказать? Я тут просто чертов квоффл.

- Если бы это было так, - процедил Снейп, - я не спрашивал бы твоего мнения. Мы оба интересуемся, что ты думаешь об этом. Так что прекрати дуться, словно избалованный ребенок, и отвечай.

- Мне... - Гарри осекся на полуслове, прежде чем выпалить, что ему все равно, попытался как можно яснее сформулировать свои мысли и в конце концов сказал: - Что бы ни произошло, профессор Дамблдор будет по-прежнему строить мою жизнь так, как считает наиболее целесообразным с политической точки зрения, а вы, профессор Снейп, все равно останетесь моим отцом. Естественно, я не могу перейти под опеку министерства, и, разумеется, мы не можем пожертвовать нашим шпионом раньше, чем это станет необходимым, так что выбора у нас нет, - он повернулся к Дамблдору. - Я согласен, чтобы вы были моим опекуном. У вас не будет со мной проблем. Мне не хочется грубить, только не надо представлять все так, будто у нас есть выбор.

- Мы поняли твою позицию, - холодно сказал Снейп. - Теперь же, будь любезен, извинись перед директором за грубость - причем извинись со всем уважением.

Гарри зыркнул на Снейпа, глядевшего на него с презрением, и, вздохнув, повернулся к Дамблдору.

- Простите за грубость, сэр.

Посмотрев на печальное лицо старика, он почувствовал искреннее раскаяние.

- Вы мне нравитесь, - сказал он поспешно, - и при других обстоятельствах я был бы счастлив иметь вас опекуном, - он задумался на секунду и честно прибавил: - хоть и считаю вас немного странным, да и влиять на вас нелегко.

После этих слов он обернулся к Снейпу.

- Простите за капризы, сэр. Так лучше?

- Намного, - с высокомерным удовлетворением согласился Снейп, - Ты пока не взрослый, Гарри. Хочешь, чтобы к тебе относились как к зрелому, самодостаточному человеку, - веди себя соответственно, будь любезен, - он вздохнул, потер виски и повернулся к Дамблдору: - Итак, его опекуном станете вы. Это будет работать, пока он считается сиротой. Но что мы будем делать, когда случится неизбежное?

- Может быть, и не случится, - возразил Дамблдор, пристально оглядев Гарри. - Он может не быть похожим на тебя настолько, насколько мы ожидаем.

К удивлению Гарри, эти слова наполнили его ужасом. "Я так не смогу, - пронеслось у него в голове. - Я не хочу провести остаток жизни, обманывая всех и каждого".

- Думаю, что будет, - возразил Снейп. - Я уже приметил определенное сходство.

- Изменение полностью завершится к концу января, - вздохнул Дамблдор, - но узнаваемое сходство, буде оно случится, проявится раньше. Сколько времени у тебя займет претворить в жизнь наши планы?

- Зависит от того, с кем и когда я встречусь. Думаю, что за шесть-восемь недель я смогу распространить устройства, о которых мы говорили, но сначала их нужно сделать, а у Флитвика пока не слишком получается. Если бы я мог подробнее рассказать ему о наших целях...

- Я не могу позволить ему рисковать...

- Конечно, - сухо перебил Северус. - Проблема в том, что информация, которую мы способны передавать ему, ограничена, и даже если все сработает, это нам дорого обойдется. Пассивное наблюдение и вполовину не столь эффективно, как возможность непосредственно добраться до потенциально ценной информации.

Дамблдор повернулся к Гарри.

- Как ты себя будешь чувствовать, если профессору Снейпу придется признать тебя своим сыном, когда придет время?

- Но это же все равно случится, что бы мы ни делали, верно? Я имею в виду, что люди поймут, кто мой отец, даже если он не признает меня официально.

- Это весьма вероятно, - слегка кивнул Дамблдор. - И люди наверняка догадаются, что твое прежнее сходство с Джеймсом было неестественным.

- Значит, все в порядке, - пожал плечами Гарри. - Некоторые будут от этого не в восторге, но это же все равно случится, - он представил себе реакцию Рона и постарался сдержать дрожь. - Конечно, если бы с начала учебного года прошел хотя бы месяц, было бы немного полегче.

- Понятно, - Дамблдор участливо улыбнулся Гарри и откинулся на стуле. - Очень хорошо. Фадж дал мне неделю на размышление. Я ее использую, - нахмуренный лоб разгладился, и лицо директора расплылось от удовольствия. - Постараемся затянуть каждый этап настолько, насколько возможно. Тогда при наихудшем раскладе у тебя, Северус, будут твои два месяца, а ты, Гарри, получишь больше месяца, чтобы успокоить школьных приятелей, - старик встал, подошел к жердочке, на которой сидел Фоукс и, поглаживая блестящий хохолок птицы, предложил:

- По-моему, самое время посвятить во все Орден.

- Нет, - немедленно и почти сердито отозвался Снейп. Гарри съежился на своем стуле.

- Тогда хотя бы только Ремуса.

- Нет. Это мое личное дело, и я не позволю чьей-нибудь глупости или сентиментальности испортить мои последние усилия. Мы расскажем им, когда это будет необходимо, и ни секундой раньше.

Гарри собирался возразить, что стоит рассказать хотя бы для того, чтобы прекратить ссориться с Ремусом, но потом подумал, что в Орден входят практически все Уизли, за исключением Рона и Джинни, и что Фред и Джордж, конечно же, расскажут все Рону. А Рону он хотел рассказать все сам, хоть и неизвестно, как тот это воспримет.

- Гарри?

Мальчик пожал плечами и снова откинулся на спинку стула.

- Я хочу рассказать Ремусу. Все остальные могут подождать.

- Мы не скажем Ремусу! - взвился Снейп

Сейчас, когда Снейп кричал, Гарри вдруг почувствовал себя куда увереннее. Он сел попрямее и ехидно осведомился: - Ну, а теперь кто кричит на весь замок?

Снейп дернулся, но, к большому удивлению Гарри, кивнул:

- Ты прав.

- Что ж, - заключил Дамблдор, отойдя от феникса, - по-моему, на сегодня достаточно, вы не думаете?

Гарри кивнул и поднялся. Снейп тоже встал.

- Если будут какие-нибудь трудности, - предложил Дамблдор, - ты всегда можешь придти и поговорить со мной.

- Я знаю, - кивнул Гарри.

- А ты, Северус...

- Я приду поговорить с вами, - холодно ответил Снейп, - если смогу сообщить вам нечто существенное.

- Смотри, Северус, только не опоздай, - Дамблдор с неприкрытой нежностью улыбнулся зельевару, - а то ты слишком хорошо умеешь игнорировать побуждения твоей души.

Гарри понял, что последняя фраза предназначалась и ему. Снейп громко фыркнул, на что Гарри не отважился, и пожелал директору спокойной ночи.

До подземелий они дошли в полном молчании. Когда дверь квартиры Северуса закрылась за ними, Гарри повернулся к Снейпу и настойчиво сказал:

- Я хочу рассказать Ремусу.

- Я ответил тебе раньше, - прошипел Снейп пугающе тихим голосом, - и повторяю снова: нет.

- Что ты так взъелся на Ремуса? - воскликнул Гарри. - Только не надо мне рассказывать о его ликантропии. Ты умеешь варить Волчье зелье и прекрасно знаешь, что это болезнь, а не свойство характера.

- Я достаточно близко знаком с характером Ремуса, чтобы не доверять ему

- Почему? - завопил Гарри. - Не говори мне просто, что ты ему не доверяешь, приведи хоть какой-нибудь гребаный пример!

- Следи за своим языком, пожалуйста.

- В задницу мой язык! - завопил Гарри, потом остановился и хихикнул. - Ой.

- Так о чем ты спрашивал?

Гарри глубоко вдохнул и постарался взять себя в руки. Совладав с собой, он спокойно продолжил:

- Я хочу знать, почему ты не доверяешь Ремусу.

- Все свои школьные годы он участвовал во всех опасных начинаниях своих дружков...

- А ты все свои школьные годы практиковал Темные Искусства. Я не верю, что ты из-за этого ему не доверяешь!

Снейп уставился на Гарри, который нарочито небрежно уселся на кушетке, откинулся назад и всем своим видом показал, что ждет ответа.

- Ладно, - ледяным тоном произнес Снейп. - Сам напросился. Когда мы учились на шестом курсе, Ремус решил извиниться за поведение своих дружков и свою неспособность контролировать их. Он решил, что если я буду лучше выглядеть, Джеймс и Сириус прекратят меня доставать, поэтому решил... обтесать меня. На отношение Сириуса и Джеймса ко мне это, конечно, влияния не оказало, но мы с Ремусом... увлеклись друг другом.

- Что?! - пораженно воскликнул Гарри.

- Мы встречались месяца три. Можешь представить себе реакцию Сириуса, когда тот узнал об этом. Ремус, который все свое внимание всегда посвящал Сириусу и Джеймсу, вдруг влюбился, и не просто влюбился, а в другого парня, и не просто в парня, а в того, кого они ненавидели больше всех в школе. Когда Сириус понял, что поссорить нас не удается, - убеждения на Ремуса не действовали, а сплетни он просто не желал слушать, он решил заставить его убить меня и разрешить тем самым все проблемы.

Гарри удивленно посмотрел на искаженное яростью лицо Снейпа.

- Но вина-то Сириуса. Ремус же не знал об этом.

- Ремус никогда не рассказывал мне об этом! - заорал Снейп. - Мы были вместе три месяца. Я был куда опытнее его, но позволил ему затащить меня в постель. А он и словом не обмолвился о том, что он оборотень.

- И что это меняет?

- Кроме того, что я занимался любовью с животным? - с отвращением проговорил Снейп.

- Ремус не животное! Он человек, по крайней мере 99% времени.

- Точнее, 97,9, если говорить о том времени, что он проводит в образе волка, но он еще немало времени болеет.

- Но как человек.

- Даже если я признаю это, - презрительно заметил Снейп, - он все остается человеком, страдающим крайне опасной болезнью.

- Чем же она так опасна? Я думал, что ликантропия передается лишь укусом оборотня.

Снейп задрожал и отстраненно посмотрел в пустоту.

- Риск в другом. Если кто-то укусит оборотня в человеческом обличье, тот может превратиться даже в дни, предшествующие полнолунию. Он всегда предупреждал меня, что его нельзя кусать, но мне частенько доводилось видеть его кровь. Он весь был покрыт шрамами, у него часто бывали свежие раны, и он никогда не мог объяснить, откуда они взялись. Я думал, что ему нравится... наносить и получать их, просто он стесняется признаться в этом. Это предположение не было высосано из пальца - он был из того рода людей, которые никогда не скажут, чего они хотят, если уверены, что не должны хотеть этого.

- Значит, ты все-таки рисковал.

- Не особо. Он всегда избегал меня в опасные дни, - Снейп тяжело откинулся назад. Он выглядел странно опустошенным. - Тут другое... - и он с шумом выдохнул. - Я рассказывал ему такое, чего не говорил никому: о своей семье, о том, как вырос и сумел выжить в Слизерине, не обладая физической силой, - черные глаза Снейпа, кажущиеся сейчас бездонными, впились в лицо Гарри. - А он мне ничего не сказал, даже то, чем он поделился с ними.

Гарри с минуту не мог даже пошевелиться, потрясенный отчаяньем, написанным на лице Снейпа, как вдруг в памяти пронеслось воспоминание.

- Но он и им ничего не говорил!

- Не говори глупостей.

- Это не глупости! Я вспомнил, что он рассказывал мне, когда я узнал, что он оборотень. Он ничего не говорил им; они сами все выяснили и поставили его перед фактом. Насколько я знаю, Ремус никогда никому не говорил об этом.

На лице Снейпа неожиданно появилось странное выражение, которое тут же сменилось усмешкой.

- Как трогательно.

- Что ж, мы с тобой обсудили недостатки Ремуса, - колко заметил Гарри. - Пожалуй, если покопаться, можно найти еще парочку, но если бы мы начали перечислять недостатки друг друга, то времени у нас ушло бы куда больше. Мне нравится Ремус, и я все равно не вижу повода не доверять ему. Да, и еще... - Гарри вздохнул и оглядел отца, потрясенного до немоты. - Теперь я понимаю, что ты чувствуешь. Ты был с ним до того, как встречался с моей мамой или после?

- Ты что думаешь, после того, как я отверг Лили, обозвав ее поганой грязнокровкой, Ремус захотел бы со мной разговаривать? - фыркнул Снейп.

- Наверно, нет, - согласился Гарри, чуть вздрогнув от эпитета, употребленного отцом, и машинально повертел на пальце кольцо, ловя отблески пламени камина.

- Лили была лучшим другом Ремуса, - продолжил Снейп, вновь усаживаясь и глубоко вздыхая, - и единственным из его друзей, кто меня принял. Мы очень сблизились, когда я встречался с Ремусом. Он не обладал блестящими способностями и брал в основном усидчивостью, а Лили по интеллекту была близка мне, и у нас возникло определенное... сродство. Даже не одобряя моего увлечения Темными Искусствами, она была способна понять гипотезы, которыми я делился с нею, и я всегда говорил своим друзьям в лагере Темного Лорда - я как раз тогда начал тесно общаться с ними, что она непохожа на других магглорожденных: блестящий ум, огромная магическая мощь... прямо мутация какая-то.

- В смысле - генетическая?

- Ну да, - Северус на мгновение задумался. - Но это, разумеется, лишь мое предположение. Она попыталась вступиться за Ремуса, часто общалась со мной, и наши отношения как-то незаметно перешли на другой уровень. Меньше чем через месяц после разрыва с Ремусом я предложил ей встречаться. Мы с ним всеми силами избегали друг друга, и он в том семестре получил самые высокие оценки, Сириус вел себя все так же паскудно, а вот Джеймс... Джеймс, наконец, заметил, что Сириус зашел слишком далеко. Они практически перестали общаться, и Джеймс стал вполне любезен со мной. Поведение Питера зависело от того, кто был рядом - Сириус или Джеймс, потому что он всегда принимал сторону сильнейшего.

- Вы с мамой долго встречались?

- Не очень. Четыре месяца, до окончания семестра.

- Но ты сделал ей предложение, - Гарри вновь перевел глаза на кольцо. "Они с Ремусом... А вдруг Ремус подумал, что Снейп дал мне это кольцо, потому что я занял ее место, - он поморщился. - Ох, черт, а ведь он именно так и подумал. "Прошлое Северуса я знаю куда лучше вашего..." Он о себе? Но Дамблдор, кажется, знал об этом. Ой, он имел в виду Люциуса! Черт!"

- Под влиянием момента, - ответил Снейп. - Она думала, что мы недостаточно взрослые для создания семьи, но она любила меня и, похоже, надеялась, что привязанность к ней поможет мне преодолеть мои предубеждения. Лили настаивала на длительной помолвке - мы бы не поженились до окончания школы. Она вернулась домой, к своей маггловской семье. Мне же не слишком хотелось возвращаться в родные пенаты, и я провел лето, мотаясь между домами Августа и Люциуса.

- И готовясь к деятельности Пожирателя Смерти.

- Да, - Снейп прикрыл лицо руками. - Метку я получил только на Хеллоуин, но свое первое убийство совершил в августе. Порвал я с ней в поезде, по дороге в Хогвартс, и до конца года у нас с Джеймсом была открытая война, - Снейп скривился. - А с октября они начали встречаться.

- И я еще думал, что это у меня запутанная жизнь, - Гарри подпер голову руками.

- Не говори "гоп", шестой курс даже и не начался.

- Хорошо, Северус, - серьезно кивнул Гарри.

- Как ты меня только что назвал?

- Северус. Ты предпочитаешь другое обращение? Просто "профессор" звучит слишком официально, а "папа" тебе не очень подходит.

- В разговорах с теми, кто в курсе, ты можешь называть меня по имени, - решил Северус, поразмыслив, - ведь Джеймса ты именно так называешь. Но как обращение мне это не нравится. Я не возражаю, чтобы ты называл меня отцом, когда мы наедине, хотя, конечно, я этого не требую, - он фыркнул. - И вообще, глупо, по-моему, привыкать к чему-то, что ты не сможешь использовать перед своими однокурсниками.

- Отец, - вновь начал Гарри. Слово, сорвавшееся с губ, прозвучало странно. Вначале у мальчика было ощущение, что он играет в какую-то игру, потом в горле появился комок. Гарри постарался совладать с собой и продолжил, - Ремус очень беспокоится за меня.

- Я заметил, - сухо ответил Снейп.

- Он предупредил меня, что ты - жуткий собственник, временами не воспринимающий никаких разумных объяснений.

- Он прав.

- Но тогда...

- Я не желаю, чтобы Ремус Люпин оказался посвящен в еще какие-либо детали моей личной жизни! - вспылил Снейп.

Гарри поморщился. Он подозревал нечто подобное, потому и заставил Ремуса уйти из комнат Снейпа.

- Ступай спать, - приказал ему отец, - уже поздно.

- Ладно, - пробормотал Гарри. "Заставил Ремуса уйти..." - Как ты думаешь, где именно, по мнению Ремуса, я сплю? - выкрикнув это, он выскочил из комнаты.

Уже раздеваясь, Гарри обдумал свою последнюю реплику. Пожалуй, стоит описать Ремусу свою комнату, а когда начнется учебный год, постараться пореже оставаться с ним наедине. "А это - мысль, - решил он. - В воскресенье попытаюсь подвести разговор к тому, почему я не слишком рвусь вернуться в свою спальню в башне. Чтобы мы оба не изводили себя всякими мыслями". Придя к такому заключению, он нырнул в постель и мгновенно уснул.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.062 сек.)