АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

И теперь под нашей властью в доме все пойдет на лад

Читайте также:
  1. Билет №13. Объединение Руси под властью Москвы 1289-1533 гг. Характеристика внутренней и внешней политики.
  2. Врач ответил: «Теперь да. Вы в полном порядке».
  3. Глава 1. Народы и древнейшие государства на территории нашей страны.
  4. Глава 2. Теперь ты в армии.
  5. ДЕЙСТВУЮЩАЯ НЫНЕ НА НАШЕЙ ТЕРРИТОРИИ КОНСТИТУЦИЯ
  6. Задачи нашей аграрной программы
  7. Измерения и их роль в нашей жизни: мысли и высказывания великих людей прошлого и настоящего.
  8. Иные системы взаимоотношений между церковной и государственной властью
  9. Кто из внуков находился под властью деда?
  10. Либерализация психиатрической службы в нашей стране.
  11. Лохматые коты и косоглазые курицы в нашей жизни

«Хоэфоры»

Тема второй части трилогии, «Хоэфоры», намечается уже в пророчестве Кассандры, которая говорит о каре, неизбежной для убийц Агамемнона.

У МОГИЛЫ АГАМЕМНОНА. Действие во второй части начи­нается у могилы аргосского царя, куда приходит вместе со сво­им другом Пиладомсын Агамемнона Орест.Когда отец уходил на войну с Троей, он отправил малолетнего сына в соседнюю страну Фокиду,где Орест воспитывается у дружественного царя Строфияи стал неразлучен с его сыном Пиладом. Имя Пиладстало с той поры нарицательным как олицетворение верного, на­дежного товарища.Орест тайно вернулся на родину и на могиле отца совершает поминальный обряд, отрезает русую прядь. В этот момент он замечает приближающуюся к могиле процес­сию: сестру Электру вместе с группой женщин-плакальщиц, хоэфор.Так называют тех, кто совершают обряды на могилах усоп­ших. Выясняется, что по прошествии нескольких лет после убийства Агамемнона Клитемнестру начинают тревожить зло­вещие сны. Она видит в них убитого мужа и посылает на его могилу дочь Электру, дабы умилостивить душу супруга в за­гробном мире. Над могилой отца Электра сетует на свою горь­кую долю:

Творю я над могилой возлияние

И говорю: отец мой, пожалей ты нас.

Дай мне с Орестом домом управлять родным,

Скитальцы мы, мы как рабы у матери,

Она себе нашла супруга нового,

Эгисфа, — это он, отец, убил тебя,

Я здесь почти служанка. Брат в изгнании,

Наследства брат лишен.

В этот момент около могилы она замечает знакомые отпе­чатки ног, а также прядь льняных волос. Ее озаряет «надежды луч». Возможно, брат до нее побывал на этом месте? Она молит об этом богов. Появившийся Орест говорит: «Тот, за кого мо­лилась, пред тобой стоит». Происходит «узнавание» брата. Электра плачет от радости. Обращаясь к Оресту, она признает­ся:

Я отцом зову тебя, Тебя люблю, как мать я настоящую, Родную мать по праву ненавижу я.

Из монолога Ореста, обращенного к сестре, мы узнаем, что он прибыл на родину по приказанию Локсия, т.е. бога Аполлона, который наказал ему покарать смертью убийц роди­теля. В случае невыполнения подобного приказа самому Оре­сту Аполлон пригрозил «чудовищными муками». Ненависть Ореста к матери сильна потому, что «отец умер не царской смертью», а у него самого отнят трон. Сестра Электра живет в доме на положении «служанки», ей не разрешают выйти за­муж, иметь детей, которые могут стать мстителями. Над моги­лой отца Электра и Орест клянутся покарать убийц отца. А для этого Орест готов прибегнуть к той самой хитрости, с по­мощью которой Клитемнестра когда-то расправилась с Ага­мемноном.



 

МЕСТЬ ОРЕСТА. Орест приходит во дворец под видом стран­ника, прибывшего из Фокиды передать от имени Строфия«Орестовым родителям, что сын их мертв». Услышав эту весть, Клитемнестра разражается горестными воплями. Конечно, ей, матери, жалко сына. Но одновременно она испытывает облег­чение, потому что постоянно пребывала в страхе, что Орест вы­ступит мстителем за отца. Царица посылает слугу сообщить эту весть Эгисфу. Тот решает, поподробней расспросить вестника, идет во дворец, откуда раздается его вопль: это Орест убивает Эгисфа. Пришедшая на крики Клитемнестра догадывается, что была обманута. Орест, появившийся с Пиладом, не скрывает своих намерений: «Тебя ищу. А тот уж получил сполна». Ей уготовано разделить участь «дорогого Эгисфа»:

Его ты любишь. Что ж, в одну могилу с ним

Навеки ляжешь. Не изменишь мертвая!

Клитемнестра указывает сыну на грудь, его вскормившую. Неужели тот поразит ее мечом? И это приводит Ореста в заме­шательство. Ему «страшно мать убить». Но Пилад напоминает Оресту о клятве, данной Аполлону: «Враждуй со всеми, только не с бессмертными». Клитемнестра умоляет сына не поднимать на нее руку. Но Орест решается: «Убила ты супруга. Сын тебя убьет». Он уводит Клитемнестру во дворец, где и поражает. Когда он выходит из дворца, на том же месте, где лежали Ага­мемнон с Кассандрой, теперь находятся Клитемнестра с Эгисфом. По словам Ореста, «чета цареубийц... хранит и после смерти клятву верности».

В этот момент появляется хор Эриний, богинь мщения; их вид ужасен: «на них одежды черные», «змеи в волосах», «из очей их мерзкая сочится кровь». Это — «собаки мстящей мате­ри». Охваченный ужасом Орест бежит... На этом завершается вторая часть трилогии.

«Эвмениды»

В заключительной части трилогии, «Эвмениды», — развяз­ка цепи кровавых событий: убийство мужа в «Агамемноне», месть сына в «Хоэфорах» в конце концов, завершается прими­рением.

ОРЕСТ В ДЕЛЬФАХ. Прологом трагедии служит сцена на пло­щади перед храмом Аполлона в Дельфах. Храм Аполлона был общегреческим святилищем, перед входом в который были вы­биты изречения «Семи мудрецов». Сюда, спасаясь от Эриний, ища защиты у Аполлона, бежал Орест: Он окружен отвратите­льного вида женщинами, «неистовыми чудовищами», богинями мщения. Аполлон успокаивает Ореста:

Я не предам тебя. Твоим хранителем —

С тобой ли рядом или от тебя вдали

Всегда я буду.

Появившаяся тень Клитемнестры взывает к Эриниям вы­полнить свой долг, «мучить, изводить, терзать». Речь Клитем­нестры дышит яростью:

Вперед! Кровавым обожги преступника

Дыханием, утробный извергая жар!

Гони его, преследуй, иссуши, сгуби.

Между Аполлоном и предводительницей хора Эриний раз­горается спор. Бог упрекает мстительниц в том, что они потворствуют «мужеубийцам», что, будучи нетерпимыми к одной вине (т.е. Ореста), к другой (Клитемнестры) — снис­ходительны. Аполлон — «оплот молящего», ибо ненавистен «смертным и богам равно тот, кто своих же предаст проси­телей».

ПЕРЕД ХРАМОМ ПАЛЛАДЫ. Затем действие переносится в Афины на площадь перед храмом Паллады. Орест припадает к статуе Афины, просит ее милости. Между тем, Эринии не уста­ют неистовствовать, убежденные, что «ни сила Аполлона, ни Афины мощь» не смогут спасти Ореста. Вновь разгорается по­лемика между Эриниями, называющими себя «детьми Ночи». «Карами», и Афиной, олицетворяющей здравый смысл и спра­ведливость. Она желает услышать и другую сторону. Орест, за­щищаясь, напоминает, что его отец «недоброй смертью пал», что мать, «душой черна». Агамемнона вернувшегося победите­лем, предательски убила. Выслушав обе стороны. Афина кон­статирует, что «нелегкое здесь дело», а потому решает назна­чить суд, клятвою связав судей. Начинается торжественное судебное заседание, на котором выступает Аполлон, открыто заявляющий:

Это я очистил грешника,

И сам на суд я вышел. Соучастник я

Убийства матери его.

Эринии — сторонники кровной мести: защищая Клитемне­стру, они преследуют Ореста: «Она убила мужа. Муж — чужая кровь». Аполлон же доказывает ценность «достойнейшего мужа, кораблей вождя» перед женой коварной. Он вообще обо­сновывает главенствующую роль отца:

Дитя родит отнюдь не та, что матерью

Зовется. Нет, ей лишь вскормить посев дано.

Родит отец. А мать, как дар от гостя, плод

Хранит, когда вреда не причинит ей бог.

МУДРОСТЬ АФИНЫ. Богиня предлагает провести голосова­ние. Сама она, обладая правом голоса, объявляет:

Теперь за мною дело. Приговор за мной,

И за Ореста я кладу свой камешек.

Ведь родила не мать меня. Мужское все

Мне ближе и дороже.

Голоса судей разделились поровну — шесть «за», шесть «против». Все решил голос Афины. В итоге Орест оправдан пе­ревесом в один голос. Таким образом, продемонстрировано торжество демократической процедуры. Эринии же дикими во­плями и стенаниями оплакивают свое поражение. И здесь вновь проявляется мудрость Афины. Как и в финале «Одис­сеи», где Афина прекращает войну между главным героем и родственниками убитых им женихов, так и в финале «Эвменид» она превращает богинь мщения в благих богинь. На вопрос предводительницы хора, что она хочет пожелать своей земле, Афина отвечает:

Соревнованья — но в одних лишь доблестях.

Пусть ветры с неба, с моря и с земли летя,

Лучами солнца жаркого согретые,

Дыханьем благодатным мой овеют край!

И далее:

Я великое гражданам нашим добро

Сотворила: старинных и грозных богинь

Помирила я с ними вовеки.

Отныне Эринии будут называться Эвменидами. Трагедия за­вершается хвалой в их честь:

Мир Эвменидам, богиням благим

Края Паллады!

Так порешили

Вечная Мойра, всевидящий Зевс,

Подпевайте, пляшите, кричите!

СОЦИАЛЬНЫЙ СМЫСЛ ТРИЛОГИИ. На первый взгляд, трило­гия не связана непосредственно с текущей общественной жизнью в Афинах. В ней действуют грозные мифологические персонажи, творятся насилия, убийства. Но это поверхностное представление. Трилогия,особенно в заключительной части, прославляет афинскую государственность, афинский суд, ареопаг, защищающий закон и порядок среди хаоса.Он отвергает идею кровной мести, носительницами, которых были Эринии.

Возникает вопрос, почему они не преследовали Клитемнест­ру, но ее сына Ореста? Ведь оба совершили убийства. Но Эри­нии мстят лишь за убийства кровных родственников. В то же время трагедия утверждает победу патриархата. Победу цивили­зации и законности над внесудебным произволом. В итоге тор­жествует прогресс.

 

 

 

СОФОКЛ

«Царь Эдип». «Антиго­на». «Электра».

Срединное место в великой триаде трагиков занимает Со­фокл, младший современник Эсхила. Он продолжил его дело и дал греческой трагедии совершенное художественное воплоще­ние. Он запечатлел расцвет афинской демократии. Его творчест­во, исполненное гармонии и величия, явилось одним из ярчай­ших художественных феноменов, выразивших «век Перикла».

«Любимец богов»

Софокла называли «любимцем богов» — так щедра оказалась к нему природа, наделив его талантами, долголетием и здоровьем. Немного сыщется в истории литературы художников слова, проживших столь плодотворную, пре­красную жизнь. Жизнь драматурга овеяна легендами. Греки определяли свой нравственный идеал человека словом «калокагатия».Оно происходит от двух слов: «прекрасный» («калос»)и «хороший» («агатос»):человек красив сочетанием в себе внеш­ней привлекательности, гармонией тела, физической силой и нравственным благородством, духовным богатством. Достигает­ся это как физическими упражнениями, занятиями спортом, так и целеустремленным воспитанием и образованием. Достойный гражданин обязан и отстаивать, если потребуется, родной полис с оружием в руках, и прославлять его добрыми делами в самых разных областях. Привлекательность внешнего облика впечатля­ет, лишь, будучи соединена с красотой, скрытой духовной.

 

 

МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ТРАГЕДИИ. Сюжет «Царя Эди­па», подобно многим другим трагедиям, — это обработка мифа. Онотносится к особому циклу мифов, Фиванскому. Это сказа­ния, связанные с городом Фивы, с судьбой его героев. Грече­ский писатель Аполлодортак излагает запечатленные в мифе со­бытия, лежащие в основе софокловской трагедии.

Лайвоцарился в городе Фивы и женился на Иокасте.Одна­ко дельфийский оракул предрек ему, что он не должен иметь детей, ибо его ребенок станет отцеубийцей. Когда ребенок поя­вился на свет, Лай отдал его пастуху и повелел отнести на гору Киферон, предварительно проколов ему пряжкой голени. От­сюда имя ребенка — Эдип,что означает: с проколотыми ногами. Нопастух из города Коринфа нашел ребенка и передал его без­детному царю Полибу,который его усыновил. Ребенок рос си­льным и смелым. Долгое время он ничего не знал о своем про­исхождении. Однажды его назвали подкидышем. Тогда Эдип обратился за разъяснением к дельфийскому оракулу, прося от­крыть ему тайну его происхождения. Оракул ответил уклончи­во. Он лишь сказал, чтобы гот не возвращался на родину, по­скольку ему суждено убить своего отца и жениться на своей матери.Услышав это и полагая, что он — сын Полиба, Эдип, надеясь уйти от судьбы, оставляет Коринф. Однажды, проезжая по узкой горной дороге, он повстречал ехавшего на колеснице царя Лая, который потребовал, чтобы Эдип уступил ему дорогу. Когда Эдип проявил медлительность, Лай ударил одного из коней Эдипа. Вспылив, Эдип убил Лая и его слугу, не зная, кто на самом деле был перед ним. После этого он прибыл в Фивы.

В это время город постигла беда. Боги наслали на него чудо­вище — Сфинкса,имевшего лицо женщины, грудь, лапы и хвост льва, а крылья птицы. Сфинкс уселся на горе и стал одо­левать фиванцев загадкой:кто, имея один и тот же голос, утром является четвероногим,днем — двуногим, а вечером трехногим су­ществом.Бессильных разгадать загадку Сфинкс пожирал. Нахо­дившийся в Фивах Креонт,брат овдовевшей Иокасты, жены погибшего Лая, объявил, что тот, кто разгадает загадку Сфинк­са, займет освободившийся престол в этом городе и получит в жены Иокасту. Услышав загадку Сфинкса, Эдип ответилему, что речь идет о человеке: в младенчестве он ползает на руках и ногах, повзрослев, ходит на двух ногах, а в старости пользуется еще и палкой.После этого Сфинкс бросился в пропасть и раз­бился насмерть. Счастливые фиванцы избрали Эдипа царем, который женился на Иокасте, и она родила от него двух сыно­вей, Полиника и Этеокла, и двух дочерей, Антигону и Исмену. Таковы события, которые непосредственно не показываются, но о которых будет упоминаться по ходу действия.

ЭДИП В ПОИСКАХ ИСТИНЫ. Однако было бы не вполне справедливо истолковывать софокловский шедевр лишь как трагедию рока, демонстрирующую неотвратимое всесилие судь­бы и бессилие человека. Пафос «Царя Эдипа» — в страстном поиске истины, в том «трагическом анализе»,если употребить выражение Шиллера, который осуществляет главный герой.

При этом Софокл вносит некоторые коррективы в миф: непосредственное действие трагедии происходит примерно че­рез двадцать лет после гибели Лая и освобождения Фив от Сфинкса.

РАЗВИТИЕ ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ. Исходная си­туация такова. Эдип, уже немолодой человек, по праву назван­ный «славным», «спасителем», принимает делегацию горожан, умоляющих царя избавить город от поразившей его страшной болезни, чумы. Подобные эпидемии, как известно, считались карой богов, выражавших так свое недовольство. Эдип испол­нен сочувствия к своим согражданам:

...Ни один из вас

Всё ж не страдает так, как я страдаю:

У нас печаль лишь о самих себе,

Не более — а я душой болею

За город мой, за вас и за себя.

Он отправляет своего зятя, Креонта, к оракулу Аполлона выяснить, «какой мольбой и службой град спасти». Вернувший­сь, Креонт сообщает мнение Аполлона, выраженное следующим образом:


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.012 сек.)