АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НОЧЬ, ЛУНА, ЗАРЯ И СОЛНЦЕ

Читайте также:
  1. Если обезьяна и приходила в эту ночь, она здорово разочаровалась. На нее никто не обратил внимания.
  2. ЛЕЧЕНИЕ СОЛНЦЕМ
  3. Майская ночь, или Утопленница (1830)
  4. Неподвижно лишь солнце любви.
  5. Природные факторы в архитектуре. Солнце
  6. Солнцев С.Е.

Медленно едет по небу в колеснице, запряженной черными конями, богиня Ночь—Нюкта. Своим темным покровом закрыла она землю. Тьма окута­ла все кругом. Вокруг колесницы богини Ночи толпятся звезды и льют на землю неверный, мерца­ющий свет—это юные сыновья богини Зари—Эос и Астрея. Много их, они усеяли все ночное темное небо. Вот как бы легкое зарево показалось на востоке. Разгорается оно все сильнее и сильнее. Это восходит на небо богиня Луна — Селена. Круторо­гие быки медленно везут ее колесницу по небу. Спокойно, величественно едет богиня Луна в своей длинной белой одежде, с серпом луны на головном уборе. Она мирно светит на спящую землю, заливая все серебристым сиянием. Объехав небесный свод, богиня Луна спустится в глубокий грот горы Латма в Карий. Там лежит погруженный в вечную дремо­ту прекрасный Эндимион. Любит его Селена. Она склоняется над ним, ласкает его и шепчет ему слова любви. Но не слышит ее погруженный в дремоту Эндимион, потому так печальна Селена и печален свет, который льет она на землю.

Все ближе утро. Богиня Луна уже давно спусти­лась с небосклона. Чуть посветлел восток. Ярко загорелся на востоке предвестник зари Эосфрос, утренняя звезда. Подул легкий ветерок. Все ярче разгорается восток. Вот открыла розоперстая боги­ня Заря-Эос ворота, из которых скоро выедет лучезарный бог Солнце-Гелиос. В ярко-шафранной одежде, на розовых крыльях взлетает богиня Заря на просветлевшее небо, залитое розовым светом. Льет богиня из золотого сосуда на землю росу, и роса осыпает траву и цветы сверкающими, как

Эос — богиня зари, взлетев на небо, льет из двух сосудов на землю росу. (Рисунок на вазе.)

алмазы, каплями. Бла­гоухает все на земле, всюду курятся аро­маты. Проснувшаяся земля радостно при­ветствует бога солнца-Гелиоса.

Лучезарный бог вы­езжает на небо с бере­гов Океана в золотой колеснице, которую выковал бог Гефест, запряженной четвер­кой крылатых коней. Верхи гор озаряют лучи восходящего солнца, и кажется, что они залиты огнем. Звезды бегут с небосклона при виде бога солнца и одна за другой скрываются в лоне темной ночи. Все выше подни­мается колесница Гелиоса. В лучезарном венце и в длинной сверкающей одежде едет он по небу и льет живительные лучи на землю, дает ей свет, тепло и жизнь.



Совершив свой дневной путь, бог солнца спуска­ется к священным водам Океана. Там ждет его золотой челн, в котором он плывет назад к востоку, в страну солнца, где находится его чудесный дво­рец. Бог солнца ночью там отдыхает, чтобы взойти в прежнем блеске на следующий день.

Фаэтон.Единственный раз нарушен был заведенный в мире порядок, и не выезжал бог солнца на небо, чтобы светить людям. Вот как это произошло. У Солнца-Гелиоса и Климены, дочери морской богини Фетиды, был сын Фаэтон. Однажды род­ственник Фаэтона, сын громовержца Зевса Эпаф , насмехаясь над ним, сказал:

— Не верю я, что ты — сын лучезарного Гелиоса. Мать твоя говорит неправду. Ты — сын простого смертного.

Разгневался Фаэтон, краска стыда залила его лицо; он побежал к матери, бросился к ней на грудь и со слезами жаловался на оскорбление. Но мать его, простерши руки к лучезарному солнцу, вос­кликнула:

— О, сын! Клянусь тебе Гелиосом, который нас
видит и слышит, которого и ты сам сейчас видишь,
что он—твой отец! Пусть лишит он меня своего
света, если я говорю неправду! Пойди сам к нему,
дворец его недалеко от нас. Он подтвердит мои
слова.

Фаэтон тотчас отправился к Гелиосу. Быстро достиг он дворца Гелиоса, сиявшего золотом, сереб­ром и драгоценными камнями. Дворец искрился всеми цветами радуги, так дивно украсил его бог Гефест. Фаэтон вошел во дворец и увидел там Гелиоса, сидящего в пурпурной одежде на троне. Но Фаэтон не мог приблизиться к лучезарному богу, его глаза—глаза смертного—не выносили сияния, исходящего от венца Гелиоса. Бог солнца увидел Фаэтона и спросил его:

— Что привело тебя ко мне во дворец, сын мой?

— О свет всего мира, о, отец Гелиос! Только смею
ли я называть тебя отцом?—воскликнул Фа­ -
этон.—Дай мне доказательство того, что ты—мой
отец. Уничтожь, молю тебя, мое сомненье!

Гелиос снял лучезарный венец, подозвал к себе Фаэтона, обнял его и сказал:

— Да, ты — мой сын; правду сказала тебе мать
твоя, Климена. А чтобы ты не сомневался более,
проси у меня что хочешь, и, клянусь водами
священной реки Стикс, я исполню твою просьбу.

Едва сказал это Гелиос, как Фаэтон стал просить позволить ему поехать по небу вместо Гелиоса в его золотой колеснице. В ужас пришел лучезарный бог.

— Безумный, что ты просишь!—воскликнул Ге-­
лиос.— О, если бы мог я нарушить мою клятву! Ты
просишь невозможное, Фаэтон. Это тебе не по
силам. Ты же смертный, а разве это дело смертного?
Даже бессмертные боги не в силах устоять на моей
колеснице. Сам великий Зевс-громовержец не мо-­
жет править ею, а кто же могущественнее его!
Подумай только: вначале дорога так крута, что

Гелиос—бог солнца на колеснице, запряженной крылатыми конями, взлетает на небо. (Рисунок на вазе.)

даже мои крылатые кони едва взбираются по ней. Посередине она идет так высоко над землей, что далее мной овладевает страх, когда я смотрю вниз на расстилающиеся подо мной моря и земли. В конце же дорога так стремительно опускается к священным берегам Океана, что без моего опытного управления колесница стремглав полетит вниз и разобьется. Ты думаешь, может быть, встретить в пути много прекрасного. Нет, среди опасностей, ужасов и диких зверей идет путь. Узок он; если лее ты уклонишься в сторону, то ждут тебя там рога грозного тельца, грозит тебе лук кентавра, чудовищные скорпион и рак1. Много ужасов на пу­ти по небу. Поверь, не хочу я быть причиной твоей гибели. О, если бы ты мог взглядом своим проникнуть мне в сердце и увидеть, как я боюсь за тебя! Посмотри вокруг себя, взгляни на мир, как много в нем прекрасного! Проси все что хочешь, я ни в чем не откажу тебе, только не проси этого. Ведь ты просишь не награду, а страшное наказание.

Но Фаэтон ничего не хотел слушать; обвив руками шею Гелиоса, он просил исполнить его просьбу.

— Хорошо, я исполню твою просьбу потому, что
поклялся водами Стикса. Ты получишь, что про-­
сишь, но я думал, что ты разумнее,—печально
ответил Гелиос.

Он повел Фаэтона туда, где стояла колесница. Залюбовался ею Фаэтон: она была вся золотая и сверкала разноцветными каменьями. Привели крылатых коней Гелиоса, накормленных амбро­зией и нектаром. Запрягли коней в колесницу. Розоперстая Эос открыла врата. Гелиос натер лицо Фаэтону священной мазью, чтобы не опалило его пламя солнечных лучей, и возложил ему на голову сверкающий венец. Со вздохом, полным печали, дает Гелиос последние наставления Фаэтону:

— Сын мой, помни мои последние наставления,
исполни их, если сможешь. Не гони лошадей, держи
как можно тверже вожжи. Сами побегут мои кони.
Трудно удерживать их. Дорогу же ты ясно увидишь
по колее, она идет через все небо. Не поднимайся
слишком высоко, чтобы не сжечь небо, но и низко
не опускайся, не то ты спалишь всю землю. Не
уклоняйся ни вправо, ни влево. Путь твой как раз
посередине между змеей и жертвенником1. Все
остальное я поручаю судьбе, на нее одну я надеюсь.
Но пора, ночь уже покинула небо и взошла розо­
перстая Эос. Бери крепче вожжи. Но, может быть,
ты изменишь еще свое решение—ведь оно грозит
тебе гибелью? О, дай мне самому светить земле! Не
губи себя!

Но Фаэтон быстро вскочил на колесницу и схватил волоки. Он радуется, ликует, благодарит отца своего Гелиоса и торопится в путь. Кони бьют копытами, пламя пышет у них из ноздрей, легко подхватывают они колесницу и сквозь туман бы­стро несутся вперед по крутой дороге на небо. Непривычно легка для коней колесница. Вот кони мчатся уже по небу, они оставляют обычный путь Гелиоса и несутся без дороги. А Фаэтон не знает, где лее дорога, не в силах он править конями. Взглянул он с вершины неба на землю и побледнел от страха — так далеко под ним была она. Колени его задрожали, тьма заволокла его очи. Он уже жале­ет, что упросил отца дать ему править колесницей. Что ему делать? Уже много проехал он, но впереди еще длинный путь. Не может справиться с конями Фаэтон, он не знает их имен, а сдержать их вожжами нет у него силы. Кругом себя он видит страшных небесных зверей и пугается еще больше.

Есть место на небе, где раскинулся чудовищный, грозный скорпион,— туда несут Фаэтона кони. Уви­дел несчастный юноша покрытого темным ядом скорпиона, грозящего ему смертоносным жалом, и, обезумев от страха, выпустил вожжи. Еще быстрей понеслись кони, почуяв свободу. То взвиваются они к звездам, то, опустившись, несутся почти над самой землей. Сестра Гелиоса богиня луны Селена с изумлением глядит, как мчатся кони ее брата без дороги, никем не управляемые. Пламя от близко опустившейся колесницы охватывает землю. Гиб­нут большие богатые города, гибнут целые племена. Горят горы, покрытые лесом: двуглавый Парнас, тенистый Киферон, зеленый Геликон, горы Кавка­за, Тмол, Ида, Пелион, Осса. Дым заволакивает все кругом; не видит Фаэтон в густом дыму, где он едет. Вода в реках и ручьях закипает. Нимфы плачут и прячутся в ужасе в глубоких гротах. Кипят Евфрат, Оронт, Алфей, Эврот и другие реки. От жара трескается земля, и луч солнца проникает в мрач­ное царство Аида. Моря начинают пересыхать, и страждут от зноя морские божества. Тогда под­нялась богиня Гея-Земля и громко воскликнула:

— О, величайший из богов, Зевс-громовержец! Неужели должна я погибнуть, неужели погибнуть должно царство твоего брата Посейдона, неужели должно погибнуть все живое? Смотри! Атлас едва уже выдерживает тяжесть неба. Ведь небо и дворцы богов могут рухнуть. Неужели все вернется в первобытный Хаос? О, спаси от огня то, что еще осталось!

Зевс услышал мольбу богини Геи, грозно взмах­нул он десницей, бросил свою сверкающую молнию и ее огнем потушил огонь. Зевс молнией разбил колесницу. Кони Гелиоса разбежались в разные стороны. По всему небу разбросаны осколки колес­ницы и упряжь коней Гелиоса.

А Фаэтон с горящими на голове кудрями пронес­ся по воздуху подобно падающей звезде и упал в волны реки Эридана1, вдали от своей родины. Там гесперииские нимфы подняли его тело и предали земле.

В глубокой скорби отец Фаэтона Гелиос закрыл свой лик и целый день не появлялся на голубом небе. Только огонь пожара освещал землю.

Долго несчастная мать Фаэтона Климена искала тело своего погибшего сына. Наконец нашла она на берегах Эридана не тело сына, а его гробницу. Горько плакала неутешная мать над гробницей сына, с ней оплакивали погибшего брата и дочери Климены — гелиады. Скорбь их была безгранична. Плачущих гелиад боги превратили в тополя. Сто­ят тополя-гелиады, склонившись над Эриданом, и падают их слезы - смола в студеную воду. Смола застывает и превращается в прозрачный янтарь.

Скорбел о гибели Фаэтона и друг его Кикн. Его сетования далеко разносились по берегам Эридана. Видя неутешную печаль Кикна, боги превратили его в белоснежного лебедя. С тех пор лебедь Кикн живет на воде, в реках и широких светлых озерах. Он боится огня, погубившего его друга Фаэтона.

ДИОНИС

Рождение и воспитание Диониса.Зевс-громовержец лю­бил прекрасную Семелу, дочь фиванского царя Кадма. Однажды он обещал ей исполнить любую ее просьбу и поклялся в этом нерушимой клятвой богов — священными водами подземной реки Стикс. Но возненавидела Семелу богиня Гера и захотела ее погубить. Она сказала Семеле:

— Проси Зевса явиться тебе во всем величии бога-громовержца, царя Олимпа. Если он тебя действительно любит, то не откажет в этой просьбе.

Убедила Гера Семелу, и та попросила Зевса исполнить эту просьбу. Зевс не мог отказать Семе­ле. Громовержец явился ей во всем величии, во всем блеске своей славы. Яркая молния сверкала в руках Зевса, удары грома потрясали дворец Кадма. Вспыхнуло все вокруг от молнии Зевса. Огонь охватил дворец, все кругом колебалось и рушилось. В ужасе пала Семела на землю, пламя жгло ее. Она видела, что нет ей спасения, что погубила ее просьба, внушенная Герой.

И родился у умирающей Семелы сын Дионис, слабый, не способный жить ребенок. Казалось, он тоже обречен на гибель в огне. Но разве мог погибнуть сын Зевса? Из земли со всех сторон, как по мановению волшебного жезла, вырос густой зеленый плющ. Он прикрыл от огня своей зеленью несчастного ребенка и спас его от смерти.

Зевс взял спасенного сына, а так как он был еще мал и слаб, зашил его себе в бедро. В теле Зевса Дионис окреп и, окрепнув, родился второй раз из бедра громовержца. Тогда Зевс призвал Гермеса и велел ему отнести маленького Диониса к сестре Семелы Ино и ее мужу Атаманту, царю Орхомена, они должны были воспитывать его.

Богиня Гера разгневалась на Ино и Атаманта за то, что они взяли на воспитание сына ненавистной ей Семелы, и решила их наказать. Наслала она на Атаманта безумие. В припадке безумия убил Ата-мант своего сына Леарха. Едва успела бегством спастись от смерти Ино с другим сыном, Меликертом. Муж погнался за ней и уже настиг ее. Впереди крутой, скалистый морской берег, внизу шумит море, сзади настигает безумный муж — спасения нет у Ино. В отчаянии бросилась она всеете с сыном в море с прибрежных скал. Приняли в море Ино и Меликерта нереиды. Воспитательница Диониса и ее сын были обращены в морские божества, и живут они с тех пор в морской пучине.

Диониса же спас от безумного Атаманта Гермес. Он перенес его в мгновение ока в Нисейскую долину и отдал там на воспитание нимфам.

Дионис вырос прекрасным, могучим богом, да­ющим людям силы и радость, дающим плодородие. Нимфы, воспитавшие Диониса, были взяты Зевсом на небо, и светят они в темную звездную ночь среди других созвездий под названием Гиад2.

Дионис и его свита.С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходит Дионис по всему свету, из страны в страну. Он идет впереди в венке из винограда, в его руках тирс, украшенный плю­щом. Вокруг него в быстрой пляске кружатся с пением и криками молодые менады; скачут охме­левшие от вина неуклюжие сатиры с хвостами и козлиными ногами. За шествием везут на осле старика Силена, мудрого учителя Диониса. Он сильно охмелел, едва сидит на осле, опершись на лежащий около него мех с вином. Венок из плюща сполз набок на его лысой голове. Покачиваясь, едет он, добродушно улыбаясь. Молодые сатиры идут около осторожно ступающего осла и бережно под­держивают старика, чтобы он не упал. Под звуки флейт, свирелей и тимпанов шумное шествие весе­ло движется в горах, среди тенистых лесов, по зеленым лужайкам. Весело идет по земле Дионис-Вакх, все покоряя своей власти. Он учит людей разводить виноград и делать из его тяжелых спе­лых гроздей вино.

 

БОГИ И ЛЮДИ. Но главными персонажами греческой мифо­логии были боги и герои. Созданные по человеческому подо­бию, боги были красивы, могли принимать любой облик, но главное — отличались бессмертием. Подобно людям, они могли быть великодушны, щедры, но также и коварны, беспощадны. Однако, при всем своем всевластии и бессмертии, боги также зависели от судьбы. Греческие богини судьбы Мойры были до­черьми Зевса и Фемиды и иногда изображались в виде старух. Неумолимо определяли они срок жизни людей и богов. Даже Зевс обязан был подчиняться Мойрам. В «Илиаде» Зевс, на­блюдая с Олимпа поединок Ахилла и Гектора, чтобы опреде­лить исход борьбы, бросает жребий на весы. Именно отних за­висит решение. Чаша Гектора тянет книзу, а это означает, что он должен уйти в землю. И Зевс обязан примириться с гибелью Гектора, которому симпатизирует.

Боги и герои общались с людьми,вступали в любовные отно­шения; некоторые греческие древние аристократическиероды числили в своих предках богов и доказывали божественность происхождения. Да и сами боги по внешности напоминали ро­довитых аристократов. Их нравы походили на нравы нашей зна­ти.Боги могли соперничать, завидовать, ревновать, хитрить. Однако человеческие эмоции проявлялись у богов с особой ин­тенсивностью. Боги совершали подвиги, но им были знакомы также неудачи, горе. Гибнет возлюбленный Афродиты юноша Адонис. У Деметры бог смерти Аид похищает дочь Персефону. Еще большие испытания выпадают на долю героев.

«ОЛИМПИЙЦЫ». Греческие боги составляли как бы несколь­ко категорий с точки зрения значимости. Двенадцать главных верховных богов «олимпийцев»обитали на заснеженной горе Олимп, самой высокой в Греции, достигавшей почти трех ты­сяч метров. Там же находился дворец верховного бога Зевса, жилища других богов. Само понятие Олимп было аналогично понятию «небо». Греки верили в существование трех поколений богов,причем в итоге младшее свергло власть старших. Так в мифологии по-своему нашло отражение соперничество между отдельными родами и племенами за верховенство. Боги закре­пили между собой главные сферы жизни.

ЗЕВС. Верховный бог греков Зевс, отец богов и людей, был подобен царю в человеческом обществе. Его считали сыном Крона, бога времени и земледелия,а потому называли иногда Кронидомили Хроносом. Его матерьюбыла богиня Рея.Отцу Зевса было предсказано, что он будет свергнут одним из своих детей. Поэтому он стал проглатывать детей. Благодаря помощи своей матери Реи Зевс избежал гибели. Когда Зевс возмужал, он лишил Крона власти и заставил вернуть проглоченных им детей. Зевсразделил со своими братьями власть над миром: он получил в удел небо, Посейдон — море,а Аид — подземное цар­ство.Зевс одолел всех врагов, прежде всего Тифона — чудови­ще с сотней драконьих голов, а также гигантов — огромных, вызывающих ужас змееногих великанов.

От первойсвоей супруги МетидыЗевс родил Афину.Были у него и другие многочисленные дети от богинь и смертных. Во­обще Зевс считался весьма любвеобильным, что возбуждало ревность его главной жены Герыи зачастую приводило к серьезным семейным «разборкам». Зевс был грозным богом: громо­вержцем, тучегонителем. Он разъезжал по небу в золотой ко­леснице. Изображался сидящим на троне с орлом, со скипетром и пучком молний как непременными атрибутами власти. С высот Олимпа Зевс рассылал людям свои дары, утверждал на земле порядок и законы.

ДРУГИЕ ОБИТАТЕЛИ ОЛИМПА. Супруга Зевса Герабыла вер­ховной греческой богиней, царицей богов. Она покровительст­вовала браку, супружеской любви и родам;ее изображали жен­щиной редкой красоты в роскошном пышном наряде, сидящей на золотом троне рядом с мужем. Ревнивая Гера преследовала своих соперниц (например, Ио) и их детей (Геракла).

Брат Зевса Посейдон был богом моря,всех источников и вод. а также владельцем земных недр и их богатств. В морской пу­чине находился его дворец, сам Посейдон повелевал волнами и морями. ЕслиПосейдон взмахивал своим трезубцем, начина­лась буря. Он мог также вызвать землетрясение.

Богом подземного мира и царства смерти являлся Аид, брат Зевса, глубоко под землей он владел царством, куда не прони­кают лучи солнца и которое выглядело сумрачно-холодным и страшным. Из царства смерти не было возврата. Трехглавый пес Цербер(Кербер) сторожил выход из обители мертвых, не выпу­ская никого назад. Мрачный старик Харон,сын бога вечной тьмы и богини ночи, перевозящий души умерших в загробное царство, ни одну из них не возвращал на землю. Сам бог Аид сидел на золотом троне вместе со своей женой Персефоной,до­черью богини плодородия Деметры. Персефона была похищена Аидом, стала его женой и владычицей подземного царства. Его служанки — неумолимые богини мщения Эринии,были экипи­рованы бичами и змеями и повсеместно неистово преследовали преступников. Там же находился и бог смерти Танат,в черном плаще, с черными крыльями, который посещал ложе умираю­щего, чтобы срезать мечом прядь волос и отторгнуть душу...

АПОЛЛОН И МУЗЫ. Один из древних богов — Аполлон, сын Зевса и богини Латоны, брат Артемиды, был богом света и ис­кусств, метким стрелком из лука. Он определял духовную твор­ческую жизнь людей. Аполлон получил от Гермеса изобретенную тем лиру и сделался богом муз. Отсюда и его прозвище: Аполлон Мусагет,т.е. предводитель муз. Музами были девять сестер — дочери Зевса и богини памяти Мнемосины.Они были богинями искусства, поэзии и наук: Каллиопа— муза эпичес­кой поэзии; Евтерпа— муза лирической поэзии; Эрато— муза любовной поэзии; Талия— муза комедии; Мельпомена— муза трагедии; Терпсихора— муза танца; Клио— муза истории; Ура­ния— муза астрономии; Полигимния— муза гимнической (от гимна) поэзии и музыки.

Аполлон был почитаем как покровитель, вдохновитель поэзии и музыки; таким его запечатлело мировое искусство. Не случай­но у Пушкина стихотворение «Пророк» открывается строками:

Пока не требует поэта

К священной жертве Аполлон.

В Москве на фронтоне Большого театра — знаменитая ску­льптурная композиция: четверка лошадей и Аполлон с лирой в руках. Этим подчеркивается его значимость для музыкального творчества. Аполлона часто называли Фебом,что означает «блистающий». Этот эпитет употреблялся даже вместо имени. Аполлон был известен также как предсказатель будущего, цент­ром его почитания был остров Делос.

АРТЕМИДА И АФИНА. Сестрой златокудрого Аполлона была дочь Зевса Артемида,охотница, покровительница животных, богиня плодородия, неутомимая в заботе обо всем, что живет на земле, произрастает в лесу и поле. Она обычно изображалась с луком, которым искусно владела, охотясь в лесах и полях. За ней спешат ее спутницы — нимфы. В разных частях Греции су­ществовал ее культ, а в городе Эфесе был возведен прекрасный храм Артемиды.Житель города некий Герострат,желавший лю­бым способом прославиться, совершил кощунство — сжег храм. Отсюда выражение: «слава Герострата».

Богиня Афина,одна из наиболее почитаемых в Греции, была рождена самим Зевсом, появилась у него из головы в полном военном облачении. Богиня мудрости и справедливости, она покровительствовала городам и государствам как в период вой­ны, так и в мирное время, определяла развитие наук, ремесел, земледелия. В Аттике она была главным божеством и взяла верх над самим Посейдоном в споре за обладание этой местностью. В ее честь был назван главный город Греции — Афины. Госу­дарственные законы, правила и традиции считались плодом ее ума. Богиня покровительствует героям Эллады, одаривает муд­рыми советами, спасает в минуту опасности. Если народ или страна ведут справедливую войну, то могут надеяться на заступ­ничество Афины.

АФРОДИТА - БОГИНЯ ЛЮБВИ. Особую роль на Олимпе иг­рает Афродита. И это не случайно: ведь она внушает людям прекраснейшее из чувств. Она — красивейшая из богинь, все, что связано с Афродитой, исполнено совершенства, прелести, нежности и женского шарма. Афродита — дочьЗевса и океаниды Латоны.Поэтичны обстоятельства ее рождения: она появи­лась из пены морской у побережья острова Кипр; кстати, это обстоятельство играет не последнюю роль в привлечении на сказочно красивый остров туристов со всего мира. Поэтому Афродиту называют: «Кипридой»,а ее постоянный эпитет: «пеннорожденная».Она символизирует весну и жизнь, окружена ро­скошными цветами: розами, фиалками, нарциссами. Афроди­та — героиня многих произведений античности. В поэмах Гомера она награждена самыми щедрыми эпитетами: «золотая», «фиалковенчанная», «прекрасновенчанная», «улыбколюбивая», «многозлатая». Как и другие богини, она не лишена лукавства и коварства, способна быть жестокой с теми, кто отвергает лю­бовь (как это случилось с Ипполитом в одноименной трагедии Еврипида). Афродита — кокетлива, изящна, обаятельна. И внешне и внутренне она — женщина в самом полном и пре­красном смысле этого слова. Хладнокровие никогда не покида­ет ее. Гера, не свободная от зависти и ревности, признает спо­собность Афродиты пленять богов и людей неодолимой силой любви. Многие боги пленялись Афродитой, но ее выбор, как это ни парадоксально, пал на бога Гефеста, хромого, малоприв­лекательного. Но на самом деле их союз исполнен глубокого смысла. Гефест — единственный из богов, кто занят произво­дительным трудом, он олицетворяет мощь творческого начала, столь ценимого эллинами Брак Афродиты и Гефеста символи­зирует единение красоты и творчества.

МИФ ОБ АДОНИСЕ. Афродита могла влюбляться в смертных. И подобно смертным испытывать горе.

С именем богини любви связан один из самых поэтичных и трогательных мифов античности. Это миф об Адонисе, внуке царя Кипра,прекрасном юноше, превосходившем всех красо­тою. В него влюбилась Афродита. Забыв обо всем на свете, она проводила время на Кипре, охотилась вместе с ним в горах и лесах острова. Она стремилась не расставаться с возлюблен­ным, а, покидая его, предупреждала об осторожности. Однаж­ды, когда Афродиты не было с ним, собаки Адониса напали на след огромного кабана. Адонис готов был его поразить, когда зверь бросился на него и нанес юноше смертельную рану.

Безмерно было горе Афродиты, узнавшей о гибели юноши. Она отправилась на поиски его по горным склонам и ущельям; натыкаясь на острые камни, оставляла кровавые следы. Найдя его тело, предалась стенаниям. Желая навсегда сохранить о нем память, повелела из крови юноши вырасти прекрасному цветку анемону. А там, где остались капли крови от ног самой богини, появились алые розы. И тогда Зевс сжалился над неизбывным горем Афродиты. Он наказал брату своему Аиду каждые полго­да отпускать Адониса на землю из обители смерти. Проведя полгода в царстве холода, Адонис возвращается навстречу жи­вительным лучам солнца, в объятия златой Афродиты. И вся природа ликует, радуясь их любви. Наличие двух времен года, зимы и лета, эллины объясняли тем, что Персефона в подзем­ном царстве и Афродита на земле поделили между собой пре­красного Адониса.

Последний стал героем многих произведений. Среди них по­эма Шекспира «Венера и Адонис», стихотворение английского романтика Шелли «Адонис. Элегия на смерть Джона Китса».

ЭРОТ, СЫН АФРОДИТЫ. Плодом любви Афродиты и Ареса был бог любви Эрот, крылатый стрелок, хитроумный и жесто­кий малыш, златокрылый и золотоволосый. В его колчане зо­лоченые стрелы, поражая которыми он возбуждает в сердце лю­бовь. Но способен вызвать и неразделенную страсть.

У него нет постоянного жилища, а потому он летает по все­му миру. Как и Афродита, Эрот — один из самых популярных персонажей греческой литературы, особенно лирической поэзии (у Анакреонта, Сапфо, поэтов александрийцев). Греческий поэт Ивиктак пишет об Эроте:

...Летит от Киприды он, —

Темный, вселяющий ужас всем, —

Словно сверкающий молнией северный ветер

Фракийский, и душу

Мощно до самого дна колышет

Жгучим безумьем.

У Эрота был и родной брат Антиэрос,убивающий любовь. Эта пара символизировала как бы две ипостаси любви, ее при­тягательную и отталкивающую силу.

ДРУГИЕ БОГИ. Среди древнейших богов Греции — Гермес,сын Зевса, покровитель путей, путников,но особенно ремесел, торговли.Подобный род занятий требовал иногда и хитрости, и мошенничества. В крылатых сандалиях Гермес облетал весь мир. В настоящее время во время международных совещаний, конференций стол переговоров нередко украшается статуэткой Гермеса.

Бог войны Арес,сын Зевса и Геры, олицетворял свирепую во­инственность, жажду крови, выступая в обличье тяжеловооружен­ного воина, гоплита. Это был самый нелюбимый среди потомства Зевса, который не переносил воинственного рвения Ареса и не скрывал, что низринул бы его в Аид, не будь тот его сыном.

Зевс и Гера были родителями уже упоминавшегося бога огня,кузнеца Гефеста.Он родился хилым и слабым, и, разгневав­шись, Гера сбросила его с Олимпа на далекую землю. Однако ребенок упал вморе, был спасен морскими богинями Эвриномойи Фетидойи воспитан в лазурном гроте. Он вырос могучим, ши­рокоплечим, бородатым, с сильными руками, правда, остался хромым, со слабыми ногами. Его изображали стоящим в фарту­ке перед горном, вооруженным кузнечным молотом, посреди искр и дыма. Гефест считался искуснейшим мастером ковки, и не случайно его особенно чтили в Афинах, где получили разви­тие ремесла. Это онсотворил богам прекраснейшие жилища, выковал знаменитый щит Ахиллеса,описанный в «Илиаде», латы для Диомеда и скипетр и эгиду для самого Зевса.

Богиней плодородия и земледелия считалась дочь Кроноса и Реи, сестра Зевса, Деметра. Без ее могучей плодоносной силы ничего не произрастает ни в лесах, ни на пашне. Чтить ее стали в то время, когда в Греции начало приобретать все большее развитие земледелие. Центром культа Деметры и ее дочери Персефоныбыл город Элевсин, где происходили пышные праз­днества в их честь. Персефонабыла дочерью Зевса и Деметры, которую по желанию Зевса Аид, как сказано выше, похитил, взял в жены и увел в царство мертвых. Узнав о ее участи, Де­метра разгневалась на громовержца Зевса, оставила Олимп, а вместе с ней начали блекнуть и чахнуть все растения наземле. Тронутый неизбывной печалью Деметры, Зевс разрешил, чтобы Персефона на половину или две трети года возвращалась на Землю, где ей воздавали хвалу как богине плодородия вместе с матерью. Миф о Персефоне (иногда ее называют Прозерпи­ной), особенно история ее похищения, стали темой многих произведений живописи (Рубенс, Брейгель), музыки (Стравин­ский, Люлли, Монтеверди), литературы (Гете).

Любимейшим богом был Дионис, сын Зевсаи смертной жен­щины Семелы,дочери фиванского царя Кадма. Он покровитель­ствовал растительности, вину и виноделию.Ему было посвящено несколько веселых праздников, которые, как это будет подроб­но рассказано ниже, сыграли большую роль в процессе станов­ления греческого театра. Дионис представлялся богом веселым, жизнерадостным.

БОГИ «ВТОРОГО РЯДА». Помимо главных олимпийских бо­гов, были и многочисленные боги как бы «второго ряда», не­редко дети олимпийцев. Кроме Эрота к ним относился Гипнос, бог сна,сын богини ночи, брат-близнец Танатоса, бога смерти; Гименей, боги покровитель брака,сын Диониса и Афродиты, прекрасный юноша с факелом и венком; Асклепий, бог врачева­ния,сын Аполлона и Корониды; Эрида, богиня раздора,дочь Никты(Ночи), сестра Ареса; Фемида, богиня правосудия; Селе­на, богиня Луны: Геба, богиня вечной юности,дочь Зевса и Геры, и многие другие.

В образах богов, как и в других фигурах мифов, счастливо реализовался художественный гений эллинов. Боги очеловече­ны, запечатлены скульптурно, они красивы и величавы. Но не только в мраморе, в мифах живут они. Ниже мы увидим их на страницах гомеровских поэм, в драмах Эсхила, Софокла, Еврипида, в комедиях Аристофана.

Сложился художественный стиль «века Перикла»,который можно определить: «красота, воплощенная в простоте».Эта за­мечательная особенность характеризует не только изобразите­льное, но и словесное искусство. Эстетика простоты и одновре­менно величия — замечательная черта греческого театра.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.019 сек.)