АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Ганс де Риес и единство

Читайте также:
  1. B) Единство производительных сил и производственных отношений.
  2. Глава 3. Единство и разделение в видимости.
  3. Единство биологического , социального и духовного в человеке.
  4. Единство внутренних Я
  5. ЕДИНСТВО ГРАЖДАНСКОПРАВОВОГО МЕТОДА И ОБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ЕГО ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ
  6. Единство души и разума
  7. ЕДИНСТВО ДУШИ И ТЕЛА
  8. Единство заболеваний
  9. Единство и борьба противоположностей
  10. ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ,
  11. Единство и направленность исторического процесса

Но образ церкви был не столь мрачен, как может показаться из истории расколов. Люди с более широким кругозором и с большим величием духа старались быть выше разногласий и восстановить единство. Любберт Герритс, безуспешно пытавшийся предотвратить раскол между фризами и фламандцами, позднее прилагал большие усилия для достижения единства; но более подробно мы расскажем о Гансе де Риесе. Он является как бы символом всех, кто разделял его взгляды.

Ганс де Риес был одним из беженцев, пришедших на север из Бельгии. Родился он 13 декабря 1553 года в Антверпене. Член реформатской церкви и даже призванный к служению в ее рядах, он возражал против того, что верующие приходили в церковь с оружием, чтобы отразить неожиданное нападение. Он считал меннонитов слишком разобщенными и упрямыми, чтобы присоединиться к ним, до тех пор пока не пришел на север и не встретил ватерландцев. В 1575 или 1576 году он был крещен Симоном Михельсом и присоединился к этой общине. Хотя он возвратился в Бельгию и там женился, преследования, в том числе и сожжение на костре его близкого друга Ганса Бреа, вынудили его снова бежать. Он обосновался в Алькмааре, но с 1578 года по приблизительно 1600 год проживал в Эмдене, покидая этот город во время своих странствий. В проповеди, произнесенной незадолго до смерти, будучи восьмидесятилетним старцем, он рассказал о том, как бедная и гонимая церковь, какой она была в дни его юности, стала богатой и принятой обществом, но также и о том, сколько духовной стойкости было утрачено за это время. Из желания напомнить детям о наследии их родителей-мучеников он уже в 1615 году опубликовал историю мучеников, ставшей основой для более полного и известного "Зеркала мучеников", написанного ван Брахтом. Он выпустил также сборник церковных гимнов, переиздававшийся шесть раз после опубликования его в 1582 году.

В Алькмааре он помог составить первый известный символ или исповедание веры голландских меннонитов, впоследствии сыгравший большую роль в разработке дополнительных вероисповедальных положений. Меннониты в определенной мере сопротивлялись принятию подобных исповеданий, потому что они замещали собой Библию, считавшуюся единственным авторитетом, но в этот период, тем не менее, среди братств голландских меннонитов возникло много других исповеданий и вер. Они не ставили своей задачей оценивать правоверность каждой из них. Исповедания разъясняли меннонитс-кое толкование спорных вопросов; группы верующих использовали их для обсуждения различий и достижения единства, а общины - как для объединения с другими в духе братства, так и для выражения общности веры для приема других в члены братства. Главным же признаком, однако, оставалась жизнь в ученичестве, а не согласие с предлагавшимися положениями.



В своей деятельности, направленной на поиски единства, Ганс де Риес известен больше проявлениями духа доброжелательности, чем достижениями. Так, например, он в 1601 году добился успеха, объединив несколько групп в организацию, которую назвали "Примирившееся братство", а не присоединившиеся к ним организовали "Отделившееся братство". С 1610 по 1615 годы он упорно трудился, чтобы помочь браунистам присоединиться к ватерландцам; браунисты были группой беженцев из Англии, которые во многом веровали так же, как и меннониты, и хотели присоединиться к ним, что впоследствии и произошло. Де Риес в интересах церкви вел обширную переписку, и его часто просили уладить трудности, возникшие в 1608 году в Харлеме, в 1618 году в Воркуме и в 1626 году в Амстердаме.

Однако Ганс де Риес был не единственный, кто трудился для объединения меннонитов. В начале 1574 года Ян Виллемс из Хурна смог достичь соглашения о применении церковного отлучения, что, как надеялись многие, сделает единство возможным. Соглашение было подписано в городе Хумстерланде, в провинции Гронинген, и было названо "Хумстерским миром", но фламандские пресвитеры не приняли его, и попытки достичь мира в городах Эмден и Хурн в 1578 году успеха не имели. В 1591 году кельнская концепция способствовала соглашению между фризскими братствами и братствами Верхней Германии, а позднее к ним присоединились и ватерландцы. В 1632 году в Дордрехте был составлен символ веры, объединивший многие группы верующих. Этот дордрехтский символ веры широко распространился среди консервативных меннонитских групп, частично из-за значения, придаваемого соблюдению дисциплины и омовению ног, двум положениям, которых нет в других конфессиях. Палатинатская /пфальцграфская/ и эльзасская церкви в 1660 году приняли этот символ веры, а позднее он был завезен в Америку.

‡агрузка...

Еще один шаг к единству был предпринят в 1626 году, когда четыре служителя фламандских общин в Амстердаме направили послание всем церквям в Нидерландах с вопросом, каковы особенности христианской церкви, обладают ли ими лишь фламандские братства и •запрещается ли мир Писанием? Ответы были не слишком утешительными; поэтому 16 сентября 1627 года они составили послание, подготавливающее условия для мира, и разослали его вместе с символом веры. Символ веры был назван "Оливковой ветвью", поскольку был составлен как знамение мира. Предпринимались другие шаги, пока 2-5 октября 1630 года фламандские и фризские братства Верхней Германии не присоединились к ним.

Эти многочисленные попытки достичь объединения сплотили не всех меннонитов. Должно было пройти еще два столетия прежде, чем это случилось, и все же действовали силы объединения, преодолевающие тенденцию к разобщению. К середине семнадцатого века голландские меннониты вполне адаптировались к жизни страны и больше не растрачивали своей энергии на внутренние споры. Они вошли в Золотой век, если оценивать его успехами в торговле и достижениями в области культуры. Но не все из этого Золотого века пошло церкви во благо, как об этом говорил и Ганс де Риес.

Золотой век

Последний мученик из числа голландских меннонитов умер в 1574 году. С обретением Голландией независимости от римско-католической Испании, принц Вильгельм Оранский проводил политику религиозной терпимости, плодами которой вскоре воспользовались меннониты. В городе Мидделбурге местные власти закрыли магазины, принадлежавшие меннонитам, пытаясь принудить их поступать на военную службу, но 26 января 1577 года принц Оранский написал им письмо, приказав оставить меннонитов в покое, так как они мирные и полезные для общества граждане. А после принятия Утрехтской унии каждый человек мог свободно исповедовать свою религию.

Это не означало прекращение всякого давления, но меннонитам больше не грозила опасность идти за свою веру в тюрьму или на костер. Реформатские священнослужители по-прежнему им досаждали, они даже грубо прерывали их богослужения, высмеивали их, но правительство все чаще выступало в их защиту. Тем не менее, полной свободы богослужения до девятнадцатого века для них не существовало.

Меннониты, однако, нашли свое место в жизни страны. Заморская торговля с Гренландией, китобойный промысел и ловля селедки почти полностью были в руках меннонитов. Большинство их не занималось торговлей с Ост-индской компанией, потому что суда следовало снаряжать пушками или же отправлять в плавание в сопровождении вооруженного эскорта, чтобы обезопасить их от пиратов, а меннониты по-прежнему сохраняли свое наследие, основывающееся на непротивлении. Поэтому они занимались менее прибыльной, но все же доходной торговлей в восточных морях. Меннониты также активно занимались судостроением и торговлей древесиной. В Амстердаме и вдоль реки Заан они главенствовали в производстве продуктов питания, а в Дренте составляли основу текстильной промышленности.

Но более всего меннониты отличались грамотностью, частично это объяснялось желанием читать Библию и историю мученичества, но в то же время это была возможность добиться более высокого положения в обществе. В семнадцатом веке высокий процент от общего числа врачей составляли меннониты, поскольку это была одна из профессий, доступ которой был для них открыт. А так как врачи были наиболее образованными людьми в братстве, то они часто служили одновременно и пасторами. В качестве инженеров меннониты внесли значительный вклад в дело осушения болот. Многие из них занимались также земледелием и стали в нем признанными лидерами.

В области изящных искусств меннониты вскоре также внесли ряд хорошо известных имен. Карел ван Мандер, живший с 1548 по 1606 годы, был поэтом и художником, членом общины "Старые фламандцы" в Харлеме. Ян Люкен, живший с 1649 по 1712 годы, также прославился своим творчеством в живописи и поэзии; гравюры для второго издания "Зеркала мучеников" были выполнены им. Голландским Шекспиром был Йост ван ден Вондел /1587-1679 гг./, чьи родители бежали из Анверпена из-за своей веры. Он был диаконом у ватерландцев, но приблизительно в 1640 году оставил их и перешел в римско-католическую церковь. Художниками и мастерами гравюры были Соломон ван Рюсдел /1602-1670 гг./ и Говерт Флинк /1615-1660 гг./. Спорным представляется вопрос, являлся ли Рембрандт /1606-1666 гг./ когда-либо членом меннонитского братства, но он был тесно связан с ним, что, несомненно, повлияло на религиозное содержание его полотен.

Эти достижения в материальной и культурной сферах сказались на духовности людей. Спустя столетие после того, как меннониты принимали страдания за веру, отношение к ним стало терпимым, и многие из них разбогатели. При этом многие меннониты не веровали столь глубоко в то, за что умирали их отцы. Безмятежная жизнь и роскошь сделали то, чего не удалось достичь путем гонений и преследований. Галенус Абрахаме, ведущий священнослужитель в Амстердаме, высказал предположение, что дьявол нашел умный способ воздействовать на меннонитов, он прекратил гонения и заставил их интересоваться материальными благами этого мира. Слова Ганса де Риеса указывали именно на это, когда он сказал: "Благ прибавилось, а душа оскудела. Одежды стали дорогими, а внутренняя красота исчезла. Любовь остыла и уменьшилась, а раздоры возросли".

В середине семнадцатого века ничто извне серьезно не угрожало жизни меннонитов; появлялись руководители, старавшиеся остановить процесс внутреннего охлаждения. Они собирали повествования о мучениках, сочинения героев веры и написали историю своего наследия, чтобы возобновить преемственность поколений. Они оставили богатое собрание работ, но все это, тем не менее, не могло предотвратить усталость людей от внутренних распрей и внешних гонений. Пик наибольшей численности членов братства и его активности уже прошел, и следующие полтора столетия были свидетелями постепенного, но неуклонного спада деятельности движения меннонитов.

Глава 8
Краткое изложение анабаптистских воззрений

"К этой деятельности меня привлек Цвингли", - сказал Конрад Гребель о начале своего служения, признавая тем самым влияние, оказанное на него этим реформатором. Представители каждого из основных течений Реформации шестнадцатого века - лютеранского, реформатского и англиканского - ревностно отстаивали независимость своего происхождения, словно притязание на обоснование его словом Божьим могло быть поколеблено признанием существующей между этими течениями связи. Цюрихские анабаптисты ценили и уважали Цвингли, так как были ему многим обязаны. Только когда они убедились, что Цвингли больше не желает проявлять послушание в ответ на данные ему прозрения, они позволили себе приступить к созданию независимого религиозного движения. Поэтому, когда мы пытаемся уяснить и понять убеждения, составившие основу того, что Гарольд Бендер назвал "Анабаптистским видением", нам следует помнить, что в намерения анабаптистов не входило создание нового вероучения или независимой церковной организации; они всего лишь желали исправить несообразности других попыток проведения Реформации, которые они наблюдали.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.007 сек.)