АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

ПРОЕКТ РЕЗОЛЮЦИИ ПО ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ В ВЫБОРАХ В III ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ

Читайте также:
  1. III. Из-за чего шла борьба на выборах?
  2. III. ПЕРЕЧЕНЬ ТЕМ ДИПЛОМНЫХ ПРОЕКТОВ, КОТОРЫЕ БЫЛИ ИСПОЛЬЗОВАНЫ В 2012-2014 гг.
  3. Анализ взаимосвязей между показателями эффективности инвестиционно-инновационных проектов и показателями эффективности хозяйственной деятельности предприятия
  4. Анализ влияния инвестиционных проектов и нововведений на изменение обобщающих показателей эффективности производственной деятельности предприятия
  5. Анализ возможности одновременного наступления на объекте инвестиционного проекта сопутствующих видов технического риска
  6. Анализ и оценка проекта СФЗ
  7. Анализ и оценка проектных рисков
  8. Анализ инвестиционных проектов в условиях инфляции
  9. Анализ источников финансирования инвестиционных проектов
  10. Анализ проектов различной продолжительности
  11. Анализ социальной эффективности внедрения проекта.
  12. Безопасность проекта

Принимая во внимание,

1. что активный бойкот, как показал опыт русской революции, является правильной тактикой социал-демократии лишь в обстановке широкого, всеобщего и быстрого революционного подъема, переходящего в вооруженное восстание, и лишь в связи с идейной задачей борьбы против конституционных иллюзий при созыве старой властью пер­вого представительного собрания;

2. что при отсутствии этих условий правильная тактика революционной социал-демократии требует даже при наличности всех условий революционной эпохи участия в выборах, как это и было при II Думе;

3. что социал-демократия, всегда указывавшая на октябристскую сущность партии кадетов и на непрочность кадетского избирательного закона при существовании самодержавия, не имеет никаких оснований менять свою тактику вследствие
замены его октябристским избирательным законом;

4. что развивающееся в настоящее время стачечное движение в центральной промышленной области России, являясь крупнейшим залогом возможного в близком будущем революционного подъема, требует в то же время упорной работы над превращением пока только профессионального движения в политическое и в непосредственно-революционное, связанное с вооруженным восстанием, конференция постановляет:

а) принять участие в выборах и в III Думе;

б) разъяснять массам связь государственного переворота 3. VI. 1907 с поражением декабрьского восстания 1905 г. и с изменами либеральной буржуазии, доказывая в то же время недостаточность одной профессиональной борьбы и стремясь превратить профессиональное стачечное движение в политическое и в непосредственную революционную борьбу масс за свержение царского правительства путем восстания;

в) разъяснять массам, что бойкот Думы сам по себе не в состоянии поднять рабочее движение и революционную борьбу на высшую ступень и что тактика бойкота могла бы стать уместной только при условии успеха наших усилий превратить профессиональный подъем в революционный натиск.

 

Третья Дума[147]

1-го ноября 1907 г. открылась третья Государственная дума, собранная на основании того избирательного закона, который издан царем после разгона II Думы 3-го ию­ня 1907 года.

И старый избирательный закон, изданный 11 декабря 1905 года, был да­лек от всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права, делал из Думы уродливое выражение «воли народа», – особенно после сенатских «разъясне­ний» этого закона.



3-го июня царь отнял у рабочих, крестьян и городской бедноты даже те жалкие избирательные права, которыми они пользо­вались. Самодержавие совершило еще одно гнусное преступ­ление против народа, отдав Думу во владение помещикам и капиталистам, этим опорам царского самовластия, вековым угнетателям народа.

 

Правительство реализует плоды совершенного им 3-го июня гнусного преступления против народа – уродливый избирательный закон, совершенно извращающий во­лю не только всего народа, но даже пользующегося избирательными правами меньшинства в угоду горсти помещиков и капиталистов, дал царизму вожделенные плоды. По приблизительному подсчету оказывает­ся, что социал-демократов выбрано 18[148], других левых 13, кадетов 46, членов групп к ним близких 55, октябристов 92, членов групп, родственных им по направлению, 21, правых всякого рода 171, в том числе 32 члена «Союза русского народа», беспартийных 16.

Таким образом, не считая незначительного числа беспартийных, всех остальных депутатов можно разделить на 4 группы:

крайнюю левую, составляющую всего несколько более 7%,

левый (кадетский) центр – 23%,

правый (октябристский) центр – 25,1%

правые – 40%;

беспартийные составляют несколько менее 4%.

Ни одна из этих групп, взятая в отдельности, не представляет собою абсолютного большинства.

Является ли для вдохновителей и составителей нового избирательного закона такой результат вполне соответствующим их желаниям и ожиданиям?

На этот вопрос надо ответить положитель­но и новый русский «парламент» с точки зрения правящих групп, является в полном смысле слова удовлетворительным.

Дело в том, что у нас, как и во всякой стране с самодержавным или полу-самодержавным режимом, существует собственно два правительства: одно официальное – ка­бинет министров, другое закулисное – придворная камарилья.

‡агрузка...

Эта закулисное банда всегда опирается на самые реакционные слои общества – на феодальное (черносотенное) дворянство – крупных зем­левладельцев и крепостников.

Изнеженная, развра­щенная, выродившаяся – эта общественная группа являет собою яркий образец самого гнусного паразитизма.

Огромная масса «правых» в III Думе будет защищать интересы именно этой общественной плесени и ржавчины завещанных нам темным прошлым.

Сохране­ние крепостнического хозяйства, дворянских привилегий и самодержавно-дворянского режима – вопрос жизни и смерти для этих мастодонтов и ихтиозавров, ибо «зубры» – для них слишком почетное название[wwwwww].

Мастодонты и ихтиозавры выбиваются из всех сил, чтобы, пользуясь своим придворным всемогуществом, захватить в свое полное и безраздельное владение и официальное правительство – кабинет министроов, быкновенно и состоит из их ставленников.

Однако сплошь и рядом большинство кабинета по своему составу не вполне соответствует требованиям кама­рильи.

Конкуренцию хищнику крепостнической эпохи, состав­ляет хищник эпохи первоначального накопления, – тоже грубый, жадный, паразитический, и главное – с жела­нием также ухватить добрый кусок казенного пирога в виде гарантий, субсидий, кон­цессий, покровительственных тарифов и т.д.

Этот слой землевладельческой и про­мышленной буржуазии, типичной для эпохи первоначального накопления, находит се­бе выражение в октябризме и примыкающих к нему течениях.

У него много интересов, общих с черносотенцами – хозяйственный паразитизм и привилегии, квасной патриотизм с октябристской точки зрения так же необходимы, как и с черносо­тенной.

Октябристы – тоже отчасти помещики, – главным образом, те, которые ведут большую торговлю хлебом из своих имений и нуждаются в покровительстве самодержавия для того, чтобы заграницей брали не слишком большие пошлины с этого хлеба, подешевле стоила бы перевозка хлеба за границу по русским железным дорогам, подо­роже покупала бы казна для винной монополии спирт, выкуриваемый из картофеля и хлеба многими помещиками на своих винокуренных заводах.

Но, кроме этих хищных и алчных помещиков, среди октябристов не мало не менее хищных и алчных капитали­стов-фабрикантов, заводчиков, банкиров. Они нуждаются также в покровительстве правительства, – в том, чтобы с иностранных товаров брались высокие пошлины, так чтобы можно было продавать русские товары втридорога, чтобы казна давала выгод­ные для капиталистов заказы на их заводы и так далее. Им необходимо, чтобы полиция и войско делали рабочих такими же их рабами, какими являются крестьяне по отноше­нию к помещикам-крепостникам.

Понятно, как близки октябристы к черносотенцам. Зайдет ли в Думе речь о государ­ственных доходах и расходах, – те и другие сообща будут заботиться о том, чтобы по­дати всею тяжестью ложились на крестьян, рабочих, городскую бедноту, а доходы шли в руки капиталистов, помещиков и крупных чиновников.

Заговорят ли о наделении крестьян землей или об улучшении положения рабочих, – черносотенцы и октябристы дружно будут действовать так, чтобы втридорога сбыть только те земли, которые им не нужны, обобрав при этом до нитки и без того нищее крестьянство; они будут стараться скрутить по рукам и по ногам рабочих, изны­вающих под тяжестью капиталистической эксплуатации.

И, конечно, и черносотенцы и октябристы все усилия напрягут к тому, чтобы было побольше полиции и войска для защиты их «драгоценной» жизни и «священной» собственности: ведь они, как огня, бо­ятся революции, могучего натиска рабочих и крестьян, поднявших великую борьбу за свободу и землю.

Вместе октябристы и черносотенцы составят в третьей Думе ог­ромное большинство – 306 человек из 439-ти. Что захочет это большинство, – то и сделает. Оно – против революции – оно контррево­люционно.

Это – твердыня, обеспечивающая правительству возможность в аграрной политике помочь разорившимся помещикам выгодно ликвидировать свои земли, обобрав при этом до нитки малоземельных крестьян, из рабочего законодательства создать орудие самой грубой эксплуатации пролетариата капиталом, в финансовой политике обеспе­чить сохранение главной тяжести налогов на плечах народных масс.

Это – твердыня протекционизма и милитаризма. Контрреволюционный характер октябристско-черносотенного большинства не оспаривается никем.

 

Но у октябристов могут быть вопросы, по которым они разойдутся с большинством черносотенцев.

Черносотенцы доходят уж до крайней наглости. Они верят в то, что од­ним полицейским кулаком, нагайкой, пулеметом и штыком можно уничтожить всякую революцию, всякое стремление народа к свету и свободе. Они хотят, опираясь на самодержавие, распоряжаться по своей воле и в свою пользу казной, забирать в свои руки все доходные места, хозяйничать в государстве как в своем имении.

Октябристы пом­нят, что помещики и чиновники до сих пор остав­ляли капиталистам слишком мало, все забирали себе.

Два хищника – черносотенец и октябрист – ссорятся из-за одного жирного куска, спорят из-за того, кому больше достанется.

От­дать все или даже большую часть черносотенцам октябристы не хотят: их недавно проучила японская война, показавшая, что черносотенцы так бестолково хозяйничают, что даже себе причиняют убытки, а капиталистам и купцам и того больше. И потому октябристы хотят часть власти в государстве взять в свои руки. Притом октябристы хотят обмануть народ разными законами, по внешности как будто вводящими реформы, улучшения в жизнь государства и народа, на деле же служащими интересам богачей. Они, подобно черносотенцам, готовы, конечно, опе­реться на пулемет, штык и нагайку против революции, но вместе с тем не прочь для большей верности замазать глаза народным массам обманными реформами.

Черносотенцы – надежный союзник октябристов, подобно тому, как придворная ка­марилья – союзник кабинета министров в деле защиты царизма. Но как придворная камарилья проявляет органическое влечение не столько к союзу с кабинетом министров, сколько к господству над ним, так и черносотенцы жаждут диктатуры над октяб­ристами, помыкают ими, стремятся подмять их под себя.

Интересы капитализма, хотя бы и грубо хищнического, паразитического, не мирятся с безраздельным господством крепостнического землевладения.

Обе родственные меж­ду собою социальные группы стремятся отхватить себе кусок пирога побольше и пожирнее, – и отсюда неизбежное их расхождение в вопросах местного самоуправления и центральной организации государственной власти.

Для черносотенцев в земстве и городской Думе не нужно ничего другого кроме того, что есть, а в центре – «долой проклятую конституцию».

Для октябристов и в земстве и в Думе надо усилить свое влияние, а в центре необходима «конституция», хотя и очень куцая, фиктивная для масс. Недаром «Русское Знамя» поносит «октябрей», а «Голос Москвы» в свою очередь находит, что в III Думе правых больше, чем нужно.

Для всего этого октябристам нужны другие союзники, не черносотенцы. Правда, и в этих вопросах они надеются оторвать часть правых от крайних черносотенцев из «Сою­за русского народа», но этого мало. И потому приходится искать других союзников, также врагов революции, но и врагов черносотенцев, сторонников обманных или мел­ких реформ, сторонников конституции в интересах крупной и, пожалуй, отчасти сред­ней буржуазии.

Таких союзников октябристам легко найти в Думе: это – кадеты, партия той части помещиков, крупной и средней буржуазии, которая совсем приспособилась вести настоящее, хорошее капиталистическое хозяйство, похожее на то, которое ведется в западноевропейских странах, основанное также на эксплуатации, на притеснении рабочих, крестьян, городской бедноты, но на эксплуатации умной, тонкой, искусной, кото­рую не всякий сразу поймет и раскусит, как следует.

В кадетской партии много поме­щиков, ведущих настоящее капиталистическое хозяйство, фабриканты и банкиры, много адвокатов, профессоров и докторов с хорошим заработком, получае­мым ими от богачей.

Правда, кадеты в своей программе многое наобещали народу: и всеобщее избирательное право, и все свободы, и восьмичасовой рабочий день, и землю крестьянам. Но все это было сделано только для привлечения народных масс, а на деле всеобщего избирательного права они и в первых двух Думах прямо не предлагали; законы о свободах, предлагавшиеся ими, на деле были направлены к тому, чтобы возможно меньше свободы дать народу; вместо восьмичасового дня они предложили во второй Думе 10-часовой, а землю готовы были отдать крестьянам только такую, которая не нужна для капитали­стического хозяйства, притом за выкуп и в таком количестве, что, получив ее, крестья­не все равно должны были бы работать по найму в соседних помещичьих имениях. Все это был хитрый обман, на который не пошли совсем рабочие, очень мало поддались крестьяне, и отчасти поверила кадетам только городская беднота.

А теперь, после раз­гона двух Дум, кадеты совсем присмирели и начали подлизываться к октябристам: объ­явили, что революционеров и особенно социал-демократов они считают своими врага­ми, заявили, что верят в конституционность октябристов, голосовали за октябриста при выборе председателя Думы.

Сделка готова. Правда, министр Столыпин, по-видимому, не хочет прочной сделки, хочет держать кадетов в черном теле и в этом смысле влияет на октябристов, но на деле все равно составится второе большинство в Думе – из октябристов и кадетов.

Вместе их 212 человек, немного меньше половины, но за них будут еще беспартийные, которых 8 человек, так что большинство составится; да и из правых некоторые могут все-таки голосовать по некоторым вопросам с октябристами и кадетами.

Конечно, и это второе большинство будет контрреволюционно, будет бо­роться с революцией; оно только будет прикрываться жалкими или негодными для на­рода реформами.

 

Можно ли ждать от черносотенно-октябристского большинства, от диких помещиков в союзе с капиталистами-хищниками сколько-нибудь сносного решения аграрного вопроса и облегчения положения рабочих?

В ответ на этот вопрос можно только посмеяться горьким смехом. Положение ясно: осуществить хотя бы в самом уродливом виде объективные зада­чи революции наша «легальная оппозиция» не в состоянии

Она не может хотя бы отчасти залечить зияющие раны, нанесенные России старым строем – она может только при­крыть эти раны жалкими, кислыми, фиктивными реформами.

 

Результаты выборов лишний раз подтверждают наше твердое убеждение:

Россия не может выйти из переживаемого ею кризиса мирным путем.

 

В Думе правительство, стоящее за октябристами, и кадеты хотят хотят обмануть народ и задушить революцию.

Могут ли эти два большинства в третьей Думе победить революцию?

Великая русская революция не может прекратиться, пока крестьяне не получат землю в сколько-нибудь достаточном количестве и пока народные массы не получат главного влияния на управление государством.

Могут ли все это дать оба думских большинства?

Смешно и задавать такой вопрос: разве крепостники-помещики и капиталисты-хищники дадут землю крестьянам и уступят главную власть народу? Нет! они бро­сят кусок голодному крестьянину, обобрав его до последней нитки, помогут хорошо устроиться только кулакам и мироедам и власть всю возьмут себе, оставив народ в угнетении и подчинении.

Понятно, что социал-демократы должны сделать все для того, чтобы продолжать ве­ликое дело народа, – революцию, борьбу за свободу и землю.

Социал-демократы, последовательные и верные борцы за всенародное освобождение, сорвут маску с лицемеров и обманщиков. В Думе, как и вне Ду­мы, они разоблачат насилия черносотенных помещиков и правительства и кадетские обманы. Они поймут, они должны понять, что теперь не только надо вести беспощад­ную борьбу с правительством, но и нельзя ни прямо, ни косвенно поддерживать каде­тов.

И прежде всего и громче всего должен грозно прозвучать обличительный голос социал-демократов против гнусного царского преступления, совершенного 3-го июня 1907 года.

Пусть представители пролетариата в Думе выяснят народу, что третья Дума не может служить его интересам, не может исполнить его требования, и что это может сделать только полновластное учредительное собрание, выбранное всеобщей, прямой, равной и тайной подачей голосов.

 

Правительство будет предлагать новые законы. То же будут делать октябристы, кадеты, черносотенцы.

Во всех этих законах будет наглый обман народа, будет грубое нарушение его прав и интересов, издевательство над его требованиями, надругательст­во над кровью, пролитой народом в борьбе за свободу.

Во всех этих законах будет за­щита интересов помещиков и капиталистов.

Каждый из этих законов будет новым зве­ном в тех цепях рабства, которые готовят насильники и паразиты рабочим, крестьянам, городской бедноте.

Не все это сразу поймут. Но социал-демократы знают и понимают это и потому социал-демократы в Думе обязаны до конца разоблачать классовую подкладку как правительственных, так и либеральных мер и предложений, кото­рые будут проводиться в Думе, причем особенное внимание необходимо обратить на те меры которые касаются экономических интересов широких народных масс: сюда относятся рабочий и аграр­ный вопросы, вопрос о бюджете и т.д.

Эти вопросы – самый чувствительный нерв народной жизни и вместе с тем самое больное место правительства и тех социальных групп, на которые опираются оба думских большинства.

Обличая насилие и обман крепостников и капиталистов, соци­ал-демократы обязаны разъяснять всему народу свои требования: полное народо­властие (демократическая республики), неограниченная свобода и равенство, восьми­часовой рабочий дня и облегчение условий труда рабочих, конфискация крупных имений и передача земли крестьянам.

Они должны указывать и на великую цель, кото­рую ставит себе пролетариат всех стран – социализм, полное уничтожение наемно­го рабства.

 

Рядом с социал-демократами в Думе есть небольшая кучка левых, главным образом, трудовиков.

Их социал-демократы должны призывать следовать за собой. Особенно необходимо это тогда, когда придется выступать с запросами правительству, которое свирепствует в России, как дикий зверь.

Цепные псы царизма – полицейские, жандар­мы, да и высшие власти – министры и губернаторы – позволяют себе каждый день ряд грубых насилий и беззаконий. Обличить и заклеймить их необходимо. И это долж­ны сделать социал-демократы. Но для запроса требуется подпись 30-ти членов Думы, а социал-демократов будет едва ли больше восемнадцати. Вместе с другими левыми их 32[xxxxxx]. Социал-демократы должны составить запрос и призвать левых присоединиться к ним[yyyyyy]. Если левым действительно дорого великое дело свободы, они должны присоеди­ниться. И тогда будет нанесен правительству тяжелый удар, подобный тем, какие нано­сила ему своими запросами социал-демократия во второй Думе.

 

Таковы главные задачи социал-демократов в третьей Государственной думе.

Тяжелый труд предстоит там нашим товарищам. Они будут там среди врагов, злобных и не­примиримых.

Им будут зажимать рот, их будут осыпать оскорблениями, их, может быть, будут исключать из Думы, предавать суду, заключать в тюрьмы, ссылать.

Они должны быть тверды, несмотря на все преследования, они должны высоко держать красное знамя пролетариата, до конца остаться верными делу великой борьбы за всенародное освобождение.

Но и мы все, товарищи рабочие, долж­ны дружно, сообща поддержать их, должны чутко прислушиваться к каждому их слову, отзываться на него, обсуждать их действия на митингах и собраниях, подкреплять сво­им сочувствием и одобрением каждый их правильный шаг, помогать им всеми силами и средствами в борьбе за дело революции.

Пусть будет един рабочий класс в поддержке своих представителей и пусть укрепит он этим свое единство, необходимое ему для его великой борьбы, – для того времени, когда «будет последний, решительный бой».

 

При таких условиях являются совершенно ясными те задачи, которые стоят в настоящий момент на ближайшей очереди перед социал-демократией.

Ставя своей конечной целью торжество социализма, будучи убеждена, что для достижения этой цели необходима политическая свобода, зная, что в настоящее время невозможно осуществить эту свободу мирным путем, без открытых массовых выступлений, – социал-демократия обязана в первую очередь поставить демократические и революционные задачи, разумеется, ни на минуту не отка­зываясь, ни от пропаганды социализма, ни от защиты пролетарских классо­вых интересов в узком смысле слова.

Будучи представительницей наиболее передового, наиболее революционного класса современного общества, – пролетариата, на деле до­казавшего в русской революции свою способность к роли вождя в массовой борьбе, – социал-демократия обязана всеми мерами содействовать тому, чтобы эта роль осталась за пролетариатом и в той новой стадии революционной борьбы, которая наступает, – в стадии, характеризующейся гораздо большим, чем прежде, перевесом сознательности над стихийностью.

С этою целью социал-демократия обязана всеми силами стремить­ся к гегемонии над демократической массой и к развитию в этой массе революционной энергии.

Такое стремление приводит партию пролетариата к резкому столкновению с другими классовыми политическими организациями, для которых демократическая революция является ненавистной и опас­ной не только сама по себе, но и из-за гегемонии в ней пролетариата, что чревато социали­стической опасностью.

 

Таковы основные цели, которые должна поставить себе социал-демократия в III Государственной думе. Совершенно очевидно, что эти цели – те же, которые стояли перед партией пролетариата во второй Думе.

«Непосредственно политическими задачами социал-демократии в Думе являются:

а) выяснение народу полной непригодности Думы, как средства осуществить требо­вания пролетариата и революционной мелкой буржуазии, в особенности крестьянства;

б) выяснение народу невозможности осуществить политическую свободу парламент­ским путем, пока реальная власть остается в руках царского правительства, и выясне­ние неизбежности открытой борьбы народных масс с вооруженной силой абсолютизма, борьбы, имеющей целью обеспечение полноты победы – переход власти в руки на­родных масс и созыв учредительного собрания на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования».

 

Общий характер думской борьбы должен быть подчинен всей внедумской борьбе пролетариата, причем особенно важно использование массовой экономической борьбы и служение ее интересам.

Мирная законодательная работа социал-демократов в третьей Думе при новом подъеме массовых движений, явилась бы не только нецелесообразной, не только смешным донкихотством, но и прямой изменой пролетар­ским интересам. Она неизбежно привела бы социал-демократию к «принижению ее ло­зунгов, способному лишь дискредитировать в глазах массы социал-демократию и ото­рвать ее от революционной борьбы пролетариата».

Большего преступления предста­вители пролетариата в Думе не могли бы совершить.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 | 237 | 238 | 239 | 240 | 241 | 242 | 243 | 244 | 245 | 246 | 247 | 248 | 249 | 250 | 251 | 252 | 253 | 254 | 255 | 256 | 257 | 258 | 259 | 260 | 261 | 262 | 263 | 264 | 265 | 266 | 267 | 268 | 269 | 270 | 271 | 272 | 273 | 274 | 275 | 276 | 277 | 278 | 279 | 280 | 281 | 282 | 283 | 284 | 285 | 286 | 287 | 288 | 289 | 290 | 291 | 292 | 293 | 294 | 295 | 296 | 297 | 298 | 299 | 300 | 301 | 302 | 303 | 304 | 305 | 306 | 307 | 308 | 309 | 310 | 311 | 312 | 313 | 314 | 315 | 316 | 317 | 318 | 319 | 320 | 321 | 322 | 323 | 324 | 325 | 326 | 327 | 328 | 329 | 330 | 331 | 332 | 333 | 334 | 335 | 336 | 337 | 338 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.016 сек.)