АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Революция, наступление и наша партия

Читайте также:
  1. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА С ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПАРТИЯМИ И ИНЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ ГРАЖДАН
  2. Декабрь. Рабочая партия и ее задачи при современном положении
  3. Замечанием: во всех товарах (блуза, рубашка, шляпа) необходимо вместо «Партия по умолчанию» выбрать из выпадающего списка приходн наклад от 01.02.12 на эти товары.
  4. Ландская националистическая партия, Национальный фронт и др.).
  5. Наступление на Пруссию
  6. Наступление против кулачества. Бухаринско-рыковская антипартийная группа. Принятие первой пятилетки. Социалистическое соревнование. Начало массового колхозного движения.
  7. Наступление эры персонологии
  8. Наступление эры персонологии.
  9. Нелегальная партия и легальная работа
  10. Новая национал-социалистическая партия
  11. Новое наступление
  12. Ной с ИНК, откуда вышло большинство ее членов. Эта партия

«Настал поворотный момент в русской революции», – сказал Церетели, сообщая съезду Советов о начавшемся наступлении. Да, поворотный момент настал не только для русской революции, но и для всего хода мировой войны. Русское правительство после трех месяцев колебаний пришло на деле к тому решению, которого требовали от него правительства «союзников».

Наступление объявлено во имя мира.

Но «во имя мира» бросают войска в бой импе­риалисты всех стран: при каждом наступлении в каждой из воюющих стран генералы пытаются поднять дух солдат живой надеждой на то, что данное наступление приведет к скорейшему миру.

Этот обычный прием всех империалистов русские министры из «социалистов» разукрасили самыми трескучими фразами, в которых слова о социализме, демократии, революции звучат как погремушки в руках ловкого жонглера.

 

Никакими трескучими фразами не прикрыть того факта, что революционная армия России послана в бой во имя целей империалистов Англии, Франции, Италии, Японии, Америки.

Никакие софизмы бывшего циммервальдиста и нынешнего партнера Ллойд Джорджа, Чернова, не могут скрыть того, что, если русская армия и русский пролетариат действительно не имеют захватных целей, то это ни капли не изменяет империалистского грабительского харак­тера борьбы двух мировых трестов.

До тех пор пока не пересмотрены тайные договоры, связывающие Россию с империалистами других стран, пока Рибо, Ллойд Джордж и Соннино, как союзники России, продолжают говорить о захватных целях своей внешней политики, до тех пор наступление русских войск есть и остается служением империалистам.

Но ведь мы же неоднократно заявляли, что от всяких захватов отказываемся, возражают Церетели и Черновы. Тем хуже, скажем мы: значит, слово у вас расходится с де­лом, ибо на деле вы служите и русскому и чужому империализму. А когда вы начинае­те активно содействовать «союзному» империализму, вы оказываете великолепные ус­луги русской контрреволюции. Радость всех черносотенцев и всех контрреволюционе­ров по поводу решительного поворота вашей политики свидетельствует об этом яснее ясного.

 

Да, русская революция переживает поворотный момент. Русское правительство в лице министров-»социалистов» сделало то, чего не могли сделать министры-империалисты, Гучков и Милюков: оно предоставило русскую армию в распоряжение штабов и дипломатов, действующих во имя неотмененных тайных догово­ров, во имя целей, открыто провозглашенных Рибо и Ллойд Джорджем.



Но свою задачу правительство могло выполнить лишь потому, что ему поверила, за ним пошла армия. Пошла на смерть, веря, что жертвы ее приносятся во имя свободы, во имя революции, во имя скорейшего мира.

 

Возобновление наступления началось после трехмесячных колебаний, когда рабочие и крестьянские массы тысячи раз выражали осуждение захватной войне (в то же время продолжая на деле поддерживать правительство захватно-грабительской буржуазии в России).

Массы ко­лебались, как бы собираясь исполнить у себя дома тот совет, который в воззвании к на­родам всего мира от 14 марта давался чужим народам: «откажитесь служить орудием захвата и насилия в руках банкиров». А у нас дома, в «революционно-демократической» России, массы остались на деле именно орудием захвата и насилия «в руках банкиров».

Но армия пошла на это потому, что она лишь часть народа, пошедшего на данном этапе революции за партиями эсеров и меньшевиков.

Этот основной факт – доверие большинства мелкобуржуазной, зависимой от капиталистов политике меньшевиков и эсеров – определяет позицию и поведение нашей партии.

Именно партии эсеров и меньшевиков ответственны теперь за политику России.

Именно эти партии ответственны за возобновление империалистской войны, за новые сотни тысяч жертв, фактически приносимых «одолению» одних капиталистов другими капиталистами, за новое обострение разрухи, неизбежно вытекающее из наступления.

Мы имели перед собой в самом чистом виде самообман мелкобуржуазных масс и обман их буржуазией при помощи эсеров и меньшевиков.

На словах обе эти партии – «революционная демократия».

На деле они, именно они, вручили судьбу народа контрреволюционной буржуазии, кадетам, именно они отошли в сторону от революции к продолжению империалистской войны, в сторону от демократии к «уступкам» кадетам и в вопросе о власти (возьмите хоть «утверждение» сверху выборных местным населе­нием властей) и в вопросе о земле (отказ и меньшевиков и эсеров от их собственной программы – поддержка революционных выступлений крестьян вплоть до конфискации помещичьих земель), и в вопросе национальном (защита кадетского антидемократизма в отношении к Украине и Финляндии).

‡агрузка...

 

Мелкобуржуазные массы не могут не колебаться между буржуазией и пролетариатом. Так было во всех странах, так идет дело и в России. Меньшевики и эсеры повели массы к подчинению политике контрреволюционных буржуа.

В этом суть положения. В этом значение наступления. В этом своеобразие: не насилие, а доверие к эсерам и меньшевикам сбило народ с пути.

Надолго ли?

Не надолго. Массы научатся собственным опытом. Печальный опыт нового (теперь начатого) этапа войны, новой, обостренной наступлением разрухи неизбежно поведет к политическому краху партий эсеров и меньшевиков.

Задача пролетарской партии в первую голову помочь массам осознать и правильно учесть этот опыт, правильно подготовиться к этому великому краху, который покажет массам их настоящего вождя – организованный городской пролетариат.

 

С неустанной энергией будем мы продолжать разоблачать политику правительства, решительно предостерегая, по-прежнему, рабочих и солдат против нелепых надежд на разрозненные, дезорганизованные выступления.

Этот этап надо изжить. Поможем скорее и безболезненнее изжить его. Он приведет народ к избавлению от последних мелкобуржуазных иллюзий, к переходу власти в руки революционного класса.

 

РЕЗОЛЮЦИЯ ЦК РСДРП(б) 20 АПРЕЛЯ (3 МАЯ) 1917 ГОДА О КРИЗИСЕ В СВЯЗИ С НОТОЙ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ОТ 18 АПРЕЛЯ (1 МАЯ) 1917г.

Нота Временного правительства показала полную правильность позиции, занятой нашей партией в резолюции Петроградской общегородской конференции, а именно, что:

1) Временное правительство есть правительство насквозь империалистское, связанное по рукам и ногам англо-французским и русским капиталом;

2) все его обещания, которые оно делало или могло бы делать (относительно «выявления воли народа к ми­ру» и т.п.), ничего кроме обмана содержать не могут;

3) Временное правительство не может отказаться от аннексий – независимо от того, каков будет личный состав его, потому что в настоящей войне и особенно в данный момент класс капиталистов связан банковым капиталом;

4) политика мелкой буржуазии, проводимая народниками, меньшевиками, большинством вождей данного Совета рабочих депутатов, и состоящая в поддержке обманчивых надежд на возможность «исправить» «мерами воздействия» капиталистов (т. е. Временное правительство), – еще и еще раз разоблачена этой но­той.

Ввиду этого Τ TTC признает:

I. Всякие изменения личного состава данного правительства (отставка Милюкова, отзыв Керенского и т.п.) будут подражанием худшим приемам буржуазного парламен­тарного республиканизма, подменяющего борьбу классов соревнованием клик и лич­ными перетасовками.

II. Единственным спасением для массы мелкобуржуазного населения, колеблющего­ся между капиталистами и рабочим классом, является безусловный переход этой массы на сторону революционного пролетариата, который один только способен на деле разо­рвать путы финансового капитала и аннексионистской политики. Только взявши – при поддержке большинства народа – всю государственную власть в свои руки, револю­ционный пролетариат совместно с революционными солдатами, в лице Советов рабо­чих и солдатских депутатов, создаст такое правительство, которому поверят рабочие всех стран и которое одно в состоянии быстро закончить войну истинно демократиче­ским миром.

 

«Кризис власти»

Вся Россия помнит еще дни 19-21 апреля, когда на улицах Петрограда готова была закипеть гражданская воина.

21 апреля Временное правительство написало новую якобы успокоительную бумажку, в которой «разъяснило» свою грабительскую ноту от 18 числа.

После этого большинство Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов решило признать «инцидент исчерпанным».

Прошла еще пара дней, и всплыл вопрос о коалиционном министерстве[192]. Исполнительный комитет разделился почти поровну: 23 – против коалиционного министерст­ва, 22 – за. Инцидент оказался «исчерпанным» только на бумаге.

Но вот прошло еще два дня, и мы имеем новый «инцидент». Военный министр, один из главарей Временного правительства, Гучков, подал в отставку. Говорят о решенной будто бы отставке всего Временного правительства (в момент, когда мы пишем эти строки, мы не знаем еще, верно ли, что все правительство ушло). Создался опять «ин­цидент», да притом такой, перед которым побледнеют все предыдущие «инциденты».

Откуда же такое множество «инцидентов»? Нет ли тут какой-нибудь основной причины, которая с неизбежностью порождает «инцидент» за «инцидентом»?

Такая причина есть. Это – так называемое двоевластие, это, то неустойчивое равновесие, которое явилось результатом соглашения Совета рабочих и солдатских депутатов с Временным правительством.

Временное правительство есть правительство капиталистов. Оно не может отказать­ся от стремления к завоеваниям (аннексиям), оно не может кончить грабительскую войну демократическим миром, оно не может не охранять барышей своего класса (т. е. класса капиталистов), оно не может не охранять земли помещиков.

Совет рабочих и солдатских депутатов представляет другие классы. Большинство рабочих и солдат, входящих в Совет, не хотят грабительской войны, не заинтересованы в прибылях капиталистов и сохранении привилегий помещиков. Но они еще доверяют Временному правительству капиталистов, хотят соглашаться с ним, хотят быть с ним в контакте.

Советы рабочих и солдатских депутатов сами являются зародышем власти. Рядом с Временным правительством Советы тоже пытаются в некоторых вопросах осуществ­лять свою власть. Получается чресполосица властей или то, что теперь называют «кри­зисом власти».

Так тянуться долго не может. При таком положении вещей каждый день будет приносить новый «инцидент» и создавать новые осложнения.

Бумажку с надписью: инцидент исчерпан – написать можно. Но в живой жизни эти инциденты не исчезнут, по той простой причине, что это вовсе не «инциденты», не случайности, не мелочи. Это внешние проявления глубокого внутреннего кризиса. Это результаты того тупика, в ко­торый уперлось все человечество. Выхода из разбойничьей войны нет и быть не может, если не решиться на те меры, которые предлагают социалисты-интернационалисты.

 

Три пути предлагаются теперь русскому народу, дабы разрешить «кризис власти».

Одни говорят: оставьте все по-старому, доверьтесь еще больше Временному правительству. Возможно, что отставкой угрожают именно для того, чтобы заставить Совет сказать: доверяем еще больше. Временное правительство добивается, чтобы его стали упрашивать: придите и володейте, без вас – на кого же мы останем­ся...

Другой путь: коалиционное министерство. Поделимте министерские портфели с Милюковым и К°, введемте в министерство несколько человек наших, и тогда пойдет уж музыка не та.

Третий путь предлагаем мы: перемена всей политики Советов, отказ от доверия к капиталистам и переход всей власти к Советам рабочих и солдатских депутатов. Перемена лиц ни к чему не приведет, надо переменить политику. Надо, чтобы у власти стал другой класс. Правительству рабочих и солдат поверит весь мир, ибо всякий понимает, что рабочий и беднейший крестьянин никого грабить не хочет.

Только это может ускорить конец войны, только это может облегчить нам пережить экономическую разруху.

Вся власть Советам рабочих и солдатских депутатов! Никакого доверия правительству капиталистов!

Каждый «инцидент», каждый день, каждый час будет подтверждать правильность этого пароля.

 

К чему ведут контрреволюционные шаги временного правительства

Мы получили следующую телеграмму:

«Енисейск. Совет рабочих и солдатских депутатов заслушал телеграмму министра Львова на имя назначенного комиссара Енисейской губ. Крутовского, присланную в Енисейск для руководства.

Мы протестуем против желания ввести опять чиновничество, заявляем, что, во-1-ых, мы не допустим управлять нами назначаемым чиновникам, во-2-ых, изгнанным крестьянским начальникам возврата нет, в-3-их, признаем только органы, созданные в Енисейском уезде самим народом, в-4-ых, назначаемые чиновники смогут повелевать только через наши трупы.

Енисейский Совет депутатов».

Итак, Временное правительство назначает из Петрограда «комиссаров» для «руководства» Енисейским Советом рабочих и солдатских депутатов. Назначение это произведено было притом Вре­менным правительством в такой форме, что Енисейский Совет рабочих и солдатских депутатов протестует против «желания ввести опять чиновничество».

Мало того, Енисейский Совет рабочих и солдатских депутатов заявляет, что «назначаемые чиновники смогут повелевать только через наши трупы». Поведение Временно­го правительства довело далекий сибирский уезд, в лице его всенародно выбранного руководящего учреждения, до того, что по адресу правительства раздается прямая уг­роза вооруженного сопротивления.

Дохозяйничались господа из Временного правительства!

К чему было из Петрограда назначать «комиссаров» для «руководства» выборным местным учреждением? Неужели приезжий человек способен лучше знать местные нужды, способен «руководить» местным населением? Чем подали повод енисейцы к этой нелепой мере?

На все эти вопросы ответ может быть только один. Гг. представители помещиков и капиталистов, заседающие во Временном правительстве, непременно хотят сохранить старый, царистский аппарат управления: сверху «назначаемое» чиновничество. Так делали все буржуазно-парламентарные республики в мире. Такими шагами Временное правительство подготовляет (все равно, сознательно или несозна­тельно) восстановление монархии в России. Ибо сверху «назначаемое», для «руково­дства» местным населением, чиновничество всегда было и всегда будет вернейшим залогом восстановления монархии, таким же, как постоянная армия и полиция.

Енисейский Совет рабочих и солдатских депутатов тысячу раз прав и практически и принципиально. Возврата изгнанных крестьянских начальников допускать не следует. Введения «назна­чаемого» чиновничества терпеть нельзя. Признавать следует «только органы, создан­ные самим народом» в данной местности.

Народу нужна действительно демократическая, незнающая иных властей, кроме вы­борных и по желанию населения в любое время сменяемых, рабочая и крестьянская республика. И за такую республику должны все рабочие и крестьяне бороться против замашек Временного правительства восстановить монархические, царистские приемы и аппараты управления.

 

Финляндия и Россия

Вопрос об отношении Финляндии к России стал злободневным. Временное правительство не сумело удовлетворить финский народ, требующий пока еще не отделения, а только широкой автономии.

Царь, правые, монархисты за прямое подчинение Финляндии русскому народу.

Буржуазия республиканская – за со­глашение Финляндского сейма с Учредительным собранием.

Сознательный пролетари­ат и с.-д., верные своей программе, за свободу отделения Финляндии, как и всех непол­ноправных народностей, от России.

Вот бесспорная, ясная, точная картина.

 

Под лозун­гом «соглашения», который ровно ничего не решает, ибо как быть, если соглашение не будет достигнуто? – буржуазия проводит то же самое, царистское, подчинение, ту же политику аннексий. Ибо Финляндию аннектировали русские цари по сделкам с душителем французской революции Наполеоном. Если мы действительно против аннексий, то мы долж­ны сказать: свобода отделения для Финляндии!

Когда мы сказали и осуществили это, тогда – и только тогда! – «соглашение» с Финляндией будет действительно добро­вольным, свободным, действительно соглашением, а не обманом. Только имеющая свободу отделиться Финляндия действительно в состоянии вступать в «соглашение» с Россией о том, надо ли ей отделяться. Кто без этого условия, без признания свободы отделения, фразерствует «соглашение», тот обманывает себя и народ.

Цари проводили политику аннексий грубо, обменивая один народ на другой по соглашению с другими монархами (раздел Польши, сделка с Наполеоном о Финляндии и пр.), как помещики обменивали меж собой крепостных крестьян.

Буржуазия, становясь республиканской, проводит ту же самую политику аннексий более тонко, более при­крыто, обещая «соглашение», но отнимая единственную реальную гарантию действи­тельного равноправия при соглашении, именно: свободу отделения.

Группировка классов и партий ясная.

Мелкие буржуа дают себя запугать призраком запуганной буржуазии – в этом вся суть политики с.-д. меньшевиков и эсеров. Они «боятся» отделения. Сознательные пролетарии не боятся его.

 

Товарищи рабочие и крестьяне!

Не поддавайтесь аннексионистской политике русских капиталистов, Гучкова, Милюкова, Временного правительства по отношению к Финляндии, Курляндии, Украине и пр.!

Не бойтесь признать свободу отделения всех этих наций.

Не насилием надо привлекать другие народы к союзу с великороссами, а только действительно добровольным, действительно свободным соглашением, невоз­можным без свободы отделения.

Чем свободнее будет Россия, чем решительнее признает наша республика свободу отделения невеликорусских наций, тем сильнее потянутся к союзу с нами другие на­ции, тем меньше будет трений, тем реже будут случаи действительного отделения, тем короче то время, на которое некоторые из наций отделятся, тем теснее и прочнее братский союз пролетарски-крестьянской республики российской с республиками какой угодно иной нации.

 

Украина

Крах политики нового, коалиционного, Временного правительства вырисовывается все более и более рельефно. Изданный украинской Центральной радой[193] и принятый 11 июня 1917 года Всеукраинским войсковым съездом «универсальный акт» об устрое­нии Украины представляет собой прямое разоблачение этой политики и документаль­ное свидетельство ее краха.

Украин­цы, как сообщает сегодня в «Деле Народа» министр Чернов, требовали совсем малого именно, «чтобы Временное правительство особым актом провозгласило, что оно не против права украинского народа на автономию».

«Не отделяясь от всей России, не разрываясь с российским государством, – гласит этот акт, – пусть украинский народ на своей земле имеет право сам распоряжаться своей жизнью... Все законы, которыми должен устанавливаться порядок здесь, на Украине, имеет право издавать только наше украинское соб­рание; те же законы, которыми будет устанавливаться порядок на протяжении всего Российского госу­дарства, должны издаваться всероссийским парламентом».

Это – скромнейшее и закон­нейшее требование, столь же скромны и два остальных:

1) Украина выбирает мест­ным населением одного представителя центрального российского правительства.

До чего скромно это требование, показывает тот факт, что в 1897 г. великороссов в России 43% населения, а украинцев – 17%, т.е. украинцы могли бы просить не одного министра на 16, а шестерых!!

2) На Украине должен быть «избранный местным населением один представитель центрального российского правительства», – что мо­жет быть законнее этого?

Это совершенно ясные слова. С полнейшей точностью заявлено в них, что в данное время украинский народ отделяться от России не хочет. Он требует автономии, ничуть не отрицая необходимости и верховной власти «всероссийского парламента». По какому праву смеет демократ отступать от теорией доказанно­го и опытом демократических революций подтвержденного принципа: «никаких назна­чаемых сверху для местного населения властей»??

Отказ в этих скромнейших и законнейших требованиях со стороны Временного правительства был неслыханным бесстыдством, дикой наглостью контрреволюционеров, истинным проявлением политики великорусского «держиморды», – и эсеры с меньшевиками, издеваясь над их собственными партийными программами, терпели это в правительстве и защищают это теперь в своих газетах!! До какого позора пали эсеры и меньшевики!

Ни один демократ, не говоря уже о социалисте, не решится отрицать полнейшей законности украинских требований.

Ни один демократ не может также отрицать права Украины на свободное отделение от России.

Лишь безоговорочное признание этого права дает возможность агитировать за вольный союз украинцев и великороссов, за добровольное соединение в одно государство двух народов.

Лишь безоговорочное признание этого права в состоянии порвать на деле, бесповоротно, до конца, с проклятым царистским прошлым, которое все сделало для взаимоотчуждения народов, столь близких и по языку, и по месту жительства, и по характеру, и по истории. Проклятый царизм пре­вращал великороссов в палачей украинского народа, всячески вскармливал в нем нена­висть к тем, кто запрещал даже украинским детям говорить и учиться на родном языке.

Революционная демократия России, если она хочет быть действительно революционной, действительно демократией, должна порвать с этим прошлым, должна вернуть себе, рабочим и крестьянам России, братское доверие рабочих и крестьян Украины. Этого нельзя сделать без полного признания прав Украины, в том числе права на сво­бодное отделение.

Мы не сторонники мелких государств. Мы за теснейший союз рабочих всех стран против капиталистов и «своих» и всех вообще стран.

Но именно для того, чтобы этот союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни в чем и ни на минуту ни буржуазии русской, ни буржуазии украинской, стоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им своей дружбы, а завоевывая ее отношением как к равному, как к союз­нику и брату в борьбе за социализм.[rrrrrrrrrrrr]

Газета озлобленных, полуобезумевших от бешенства, буржуазных контрреволюционеров «Речь» дико обрушивается на украинцев, на их «самовольное» решение.

«Посту­пок украинцев» будто бы «есть прямое преступление против закона, которое вызывает против себя немедленное применение суровых законных кар».

Прибавлять что-либо к этому выпаду озверелых буржуазных контрреволюционеров нечего.

Долой контррево­люционеров буржуазии!

Да здравствует свободный союз вольных крестьян и рабочих вольной Украины с рабочими и крестьянами революционной России!

«Новое» правительство уже отстало не только от революционных рабочих, но и от массы крестьянства

Вот доказательство:

Вечерняя «Русская Воля» от 4 мая сообщает о настроении делегатов собравшегося крестьянского съезда:

«Главная обида делегатов, будто бы нанесенная крестьянам, в том, что все классы уже пожинают плоды революции, только крестьяне до сих пор еще ждут своей доли. Только крестьянам предлагают подождать созыва Учредительного собрания, который разрешит вопрос о земле.

– Нет, не будет этого, не хотим ждать, как другие не ждали. Хотим земли сейчас, немедля».

Нет сомнения, что репортер «Русской Воли», газеты, служащей худшим из капиталистов, не клевещет на крестьян в данном случае (расчета нет врать), а говорит правду, предостерегая капиталистов. Эту правду подтверждают все вести с съезда.

«Новое» правительство уже безнадежно отстало даже от крестьянского съезда!!

Неожиданный для многих факт, но факт.

А факты – упрямые вещи, как говорит английская пословица.

 

Запугивание народа буржуазными страхами

Газеты капиталистов, с «Речью» во главе, лезут из кожи вон, чтобы запугать народ призраком «анархии». Не проходит дня, чтобы «Речь» не кричала об анархии, не разду­вала известий и слухов об отдельных, совершенно ничтожных случаях нарушения по­рядка, не запугивала народ.

За «Речью», за всеми газетами капиталистов тянутся давшие себя запугать газеты народников, социалистов-революционеров и меньшевиков. «Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов», вожди которых в данный момент принадлежат к этим партиям, в сегодняшней передовице окончательно переходят на сторону распространителей «буржуазных страхов», договариваясь до такого... как бы это помягче выразиться?., явно преувеличенного заявления:

 

«Идет разложение в армии. Местами идут беспорядочные захваты земли, истребление и расхищение скота и инвентаря. Растет самоуправство...».

 

Под самоуправством народники и меньшевики, т.е. партии мелкой буржуазии, разумеют взятие всей земли крестьянами на местах, не дожидаясь Учре­дительного собрания.

 

Самоуправство, анархия... какие страшные слова! Но пусть народник или меньшевик, желающий думать, поразмыслит немного над следующим вопросом.

До революции земли были у помещиков. Это не называлось анархией. А к чему это привело? К краху по всей линии, к «анархии» в самом доподлинном смысле слова, т.е. к полному разорению страны, к разорению и гибели большинства населения.

Мыслим ли отсюда иной выход, кроме величайшей энергии, инициативности, решительности большинства населения? Ясно, что нет.

Что же получается в итоге?

1) Сторонники царя за всевластие помещиков в деревне и за сохранение ими всей земли. Они не боятся действительно получавшейся также от этого «анархии».

2) Кадет Шингарев, как представитель всех капиталистов и помещиков (кроме кучки царистов), стоит за «примирительные землевладельческие камеры для добровольного соглашения между земледельцами и землевладельцами при волостных продовольственных комитетах».

3) Мелкобуржуазные политики (народники и меньшевики) идут на деле за Шингаревым, советуя крестьянам «ждать» до Учредительного собрания и называя немедленную конфискацию земель самими крестьянами на местах «анархией».

4) Партия пролетариата (большевики) стоит за немедленный захват земель крестья­нами на местах, рекомендуя величайшую организованность. Мы не видим тут «анар­хии», ибо именно такое решение, и только такое решение, есть решение по большинст­ву местного населения.

С которых пор решение по большинству называется «анархией»?? Не правильнее ли называть анархией решение по меньшинству, предлагаемое в разных формах и царистами и Шингаревым?

Ибо если Шингарев хочет заставить крестьян «добровольно» «примириться» с помещиками, то это есть решение по меньшинству, ибо в России на 300 крестьянских семей 1 семья крупного помещика. Если я предлагаю тремстам семей «добровольно» «соглашаться» с одной семьей крупного эксплуататора, то я предлагаю решение в угоду меньшинства, решение анархическое.

Вы, господа капиталисты, криками об «анархии» прикрываете защиту интересов одного против трехсот. Вот в чем гвоздь.

 

Возразят: но ведь вы хотите решения дела одними местными людьми, не дожидаясь Учредительного собрания! вот в чем анархия!

Отвечаем: а Шингарев чего хочет? Тоже решения дела местными людьми («добровольным соглашением» крестьян с помещиками), тоже не дожидаясь Учредительного собрания!

По этому пункту между нами и Шингаревым разницы нет: мы оба за окончательное решение Учредительным собранием и за предварительное решение (и проведение в жизнь) местными людьми. Разница между Шингаревым и нами только та, что мы говорим: 300 решат, 1 подчинись; а Шингарев говорит: если 300 решат, это будет «самоуправство», пусть 300 «согласятся» с 1.

Как низко должны были пасть народники и меньшевики, чтобы помогать Шингаревым и Ко распространять буржуазные страхи.

Боязнь народа – вот что руководит этими руководителями страхов и ужасов.

Бояться народа нечего. Решение большинства рабочих и крестьян не есть анархия. Такое решение единственный возможный залог демократии вообще и успеха в приискании мер избавления от разрухи в частности.

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО К ДЕЛЕГАТАМ ВСЕРОССИЙСКОГО СЪЕЗДА КРЕСТЬЯНСКИХ ДЕПУТАТОВ

Товарищи крестьянские депутаты!

Центральный Комитет Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков), к которому я имею честь принадлежать, хотел дать мне полномочие представлять нашу партию на крестьянском съезде. Не имея возможности до сих пор, по болезни, выполнить это поручение, я позволю себе обратиться к вам с настоящим открытым письмом, чтобы приветствовать всероссийское объединение крестьянства и указать вкратце на глубокие разногласия, которые разделяют нашу партию с партией «социалистов-революционеров» и «социал-демократов меньшевиков».

Эти глубокие разногласия касаются трех самых важных вопросов: о земле, о войне и об устройстве государства.

 

Вся земля должна принадлежать народу. Все помещичьи земли должны без выкупа отойти к крестьянам. Это ясно. Спор идет о том, следует ли крестьянам на местах немедленно брать всю землю, не платя помещикам никакой арендной платы и не дожидаясь Учредительного собрания, или не следует?

Наша партия думает, что следует, и советует крестьянам на местах тотчас брать всю землю, делая это как можно более организованно, никоим образом не допуская порчи имущества и прилагая все усилия, чтобы производство хлеба и мяса увеличилось, ибо солдаты на фронте бедствуют ужасно.

Поэтому ждать Учредительного собрания недопустимо.

Права Учредительного собрания окончательно установить всенародную собственность на землю и условия распоряжения ею мы нисколько не отрицаем. Но предварительно, теперь же, этой весной, распорядиться землей должны сами крестьяне на местах. Солдаты с фронта могут и должны послать делегатов в деревни.

 

Далее. Чтобы вся земля досталась трудящимся необходим тесный союз городских рабочих с беднейшими крестьянами (полупролетариями). Без такого союза нельзя победить капиталистов. А если не победить их, то никакой переход земли в руки народа не избавит от народной нищеты. Землю есть нельзя, а без денег, без капитала достать орудия, скот, семена неоткуда[ssssssssssss].

Не капиталистам должны доверять крестьяне и не богатым мужикам (это – те же капиталисты), а только городским рабочим. Только в союзе с ними добьются беднейшие крестьяне, чтобы и земля, и железные дороги, и банки, и фабрики перешли в собственность всех трудящихся, а без этого, одним перехо­дом земли к народу, нельзя устранить нужды и нищеты.

Рабочие в некоторых местностях России уже переходят к установлению рабочего надзора (контроля) за фабриками. Такой надзор рабочих выгоден крестьянам, он даст увеличение производства и удешевление продуктов. Крестьяне должны всеми силами поддерживать такой почин рабочих и не верить клеветам капиталистов против рабочих.

 

Второй вопрос – о войне.

В нашем теперешнем, новом Временном правительстве 10 министров принадлежат к партиям помещиков и капиталистов, а 6 – к партиям «народников» («социалистов-революционеров») и «меньшевиков социал-демократов».

По нашему убеждению, народники и меньшевики делают глубокую и роковую ошибку, входя в правительство ка­питалистов и соглашаясь вообще поддерживать его. Такие люди, как Церетели и Чер­нов, надеются «побудить» капиталистов скорее и честнее окончить эту захватную войну. Но эти вожди партии народников и меньшевиков ошибаются – на деле они помогают капиталистам готовить наступление русских войск против Германии, то есть затягивать войну, увеличивать неслыханно-тяжелые жертвы, принесенные русским народом вой­не.

Кровь рабочих и крестьян не должна литься из-за достижения грабительских целей капиталистов.

Надо скорее кончать эту преступную войну, и не сепаратным (отдельным) миром с Германией, а всеобщим миром, и не миром капиталистов, а миром трудящихся масс против капиталистов.

Путь к этому один: переход всей государственной власти целиком в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и в России и в дру­гих странах. Только такие Советы в состоянии на деле помешать обману народов капи­талистами, помешать затягиванию войны со стороны капиталистов.

 

И здесь я подошел к третьему и последнему из намеченных мною вопросов: к вопро­су об устройстве государства.

Россия должна быть демократической республикой. С этим согласно даже большинство помещиков и капиталистов, которые всегда стояли за монархию, но убедились те­перь в том, что народ в России ни за что не допустит восстановления монархии.

Теперь капи­талисты направили все усилия на то, чтобы республика как можно больше походила на монархию и могла быть как можно легче снова превращена в монархию (примеры тому бывали во многих странах неоднократно).

Для этого капиталисты хотят сохранения чиновничества, стоящего над народом, полиции и постоянной армии, отделенной от народа и находящейся под командой невыборных генералов и офицеров. А генералы и офицеры, если они не выборные, всегда будут из поме­щиков и капиталистов. Это известно из опыта всех республик на свете.

Наша партия, партия сознательных рабочих и беднейших крестьян, добивается республики, в которой не будет издевающейся над народом полиции.

Добивается чтобы все чиновники, снизу доверху, были выборные и сменяемые в любое время по требованию народа; чтобы жалованье их было не выше платы хорошему рабочему.

Чтобы в армии все начальство так же было выборное и чтобы постоянная армия, отделенная от народа, отданная под команду чуждым народу классам, была заменена всеобщим вооружением народа, всенародной милицией.

Во всех буржуазных республиках, даже наиболее демократических, полиция являет­ся главным орудием угнетения масс (как и постоянная армия), залогом всегда возмож­ных поворотов назад к монархии. Полиция бьет «простонародие» в участках и в Нью-Йорке, и в Женеве, и в Париже. Будучи отделена от на­рода, образуя профессиональную касту, составляясь из людей, «натасканных» на наси­лии против беднейшего населения, из людей, получающих несколько повышенную плату и привилегии «власти» (не говоря о «безгрешных доходах»), полиция в каких угодно демократических республиках неизбежно остается, при господстве буржуазии, ее вернейшим орудием, оплотом, защитой.

Серьезные и коренные реформы в пользу трудящихся масс проводить при помощи полиции нельзя. Это объективно невозможно.

Всенародная милиция на замену полиции и постоянной армии – вот условие успеш­ных реформ в пользу трудящихся.

Всенародная милиция означает воспитание демократии действительно масс населения.

Всенародная милиция означает управление не через богатых, не через их полицию, а самим народом.

Всенародная милиция означает что надзор (за фабриками, квартирами, за распределением продуктов и пр.) способен не остаться на бумаге.

Всенародная милиция означает что распределение хлеба пойдет без «хвостов», без всяких привилегий для богатых.

Всенародная милиция означает что целый ряд серьезных и радикальных реформ, перечисленных и у народников с меньшевиками, не останется невинным пожеланием.

 

Мы хотим такой республики, в которой вся власть в государстве, снизу доверху, принадлежит всецело и исключительно Советам рабочих, солдатских, крестьянских и прочих депутатов.

Рабочие и крестьяне – большинство населения. Власть должна быть у них, а не у помещиков, не у капиталистов.

Рабочие и крестьяне – большинство населения. Власть и управление должны быть у их Советов, а не у чиновников.

 

Вот наши взгляды, товарищи крестьянские депутаты!

Мы твердо убеждены в том, что опыт скоро покажет самым широким массам народа ошибочность политики народ­ников и меньшевиков.

Опыт скоро покажет массам, что спасти Россию, которая, как и Германия, как и другие страны, находится на краю гибели, спасти измученные войной народы нельзя путем соглашательства с капиталистами.

Спасти все народы может только переход всей государственной власти прямо в руки большинства населения.

 

О необходимости основать союз сельских рабочих России

Перед заседающей теперь в Питере всероссийской конференцией профессиональных союзов должен быть поставлен один чрезвычайной важности вопрос. Это вопрос об основании всероссийского союза сельских рабочих.

Все классы России организуются. Более всех эксплуатируемый, беднее всех живущий, наиболее раздробленный и задавленный, класс сельскохозяйственных наемных рабочих России как бы забыт.

В некоторых нерусских окраинах, например, в Латыш­ском крае, существуют организации сельскохозяйственных наемных рабочих. В гро­мадном большинстве великорусских и украинских губерний классовых организаций сельского пролетариата нет.

Величайший и безусловный долг передового отряда пролетариев России – профес­сиональных союзов промышленных рабочих – прийти на помощь своим братьям, сельским рабочим.

Трудности организации сельских рабочих огромны – это очевидно, и опыт всех капиталистических стран подтверждает это. Тем необходимее как можно скорее и как можно энергичнее взяться за использование политической свободы в России и немедленно основать всероссийский союз сель­ских рабочих.

Именно конференция профессиональных союзов может и должна сде­лать это.

Именно более опытные, более развитые, более сознательные представители пролетариата, собравшиеся теперь на конференцию, могут и должны кликнуть клич сельским рабочим, позвать их к себе, в ряды самостоятельно организующихся пролетариев, в ряды их профессиональных союзов.

Именно наемные рабочие фабрик должны взять на себя почин, использовать разбросанные по всей России ячейки, группы, отде­ления профессиональных союзов, дабы пробудить сельского рабочего к самостоятель­ной жизни, к деятельному участию в борьбе за улучшение своего положения, к отстаи­ванию своих классовых интересов.

Для тех, кто стоит на классовой пролетарской точке зрения, не мо­жет быть сомнения в правильности положения, принятого на Стокгольмском съезде Российской социал-демократической рабочей партии в 1906 году меньшевиками по инициативе большевиков и вошедшего с тех пор в программу РСДРП. Это положение гласит:

 

«Партия во всех случаях и при всяком положении демократических аграрных преобразований ставит своей задачей неуклонно стремиться к самостоятельной классовой организации сельского пролетариа­та, разъяснять ему непримиримую противоположность его интересов интересам крестьянской буржуа­зии, предостерегать его от обольщения системой мелкого хозяйства, которая никогда при существовании товарного производства не в состоянии уничтожить нищеты масс, и, наконец, указывать на необходи­мость полного социалистического переворота, как единственного средства уничтожить всякую нищету и всякую эксплуатацию».

 

Нет ни одного сознательного рабочего, ни одного члена профессиональных союзов, который бы не признал правильность этих положений. Проводить их в жизнь, посколь­ку дело касается самостоятельной классовой организации сельского пролетариата, – дело именно профессиональных союзов.

Мы надеемся, что именно в революционное время, когда среди трудящихся масс вообще, среди рабочих особенно, живо стремление проявить себя, пробить себе дорогу, не дать устроить жизнь без самостоятельного решения вопросов труда са­мими рабочими, – именно в такое время профессиональные союзы не замкнутся в уз­кие цеховые интересы, не забудут о своих более слабых братьях, сельских рабочих, а со всей энергией придут им на помощь основанием союза сельских рабочих России.

 

Теперь коснемся некоторых практических сторон этого вопроса.

К союзу сельских рабочих России должны принадлежать все, занятые преимущественно или главным образом или хотя бы отчасти наемной работой в сельскохозяй­ственных предприятиях.

Будет ли необходимость подразделяться таким союзам на союзы чистых сельскохояйственных рабочих и на союзы рабочих, лишь отчасти являющихся наемными рабо­чими, покажет опыт. Это во всяком случае не существенно. Существенно то, что основные классовые интересы всех, кто продает свою рабочую силу, однородны и что сплочение вместе всех, кто извлекает хоть часть средств к жизни от работы по найму «в чужих людях», безусловно необходимо.

Наемные рабочие городов, фабрик, заводов связаны тысячами и миллионами нитей с наемными рабочими деревни. Призыв со стороны первых ко вторым не может пройти бесследно.

 

Но дело не должно ограничиться одним призывом. Рабочие городов имеют гораздо больше опыта, знаний, средств и сил. Надо прямо отдать часть этих сил на то, чтобы помочь подняться сельским рабочим.

Надо назначить один день, заработок с которого все организованные рабочие должны отдать на развитие, укрепление всего дела объединения наемных рабочих города и деревни.

Пусть определенная часть этой суммы всецело пойдет на помощь от город­ских рабочих делу классового объединения рабочих сельских.

Пусть из этого фонда будут покрыты расходы на издание ряда самых популярных листовок, на издание (хотя бы еженедельной для начала) газеты сельских рабочих, на посылку хотя бы не­большого числа агитаторов и организаторов в деревню для немедленного основания в различных местностях союзов сельскохозяйственных наемных рабочих.

Только собственный опыт таких союзов поможет найти верный путь для дальнейше­го развития дела.

 

Первой задачей каждого такого союза должно быть улучшение поло­жения тех, кто продает свою рабочую силу в сельскохозяйственные предприятия, за­воевание более высокой платы, лучших условий помещения, питания и т.д.

Надо объявить самую решительную борьбу против того предрассудка, будто предстоящая отмена частной собственности на землю способна «дать землю» всякому батраку и поденщику, подорвать самые корни наемного труда в земледелии. Это предрассудок и предрассудок крайне вредный.

Отмена частной собственности на землю есть громадное и безусловно прогрессивное, безусловно отвечающее интересам экономиче­ского развития и интересам пролетариата преобразование, которое всякий наемный ра­бочий всей душой и всеми силами поддержит, но которое нисколько еще наемного тру­да не устраняет.

Земли есть нельзя. На земле хозяйничать без скота, орудий, семян, без запаса продуктов, без денег нельзя. Полагаться на «обещания», от кого бы они ни исходили, – обещания, что наемным рабочим в деревнях «помогут» обзавестись скотом, орудиями и пр., – было бы худшим заблуждением, непростительной наивностью.

Основное правило, первая заповедь всякого профессионального движения: не полагайся на «государство», полагайся только на силу своего класса. Государство есть орга­низация господствующего класса.

Не полагайся на обещания, полагайся только на силу объединения и сознательности своего класса!

Задачей профессионального союза сельских рабочих должно быть поставлено поэтому сразу – не только борьба за улучшение положения рабочих вообще, но и в особенности отстаивание их интересов как класса при предстоящем великом земельном преобразовании.

«Рабочие руки должны быть переданы в распоряжение волостных комитетов», – так рассуждают часто крестьяне и эсеры.

Точка зрения класса сельскохозяйственных наемных рабочих как раз обратная – в распоряжение «рук» должны попасть волостные комитеты! Хозяйская позиция и позиция наемного рабочего таким противопоставлени­ем выясняются отчетливо.

«Земля всему народу». Это правильно. Но народ делится на классы. Каждый рабочий знает, видит, чувствует, переживает эту истину, умышленно затираемую буржуази­ей и постоянно забываемую мелкой буржуазией.

В одиночку беднякам никто не поможет. Никакое «государство» не поможет наемному рабочему в деревне, батраку, поденщику, беднейшему крестьянину, полупролета­рию, если он сам себе не поможет. Первый шаг для этого – самостоятельная классо­вая организация сельского пролетариата.

 

Пожелаем, чтобы всероссийская конференция профессиональных союзов с величайшей энергией взялась за это дело, кликнула клич по всей России, протянула руку помощи, могучую руку организованного авангарда пролетариев, пролетариям деревни.

 

Солдаты и земля

Большинство солдат – из крестьян. Всякий крестьянин знает, как угнетали и угнетают народ помещики. А в чем сила помещиков?

В земле.

У помещиков десятки миллионов десятин земли. Поэтому миллионам крестьянских семей ничего не остается, как идти в кабалу помещикам.

Никакие «свободы» не помогут крестьянам, пока помещики владеют десятками мил­лионов десятин земли.

Надо, чтобы все земли помещиков отошли к народу. Надо, чтобы все земли в государстве перешли в собственность всего народа. А распоряжаться землей должны мест­ные Советы крестьянских и батрацких депутатов.

Как добиться этого? Надо немедленно устраивать по всей России, в каждой без исключения деревне Советы крестьянских и батрацких депутатов по образцу Советов рабочих и солдатских депутатов в городах.

Если сами крестьяне и батраки не объединят­ся, если сами не возьмут собственной судьбы в свои собственные руки, то никто в мире им не поможет, никто их не освободит от кабалы у помещиков.

А чтобы сами крестьяне на местах могли немедленно взять всю землю у помещиков и распорядиться ею правильно, соблюдая полный порядок, оберегая всякое имущество от порчи, – для этого надо, чтобы солдаты помогли крестьянам.

Крестьяне, солдаты, рабочие – огромное большинство в государстве. Это большин­ство хочет, чтобы все земли немедленно перешли в руки Советов крестьянских депута­тов. Никто не сможет помешать большинству, если оно хорошо организовано (сплоче­но, объединено), если оно сознательно, если оно вооружено.

Солдаты! Помогите объединению и вооружению всех рабочих и всех крестьян!

Солдаты! Объединяйтесь сами крепче и теснее сливайтесь с рабочими и крестьянами! Не давайте вооруженной силы отнять из ваших рук!

Тогда и только тогда народ получит всю землю, народ избавится от кабалы у помещиков.

Как и почему крестьян обманули?

Известно, что, когда крестьянские депутаты всей России съехались в Петроград на Всероссийский Совет крестьянских депутатов, крестьянам обещали (обещали социалисты-революционеры, обещало правительство) немедленно запретить куплю-продажу земель.

Министр Переверзев сначала было действительно хотел выполнить обещание и телеграммой приостановил сделки по купле-продаже земли. Но затем чья-то невидимая рука вмешалась в дело, и министр Переверзев взял назад свою телеграмму и. снова разрешил куплю-продажу земли.

Крестьяне обеспокоились. Они даже послали осо­бую делегацию в министерство.

Крестьян успокоили, крестьян уговорили, как уговаривают малых детей. Их уверили, что немедленно будет издан закон, запрещающий куплю-продажу земли, что «только» в целях издания такого закона временное распоряжение Переверзева было «отложено».

Социалисты-революционеры успокоили крестьян, накормили их обещаниями. Крестьяне поверили. Крестьяне успокоились. Крестьяне разъехались.

Проходили неделя за неделей.

24-го июня (только 24-го июня) появляется в газетах известие, что министр Чернов, вождь партии социалистов-революционеров, внес в правительство законопроект (толь­ко еще законопроект) о запрещении сделок купли-продажи земли.

29-го июня газеты опубликовали сообщение о «частном совещании» Государственной думы, состоявшемся 28-го июня.

В этом совещании г. Родзянко[tttttttttttt], «в заключительном слове остановился на вопросе о сделках с землею в связи с новыми» (о да, чрез­вычайно новыми!) «мероприятиями правительства. Он доказывает, что если сделки на землю будут воспрещены, то земля потеряет ценность» (для кого? для помещиков, очевидно!! Но ведь от помещиков-то крестьяне и хотят отобрать землю!), «будет обесценено обеспечение кредита, и землевладельцам» (бывшим землевладельцам, г. Родзянко!) «будет закрыт всякий кредит. Из каких же средств, – спрашивает М.В. Родзянко, – землевладение будет уплачивать свои долги банкам?»

Ввиду этого М.В. Родзянко предложил совещанию поручить Временному комитету попытаться предотвратить введение закона, гибельного не для частного землевладения, а для государства».

Вот когда «невидимая рука» показалась на свет божий! Вот она, «хитрая механика» коалиционного правительства, с почти социалистическими министрами, разоблаченная проболтавшимся бывшим председателем бывшей Государственной думы, бывшим помещиком, бывшим доверенным Столыпина-Вешателя, бывшим укрывателем провокатора Малиновского – господином Родзянкой[194]!

На этом ярком примере видно как и почему крестьян обманули. Ибо этот факт остается непререкаемым и безусловным фактом: крестьян обманули, не исполнив немедленно того, что им на Всероссийском Совете крестьянских депутатов обещали исполнить немедленно.

 

Как обманули крестьян? Накормив их обещаниями. В этом и состоит «хитрая механика» всех коалиционных министерств на свете, т.е. буржуазных министерств с участием изменников социализ­ма. Бывшие социалисты служат в этих министерствах – все равно, сознают ли они это или нет, – орудием обмана масс капиталистами.

Почему обманули крестьян? Потому что на деле, как это подтвер­дил «случай» с Родзянкой самым наглядным образом, на деле правит Россией блок двух блоков, союз двух союзов.

Один блок есть блок кадетов с монархистами-помещиками, первый из них г. Родзянко. Этот блок имеет большинство в правительстве, по вине эсеров и меньшевиков. Этот блок оттягивал запрещение сделок купли-продажи земель, этот блок поддержива­ет помещиков, капиталистов-локаутчиков.

Другой блок есть блок эсеров и меньшевиков, обманувший народ пустыми обещаниями. Скобелев и Церетели, Пешехонов и Чернов обещаний надавали тьму. Обещания давать легко. Прием «социалистических» министров кормить народ обещаниями испы­тан во всех передовых странах мира и везде привел к краху. Особенность России состо­ит в том, что этот крах партий эсеров и меньшевиков будет острее и наступит скорее обычного вследствие революционного положения страны.

Пусть же каждый рабочий и каждый солдат на этом, особенно поучительном для крестьян, примере хорошенечко разъяснит крестьянам, как и почему их обманули!

Не в блоке (союзе) с капиталистами, а только в союзе с рабочими смогут крестьяне добиться своих целей.

 

Идут наперерез

Вчера, 5 мая, в двух больших утренних газетах («Дело Народа» и «Речь»), на первой странице было помещено объявление заслуживающее большого внимания.

Объявление это сообщает об образовании в Петрограде,

«по соглашению Совета рабочих и солдатских депутатов с союзом инженеров и по полномочию Временного правительства, Центрального комитета по восстановлению и поддержанию нормального хода работ в промышленных предприятиях.

Центральный комитет, ставит своими главнейшими задачами разработку и согласование всех мероприятий по восстановлению и поддержанию нормального хода работ в про­мышленных предприятиях и организацию над всеми промышленными предприятиями постоянного дея­тельного общественного контроля».

Последние два слова в объявлении подчеркнуты.

 

Это напоминает сенатские и прочие чиновничьи комиссии «доброго старого», царистского времени. Как только, бывало, проворуется какой-нибудь негодяй из царских министров, губернаторов, предводителей дворянства и т.п., как только осрамится особенно сильно на всю Россию и на всю Европу какое-нибудь царское учреждение – так сейчас же следовало «успокоение общественного мнения» посредством назначения комиссии из знатных и знатнейших, высокопоставленных и высокопоставленнейших, богатых и богатейших «персон».

И эти персоны «успокаивали» общественное мнение всегда с наилучшим успехом. Они хоронили (обязательно по первому разряду) всякий «общественный контроль» тем основательнее, чем пышнее были фразы об успокоении нашим мудрым царем «общественной совести»...

Так было, так будет – хочется сказать, когда читаешь высокопарное объявление о новом Центральном комитете.

Гг. капиталисты пошли наперерез. В рабочих кругах растет сознание необходимости пролетарского контроля за фабриками и синдикатами. И «гениальным» воротилам де­лового мира из министерских и околоминистерских кругов пришла «гениальная» мысль: пойдем наперерез. Потянем в хвосте за собой Совет рабочих и солдатских депу­татов – этого нетрудно достигнуть, пока в нем главенствуют народники и меньшеви­ки. Устроим «общественный контроль»: это будет выглядеть так важно, так государст­венно-мудро, так министериабельно, так солидно... и это похоронит всякий контроль на деле и всякий пролетарский контроль так верно, так бесшумно... Гениальная мысль! Полное «успокоение» «общественной совести»!

 

– Как составить новый «Центральный комитет»?

О, разумеется, демократически. Ведь мы же все – «революционные демократы». Если кто полагает, что демократия требует посылки от 200 000 рабочих двадцати представителей, а от 10 000 инженеров, капиталистов и пр. одного представителя, то это было бы, разумеется, «анархическим» заблуждением. Нет, истинный демократизм «революционной демократии» «нового» правительства – рабочих и крестьян пусть «представляют» 6 меньшевиков и народников, а помещиков и капиталистов представят 8 кадетов и октябристов.

(Разве новейшие статистические исследования, заканчиваемые в новом министерстве труда по соглаше­нию со старым министерством промышленности, не доказывают, что большинство насе­ления России принадлежит к числу помещиков и капиталистов?)

Вот не угодно ли вам прослушать полный список «представителей» тех учреждений, которые объединились в новом Центральном комитете по соглашению «революцион­ной демократии» с правительством:

Центральный комитет составлен из представителей от:

1) Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов;

2) Временно­го комитета Государственной думы;

3) Всероссийского союза земств;

4) Всероссийско­го союза городов;

5) Петроградского городского общественного управления;

6) Союза инженеров;

7) Совета офицерских депутатов;

8) Совета съездов представителей про­мышленности и торговли;

9) Петроградского общества заводчиков и фабрикантов;

10) Центрального военно-промышленного комитета;

11) Земгора;

12) Комитета военно-технической помощи;

13) Вольно-экономического общества[195] ...

— Все?

— Все.

Разве этого не достаточно для солидного успокоения общественной совести?

— Ну, а если один и тот же крупный банк или один и тот же синдикат капиталистов
будет раз пять или раз десять представлен среди этих десяти или двенадцати учреждений через своих акционеров?

— О, не надо придираться к «частностям», когда суть дела в том, чтобы обеспечить
«постоянный деятельный общественный контроль»!

 

«Фактическое перемирие»

В газете «Новая Жизнь» от 7 мая напечатаны беседы с министрами «нового» правительства. Министр-председатель Львов заявил: «страна должна сказать свое властное слово и послать свою армию в бой».

Вот – суть «программы» нового правительства. Наступление, наступление, наступление![196]

И, защищая эту империалистскую программу, за которой пошли теперь Черновы и Церетели, министр Львов в тонах величайшего нравственного возмущения громил «установившееся на фронте фактическое перемирие»!

 

Пусть каждый русский рабочий, пусть каждый крестьянин подумает хорошенечко над этой программой наступления, над этими громовыми речами министров против «фактического перемирия».

Миллионы людей перебиты и искалечены на войне. Бедствия, причиненные войной человечеству, и особенно трудящимся массам, неслыханны. Капиталисты наживают на войне скандально-высокие прибыли. Солдаты истерзаны и измучены до последней степени.

Что же дурного в фактическом перемирии? Что дурного в том, что бойня приостано­вилась? Что дурного в том, что солдаты получили хоть небольшую передышку?

Нам возражают, что перемирие установилось только на одном фронте и что поэтому оно грозит сепаратным миром. Но это возражение явно несостоятельное. Ибо если ни русское правительство, ни русские рабочие и крестьяне не хотят сепаратного мира с германскими капиталистами и если никто в России не хочет сепаратного мира с сепаратными ка­питалистами, то как, откуда, каким чудом может прийти такой мир?? Кто может навя­зать его??

Возражение до очевидности несостоятельное, явная выдумка, попытка засорить глаза.

Далее. Почему фактическое перемирие на одном фронте «грозит» сепаратным миром на этом фронте, а не грозит распространением фактического перемирия на все фронты?

Фактическое перемирие есть состояние неустойчивое, переходное. Это бесспорно. Переходное к чему? К сепаратному миру оно не может привести, раз нет на это обоюдного согласия двух правительств или двух народов. Но почему бы такое перемирие не могло быть переходом к фактическому перемирию на всех фронтах? Ведь на это, наверное, есть согласие всех народов против всех или большинства правительств?

Братание на одном фронте может и должно быть переходом к братанию на всех фронтах. Фактическое перемирие на одном фронте может и должно быть переходом к фактическому перемирию на всех фронтах.

Народы отдохнули бы от бойни. Революционные рабочие во всех странах подняли бы голову еще больше, их влияние усилилось, вера в возможность и необходимость рабочей революции в передовых капиталистических странах укрепилась.

Что дурного в таком переходе? Почему бы нам, по мере сил, не помочь такому переходу?

Возразят, что фактическое перемирие на всех фронтах помогло бы сейчас германским капиталистам, ибо они сейчас награбили больше добычи. Это неверно, ибо анг­лийские капиталисты больше награбили (немецкие колонии в Африке, немецкие острова в Тихом океане, Месопотамия, часть Сирии и пр.) и ( в отличие от немецких капиталистов) ровно ничего не потеряли, Это во-первых.

Во-вторых, если бы германские капиталисты проявили больше неуступчивости, чем английские, то рост револю­ции в Германии еще более усилился бы. Революция в Германии явно нарастает. Наступление русских войск помешает этому росту. «Фактическое перемирие» ускоряет рост этой революции.

В-третьих, положение Германии, с точки зрения растущего голода, краха, разрухи, самое отчаянное и самое безвыходное, хуже, чем в каких бы то ни было других стра­нах, особенно после вступления в войну Америки[uuuuuuuuuuuu]. «Фактическое перемирие» этого, основного, источника слабости Германии не устранит, а, напротив, скорее улучшит положение других стран (свобода подвоза) и ухудшит положение германских капиталистов (подвезти неоткуда, скрывать правду от народа будет труднее).

 

Две программы стоят перед русским народом.

Одна – программа капиталистов, пе­ренятая Черновыми и Церетели.

Это – программа наступления, программа затягивания империалистической войны, затягивание бойни.

Другая – программа революционных рабочих всего мира, защищаемая в России нашей партией.

Это программа: развить братание (не позволяя немцам обманывать русских), брататься обменом воззваний, распространить и братание и фактическое перемирие на все фронты, всячески помочь такому распространению, ускорить этим рост рабочей революции во всех странах, облегчить этим хоть временную передышку сол­датам всех воюющих стран, ускорить переход власти в России в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, ускорить этим заключение действительно спра­ведливого, действительно всеобщего мира в интересах трудящихся, а не в интересах капиталистов.

Правительство наше с Черновыми и Церетели, с народниками и меньшевиками, за первую программу.

Большинство русского народа и всех народов России (и не только России), т.е. большинство рабочих и беднейших крестьян, несомненно, встает за вторую программу.

Каждый день будет приближать ее победу.

 

Один из тайных договоров

Известно, что первым словом «революционного» Временного правительства по вопросу об иностранной политике было заявление: все тайные договоры, заключенные бывшим царем Николаем II с «союзными» капиталистами, остаются в силе, и новая Россия будет исполнять их свято и нерушимо.

Известно что наши «оборонцы» яростно защищают отказ милюковцев опубликовать тайные договоры. Эти горе-социалисты дошли до жизни такой, что защищают тайную дипломатию и притом тайную дипломатию бывшего царя.

Почему защитники империалистской войны так усердно охраняют тайну договоров?

Хотите знать почему, товарищи рабочие и солдаты?

Познакомьтесь хотя бы только с одним из этих благородных договоров: мы говорим о «нашем» договоре с Италией (т.е. с итальянскими капиталистами) в начале 1915 го­да.

Буржуазный демократ г. В. Водовозов в газете «День» (от 6 мая 1917 г.), опираясь на материалы, опубликованные в «Новом Времени», сообщает содержание этого до­говора:

 

«Союзницы гарантировали Италии южный Тироль с Триентом, всю береговую землю, северную часть Далмации с городами Зара и Спалато, среднюю часть Албании с Валоной, острова Эгейского моря у малоазиатского берега, а кроме того, выгодную железнодорожную концессию в Малоазиатской Турции – такова цена крови, выторгованная Италией. Эти земельные приращения во много раз превосходят все национальные притязания Италии, когда-либо ею прежде выставлявшиеся. Кроме 3 областей с итальянским на­селением (южный Тироль и Триест) приблизительно в 600 000 душ, Италия получает по договору земли более чем с миллионным населением, этнографически и религиозно ей совершенно чуждым. Сюда вхо­дит, например, Далмация, 97% населения которой принадлежит к сербскому племени, тогда как итальянцы составляют в ней немного более 2%.

Совершенно естественно, что договор с Италией, заключенный не только помимо согласия, но и помимо ведома Сербии, вызвал там сильнейшее огорче­ние и раздражение. Это единственный договор, касающийся нынешней войны, содержание которого мы знаем, и этот до­говор – грубо хищнический.»

 

Тайные договоры относительно дележа Персии, Турции, захвата Галиции, Армении – такие же грязные грабительские догово­ры, как грабительский договор с Италией.

 

Товарищи солдаты и рабочие!

Вам говорят, что вы защищаете «свободу» и «революцию»?

На деле вы защищаете темные договоры царя, которые прячут от вас, как прячут секретную болезнь.

 

Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

«Король Константин (греческий) подписал акт отречения под давлением союзной дипломатии», – так пишет по поводу отречения газета бывшего министра иностран­ных дел во Временном «революционном» правительстве г-на Милюкова.

Грецию додушили голодом господа союзные дипломаты[197].Грецию блокировали военные суда англо-французских и русских империалистов, Грецию ос­тавляли без хлеба. «Давление» на Грецию было того самого порядка, какое применили недавно в России, если верить газетам, темные крестьяне одного захолустья, осудив на


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.117 сек.)