АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Образование. Научение быть «модернизированным»

Читайте также:
  1. В 20-30-е гг. появляются новые типы школ, дающие учащимся общее и политехничекое образование. Назовите этот тип школ.
  2. Внешкольное общее образование. Самообразование
  3. ВОДОНЕФТЯНЫЕ ЭМУЛЬСИИ. ОБРАЗОВАНИЕ. УСТОЙЧИВОСТЬ. ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА. МЕТОДЫ РАЗРУШЕНИЯ
  4. Высшее образование. Высшая школа. Подготовка научных кадров
  5. Дошкольное воспитание и образование. Общее школьное образование. Общеобразовательная школа
  6. Научение быть модернизированным
  7. Научение и общение. Подражание
  8. Научение и приобретенное мастерство
  9. НАУЧЕНИЕ И УДОВЛЕТВОРЕНИЕ БАЗОВОЙ ПОТРЕБНОСТИ
  10. Научение как понимание рассказа
  11. Научение на основе последствий

Образование

Тема образования довольно популярна в биографических нарративах, ибо именно благодаря образовательным практикам агенты исследуемого поля профессионализируются и самореализуются. Наши информанты активно рефлектируют по поводу специфики российского образования – эта тема актуальна и важна в конструировании их собственной профессиональной биографии. Образование, по их мнению, лежит в основе успешной профессиональной карьеры.

 

Безусловной точкой референции в данном случае выступает западная система образования (в рассказах информантов речь идет в основном о США и Германии), именно через сравнение обсуждается специфика образования в России. Согласно позициям, озвученным в интервью, система российского образования имеет ряд преимуществ, равно как и недостатков. К достоинствам российского образования относят фундаментальность знаний и их широту, что, по мнению информантов, дает мощную методологическую базу для исследовательской деятельности и способствует формированию нестандартного взгляда на исследования и решение сложных исследовательских и технологических задач:

«Мне кажется, что мы – Россия – выделяемся и пока, может быть, еще тем, что у нас среднее образование, особенно в старшей школе, сильнее, чем на Западе <…> То есть умение мыслить по-крупному, умение мыслить стратегически, мыслить наперед, может быть отбросив шелуху» (Владимир, руководитель исследовательской лаборатории гиганта мировой IT-индустрии, канд. физ.-мат. наук, 59 лет).

 

В то же время российская система образования расценивается как ригидная, крайне медленно реагирующая на вызовы времени:

«С точки зрения образования старалась, училась на одни пятерки, но в какой-то момент понимала, что учили всему чему-то…. Я чувствовала, что это явно не край технологии, не такое что-то инновационное» (Инга, менеджер по связям с университетами, компания №1, 29 лет).

 

Отставание системы связывается со сложной бюрократической организацией и процедурами введения инноваций, существующими в академии. И потому внедрение новых курсов, формирование и институциализация новых исследовательских направлений требует огромного количества времени и усилий:

«У нас, чтобы ввести какую-нибудь новую специальность, я так понимаю, у университетов есть большие трудности. Их нужно согласовывать, идти, вставать. В общем, провести в этом еще пять лет. Мы начнем вводить эту технологию, а она уже, мягко говоря, устарела. Наше образование не такое гибкое к смене реального мира» (Инга, менеджер по связям с университетами, компания №1, 29 лет).



 

Упоминается также оторванность, изолированность академического образования от практики:

«/в Германии/ … на производстве такая практика, причем она очень продолжительная. Это не наша практика, опять же для справки, для чего-то. Это практика, когда внедряешься на три, а может быть на шесть месяцев в компанию. И собственно потом твой менеджер должен написать очень обстоятельный, развернутый, обширный отчет в университет. Университет не поленится перезвонить и расспросить. У нас каждая вторая производственна практика – это не реальность. Это какая-то справка, где ты ее взял. Не всегда, безусловно, но часто. Во всем начинается вот эта халява, халтура, мне кажется с самого начала. И студентов на это вынуждают» (Инга, компания №1, 29 лет).

 

По мнению информантов, сами преподаватели также должны быть включены в производственные процессы с тем, чтобы могли обучать актуальным и востребованным знаниям:

«В Германии большая часть /профессуры/ работала в компаниях в качестве консультантов. У нас они не стали бизнесменами» (там же).

 

Российское высшее образование характеризуется «расслабленным» и, как следствие, неэффективным режимом обучения:

«Там /в Германии и США/ темп учебы совсем другой. У нас в России вроде как, с одной стороны, кажется вот интенсивно… Полный релакс! /…/ Не знаю, чему можно обучиться в таком темпе «интенсивном» /говорит с иронией/» (там же); или: «/у меня был/ редкий случай действительно продуктивной аспирантуры, в основном это просиживание...» (там же).

 

Интересно, что в этой проблеме обвиняется именно система высшего образования, но не студенты. Осознавая эту проблему, зачастую, именно студенты пытаются переломить ситуацию и заставить систему работать на себя:

‡агрузка...

«/молодые люди/ … понимают, что им представилась возможность накачать себя знаниями и создать карьеру[224]. Очень требовательные с научными руководителями своими с тем, чтобы обсуждать свои карьерные планы и задавать вопросы: «Что мне необходимо выполнить /…/»? Формируют эти планы и зубами их выдирают, и делают(Владимир, руководитель корпоративной лаборатории, канд. физ.-мат. наук, 59 лет).

 

Кстати, наиболее «экстремальный вариант» – вообще отказ от высшего образования. В интервью менеджер по связям с университетами компании №1 рассказала нам, что их организация приняла на работу молодого человека без высшего образования: «У него какое-то незаконченное. Но он Гиг. Он реально просто мега-эксперт своей области в свои юные годы!» (Инга, 29 лет). И можно предположить, что такой случай далеко не единственный, а самообразование (очевидно, при узкой специализации) вполне может заменить негибкую и неэффективную систему образования.

 

Важно отметить, что для наших информантов образование представляется не как завершенный проект получения квалификационного сертификата, а именно как постоянная необходимость приобретать знания в течение всей профессиональной жизни[225]. Такой подход связан с тем, что знания расцениваются в качестве самого актуального и востребуемого ресурса, который необходимо постоянно возобновлять. Многие из принявших участие в исследовании информантов получили второе высшее образование в России или за рубежом, имеют ученые степени. Кроме того, почти все занимались на различных курсах, участвовали в тренингах и пр. Причем такие образовательные курсы не только инициируются и оплачиваются работодателями, но и сами наши информанты ищут различные возможности приобрести новые профессиональные знания. Например, по словам HR-менеджера петербургского офиса компании №1, у них:

«…очень много программ таких корпоративных существует. И есть определенные, скажем, джентльменские наборы, в зависимости на какой ты должности находишься. Ты должен обладать определенными знаниями, и пройти определенные тренинги. И это, в частности, и тренинги там по продуктам компании, для того, чтобы понимать что компания, да, какую ценность представляет, и что она действительно, чем она занимается. Поэтому здесь, ну, большое количество часов. Очень много у нас он-лайн обучение, он-лайн тренингов. Когда там коллеги, там, может быть, инструктор находится где-то в Штатах или в Европе, ну, с помощью всех этих средств он использует большую аудиторию, да, и ведет это вещание через там видео и так далее». (Марина, 30 лет).

 

Здесь необходимо отметить два важных момента. Во-первых, получение новых знаний ведется «впрок». То есть инноваторы постоянно профессионализируются, получают знания в рамках своей профессии, но эти знания несколько шире, нежели им требуется для выполнения определенных должностных обязанностей в рамках определенной позиции в компании. То есть приобретение новых знаний – это некая стратегия, вклад в будущее. Во-вторых, наши информанты подчеркивают свою самостоятельность, они выступают в качестве активных субъектов. Так они, зачастую сами принимают решение о повышении квалификации, настаивают на своей самостоятельности и ответственности выбора:

«- Слушай, а ты ходила за свой счет учиться? /на курсы повышения квалификации/

- Да, я ходила за свой счет. Потому что, скажем так компания не поддерживает обучение по какой-то направленности, например вот «управление персоналом» – такое нет, не поддерживает. Поддерживает конкретный какой-то навык, скажем так «Подбор персонала и проведение интервью». Вот такое – может быть. То есть отдельную компетенцию. А вот общую, скажем так, повышение квалификации – вот такое не обеспечивают. Это во-первых. А во-вторых у меня были свои какие-то взгляды и мнения на это /…/ Я об этом даже никому не говорила. И ходила за свой счет. Сама училась!» (Наталья, менеджер по подбору персонала в финской компании, 29 лет).

 

Отдельно следует сказать о значимости освоения иностранных языков. В большинстве случаев языковая компетенция даже не проблематизируется. Язык знают, и это знание воспринимается как «естественное», «само собой разумеющееся». В качестве проблемы расценивается как раз отсутствие языка:

«У нас в компании переводчиков нет. Ни одного. Даже в штатном расписании. Люди, которые работают вплотную в связке с топ-менеджерами, они все владеют английским языком. В какой бы то ни было степени, кто-то получше, кто-то – похуже. Но кто с ними контактируют непосредственно, они разговаривают. /…/ конечно английским там тоже обязателен. Потому что все собрания и все вообще для топ-менеджеров, все идет на английском» (Наталья, менеджер по подбору персонала в финской компании, 29 лет).

 

При этом большинство информантов, не знающих языков, рассказывало о конкретных шагах по достижению этой принципиально важной компетенции. Все так или иначе язык учат.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.006 сек.)