АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Наказания за то, что «думаешь о проступке»

Читайте также:
  1. Высшая мера наказания
  2. Глава 10. ДИСЦИПЛИНА – ПРОСЬБЫ, ПРИКАЗЫ, НАГРАДЫ И НАКАЗАНИЯ
  3. Глава 10. ДИСЦИПЛИНА — ПРОСЬБЫ, ПРИКАЗЫ, НАГРАДЫ И НАКАЗАНИЯ
  4. Глава 2. Наказания
  5. Глава 21. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ
  6. Глава 23. ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ СМЕРТНОЙ КАЗНИ
  7. Глава 4. ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ РАБОТ
  8. Глава 6. Отмена наказания и прочих юридических последствий
  9. Глава 8. ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ
  10. Детерминанты самонаказания
  11. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания.
  12. Из числа отдельных мер наказания наибольшее внимание при обсуждении проекта вызвали три меры — расстрел, лишение свободы и принудительные работы.

«Я точно знаю, о чем ты думаешь, и прекрати так думать немедленно!» Центрированные на вине семьи могут практиковать ментальное вторжение, когда некоторые или все члены семьи уверены, что могут читать мысли друг друга. Склонные к этому родители часто могут быть бдительными и настаивать, чтобы помыслы их детей были чисты. Дети, выросшие в такой обстановке, могут прийти к выводу, что любая мысленная агрессия неприемлема, и ее надо немедленно отменить.

Такая ситуация – преувеличение нормального процесса интернализации. Дети постепенно делают родительские запреты своими собственными и приучаются осуществлять цензуру своих мыслей и поступков. Один из примеров этого – когда маленький ребенок стоит перед зеркалом, показывает на себя пальцем и громко говорит: «Нет, не делай так». Однако, большинство людей сохраняет за собой право иметь «дурные мысли», покуда задуманное не осуществляется. Ребенок, думающий про себя, что его отец – посредственность, вряд ли представляет собой опасность для социального строя, и обычно не бывает наказан за такую идею, даже если его отец догадывается о том, что он думает. Так же и большинство взрослых порой скрывает социально неприемлемые агрессивные или сексуальные представления; это считается безопасным и личным делом индивида, если только (или пока) это никак не проявляет себя в действии.

Провоцирующие вину родители не проводят такой границы между личными мыслями и публичными намерениями. Для них просто подумать о чем-то – уже серьезное нарушение дисциплины. Они настаивают на том, чтобы надзирать за внутренним миром своих детей, поскольку тщатся научить своих потомков абсолютному послушанию социальным и семейным нормам. Они могут наказать ребенка, имеющего дурные мысли, как если бы он в действительности сделал что-то плохое. Например, ребенка могут отослать в кровать, пока он не прекратит «так думать». Ребенок может быть сбит с толку, если это «так» точно не определено, а также запутаться в том, что и как он должен думать.

Величайшая цена этого для развивающегося ребенка, вероятно, в том, что он начнет отслеживать свои мысли, чтобы быть способным искоренить любой намек на агрессию или неприемлемые импульсы. Позже, будучи взрослым, этот человек может переживать когнитивный и поведенческий паралич; он будет чувствовать подавляющую вину частично потому, что не будет способен отличить свои безвредные мысли от реальных действий. Он может стать само-наказующим, вербально атакующим себя всякий раз, когда почувствует собственную агрессивность. Такой человек, вероятно, не будет способен к самоутверждению без того, чтобы почувствовать иррациональную вину.



Так же, как алкоголик может придавать слишком большое значение контролю за своим поведением, он может подчеркивать и контроль над мыслями. Многие алкоголики чувствуют чрезмерную вину, когда ловят себя на том, что плохо думают о других. Затем они пытаются подавить эти мысли, чтобы уменьшить чувство вины. Они могут обнаружить их, только когда выпьют, поскольку в этом случае не должны нести за них ответственности. Таким образом, «милый и благородный» трезвый субъект напивается и становится злым и враждебным. Чувство вины не дает такому человеку переносить умеренное количество агрессии в трезвом виде. Однако, было бы упрощением утверждать, что он пьет, чтобы быть способным выразить эту агрессию. Безусловно, справедливо также и то, что по меньшей мере одним из преимуществ интоксикации для гиперсоциализированной персоны является тот факт, что агрессивность – ожидаемая черта «пьяного» в Американском обществе. Пьяный может разрешить себе иметь прежде запрещенные мысли без того, чтобы немедленно ощутить разрушительную вину. Правда, он может ужасно чувствовать себя на следующий день и удивляться, как он только мог думать такие ужасные вещи о друзьях и семье, но по меньшей мере на краткий миг он смог избежать изнуряющего чувства вины.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.004 сек.)