АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Глава 55 (MagG)

Читайте также:
  1. I. ГЛАВА ПАРНЫХ СТРОФ
  2. II. Глава о духовной практике
  3. III. Глава о необычных способностях.
  4. IV. Глава об Освобождении.
  5. XI. ГЛАВА О СТАРОСТИ
  6. XIV. ГЛАВА О ПРОСВЕТЛЕННОМ
  7. XVIII. ГЛАВА О СКВЕРНЕ
  8. XXIV. ГЛАВА О ЖЕЛАНИИ
  9. XXV. ГЛАВА О БХИКШУ
  10. XXVI. ГЛАВА О БРАХМАНАХ
  11. Апелляция в российском процессе (глава 39)
  12. В странах, в которых глава государства наделен правитель-

 

Никки постучалась в дубовую дверь с закругленной верхней частью. Рикка, стоя у нее за спиной, тоже ждала ответа.

- Войдите, - раздался приглушенный голос.

Никки показалось, что, этот глубокий сильный голос принадлежит не Зедду, а скорее Натану. В небольшой комнате, где дед Ричарда любил работать, она увидела пророка вместе с Энн. Ожидая свою гостью, аббатисса стояла, спрятав руки в рукава простого темно-серого платья. Натан, в темно-коричневых штанах, высоких сапогах и белой рубашке под широким плащом, больше походил на искателя приключений, чем на пророка.

Зедд в простом балахоне спокойно стоял в простенке между окнами, возле книжных полок, сложив руки на спине. Казалось, он погрузился в свои мысли, не сводя пристального взгляда с Эйдиндрила, раскинувшегося у подножия горы. Вид из окон открывался красивый; Никки понимала, почему он так любит эту комнату. Рикка начала закрывать тяжелую дверную створку.

- Рикка, дорогая, - сказала Энн с привычной улыбкой аббатисы, привлекая внимание Морд-Сит. - У меня все еще першит в горле от дыма, когда это ужасное существо подожгло библиотеку. Тебя не затруднит заварить для меня чашечку чая, возможно даже, с капелькой меда?

Рикка, придержав полузакрытую дверь, пожала плечами. - Нисколько.

- А не осталось ли немного ваших замечательных бисквитов? - широко улыбаясь, спросил Натан. - Они изумительные, особенно когда теплые.

Рикка пристально оглядела каждого из собравшихся в комнате. - Я принесу бисквиты, чай и немного меда.

- Благодарю вас, моя дорогая, - сказала Энн, улыбаясь своей постоянной улыбкой, пока Рикка не скрылась за дверью.

Зедд не произнес ни слова, продолжая смотреть в окно.

Никки, не обращая внимания на Энн и Натана, обратилась к спине Зедда. - Рикка сказала, что вы хотели меня видеть.

- Правильно, - ответила вместо него Энн. - Где Ричард?

- Внизу, там, где я вам говорила. Он нашел место между щитами, где будет в безопасности. Он читает, ищет информацию. Полагаю, делает то, что и должен делать Искатель. - С преувеличенной осторожностью Никки сложила пальцы. - Значит, о Ричарде хотели поговорить все трое.

Натан коротко засмеялся, но быстро попытался выдать смех за кашель, когда Энн бросила на него особенный взгляд. Зедд продолжал стоять к ним спиной, смотрел в окно и молчал.



- Ты всегда была привлекательной, - сказала Энн.

- Для этого большого ума не требуется. - ответила Никки, не желая позволять Энн отвлечь ее такой пустой лестью. - Прошу вас, не стоит спешить с похвалами, пока я действительно не заслужу их.

И Натан и Энн улыбнулись. Улыбка Натана даже выглядела искренней.

Лесть, словно чума, всю жизнь преследовала Никки. - Никки, ты такой красивый ребенок, ты должна отдавать гораздо больше. - Никки, ты прекрасна, ты - самое красивое существо, из всех, что я видел. Я должен обладать тобой. - Никки, моя дорогая, я должен иметь возможность попробовать твою красоту на вкус, или этот бедный мужчина умрет. - Пустая лесть была для Никки, словно отмычка для вора, который старается украсть то, что есть у нее.

- Итак, что я могу для вас сделать, - деловым тоном спросила Никки.

Энн, все еще пряча руки в рукавах, пожала плечами. - Нам нужно поговорить о плачевном состоянии Ричарда. Было весьма прискорбно обнаружить его во власти бреда.

- Не могу сказать, что не согласна с этим. - сказала Никки.

- У тебя есть какие-нибудь идеи? - спросила аббатисса.

- Идеи? Что вы хотите сказать?

- Не нужно изображать скромницу, - сказала Энн. Снисходительное добродушие испарилось из ее голоса. - Ты очень хорошо знаешь, что мы имеем в виду.

Зедд, наконец, обернулся, очевидно, тон Энн ему не понравился. - Никки, мы очень за него волнуемся. Разумеется, нас волнует пророчество и то, что оно гласит, что он должен возглавить наши силы и все такое, но... - Он уронил руку. - Но нас волнует и сам Ричард. С ним что-то случилось, что-то плохое. Я знаю его с рождения, я провел с ним годы, я видел, как он рос. Передать не могу, как я гордился этим мальчиком. Он частенько говорил и делал то, что меня озадачивало и смущало, но я никогда не видел его таким, как сейчас. Я никогда не видел, чтобы он верил таким безумным выдумкам. Ты и представить не можешь, что происходит со мной, когда я вижу его таким.

‡агрузка...

Никки почесала бровь, воспользовавшись этим предлогом, чтобы отвести взгляд и не видеть боли в его ореховых глазах. Его седые волосы были даже в большем беспорядке, чем обычно. Он выглядел более худым; он выглядел изможденным. Он походил на человека, который толком не спал многие недели.

- Думаю, я понимаю ваши чувства, - уверила его она. Глубоко вздохнув, она медленно покачала головой. - Не знаю, Зедд. Я пытаюсь понять это с того утра, когда нашла его задыхающимся на грани мира мертвых.

- Ты говорила, что он потерял много крови, - сказал Натан. - И что он долго был без сознания.

Никки кивнула. - Возможно, именно тогда, когда он почти задохнулся и готовился к смерти, желание жить заставило его выдумать кого-то, ради кого стоит жить. Вот такая уловка, чтобы взять себя в руки. Когда-то я делала что-то подобное, когда мне было страшно - я представляла, что нахожусь где-нибудь в безопасном месте. В результате большой потери крови Ричард долго был без сознания, долго восстанавливал силы - у него было много времени, чтобы мечта выросла и укрепилась в его сознании.

- И заполнила все его мысли, - закончила Энн.

Никки ответила на ее пристальный взгляд. - Я тоже так думаю.

- И теперь? - спросил Зедд.

Никки перевела взгляд на тяжелые дубовые балки потолка, подыскивая слова. - Я не могу сказать больше - я не эксперт в таких вещах, и не планировала посвятить свою жизнь целительству. Я думала, что вы, трое, знаете о таких заболеваниях больше меня.

- Да, это факт, - сказала Энн, гримасой давая понять, как она рада слышать, что Никки признает это. - Мы вынуждены согласиться с твоей оценкой.

Никки с подозрением смотрела на троих волшебников. - И в чем, по-вашему, его проблема?

- Ну, - начал Зедд, - мы еще не готовы исключить некоторые причины...

- Ты думала насчет заклинания очарования? - Спросила Энн, устремив на Никки тот взгляд, которым она имела обыкновение смотреть на новичков, и который заставлял их дрожать и сознаваться во всех прегрешениях.

Никки давно не была новичком, такое запугивание больше на нее уже не действовало. После того, как она лицом к лицу находилась рядом с Джеганем, который в слепом приступе гнева бил ее кулаком по лицу, держа другой рукой за горло, никакой взгляд не мог бы заставить Никки задрожать. Не будь тема такой серьезной, она бы просто посмеялась над попытками вытянуть из нее неосторожные слова при помощи всего лишь взгляда.

- Мне это приходило на ум. - ответила она, не видя смысла отрицать это. - Но я уничтожила стрелу при помощи Магии Ущерба, чтобы спасти ему жизнь. Боюсь, в тот момент подобная мысль мне в голову не пришла. Я просто старалась не позволить ему умереть. Может быть, я и должна была подумать о зачарованной стреле, но я этого не сделала. Без стрелы теперь нет никакой возможности понять, было заклинание или нет. Да и сделать без стрелы ничего нельзя.

Зедд потер чисто выбритый подбородок, отводя взгляд. - Это, конечно, создает определенные трудности.

- Трудности? - спросила Никки. - Это заклинание не так просто отменить, даже если у вас есть в руках объект, заразивший жертву очарованием. Без этого, только волшебница, наложившая заклятие, может его снять. Вы должны иметь паутину, которая занесла инфекцию, если хотите вылечить больного.

- И еще. Вы должны точно знать, что это было заклинание очарования. Но ведь это могло быть что-то еще. В любом случае, заклинание это или бред, чтобы излечить последствия, нужно точно знать причину.

- Не обязательно, - сказала Энн и снова уставилась на Никки. - В нашем случае причина - всего лишь небольшая часть проблемы.

Бровь Никки дернулась. - Небольшая часть? О чем вы?

- Если человек сломал руку, вы накладываете на нее шину, а не тратите время впустую, бегая вокруг и задавая вопросы, чтобы точно узнать, когда и как он повредил руку. Вы должны принять меры, чтобы излечить болезнь. Разговорами этого сделать нельзя.

- Мы считаем, что ему нужна наша помощь, - продолжил Зедд примирительным тоном. - Все мы знаем, что его высказывания просто невозможны. Когда он сказал, что отдал Шоте Меч Истины, я сперва подумал, что он просто сделал большую глупость. Но потом я увидел, что его действия не были преднамеренными. Я отругал его, вместо того, чтобы увидеть, как, на самом деле, ему плохо. Я должен был обращаться с ним с учетом его состояния.

- Иногда достаточно легко понять, когда некто ведет себя необычно, в этом случае не требуется дополнительных доказательств. Но поведение Ричарда весьма далеко от того, что можно назвать необычным. Становится ясно, что он бредит; и мы все прекрасно это понимаем. - Он умоляюще протянул к ней руки. - Может быть, ты можешь сказать что-нибудь в его защиту, что заставит нас пересмотреть свои выводы?

Зедд выглядел совершенно несчастным. Было очевидно, как искренне он переживает за внука.

Никки опустила глаза, не в силах видеть боль в его взгляде. - Сожалею, Зедд, но мне нечего сказать. К сожалению, я не считаю, что тело, которое он выкопал, является окончательным свидетельством, иначе мы могли бы все же заставить его принять реальность. С другой стороны, я думаю, что тело действительно принадлежит Матери-Исповеднице Кэлен Амнелл, женщине, о которой он мечтал, любовь к которой выдумал, пока страдал от боли после ранения.

- Возможно, он услышал это имя, когда путешествовал по Срединным Землям, и оно запало в его память. Вероятно, это была прекрасная мечта. Для того, кто рос, желая стать лесным проводником, вполне естественно мечтать, что однажды он уйдет в дальние края и женится на королеве. Но когда он был ранен, эта мечта вполне могла превратиться в навязчивую идею.

Никки должна была заставить себя остановиться. Было до крайности больно говорить посторонним людям такие слова о Ричарде, даже если эти люди тоже беспокоятся о нем и хотят помочь. Даже у Энн, как часто казалось Никки, были тайные мотивы беспокоиться о Ричарде. Он был человеком, который по убеждению Энн должен исполнить пророчество, но она питала к нему и теплое человеческое чувство.

Никки знала, что все, сказанное ею о Ричарде - правда, но все равно чувствовала себя так, словно предала его. Мысленно она видела его лицо, внимательное, с выражением молчаливого страдания, которому она не верила.

- Мы считаем, что независимо от причины его ложного убеждения, - сказала Энн, - Ричард должен вернуться к действительности.

Никки ничего не сказала. Хотя она считала, что они совершенно правы, она не знала, что еще можно сделать. Разве что разрешить ему, насколько позволяет время, самому искать ответы на свои вопросы.

Натан шагнул вперед и улыбнулся Никки. В маленькой комнате он казался еще более внушительным. Но именно его темно-синие глаза приковывали к себе внимание. Он призывно раскинул руки.

- Иногда чтобы вылечить, человеку необходимо причинить боль. Позднее он сам увидит, что это был единственный путь, и будет благодарен, что вы сделали то, что должно быть сделано.

- Как лечение сломанной руки. - продолжила Энн, кивком подтверждая слова Натана. - Никто не хочет причинять другому боль, но иногда это необходимо, чтобы излечить человека, вернуть назад его жизнь.

- Итак, - хмуро глянув, спросила Никки. - Вы собираетесь излечить его?

- Правильно, - сказал Зедд. Только теперь он улыбнулся. - Я нашел пророчество о Ричарде, где сказано, будут они спорить вначале, дабы потом сплотиться в заговоре и исцелить его. Никогда бы не подумал, что все случится так скоро и так ужасно, но, думаю, все мы согласны, что любим Ричарда и хотим ему только добра. Мы все хотим получить назад того Ричарда, которого мы любим.

Никки подумала, что это должно значить немного больше, чем они сказали. Она начала задаваться вопросом, почему они отослали Рикку за чаем - почему-то они не хотели, чтобы рядом находился телохранитель Магистра Рала.

- Я уже сказала, что целитель из меня неважный.

- Тебе отлично удалось исцелить его, когда он был ранен той стрелой, - сказал Зедд. Ни один из находящихся в этой комнате не способен на это кроме тебя, Никки. Ты можешь не считать себя целителем, но ты сделала то, что для любого из нас оказалось бы не под силу.

- Ладно, я добилась успеха. Но только потому, что использовала Магию Ущерба.

Никто не произнес ни слова. Они все пристально уставились на нее.

- Минуточку, - сказала Никки, переводя взгляд с одного из них на другого. - Вы хотите сказать, что предлагаете мне снова применить к Ричарду Магию Ущерба?

- Именно это мы и предлагаем. - ответил ей Зедд.

Энн махнула рукой в сторону Зедда и Натана. - Мы бы сделали это сами, но не можем. Вот для этого нужна нам ты.

Никки сложила руки. - Что именно? Я не очень понимаю, что вы ожидаете от меня? Что я должна сделать?

Энн положила ладонь на руку Никки за руку. - Послушай, Никки. Мы не знаем, чем вызвана болезнь Ричарда, а потому не знаем способа вылечить его. Даже знай мы наверняка, что это было заклинание очарования, наложенное на ту стрелу, никто не может снять его, кроме того, кто наложил заклятие.

- Но мы не можем даже убедиться, что именно это было: наложенное заклятие, какое-то новое заклинание или просто бред, вызванный тяжелым ранением. Причины мы не знаем. И возможно, не узнаем никогда.

- Единственное, что нужно сделать, - сказала она очень серьезно, не пытаясь больше увиливать. - это устранить навязчивую идею, независимо от ее происхождения. Неважно, вызвана она заклинанием, мечтой или внезапным приступом безумия. Память об этой Кэлен является ложной памятью, которая мешает ему разумно мыслить, и поэтому должна быть устранена.

Услышанное ошеломило Никки. Она перевела взгляд с бывшей аббатисы на Зедда. - Вы серьезно предлагаете мне применить Магию Ущерба на разум вашего внука? Вы хотите, чтобы я уничтожила часть его сознания? Часть того, чем он является?

- Нет, никогда. Нужно уничтожить часть того, чем он никогда не был. - Зедд облизал тонкие губы. Его голос звучал беспомощно и отчаянно. - Я хочу, чтобы ты излечила его. Я хочу вернуть Ричарда, которого я знаю, Ричарда, которого все мы знаем. Настоящего Ричарда, а не этого незнакомца, одержимого странными фантазиями, которые разрушают его разум.

Никки тряхнула головой. - Я не могу сделать этого с человеком, которого я... - она прикусила язык, прежде чем договорила до конца.

- Я мог бы получить назад того Ричарда, которого люблю, - мягко и умоляюще сказал Зедд. - Ричарда, которого все мы любим.

Никки сделала шаг назад и тряхнула головой, не зная, как ответить на такое отчаяние. Должен же быть другой способ привести Ричарда в чувство.

- Покажи ей, - сказал Натан Энн. Его голос, подобный колокольному звону звучал так, как должен был звучать голос пророка, которым он был, и голос Рала, которым он тоже был.

Энн кивнула и достала что-то из кармана. Она протянула это Никки. - Прочти.

В руке Никки оказался путевой дневник. Она глянула на Натана, Энн и, наконец, на Зедда.

- Ну же, - сказал пророк. - Прочитай. Это сообщение Энн получила от Верны.

Путевые дневники были невероятно ценными вещами. Никки считала, что все они погибли вместе с Дворцом Пророков. Она знала, что написанное в одном из них, появляется в другом, составляющем пару к первому. К корешку прикреплялся стилос, которым пользовались, чтобы делать в дневниках записи или стирать старые сообщения. Поэтому путевые дневники никогда не кончались, ими можно было пользоваться постоянно. Никки открыла бесценное создание древней магии и принялась за чтение.

Энн, это началось. Я боюсь, что наши силы еще не готовы. Где Ричард? Вы, наконец, нашли его? Простите, что я так давлю на вас снова и снова, поскольку знаю, что вы не теряете времени даром. Но проблемы в армии с каждым днем становятся все серьезнее. Солдаты разбегаются. Не так много, как вы предполагали, но сейчас мы находимся в Д»Харе, и идут разговоры, что Лорд Рал не поведет их в сражение, как они были уверены. А иначе воевать с Орденом - чистое самоубийство. Да и затянувшееся отсутствие Ричарда только подтверждает эти опасения, которые растут день ото дня. Людям кажется, что Лорд Рал их покинул. Ни один солдат не верит, что у них есть шанс выстоять против надвигающегося врага, если Ричарда не будет с войсками, чтобы вести их в битву.

Мы с генералом Мейффертом чувствуем все большее отчаяние, не зная, что говорить войскам, которые пребывают в полном унынии. Даже если для его отсутствия имеются серьезные основания, для солдат тяжело идти на смерть, не услышав ни слова от вождя, первого в их жизни, которому они действительно поверили.

Прошу вас, Энн, как только вы найдете Ричарда, скажите ему, что все эти люди, которые так долго отражают удары наших врагов, которые столько выстрадали, очень нуждаются в нем. Прошу вас, узнайте, когда он присоединится к нам. Попросите его поспешить.

С нетерпением жду ответа.

Ваша в Свете.

Верна.

Рука Никки, державшая дневник, упала. Слезы жалили глаза.

Энн осторожно взяла дневник из дрожащих пальцев Никки. - Что бы ты на моем месте ответила Верне? Что сказала бы войскам? - спросила ее Энн тихим, почти нежным тоном.

Никки прикрыла глаза, стараясь сморгнуть слезы. - Вы хотите, чтобы я отняла у него разум? Вы просите меня предать его?

- Нет-нет, нисколько. - уверил ее Зедд, захватывая ее плечо сильными пальцами. - Мы только хотим чтобы ты излечила его... помогла ему.

- Мы боимся даже приближаться к Ричарду в его нынешнем состоянии, - сказала Энн.

- Мы боимся, что он может что-то заподозрить. Боюсь, частично в этом виноват я, моя резкая реакция на его заблуждение. Да простит меня Создатель, но всю свою жизнь я управлял людьми и привык к покорности. Старые привычки умирают трудно. Теперь он уверен, что я собираюсь заставить его точно следовать пророчеству. Он относится к нам все более подозрительно..., но не к тебе.

- Он тебе доверяет, - сказал Зедд. - Ты могла бы подчинить его так, чтобы он ничего не заподозрил.

Никки уставилась на него. - Подчинить его...?

Зедд кивнул. - Ты могла бы усыпить его прежде, чем он поймет, что произошло. Он ничего не почувствует, а когда проснется, память о Кэлен Амнелл будет стерта, и он снова станет нашим Ричардом.

Никки прикусила нижнюю губу, не доверяя своему голосу.

Ореховые глаза Зедда наполнились слезами. - Я очень люблю моего внука. Я готов сделать для него все, что угодно. Я проделал бы все это сам, если бы мог сделать это так же хорошо, как ты. Я хочу, чтобы он поправился. Он очень нужен всем нам.

Он снова сжал ее плечо. - Никки, если ты тоже его любишь, прошу тебя сделать это. Пожалуйста, только ты одна можешь еще раз исцелить его.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.014 сек.)