АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 31. Моя жизнь - квоффл

Читайте также:
  1. Life is Good/Жизнь хороша, 2001
  2. Magoun H. I. Osteopathy in the Cranial Field Глава 11
  3. Арифурэта. Том третий. Глава 1. Страж глубины
  4. Арифурэта. Том третий. Глава 2. Обиталище ренегатов
  5. Бедная жизнь сына богатого папы
  6. БЕЗ ПРАВА НА ЖИЗНЬ
  7. Безопасность и частная жизнь выходят в формате документа в формате PDF.
  8. Беседа на тему «Наркомания и жизнь – несовместимы»
  9. Билет 8. Период Асука. Политическая жизнь Ямато конца VI-VII вв.
  10. Влияние телевидения на семейную жизнь
  11. Внутренняя жизнь Христовой Церкви в послеапостольский век
  12. ВОПРОС 14. глава 9 НК.

Пароль в кабинет директора Гарри угадал с третьей попытки. Поднимаясь по движущейся лестнице, он гадал, случайно ли это оказалось слово "Марс", или Дамблдор просто слишком много знает о его жизни. Внутренняя дверь была приоткрыта. Как только Гарри вошел внутрь, Дамблдор взмахнул палочкой, и дверь закрылась. Увидев сидящего за столом Снейпа, Гарри задумался, что бы это могло означать.

- Спасибо, что поторопился, Гарри. Как тебе урок у Хагрида?

- Сегодня была только теория, но вообще звучит неплохо.

- Я настоял, чтобы Хагрид предпринял определенные меры безопасности, - улыбнулся Дамблдор, - вот он и придумал такой план. По-моему, неплохой. Ты не боишься виверн?

- Немножко. Правда, надеюсь, что мне поможет опыт в окклюменции. Я слегка беспокоюсь за некоторых слизеринцев - Блейз, конечно, тихий, но из тех, о ком говорят "в тихом омуте...". С Роном тоже могут быть проблемы, если он утром встанет не с той ноги.

- Я собираюсь предложить Успокаивающее зелье тем моим студентам, которые согласятся принять его, - неодобрительно покачал головой Северус. - И тебе тоже, Гарри. Даже профессионалы используют его при работе с вивернами.

- У меня кое-что есть, - весело ответил Гарри, ощущая на груди приятную тяжесть флакончика с мыльными пузырями, привезенного Гермионой. Пока в нем была обычный маггловский мыльный раствор, но к понедельнику он собирался поменять пену на свое зелье. Благоволение ко всем окружающим - как раз то, что нужно, если только не пытаться в порыве благодушия приласкать симпатичненькую виверну.

Снейп с подозрением взглянул на него. Дамблдор переплел пальцы: - Что ж, ладно. Перейдем к делу? - по двери пробежала яркая вспышка запирающего заклятья. - Лимонную дольку, Гарри? Нет? Ну, хорошо. Повод для сегодняшней встречи только один - министерство отклонило мою просьбу о предоставлении мне опекунства над Гарри.

Долю секунды Гарри казалось, что он ослышался. Отклонило? Они отказали Дамблдору? Потом он припомнил, что Фадж боится Дамблдора. Естественно, министр предпочел лично контролировать Гарри.

- Этого я и боялся, - заметил Снейп, высказывая мысли Гарри вслух. - Министр Фадж не упустит случая контролировать Гарри Поттера, самый знаменитый символ волшебного мира.



- Я, разумеется, буду отстаивать свою кандидатуру на слушании, которое состоится четвертого октября. Какое-то время мы, по крайней мере, выиграли.

- Министр будет драться за Гарри, как безумный, - спокойно заметил Северус. - Он может заметить - и не без основания, что у вас нет никаких прав на опекунство.

- Может. И если мы проиграем, придется обнародовать ваше родство раньше, чем мы предполагали. Он не сможет отказать кровному родственнику, невзирая на твое прошлое, если только сам Гарри не будет возражать.

- Можем ли мы позволить себе потерять источник информации? - усомнился Северус.

- Лучше уж потерять его, чем Гарри, - вздохнул Дамблдор. - Ведь ты последнее время сомневался в точности доставляемой тобой информации, Северус. Учитывая подозрение, под которым ты находишься, я считаю, что для тебя продолжать шпионить - худшее из зол. В конце концов, ты должен понимать, что твоя истинная ценность не исчерпывается твоим умением на поле боя.

- Темный Лорд меня точно держит не за него, - самодовольно ухмыльнулся Снейп.

Но Гарри чувствовал беспокойство отца, когда они стали обсуждать возможный ход слушания. Стоило Дамблдору отвернуться, как Снейп немедленно впивался в директора глазами, и оба то и дело оглядывались на Фоукса. Было ясно, что Снейп хоть и сознает свою ценность в качестве зельевара, но беспокоится, сможет ли он оправдать свое местопребывание в Ордене.

Дамблдор перевел взгляд на стол, будто изучая невидимый документ, и медленно произнес: - Родство доказать несложно. Я знаю подходящий для этого тест, не сомневаюсь, что и ты тоже, - Северус кивнул и Дамблдор со вздохом продолжил: - но будет лучше, если мы сможем доказать и Herem. У тебя сохранилась твоя копия контракта?

Северус медленно выдохнул сквозь сжатые зубы:

- Я уничтожил ее после гибели Лили.

По лицу Дамблдора пробежало недоумение. Гарри пришло в голову, что директор, как и он сам, был поражен умением Снейпа полностью избавляться от любых воспоминаний. Старый волшебник вздохнул: - А ты не знаешь, где Джеймс хранил свою копию?

- Наверно, в банковском сейфе.

- Но в каком футляре?

- А, вы об этом, - кажется, Северус начал понимать, к чему клонит Дамблдор, по крайней мере Гарри надеялся на это. - В броши. Большая брошь в форме гриффона - специально, чтобы меня позлить.

- Я попытаюсь отыскать ее, - кивнул Дамблдор.

- У вас есть ключ от моего сейфа? - вспыхнул Гарри.

- Не того, где хранятся деньги, - пояснил Дамблдор, - а другого. В отношении него у меня не было четких распоряжений, и я не знал, имеешь ли ты право пользоваться им, учитывая все обстоятельства... Все будет много легче, если мы когда-нибудь обнаружим завещание Джеймса.

- И я потеряю все деньги, так?

- Не обязательно, - Дамблдор поднялся. - После гибели Джеймса его состояние унаследовала жена - пусть даже на несколько секунд. Следовательно, ее ребенок является наследником состояния, по крайней мере, обычной собственности. Впрочем, какие-нибудь дальние родственники могут попытаться оспорить твое право на наследование фамильных реликвий. Я поищу контракт. Если я ничего не найду, надеюсь, что твое письмо послужит достаточным доказательством. А теперь прости, - директор твердо взглянул на Гарри, - но мне нужно кое-что обсудить наедине с твоим отцом.

Гарри проглотил готовое сорваться с губ возражение и кивнул: - Всего доброго, директор. Спасибо, что уделили мне время.

Бредя по пустому коридору, Гарри понял, что не хочет возвращаться в гриффиндорскую башню. К директору он прибежал прямо с занятий, поэтому в сумке у него лежали учебники по зельям, защите и уходу. Гарри пошел в библиотеку, чтобы закончить эссе для Хагрида. Пока он сидел в библиотеке, он сумел разыскать и добавить к эссе еще несколько фактов, вроде того, что желчь виверн используется в Истерическом зелье или о печально известной "защите от виверн", фигурировавшей в деле Мэнсфилдских серийных убийц. Покончив с эссе, Гарри вернулся к "Границам контроля". Книга, как и предупреждал Снейп, была жутко нудная, но Гарри все равно решил закончить ее, хотя бы из принципа.

Его прервала мадам Пинс, сварливо осведомившаяся, собирается ли он отправляться ужинать. Гарри поспешил в Большой зал, где уже собрались все преподаватели и большинство студентов. К гриффиндорскому столу пришлось добираться под шепот окружающих, но Гермиона хотя бы заняла ему место. Рон устроился неподалеку, но по обе стороны от него сидели Эндрю и Джек. Джинни с Дином сидели по другую руку от Гермионы.

- Где ты был? - встревоженно прошептала девушка.

- В библиотеке.

- У тебя неприятности?

- Нет, - улыбнулся Гарри. - Меня вызывали по поводу моего независимого проекта. Директор порекомендовал мне несколько книг, вот и все. Я начал читать и забыл о времени. Прости, не подумал, что ты можешь нервничать.

Гермиона неуверенно взглянула на него, Гарри подтолкнул ее локтем.

- Виверны! - прошептал он. - Разве не здорово? Как думаешь, мы сумеем уговорить его показать нам грифонов?

- Гарри, - с отчаянием произнесла Гермиона. Гарри широко улыбнулся ей, и она вздохнула: - Сама не знаю, почему я выбрала этот предмет. Все, что я изучаю, имеет профессиональную ценность. А вот на уход я, кажется, пошла лишь из боязни, что кто-нибудь может погибнуть, если меня там не будет.

Гарри пристально посмотрел на нее.

- Что? - с вызовом спросила Гермиона.

- Помнишь, ты упрекнула меня, что я "слишком стремлюсь спасать всех и каждого"? - спросил он, стараясь не думать об обстоятельствах того разговора. - А твоя проблема - желание держать всех и каждого подальше от неприятностей. Нам обоим стоит научиться говорить друг другу, когда подобное поведение оправдано, а когда это просто бзик. Если ты выбрала уход, потому что он тебе нравится, тогда все в порядке. А защищать нас нет никакой необходимости.

Гермиона еще больше взъершилась. - А ты? - спросила она. - Ты не влезаешь в неприятности?

- Я уже приготовил половину домашних заданий на понедельник, - слегка улыбнулся Гарри. - Так что на неприятности у меня просто не хватило бы времени.

- Ну и ну! - с подозрением воскликнула Гермиона. - И с чего такая расторопность?

- В субботу я буду полностью занят квиддичем, и мне бы не хотелось думать в это время о чем-то еще.

- Дай догадаюсь, - протянула Гермиона, - ты даже не прикоснулся ни к зельям, ни к чарам.

- Зелья я как раз сделал прежде всего, - высокомерно поправил ее Гарри. - Написал работу по Волчьему зелью, которое я неплохо знаю.

- Да, тебе же Зоя помогала, - заметила Гермиона. - А я и забыла.

- Я не мог вспомнить название луцеокристаллического эффекта, а она ответила, когда я спросил об этом Рона. Естественно, я не ждал, что он ответит, просто хотел, чтобы стало хоть немножко потише и я мог бы подумать. "Она что, знакома с Зоей? Вообще-то, если та учится вместе с Джинни, то, может быть, и знакома". Эссе по уходу я тоже написал и мысленно прикинул, что писать по чарам, пока мы с Роном занимались вместе. По защите у нас практическое задание, и я к нему уже готов. Вот за трансфигурацию я еще не брался, но думаю, что успею сделать ее за выходные.

Гермиона понимающе кивнула, но ничего не сказала. Гарри казалось, что она пристально изучает его. От этого кусок не лез ему в горло. Оглядываясь по сторонам, он увидел Малфоя, сидевшего рядом с Гойлом и девочкой, которая, похоже, встречалась с Гойлом. Поискав Крэбба, Гарри заметил, что тот сидит поодаль. Это выглядело странно, но подумав, Гарри не смог припомнить, чтобы вообще хоть раз видел Крэбба рядом с Малфоем в этом году. Снова взглянув на слизеринский стол, он заметил другую девочку, которая явно поругалась с кем-то, потому что вскочила с места, схватила свою тарелку и пересела на свободное место рядом с Малфоем. Тот подвинулся, чтобы дать ей сесть поудобнее, и немедленно завел с ней беседу. Девочка была довольна симпатичная, с коротко остриженными медово-каштановыми волосами. Гарри до этого никогда не видел девушек-волшебниц с короткой стрижкой и немного удивился подобному виду. Вновь оглядев слизеринский стол, он обратил внимание, что у всех девушек были длинные волосы, за исключением Булстроуд, которую и за девушку-то никто не считал.

Он перевел глаза на пристально глядящую на него Гермиону, та вспыхнула и попыталась отвести глаза.

- Можно тебя кое о чем спросить?

- О чем?

- Короткая стрижка - это нормально для девочек-волшебниц? Похоже, нет.

Гермиона, успокоившись, вновь заговорила своим привычным поучающим тоном: - В консервативных семьях мужчины обычно носят длинные волосы, причем длина зависит от рода деятельности человека, - объяснила она. - Очень длинные волосы, как у Малфоя, обычно могут позволить себе лишь аристократы, которым не нужно работать. У Билла, например, волосы достаточно длинные для работающего человека и непозволительно длинны для члена столь прогрессивно мыслящей семьи. Кстати, это не последняя причина того, что их маму настолько возмущает его вид - он носит аристократическую прическу, но при этом занимается опасной работой и одевается практически как маггл - на грани пристойного. Она явно считает, что подобная одежда тоже подрывает его репутацию. Я лично думаю, что всему причиной его космополитизм - он слишком много времени провел за границей.

- У девушек волосы обычно длинные. Стригут они их лишь в том случае, если вообще не желают выходить замуж или не стремятся к замужеству. Юноши стригутся коротко, за исключением тех случаев, когда юноша становится главой именитой семьи. Малфой, например, имеет право сейчас отпустить волосы, и ты тоже, - последние слова поразили ее и она пристально взглянула на Гарри. - Ты, похоже, так и делаешь?

- Не думаю, что стану отращивать их, - возразил Гарри. - Но так они гораздо послушнее.

- Да ладно тебе, - фыркнула Гермиона. - Все и так знают, что ты их специально распрямил.

- Ничего я не распрямлял! - с негодованием ответил Гарри.

- Я все же не дура, - сердито заметила Гермиона. - Когда волосы отрастают, они иногда распрямляются, но не настолько и не при длине в пару дюймов.

- Я... - Гарри осекся. Не стоило отрицать наиболее подходящее объяснение своего изменившегося вида. Он слегка опустил голову в притворном смущении: - Ну ладно. А тебе нравится?

- Нет, - откровенно ответила Гермиона и продолжила, чуть более мягким тоном, - слишком уж бросается в глаза. Тебе, конечно, здорово идет, но я все же предпочла бы, чтобы ты оставался самим собой, - она лукаво улыбнулась и чуть дернула за один из своих неуправляемых локонов. - Кроме того, если ты считаешь, что у тебя волосы слишком кудрявые из-за того, что они слегка вьются, то что тогда ты скажешь о моих?

- Скажу, что это самая подходящая грива для такой храброй и умной девчонки, как ты - улыбнулся Гарри. - И красивая. Ты бы выглядела настолько неправильной с прямыми волосами...

- Вот и ты тоже.

- Ну, мои теперь уже навсегда останутся такими, - возразил Гарри, вздохнув. Он перевел взгляд на свои руки и нервно покрутил кольцо на пальце. - Мы не едим, - сказал он, глядя на Гермиону. - Может, пойдем пройдемся? - Гермиона прикусила губу. Было заметно, что ей хочется принять предложение и все, что за ним скрывается. Гарри наклонился к ней и соблазняющим голосом прошептал: - Я мог бы играть твоими кудрями, говорил бы тебе, какие они красивые, как замечательно обрамляют твое лицо...

- Ой, да прекрати ты! - рявкнула Гермиона, вскакивая и бросая салфетку на стол. Салфетка угодила прямо в пюре. - Ты... ты думаешь, что раз ты... - она затряслась от негодования и пулей вылетела из зала. Гарри сел и посмотрел ей вслед. "Да уж, - подумал он, - скорее всего, она тогда рассердилась именно за поцелуй. Но, судя по всему, повторить его она бы не отказалась". Он внезапно решил поговорить с ней. "В конце концов, она же девчонка, - сказал он себе. - Я, наверно, упустил что-то, что она считает важным, - обиделась же она, когда решила, что я распрямил себе волосы".

Немного смущенный тем, что все видят, как он бегает за девчонкой, Гарри встал и вышел из зала под неумолчный шепоток окружающих. Оказавшись снаружи, он пустился бежать, но догнать Гермиону не смог. Оказавшись в факультетской гостиной, Гарри увидел ее сумку и подумал, что Гермиона в спальне девочек, но на крики снизу она не отозвалась, а больше в башне никого не было.

Гарри поднялся по лестнице, ведущей в спальни мальчиков, и заглянул в первую попавшуюся комнату. Там никого не было. Он подошел к окну и выглянул наружу. Вид немного отличался от вида из окна их спальни в башне, или из волшебного окна в его комнате в подземельях. Гарри попытался найти это окно, заходя во все мальчишечьи спальни и выглянув во все окна общей гостиной, но не сумел. В очередной раз спускаясь по лестнице, он услышал голоса - студенты вернулись с ужина. Разговаривать ни с кем не хотелось, поэтому Гарри бросился в свою спальню, схватил мантию-невидимку, быстро спустился и выскользнул в широко открытый дверной проем.

Четверть часа спустя Гарри уже шагал по тускло освещенным коридорам подземелий. Сердце забилось чаще, когда он заметил, что из-под двери лаборатории Снейпа выбивается лучик света, отражаясь на камнях пола. Мальчик постарался ступать как можно тише. Дверь была слегка приоткрыта, но неизвестно, смог ли бы он проскользнуть внутрь, не открывая шире. Гарри сквозь щель заглянул в комнату и увидел Снейпа, который что-то помешивал, бормоча себе под нос. Внезапно зельевар переложил черпак в левую руку, вытащил палочку и направил ее на булькающий котел.

Гарри минут пять простоял под дверью, ожидая пока отец закончит готовить явно сложное зелье, усиленное чарами. Наконец Снейп снял котел с огня, поставил остужаться и потянулся. Когда он вновь вернулся к приготовлению ингредиентов, Гарри рискнул приоткрыть дверь. Ему казалось, что сделать это удалось бесшумно, но Снейп все равно немедленно повернул голову.

- Кто здесь? - воскликнул он, выхватывая палочку. Гарри быстро проскользнул внутрь и откинул капюшон:

- Это я.

- Никогда больше не прокрадывайся сюда подобным образом! Я мог бы уронить что-то или...

- Я ждал. Ты был занят чем-то очень сложным, когда я пришел, и я ждал, пока ты закончишь помешивать или держать что-нибудь.

- И на том спасибо, - процедил Снейп. - На будущее, однако, снимай мантию в коридоре перед тем, как войти. Я же мог заклясть тебя - жизнь научила меня с опаской относиться к любому шороху.

- Ладно, - Гарри плюхнулся на стул и оглядел лабораторию. - Может, тебе помочь чем-нибудь?

- А уроками ты заняться не хочешь?

- Я их почти сделал, - опустил голову Гарри и тихо прибавил: - Если хочешь, чтобы я убрался, скажи мне, и я уйду.

Снейп с минуту смотрел на него, потом вздохнул: - Не уверен, что твоя помощь понадобится, но можешь оставаться до отбоя, если тебе только не скучно со мной.

- Не скучно, - помотал головой Гарри.

- Хорошо. Ступай закрой дверь и наложи на нее заглушающее заклятье.

Когда Гарри вернулся к столу, внимание Снейпа было приковано к квадратным флаконам, стоящим на полке. Мальчик заметил, как отец провел рукой в дюйме от них, потом вытащил четвертый флакон. Снейп высыпал в ступку крылья бабочек и протянул Гарри: - Растолки в пыль, а потом проверь, сколько получилось.

- Хорошо.

Снейп достал из другого флакона что-то склизкое и начал нарезать: - Ну, и как твои дела?

- Неплохо, - пожал плечами Гарри. - В гриффиндорской башне шумновато, но уверен, что скоро я опять приспособлюсь к этому гулу. Рон все время спрашивает, о чем я беспокоюсь, когда я и не думаю беспокоиться. Наверно, это связано с тем, как изменилось мое лицо, но объяснить ему я не могу. Это тревожит, и тогда я действительно начинаю беспокоиться. Гермиона... ну, это Гермиона, - он вдруг понял, что не хочет говорить отцу о своих чувствах к Гермионе, особенно сейчас, когда он и сам не уверен, что именно чувствует. - Колин втрескался в Лаванду. Кажется, это первый раз, когда мне искренне ее жаль.

- Ясно, - поперхнулся кашлем Снейп.

- Колин может достать своими чувствами. Она ведет себя с ним по-хамски, так что его мне тоже жалко, но он сам на это напрашивается.

- А как занятия?

- В целом неплохо. Вот только мой учитель по зельеварению относится ко мне, как к болотной тине.

- Гарри... - поморщился Снейп.

- Знаю, знаю, - улыбнулся ему Гарри, - ты собираешься сказать, что болотная тина входит в состав болтологического зелья, а следовательно, от нее куда больше пользы.

Северус слегка улыбнулся, покачал головой и возразил:

- Это надоедает.

Затем он заглянул в ступку, где вместо крыльев бабочек переливался всеми цветами радуги порошок: - Неплохо.

- У В... Тома ты в основном занимаешься зельеварением, да?

- Большей частью, - ответил Снейп, нахмурившийся при попытке Гарри упомянуть Волдеморта. - Еще от меня ожидают, что я буду шпионить за Дамблдором, насколько это возможно. Всем известно, что директор мастерски умеет ставить дымовую завесу, поэтому мне есть, чем оправдывать свои промахи.

- Но ты, по-моему, не уверен, что Дамблдор будет держать тебя в качестве зельевара.

- Дамблдор будет держать меня, потому что обещал мне защиту. Но не думаю, что моя способность к зельеварению пропадет втуне - Ордену не меньше, чем Темному Лорду, нужны зелья, которые они не смогут купить, а мне ненавистна мысль, что меня будут держать из милости.

- Думаю, что Орден не захочет покупать зелья, если сможет избежать этого. Ведь тогда будет легко заподозрить, что именно они затевают, так?

- Именно так, - согласился Снейп, разглядывая комок неаппетитной массы на разделочной доске. - А я с легкостью могу варить крайне сложные зелья или изобретать что-нибудь новое.

- Так давай, - одобрительно воскликнул Гарри.

- Мне мало кто доверяет, - задумчиво протянул Снейп, все еще не отводя глаз от доски. - Да учитель из меня неважный, особенно для младших курсов - даже я это понимаю, - он наконец поднял глаза и нахмурился. - И конечно, не стоит забывать о том, что я декан Слизерина.

- Это-то тут при чем?

- То, как я руководил факультетом, подразумевало общение с Пожирателями Смерти - родителями некоторых учеников, и теми, кто их поддерживает. Мне нужно подумать, как я должен буду себя вести после того, как все раскроется. Их дети возненавидят меня или, по крайней мере, будут чувствовать себя обязанными сделать это, но они все равно остаются детьми, на которых я могу влиять, более того, обязан влиять. А я могу потерять эту возможность.

- И то, что я твой сын, тоже может подпортить тебе репутацию.

- Будь у меня просто сын-полукровка - даже если не говорить именно о тебе и твоем прошлом - и то это вызвало бы немало проблем.

- Какой идеологический промах с твоей стороны, - сдержанно сказал Гарри.

- Именно, - Снейп накинул плащ на плечи, будто ему внезапно стало зябко. - Разразится грандиозный скандал, и я очень боюсь, что порожденное им недоверие подвигнет студентов на какую-нибудь глупость. Младший Малфой, к примеру, будет в бешенстве из-за моего предательства...

- Да, для тебя это куда сложнее, чем для меня.

Гермиона не обратила внимания на призывы Гарри, доносящиеся снизу, и не вышла из девичьей спальни. Внизу воцарилась тишина, вновь сменившаяся шумом, - ученики вернулись с ужина. Через несколько минут в комнату вошла Лаванда.

- Тебя Рон ищет, - сообщила она. - Сказал, что вам нужно поговорить.

- Гарри с ним?

- Нет. Его никто не видел после того, как он выбежал следом за тобой из зала, - Лаванда чуть понизила голос. - Он тебя обидел, солнышко? Я видела, как он смотрел на эту слизеринскую потаскушку.

"Какую еще потаскушку? - пронеслось в голове у Гермионы. - Ну и любит Лаванда нагнетать". Стараясь не слишком морщиться, Гермиона пробормотала: - Да нет, просто... - и запнулась, не зная, что именно сказать Лаванде. К счастью, ей не пришлось особенно трудиться - Лаванда начала жарко убеждать ее, что все понимает.

- И умеет же. Вот бы мне так, - пробормотала Гермиона, спускаясь по лестнице, подальше от своей слишком импульсивной соседки по комнате.

Рон уже подскакивал от нетерпения.

- Пойдем погуляем, - воскликнул он, едва завидев ее.

Гермиона кивнула и вышла следом за ним. В молчании они прошли по коридорам, оглядываясь, чтобы никто не увязался за ними. Наконец Рон остановился возле угловой ниши, из которой можно было наблюдать за двумя пересекающимися коридорами, присел на постамент статуи Талии Порхающей и выпалил:

- Колись.

Гермиона села с другой стороны постамента и вздохнула: - Я его совсем не понимаю.

Рон победным жестом вскинул кулаки в воздух:

- Ура! Мы отомщены!

- Рон, я серьезно, - хихикнула Гермиона.

- Уж куда серьезнее. Я тебя никогда не понимал, - Рон пристально посмотрел на нее и улыбнулся. - Ладно, проехали. Что он натворил?

- Сам смотри: во-первых, эти поцелуи. Он меня уже два раза целовал, но, по-моему, просто для того, чтобы заткнуть мне рот. Я имею в виду, что стоит мне начать говорить что-то, что он не желает слышать, - и он сразу же лезет целоваться.

- А ты хоть раз пыталась сказать ему то, что он желает услышать? Без обид, Гермиона, но ты вечно нагнетаешь обстановку.

- Ну, не вечно. Я попыталась поговорить с ним сегодня за ужином, а он в ответ начал петь, какие у меня волосы красивые.

- И что в этом плохого? - заморгал Рон. - Всегда думал, что девчонкам нравятся такие вещи.

- Было бы неплохо, если бы он действительно так думал, но он ведь так не думает!

- С чего ты взяла? - изумленно спросил Рон.

- Да он просто старался увести разговор. А свои волосы он распрямил, я заставила его признаться в этом, - выпалила Гермиона и удрученно прибавила: - И у меня вовсе не красивые волосы.

- Гермиона! Слушай, если ты будешь каждый комплимент воспринимать как издевку, ты в конце концов останешься с кем-то, кто тебя совсем не ценит, - Рон наклонился и сжал ее руку. - Ты очень красивая, поверь мне. Я это знаю, и он тоже, и дай ему возможность говорить тебе об этом.

- Но... - Гермиона все еще чувствовала себя расстроенной, хоть похвала Рона и была ей приятна, - Рон, он вообще какой-то странный. Все время смотрит этим оценивающим взглядом. И он даже более вспыльчивый, чем раньше. Да еще это кольцо...

- Да, кольцо - это да, - задумчиво протянул Рон. - И у него теперь куча мантий, даже лучше, чем та, в которой он был в Косом переулке, - добавил он, - я видел их, когда полез в его сундук за мантией-невидимкой.

- Он никогда не обращал внимания, как он выглядит, - с отчаянием прошептала Гермиона, - а теперь... "И мне хотелось бы знать, откуда он их взял", - добавила она про себя.

- Это верно, - неуверенно сказал Рон, но потом пожал плечами. - Хотя посмотри на Фреда и Джорджа. Никогда бы не подумал, что они будут так одеваться. Гарри говорил о том, что теперь, когда нет риска, что опекуны ограбят его, он спокойно может тратить деньги. Похоже, он именно этим и занимается, - Рон снова пожал плечами и так ссутулился, что даже стал казаться ниже. - Если бы у меня было много денег, может, я тоже всех бы удивил. Может, я и себя бы удивил. Понимаешь, я обычно не хожу в такие магазины...

- Какие такие? - с любопытством спросила Гермиона

- В те, где я все рано ничего не смогу купить, - Рон покраснел как рак. - Но если бы ходил, и у меня была бы пригоршня галлеонов, которую было можно выбросить на ветер, сам не знаю, во что бы я оделся.

Гермиона призадумалась. Действительно, теперь у Гарри были деньги, живые деньги, а не лежащие мертвым грузом в сейфе. Это многое меняло. Она выдала самое сильное возражение: - Но кольцо-то у него женское!

- Разве у магглов тоже есть такие отличия? - спросил Рон. - Я просто думал, что он не знает об этом, - рыжий пожал плечами. - Между прочим, Шеймус подколол его этим - дескать, что, у подружки кольцо спер? - в шутку, конечно, так Гарри окинул его этим своим взглядом и заявил: - "Ты ведь не хочешь, чтоб я устроил тут показательное выступление по боевой магии?" Шеймуса как ветром сдуло.

Гермиона решила, что и подколка Шеймуса, и ответ Гарри достаточно неприятны, но, понимая, что Рон хотел развеселить ее, заставила себя улыбнуться. Рон нахмурился: - Это ведь просто кольцо, Гермиона.

- Но где он его взял?

- Где-нибудь в Хогсмиде купил, - пожал плечами Рон. Внезапно до него дошло: - Погоди-ка, ты думаешь... Гермиона, ты ведь не думаешь, что это подарок от девушки?

- Это более вероятно.

- Да ты прикинь, - возмутился Рон, - стал бы он так себя вести, будь у него девчонка? Тоже мне, большой секрет. И у него нет никакой другой подружки.

- Не знаю я! А если его подружка погибла этим летом? Это бы могло объяснить все, что с ним происходит.

- Знаешь, если это и впрямь так, то нам лучше спросить его об этом.

- Не мог бы ты? - робко спросила Гермиона.

- А почему не ты?

- Он может подумать, что я ревную.

- А ты и ревнуешь, - закатил глаза Рон. - Ладно уж, я спрошу, но при тебе.

Гарри проскользнул в гриффиндорскую башню за несколько минут до отбоя. Оглядев гомонящую вокруг толпу, он заметил Рона и Гермиона, сидевших в укромном уголке. Друзья помахали ему, подзывая к себе.

- Ты где был, Гарри?- спросил Рон.

- Гулял, - пожал плечами Гарри, садясь в свободное кресло.

- Весь вечер?

- Да всего-то пару часиков, - закатил глаза Гарри, заметив тревожный взгляд, которым обменялись Рон с Гермионой. - Ну ладно вам, мне просто хотелось побыть одному.

- Мы тебя не навязываемся, - резко заметила Гермиона.

- Да я вовсе не вас имел в виду, - Гарри умоляюще взглянул на Гермиону и махнул рукой в направлении галдящих сокурсников. - Просто весь этот гвалт, и людей столько... Я отвык. Летом тут было так тихо... - он прикусил губу. - Я не хотел тебя обидеть, Гермиона. Если хочешь, я могу уйти.

- Нет, конечно, - покраснела Гермиона.- Просто у тебя тон не совсем искренний.

- Как так? - переспросил Гарри, гадая, действительно ли это так.

- Объяснить трудно, но... ощущение, что ты все придумываешь.

- Нет, - покачал головой Гарри, - я сказал именно то, что думал.

- Так, ребята, пока дело не зашло слишком далеко... - Рон слегка кашлянул.

- Да? - повернулся к нему Гарри.

- Откуда ты взял это кольцо? - полюбопытствовал Рон. - Дин говорит, что оно женское, а если это так, то...

Гарри на секунду вытаращил глаза. "Женское? Ой, он, наверно, думает... А что, если кто-то накрутил ее против меня?! Тот же Дин, к примеру, или Джинни?" С трудом сдерживая смех, он совершенно невинно заметил: - Женское, а что?

Гермиона поморщилась, у Рона отвисла челюсть. Гарри расхохотался.

- Только я получил его не от девушки. Вообще-то это кольцо моей мамы. Профессор Дамблдор отыскал его и спросил меня, хочу ли я его оставить, - Гарри широко улыбнулся. - Сомневаюсь, что мне в ближайшее время понадобится обручальное кольцо, вот я и решил просто носить его. Мне сказали, что оно точно под цвет моих глаз, - он опустил взгляд и чуть тише добавил, - как было когда-то под цвет ее.

Гермиона тихо ойкнула.

- Вы что, хотите сказать, что из-за этого нервничали?

- Ну, не только из-за этого, - протянул Рон. - Ты вообще в этом году стал каким-то странным. Раздражительный очень, и уж чересчур маг. Я понимаю, кровь не отбросишь, как ни крути, а Невилл вообще считает, что это усилилось после того, как ты избавился от влияния магглов. Вот только мантии твои уж слишком дорогие, и...

- Ах, это? - Гарри почувствовал, как краснеет, и решил, что это неплохо. - Ну... вообще-то я покупал их вместе с Ремусом.

- Ну и что?

- Понимаешь, он всегда помогал Джеймсу с выбором вещей. Просто у Джеймса денег всегда было больше, чем вкуса, а у Ремуса вкуса больше, чем денег, поэтому Ремус покупал ему одежду и наслаждался тем, что может тратить деньги без ограничений.

Гермиона захихикала, и Гарри решил, что это добрый знак.

- Отсюда и мантии. Когда Снейп увидел меня в красной, он заявил, что не будь я Гарри Поттером, я со спокойной совестью мог бы отправиться в ней в Малфой-мэнор.

Теперь даже Рон рассмеялся.

- А куда ты в ней ходил?

- Только на ужин.

- А зеленую? И, кстати, почему зеленую?

- Ремус говорит, что она подходит к моим глазам.

- Оп-ля! - воскликнул Рон. - Гермиона, тебе стоит проследить за профессором Люпином. Не стоит оставлять их с Гарри наедине.

- Прекрати придуриваться, - резко сказал Гарри. - Ремус такого бы не сделал.

- Можно подумать, я в этом сомневалась, - воскликнула Гермиона.

- И хорошо. Но я не хочу, чтобы вы повторяли подобные вещи кому-нибудь еще. У Ремуса и так хватает проблем с тем, что он оборотень. Если кто-то серьезно отнесется к вашим словам, веселогобудет мало.

- Слова больше об этом не скажу, - испуганно пообещал Рон.

- Спасибо. И простите за то, что я такой... раздражительный, - Гарри потер лоб рукой. - Лето было очень уж странным. Все готово к завтрашней квиддичной тренировке?


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (1.304 сек.)