АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 4 (Chainfire)

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. III. Глава о необычных способностях.
  4. IV. Глава об Освобождении.
  5. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  6. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  7. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  8. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  9. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  10. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  11. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  12. В странах, в которых глава государства наделен правитель-

 

Чтобы уберечь глаза, Никки рукой отвела влажную сосновую лапу, которая свисала над узкой тропой. Их отряд шел по тропе, петляющей по краю плотно заросшего деревьями горного хребта. Скользкие камни под ногами делали спуск крайне опасным. Но этот путь был более коротким, чем тот, по которому они несли в поселок раненого Ричарда. Тропа проходила между двух скал, и спускалась в низину, где между расколотых скал и валунов, окаймляющих край болота, торчали скелеты высоченных посеребренных кедров, несущих свою бессменную вахту на границе суши и стоячей воды.

Рожденные дождем, потоки воды стекали вниз, смывая тонкий слой лесного суглинка и обнажая пестрое гранитное основание. Несколько дней постоянного дождя оставили в низких местах множество небольших водоемов. После дождя лес был напоен ароматом влажной земли, но в низине царил сладковатый запах гнили.

Несмотря на то, что их путь еще только начался, у Никки уже порядком замерзли пальцы и уши. Она знала, что сюда, на далекий юг Древнего Мира скоро вернется изнуряющая жара, и это заставит ее тосковать по царившему сейчас холоду.

Все ее детство прошло в городе, и Никки мало времени проводила на природе. Во Дворце Пророков, где она прожила большую часть своей жизни, природа была представлена идеально подстриженными лужайками и садами, раскинутыми по острову Халсбанд. Сельская местность всегда представлялась ей как неизменно враждебное препятствие, на пути из одного города в другой, чем-то, чего следует избегать. Города и здания были для нее укрытием от непостижимых опасностей дикой местности.

Города, для нее, являлись оплотом цивилизации, более того, именно города были местом, где она трудилась на благо человечества. Это был постоянный процесс. Леса и поля ее никогда не интересовали.

Никки никогда не могла оценить красоту холмов, деревьев, рек, озер, и гор, пока не познакомилась с Ричардом. Даже города показались ей незнакомыми, после того как она их увидела глазами Ричарда. Ричард сделал ее жизнь удивительной.

Она осторожно ступила на скользкий темный валун, огляделась и увидела основную часть отряда, собравшуюся под кроной древнего клена. Чуть дальше она разглядела Ричарда, который присел, исследуя какое-то пятно на земле. Он выпрямился и внимательно всмотрелся в темный просвет между деревьями. Кара как тень держалась рядом с ним. Под темными сводами зеленого леса, красное одеяние Морд-Сит выделялось подобно пятну крови на белой скатерти.



Никки знала, каким хорошим защитником была Кара для Ричарда. Ведь Кара тоже когда-то была его врагом. Ричард не просто получил слепую преданность Кары, когда стал Лордом Ралом; он, что гораздо важнее, заслужил ее дружбу и преданность. Ее одеяние из красной кожи служило предупреждением и обещанием мучительной смерти любому, кто посмеет просто подумать о том, чтобы причинить вред Ричарду. И это было не пустое обещание. В Морд-Сит отбирали совсем маленьких девочек и обучали их быть абсолютно безжалостными. Они обладали способностью подчинять себе направленный на них магический дар, а вместе с даром порабощали и его хозяина, и могли использовать эту силу против него же самого. Те, кто об этом знал, старались держаться от Кары подальше, особенно когда на ней была красная кожа.

Никки знала, как тяжело было Каре вырваться из этого безумия и зажить нормальной жизнью.

В отдалении сквозь сумрак леса, тени и падающие листья раздалось карканье ворон, повторенное эхом. Никки зажала нос, стараясь избавиться от отвратительного запаха гниения. Внимательно осмотревшись вокруг, как учил ее Ричард, она увидела растущую рядом со скалой приют-сосну, которая, согнувшись, так низко свешивалась над землей, что ее ветви образовали настоящий шатер. Ей почудилось, что сосна похожа на смертельно раненого солдата, готового вот-вот упасть. Она узнала эту полянку; за стеной дикого винограда и кустарником было место недавнего сражения.

Прежде чем Никки успела подойти к Ричарду, он проскользнул под низко нависшими ветвями и углубился в подлесок. Он шел в отдалении, сжимая руку на эфесе меча, размахивая руками над головой, и кричал, как сумасшедший. Высокий чистый звук внезапно разлился в воздухе и сотни черных птиц сорвались с ветвей и взмыли вверх, наполняя все вокруг оглушительными криками, негодуя, что им помешали. Сначала казалось, будто птицы станут оспаривать поле битвы, но когда воздух наполнился звоном меча Ричарда, они скрылись в темноте среди деревьев, как будто знали, что это за оружие. Их карканье постепенно растаяло в тумане. Ричард некоторое время торжествующе смотрел им вслед.

‡агрузка...

Он наконец повернулся к людям. - Все оставайтесь здесь. - Его голос был хорошо слышан из-за ветвей. - Ждите на месте.

Руководствуясь только своим мнением в вопросах безопасности Ричарда, Кара не приняла во внимание его слова. Она последовала за ним, в узкий просвет между деревьями, стараясь находиться поблизости, но не попадаться ему на глаза. Никки пробралась среди молодой поросли и влажных папоротников, обогнула тихо стоявших людей, и подошла к тонкому стволу белой березы, росшей на возвышении, неподалеку от того места, где скрылись Кара и Ричард. Сотни черных глазков на белой коре, казалось, наблюдают за ней, когда она остановилась на границе возвышения. Она провела рукой по стволу и увидела арбалетный болт, увязший в дереве. Другие деревья вокруг тоже были утыканы стрелами.

А вокруг лежали мертвые солдаты. Зловоние поразило ее. Вороны пока улетели, но вернутся, когда здесь не будет Ричарда, и устроят настоящий пир. А мясные мухи, не боясь никакого меча, остались, чтобы пировать и размножаться. Первое поколение личинок уже, похоже, приступило к работе.

Большая часть трупов были обезглавлены, либо с отрубленными руками или ногами. Многие лежали наполовину в воде. Вороны, и другие животные, успели потрудиться над многими телами, пользуясь тем, что они были жестоко изранены. Покойники были одеты в толстую кожаную броню, шипованные пояса, а огромное количество оружия этим людям уже никогда не пригодится. Тела уже раздулись, одежда топорщилась, и было впечатление, будто мертвецы изо всех сил пыжатся, пытаясь сохранить достоинство.

Все: и человеческая плоть и фанатичные убеждения, теперь просто лежали и гнили в лесу.

Оставаясь за деревьями, Никки наблюдала, как Ричард быстро осматривал трупы. В то первое утро он уничтожил большинство этих солдат, до того как Виктор и его люди нашли его и принесли в поселок. Она не знала, как долго Ричард страдал от этой стрелы в груди, но это была не та рана, с которой живут долго.

Две дюжины людей оставшиеся под сводами кроны клена, запахнули плотнее плащи и приготовились ждать, сколько потребуется.

Повсюду с ветвей деревьев периодически срывались тяжелые капли и шумно разбивались о землю. То здесь, то там ветви кленов, дубов, и вязов с шумом освобождались от груза воды оставшейся на их листьях, когда порыв ветра касался их крон. Деревья тут же стремительно распрямляли ветви, и казалось, мягко взмахивали ими. Воздух был настолько влажным, что намокло все, даже куда не смогли пробиться прямые струи дождя.

Около лужи Ричард снова присел, и стал внимательно осматривать землю. Никки не имела представления, что же он ищет.

Ни один из людей, ожидавших под деревом, не выказал интереса подойти ближе и осмотреть место сражения. Похоже, они были только рады ждать на месте, где им сказали. Убийство было противоестественно для этих людей. Они боролись за себя, за свою свободу, и они убивали по необходимости, но не получали от этого удовольствия. Для них жизнь сама по себе была ценностью. Они похоронили троих своих погибших товарищей, но не стали оказывать последнюю почесть телам солдат, которые обязательно убили бы их самих, если бы не вмешался Ричард.

Никки вспомнила, как она удивилась, увидев так много мертвых, и не могла понять, как один Ричард смог произвести такое страшное опустошение. Но потом вспомнила Ричарда, скользящего среди этих скотов и его меч, с невероятной быстротой разящий противников. Эта пляска смерти зачаровывала. Каждый выпад и удар нес смерть. Солдаты c изумлением видели, как многие их товарищи, падали сраженные на землю. Они были молоды и сильны, наслаждались своей силой, и привыкли запугивать слабых. Они старались достать Ричарда, но их мечи находили пустоту, а противник оказывался в другом месте и беспощадно разил. Его манера боя была им чужда; они привыкли к столкновениям и грубой силе, а Ричард ускользал от них. Им стало казаться, что против них сражается грозный дух. В каком-то смысле, так оно и было.

Однако их было слишком много для одного человека, пусть даже, это был Искатель, вооруженный Мечом Истины. Было достаточно только одного точного удара. Или стрелы нашедшей цель. Ричард был ни неуязвим, ни бессмертен.

Виктор и его люди прибыли как раз вовремя; раньше Никки. Люди Виктора вступили в драку, стараясь оттянуть на себя противников Ричарда. Подоспевшая Никки использовала свою магию против солдат, ослепительной вспышкой испепелив тех из них, кто еще держался на ногах. Напуганные этим, остатки нападавших сбежали, а Никки организовала людей нести Ричарда в поселок, опасаясь, что Орден может прислать подкрепление. Она ничем не могла помочь ему на месте, а лишь старалась в дороге придать ему выносливости и, периодически используя свой Хань, вливала в него порции жизненной силы. Никки постаралась остановить мучительный поток ужасных воспоминаний.

Не приближаясь, она продолжала наблюдать, как Ричард внимательно осматривает место сражения, как, не обращая внимания на лежащих солдат, он главным образом осматривает местность вокруг. Она не могла понять, что он надеется найти. Он начал от центра, двигаясь по кругу стремясь осмотреть все место битвы. Время от времени он останавливался, опускался на колени и тщательно изучал землю.

А затем Ричард скрылся за деревьями.

Виктор, уставший стоять без дела, прошел между папоротников, которые от его касаний стряхивали с листьев капли, туда, где стояла Никки.

- Что происходит? - Шепотом спросил он.

- Он что-то ищет.

- Это я и сам вижу. Я имею в виду, что это за история про его жену? - Никки устало вздохнула.

- Я не знаю.

- Но ты догадываешься. - Никки увидела, как Ричард промелькнул вдалеке среди деревьев. - Он был серьезно ранен. В этом состоянии у людей иногда бывают галлюцинации.

- Но теперь-то он здоров. Он не выглядит буйным или одержимым. Он ведет себя как, разумный человек, потерявший что-то и старающийся это найти. А я никогда не видел, чтобы Ричард вел себя так.

- Понятия не имею. - Призналась Никки. Она знала, что Виктор никогда не станет тревожить ее впустую, а значит, он действительно беспокоится за Ричарда. - Мне кажется, что он пытается восстановить в памяти всю картину произошедшего, и привести в порядок мысли в голове. Он был без сознания несколько дней. А очнулся только несколько часов назад. Давай дадим ему время подумать и разобраться в себе.

Виктор обдумал ее слова. Тяжело вздохнул и кивнул в знак согласия. К счастью он не спросил, что они будут делать, если Ричард не сможет справиться со своими фантазиями.

Она увидела Ричарда, идущим обратно в тени под дождем. Никки и Виктор двинулись по полю ему навстречу. Тем, кто его не знал, казалось, что Ричард спокоен, но только не Никки. Выражение его лица подсказывало Никки, что он огорчен и раздосадован.

Ричард стряхнул с коленей листья, мох, и прилипшую грязь, и подошел к ним. - Виктор, эти солдаты не направлялись назад в Алтур»Ранг.

Брови Виктора изумленно поднялись. - Нет?

- Да. Для подавления восстания нужны тысячи солдат, может быть десятки тысяч. Эти, несомненно, оказались здесь с другой целью. И кроме того, если они стремились туда, то почему пробирались здесь, вдалеке от основных путей, через непроходимый лес.

Виктор сделал кислое лицо признавая, что, скорее всего, Ричард прав. - А как, по-твоему, что они здесь делали?

- Они шли на рассвете через густой лес. Скорее всего, это были разведчики. - Ричард огляделся вокруг.

- Дорога идет в том направлении. Мы двигались по ней с юга. Я думал, что наш лагерь будет достаточно надежно укрыт покровом ночи, чтобы избежать ненужных встреч. Видимо я ошибся.

- Мы слышали, о тебе последний раз, когда ты направлялся на юг, - сказал Виктор. - Мы предположили, что ты выберешь эту дорогу, и постарались срезать путь, чтобы найти тебя.

- Это очень важная дорога, - добавила Никки. - Одна из первых, которые построил Джегань. Это позволило ему стремительно перебрасывать войска. Дороги, которые он создал, дали ему возможность подчинить весь Древний Мир Имперскому Ордену.

Ричард пристально вгляделся по направлению следования пути, как будто мог что-то увидеть сквозь стену деревьев и лиан. - Такие отличные дороги позволяют ему быстро обеспечивать армию всем необходимым. Я думаю, что многое провозилось именно здесь. А значит, кто-то должен был защищать обозы от нападения, ведь все знают о восстании, которое вспыхнуло в Алтур»Ранге.

- Эти солдаты не собирались нападать на Алтур»Ранг, а имели другое задание: обеспечивать безопасность поставок поступавших на север для армии Джеганя. Ему надо сокрушить последний оплот сопротивления в Новом Мире прежде, чем революция дома основательно прижжет его хвост.

Ричард пристально посмотрел на Виктора. - Я думаю, что эти солдаты были разведчиками; хотели проверить все вокруг прежде, чем сюда проследует обоз. Они надеялись поймать каких-нибудь спящих повстанцев.

- А обнаружили нас. - Виктор скрестил мускулистые руки на груди, что говорило о его недовольстве. - Мы бы никогда не подумали, что в этом лесу нас подкараулят солдаты. Мы спали как младенцы. Если бы они сначала не наткнулись на тебя, то перебили бы нас всех. Кормить бы нам ворон здесь вместо них.

Они замолчали, еще раз осматривая место сражения.

- Вы знали об этих следующих на север обозах? - спросил Ричард.

- Да, - ответил Виктор. - Было много слухов о грузах поступающих на север. Некоторые обозы сопровождали отряды новобранцев, посланные в помощь основному войску. То, что ты говоришь о разведке перед обозом, имеет смысл.

Ричард присел на корточки. - Видишь эти следы? Их оставили здесь после схватки. Сюда пришло много солдат, и видимо они искали этих мертвых людей. Они пришли издалека. Такие отчетливые отпечатки остались потому, что они долго стояли здесь, осматривая это место. Они пришли, осмотрелись вокруг и ушли. Они так спешили, что даже не стали заметать следы.

Ричард выпрямился, и его левая рука легла на рукоять меча. - Если бы после схватки, вы остались здесь, то непременно с ними столкнулись. Нам повезло, что они не пошли на поиски в глубь леса.

- Почему ты думаешь, что они не пошли? - спросил Виктор. - И почему найдя своих мертвецов, они не стали их хоронить?

- Видимо побоялись, что поблизости большая группа повстанцев и столкновение с ними грозит безопасности обоза. А хоронить своих они не стали по той же причине - не было времени, да и подвергать риску обоз они не могли.

Виктор хмуро смотрел на следы и на трупы солдат.

- Ладно, - сказал он, проводя рукой по голове, стряхивая капли воды, - по крайней мере, мы должны использовать наше преимущество в этой ситуации. Пока Джегань занят войной на севере, у нас есть возможность развернуться здесь.

Ричард покачал головой. - Джегань может быть, и занят войной, но это не значит, что сюда не придут его отряды, чтобы восстановить власть Ордена. Сноходец давно показал, что умеет быстро и безжалостно расправляться с любым сопротивлением.

- Ричард прав, - поддержала его Никки. - Нельзя недооценивать Джеганя и думать о нем как о грубом и неотесанном мужлане. Хотя он порой и ведет как кровожадный хищник, но он человек острого ума и блестящий полководец. Он очень опытен. И никогда не горячится. Он может проиграть сражение, но не войну. Джегань действует рационально, и абсолютно наплевав на гордость. Ты будешь думать, что уже победил его, а он, пока ты будешь праздновать, нанесет тебе смертельный удар. Умение ждать это самое сильное его качество.

- Когда он нападает, то не беспокоится о потерях, какими большими бы они не были, пока знает, что у него есть в резерве солдаты. И почти всегда, во всяком случае, до вторжения в Новый Мир, он выигрывал битвы меньшей кровью, нежели его противники.

- Дело в том, что он не будет вести сражения по классическим канонам, и всегда пренебрегает законами честного боя. Он нападает такими силами, чтобы сразу отбросить и сломать хребет противника. Он не признает пленных.

- А судьбе тех, кто попал в руки его солдатам, можно только ужаснуться. Ни один нормальный человек не захочет попасть живым в руки его головорезов.

- Вот почему многие сдавались без боя с просьбой разрешить им добровольно присоединиться к Имперскому Ордену.

Когда Никки замолчала, тяжелую тишину нарушал лишь шелест дождя. Виктор не сомневался в правдивости ее слов; она была свидетелем этих событий.

Время от времени, вспоминая, что она тоже была частью Имперского Ордена, и принесла людям так много горя, Никки желала себе смерти. И может быть, ее заслуживала. Но теперь она еще и была единственным человеком, так много знающим об Ордене, и могла обратить это знание против Джеганя. Это удерживало ее от необдуманных поступков и давало цель в жизни - сражаться.

- Это только вопрос времени, когда Джегань снова вернется в Алтур»Ранг. - тихо произнес Ричард.

Виктор кивнул. - Да, но если Джегань думает, что пламя революции вспыхнуло только в Алтур»Ранге, то он должен сосредоточить все свои усилия на подавление мятежа в городе, как об этом говорила Никки, но мы уверенны, что все будет для него не так просто. - Он мрачно улыбнулся. - Мы поднимем восстание в других городах, везде, где только сможем, везде, где люди готовы бороться за свободу. Мы раздуем это пламя, так сильно, чтобы Джегань не смог погасить его.

- Не обманывай себя, - сказал Ричард. - Алтур»Ранг его родной город. И это место где началось восстание. Мятеж в городе, где Джегань строит свой великий дворец, подрывает престиж и веру в Имперский Орден. Ведь дворец, должен был стать местом, из которого Джегань и Братство Ордена собирались управлять людьми от имени Создателя. А люди разрушили дворец и получили свободу.

Джегань не позволит пошатнуть его власть. Он должен подавить восстание, если хочет и дальше править Древним Миром и... Новым. Для него это как личное оскорбление; он рассматривает сопротивление Ордену, как сопротивление воли Создателя. Он не будет слишком разборчив в средствах и возложит эту задачу на своих самых беспощадных головорезов. Джегань сделает с вами такое, что станет примером для других. И мне кажется, он не заставит себя ждать.

Виктор выглядел озабоченным, но не напуганным.

- И не забывайте, - добавила Никки, - что его соратники, которые сейчас скрылись, будут помогать ему восстановить власть Ордена. Многие из них необычные люди и владеют магией. А волшебники - противники опасные.

- Все что вы сказали, безусловно, правильно, но мы должны ковать железо пока оно горячо. - Виктор сжал руку в кулак. - По крайней мере, мы сделали первый шаг.

Никки улыбнулась кузнецу, стараясь вызвать ответную улыбку на его ожесточившемся лице. Она понимала, что Виктор прав; надо было с чего-то начинать. Уже поднялись на борьбу люди, которые давно потеряли все кроме надежды. И она не хотела, чтобы он растерялся перед трудностями, которые ждут его впереди.

Никки была рада услышать, что Ричард не потерял способность рассуждать логически над важными вопросами. Когда Ричард сосредотачивался на чем-то важном для него, казалось, он не замечает ничего вокруг, но было бы ошибкой, думать, что он о чем-то мог забыть. Сейчас, фактически, он в нескольких словах обрисовал Виктору сложившуюся ситуацию. Но по его глазам было видно, что его сейчас мучает другой, более важный для него вопрос.

Взгляд серых глаз Ричарда внезапно впился в Никки.

- Ты ведь была не с Виктором и его людьми? - Внезапная вспышка понимания пронзила Никки. Она знала, почему он задал этот вопрос. Он пытался восстановить в памяти события того утра. Это были части уравнения, складывая которые вместе, он надеялся найти ответ.

- Нет, - ответила Никки. - Я не получила ответного письма и не знала что случилось с тобой. В мое отсутствие, Виктор сам начал искать тебя. Чуть позже я возвратилась в Алтур»Ранг и узнав куда ушел Виктор, постаралась нагнать его. На второй день пути я была уже очень близко и с рассветом третьего дня, мне это почти удалось. Прошло почти два часа с восхода солнца когда я услышала звуки сражения. Я поспела к самому концу.

Ричард задумчиво кивнул. - Когда я проснулся, Кэлен рядом не было. Я попытался ее найти, и даже подумал вернуться в Алтур»Ранг за помощью, и попробовать найти ее вместе. А потом я услышал солдат, шедших через лес.

Ричард сделал шаг в сторону. - Они двигались цепью между деревьями. Я был скрыт тенью. Они не могли увидеть меня, однако, я их видел как на ладони.

- А почему ты не спрятался? - спросил Виктор.

- Они шли прямо на меня. Я не знал, что они здесь делают, но было похоже, что они прочесывали лес, и я бы не смог долго прятаться. И, кроме того, Кэлен могла быть поблизости, а я не мог позволить им причинить ей вред. Ведь если бы я ждал дальше, солдаты бы сами нашли меня, и я потерял элемент внезапности. Кроме того, близился рассвет. Темнота и неожиданность были моим преимуществом. Я не знал где Кэлен и должен был остановить их.

Никто не сказал ни слова.

Ричард повернулся к Каре. - А где была ты? - Кара удивленно моргнула. Она на мгновение задумалась прежде, чем ответить. - Я..., я точно не помню. - Ричард нахмурился. - Ты не помнишь?

- Я делала обход нашего лагеря. Я помню, что что-то меня насторожило, и я решила убедиться, что вокруг спокойно. А потом почувствовала запах дыма и услышала звон мечей.

- И ты сразу бросилась назад? - Кара теребила косу, перекинутую через плечо. Было видно, что она не может точно вспомнить. - Нет... - Она нахмурилась. - Нет, я поняла, что что-то произошло; что на вас напали; я слышала предсмертные крики людей и звон стали. А потом я увидела Виктора и его людей, а дым, что я почувствовала, был от их костра. Я подумала, что если я ближе к ним, чем вы, то самым правильным в этой ситуации, будет разбудить их и прийти к вам на помощь.

- Что ж, достаточно логично, - сказал Ричард. Он устало провел ладонью по лицу.

- Это правда, - сказал Виктор. - Кара была рядом с нами, когда я тоже услышал звон стали. Я помню это, потому что уже не спал. - Бровь Ричарда приподнялась. - Ты не спал?

- Да. Меня разбудил вой волка.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.018 сек.)