АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Обозримое будущее

Читайте также:
  1. Будущее бессмысленно
  2. Будущее Саммерхилла
  3. В будущее с помощью чисел
  4. Визуализация из главы «Визуализация для вас» («Заглянем в будущее»)
  5. Вопрос 56. Будущее
  6. Единым строем в светлое будущее
  7. И западники, и славянофилы были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей Родины, резко критиковали николаевскую Россию.
  8. Кризис семьи и ее будущее.
  9. Модуль В. Социальная психология и надежное будущее
  10. Основные глобальные проблемы современности. Предпосылки их преодоления. 3. Возможно ли предвидеть будущее?
  11. ПОПЫТКА ЗАГЛЯНУТЬ В БУДУЩЕЕ МЭО

Будущее. Оно манит и пугает. Прошлое уже сверши-
лось. Его можно интерпретировать, переосмысливать. Но
то, что было, не изменить. А будущее никем не запрограм-
мированно. Оно открытая страница.

Как узнать, что нас ждет? как заглянуть за пелетгу времени?


Эта вопросы вечно мучают людей, ß арсенале духа, осо-
бенно в его, так сказать, рационалистическом секторе, на-
коплено немало способов предсказания будущего, прохож-
дения вперед по стреле времени. Современные прогнозисты
владеют таким приемом, как «инерционный анализ», свя-
занный с экстраполяцией наличных устройств тенденций на
обозримое будущее. Используется прием «трендового ана-
лиза», т. е. построение на базе фиксированных тенденций
наиболее устойчивой, всеобъемлющей тенденции (тренда).
На этой основе реализуется «сценарный подход», определя-
ется веер возможностей, перебираются варианты грядуще-
го. Они располагаются· по принципу: как пойдет развитие
при сохранении таких-то обстоятельств или как оно пойдет
при возникновении новых факторов, наконец, предлагают-
ся «проектные концепции», формирующиеся представление
о том, что и как надо людям делать, чтобы добиться желае-
мых целен. Проводится «экспериментальный мониторинг»,
т. е. процедуры отслеживания динамики происходящих из-
менений, зондаж быстро изменяющихся ситуаций. Есть и
немало других «техник» заглядывания в то, что еще не на-
ступило, что еще грядет. Разумеется, при размышлениях о
видении будущего следует помнить, что они всегда опира-
ются на ту или иную концепцию исторического процесса,
его полной заданное™ («провиденциализма») или абсолют-
ной открытости, или того или иного сочетания необходимо-
сти и свободы в исторических актах. Так, весьма распрост-
ранены утверждения о том, что будущее непредсказуемо.
Нам неведом замысел Вседержителя, утверждают богосло-
вы, невозможно предугадать напор жизненного потока, за-
являют социологи, нестабильный Универсум не дает осно-
ваний для сколько-нибудь обоснованных и точных предви-
дений, уверяют ученые и философы.

И все же безоговорочно согласиться с этим нельзя. Разу-
меется, вся конкретная связь фактов, вознесений и падений
властителей и государств, рождения гениев и смерти тира-
нов во всей уникальности явно непредсказуемы. Онтологи-
ческая неопределенность, стохастика исторического бытия
не позволяют фиксировать будущее с ориентанцией на хо-
рошо отрегулированное расписание поездов. За такое дело
остерегались браться и такие персонажи, как Пифия, Ност-
радамус или бабушка Ванга. Многие мыслители нашего
века более чем скептически оценивали возможность προ-
спективного образа истории. Карл Поппер, критикуя исто-
рические пророчества, утверждал, что будущее зависит
только от нас, а над нами не довлеет никакая историческая




необходимость. История, уверяет он, заканчивается сегод-
ня. Мы можем извлечь из нее уроки, однако будущее — вов-1
се не продолжение и не экстраполяция прошлого. Будущее
еще не обладает бытием, и именно это обстоятельство на-
кладывает на нас огромную ответственность, так как мы,
именно мы, можем влиять на будущее. Он не одинок в по-
добных суждениях. Известный .философ-советолог католик
Юзеф Бохеньский полагает, что никакая философия исто-
рии не способна предвидеть будущее. Мы просто не знаем и
знать не можем, как повернутся события.

Однако есть и иные подходы. В свое время Лев Толстой,
размышляя над историей, полагал, что люди не столько
творят историю, сколько смахивают на ребенка, дергающе-
го шнурок в карете и воображающего себя кучером. И не
прав ли наш современник Фернан Бродель, противопостав-
ляя истории событий историю структур? История, согласно
ее подходу, свершается не на уровне наших суетливых тело-
движений, а развертывается медленно и неуклонно в пота-
енных глубинах бытия. Но не то же ли самое утверждал
Мартин Лютер, отмечая, что мы сами вроде бы свободно
бежим, но каждым из нас правит всадник — Бог или дья-
вол? Если это так, если правы этим мощные и ясные умы,
то бесполезно исчислять пути в будущее, облик его можно
лишь угадать, постигнуть в Откровении, обнаружить в про^
зрении, неподвластном сухой логике.

Осмысливая обе эти позиции, убеждаемся в том, что они
грешат крайним радикализмом, безапелляционной уверенно-»
стью в безусловной истинности своих выводов. И обе они, по
сути дела, отказывают в возможности исторического предска-
зания. Если в движении и смене поколений нет «ритмов*·,
«тенденций», «циклов» —вообще какой-либо объективной ло-
гики — то и рисовать образы грядущего —дело безнадежное.
И если шаги истории определяются скрытыми глубинными
структурами, или же заданы неведомыми нам целями Абсо-
люта, Духа, Божества, то и в этом'случае проникновение за
горизонт сиюминутных событий дело безнадежное.

Сомнения в возможности обозревать грядущее во многом
опираются и на негативный опыт множества футурологиче-
ских изданий, появившихся в 50-60 гг. нашего века. Тогда
возник футурологический бум и была сконструирована теоре-
тическая конструкция - футурология — «наука о будущем».
И когда в конце века обращаешься к ним, то видишь, что
большинство предсказаний, увы не оправдались. Более менее
успешны были догадки о перспективах научно-технического
развития, явственно выявились промахи в определении траек-


торим социально-экономического развития, политических пер-
спектив, сферы мировых международных отношений.

С огорчением убеждаешься, что'непредвиденного, неуга-
дашюго, непредсказуемого больше того, что оправдалось,
сбылось. Они не прочли «Книгу судеб*·, в наших руках нет
магического жезла, позволяющего видеть сквозь пелену
времени. Мы убеждаемся в том, что подчас падает то, что,
по нашему разумению, должно было расти, и растет то, что,
казалось бы, обязано падать. Возникли сомнения в оправ-
данности идеи неуклонного прогресса рода людей. Выяви-
лось, что восхождение отнюдь не фронтальный процесс.
Победы на одних участках оборачиваются изъянами и про-
валами на других. У нас есть ракеты и дальняя авиация, но
не родился новый Шекспир или Достоевский. Люди стали
информированнее, но стали ли они моральнее, благороднее,
милосерднее? Как мы уже говорили, налицо явное сближе-
ние всех народов Земли, сплоченнее становится человечест-
во, его фактическое единство нарастает. Но, вместе с тем,
гальванизируются давние страхи и противостояния, конф-
ликты, замешанные на этнических предрассудках, пылают
по всем континентам.

Так может быть, отказаться от попыток заглянуть впе-
ред, вернуться к гадательным процедурам: на костях, кар-
тах, кофейной гуще? И пусть новоявленные религиозные
пророки, гадалки, толкователи, снов сообщают нам о том,
«что будет, чем сердце успокоится». Наверное, такая пози-
ция недостойна человека. В наши дни, когда, как выразил-
ся недавний Генеральный директор ЮНЭСКО, Фредерико
Майор Сарагос: «Завтра всегда поздно», люди не могут за-
крыть глаза на стремительно подступающее грядущее.
Нельзя подобно страусу зарыть голову в песок. Нельзя
жить по принципу Швейка «будь, что будет, как-нибудь да
будет, никогда не было, чтобы чего-нибудь не было».

Медлить нельзя, надо удержать надежду. С легкой руки
Олвина Тоффлера стало расхожим понятие «футурошок».
Это меткое и четкое понятие. Ритмика истории динамично
меняется, смена поколений машин обгоняет смену поколе-
ний людей. Смещаются и модифицируются привычные обы-
денные представления. Резкими прыжками меняется мода,
и не только на костюмы и косметику, но и на стиль жизни,
систему предпочтений.

Наряду с новациями типа постмодернизма, из прошлого
всплывают и гальванизируются кондовые, глубинные идеи
традиционализма. Радикальная динамика жизни встречает
сопротивление со стороны консервативных глубинных то-


ков жизненного процесса. Низвергаются старые идолы и
поспешно лепятся новые. Все это порождает тревог}', страх
перед будущим. Мы, живущие в России последних лет XX
в., с пронзительной остротой сталкиваемся с коллизиями
истории, противоречиями бытия. На общее состояние чело-
веческого мира накладывается паша.отечественная конкрет-
но-историческая ситуация. Это не прибавляет эйфории, не
умножает радости.

Однако не следует включаться жалобными подголоска-
ми в хор исполняющий реквием цивилизации. Надо думать,
что мудрость не оставила человечество, и нашему народу
трезвой ясности не занимать. Нужна спокойная выдержка,
холодное раздумье и душевный пыл для того, чтобы поста-
вить диагноз современности и обоснованный прогноз обоз-
римому завтра. Проще простого произнести «грустно, гос-
пода», махнуть рукой и с тупой обреченностью ждать того,
что свершится. Несомненно, что легче всего предсказывать
промахи и срывы. Говорят же, что хороший прогноз —это
мрачный прогноз. Предсказывай мор, град и раздор и не
ошибешься. К концу века в наборе видения перспектив все
больше нарастают минорные ноты, пессимистические сцена-
рии берут верх над бравурно оптимистическими. Книги, по-
добные обнадеживающей монографии Д. Нэсбитта и П.
Эбурдин, изданной в 1990 г. «Что нас ждет в 90-е годы?»
лишь исключение, подтверждающее общую тенденцию. Ав-
торы утверждали, что 90-е гг. будут необычным периодом.
«Приготовьтесь,—говорили они читателю.—Вы сидите в
первом ряду самого трудного, но и самого удивительного
десятилетия в истории цивилизации».

И вот уже прошла половина этого поистине удивитель-
ного десятилетия. Вибрирует и содрогается мир, идет нер-
вирующий поток событий, неожиданных человеческих по-
ступков. Мы вписаны 'в свою историю, действуем внутри
нее, выступая как воздействующие на ее ход и как испыты-
вающие влияние ее величественного движения.

Что же делать? Уповать на фатализм истории, или на
Провидение, на то, что Парки вьют свою нить по собствен-
ному плану? ждать реализации тонкого замысла Творца?
или же с волюнтаристской, безрассудной отвагой произ-
вольно кроить и ломать ход истории? бросаться от Утопии
и Утопии, от одного жесткого социального эксперимента к
другому, еще более жесткому? При оценке «механизма» ис-
торических свершений представляется, что ближе к подлин-
ному пониманию диалектики истории хрестоматийный те-
зис о людях как актерах и авторах жизненной драмы. Да,


мы актеры, ибо действуем в заданных обстоятельствах, со-
зданных не нами, по сценарию традиции и преемственно-
сти. Но мы и авторы, ибо перед нами веер возможностей, и
только от нас зависит следующий шаг, мы свободны в его
выборе. Рубикон перейден — говорил Юлий Цезарь, выбор
сделан, назад пути нет.

Рефлектируя над истекшим,-вглядываясь в актуальные
события, мы можем видеть их возмолсное развитие, вероят-
ность исхода наших намерений. Противоречивая связка те-
зисов: «нет ничего нового под луной», и «перед нами от-
крытое поле неизведанного» определяет деятельность про-
гнозиста, его находки и потери. Дело футурологов —это
наука и искусство, результат размышлений и интуитивных
вспышек, изучение опыта миллионов и индивидуальных
проходов в то, что еще не свершилось. Поэтому не будем
излишне суровы к тому, что не все оправдалось, что пред-
сказывалось и намечалось.

Идя к перевалу, к вхождению в следующий век и новое
тысячелетие, человечество сталкивается с глобальным вызо-
вом. Мировое сообщество, его интеллектуальная элита и
правящие лидеры стремятся осознать этот вызов. Междуна-
родные форумы в Рио-де-Жанейро (1992 г.), Каире (1994
г.), Копенгагене (1995 г.) —ступени в осмыслении сути это-
го вызова и практических шагов, которые предстоит делать
роду людей.

Сейчас формулируется концепция «устойчивого разви-
тия», то что академик Никита Моисеев назвал стратегией че-
ловечества. В ракурсе построения этой глобальной стратегии
и идет прогнозный поиск. В центре его находятся те дейст-
вия, которые люди Земли должны предпринять для обеспече-
ния сопряженного (коэволюционного) развития Человека и
Природы. Биосфера планеты уже пришла в состояние нерав-
новесия и эта ее нестабильность все более и более усугубляет-
ся. Как восстановить паритет общества и биосферы? Как со-
отнести экологические, технологические и социальные про-
граммы, дабы гармонизировать их в целостном единстве? и
как утвердить мир и спокойствие на планете и в каждой стра-
не? как умерить и вовсе снять социальную напряженность?
Уже ясно, что людям Земли придется (хочется того или нет)
уменьшить свои потребительские аппетиты. И в первую оче-
редь чрезмерную гордыню и изнеженную комфортность гос-
подствующих элит. Нравится это благоденствующим верхам
или нет, по без утверждения справедливости покоя не будет.
Но как же всего этого добиться? Этого в полном объеме ни-
кто не знает. И главная цель прогнозистов ныне состоит в


том, чтобы дать анализ альтернатив деятельности, хода и ис-
хода глобальных процессов.

Мудрецы и поэты, политики и экономисты, правители и
рядовые их рядовых — перед всеми стоит необходимость ра-
зумного выбора, определения пути. Надо предусмотреть
возможные конфликты, назревающие противоречия, появ-
ляющиеся препятствия. Необходима солидарность всех
стран н социальных сил. Не исключена возможность появ-
ления нетрадиционных идеологий и небанальных подходов.
Более того, это насущно необходимо. Все лучшие умы ре-
шают глобальную задачу: отстраивание стратегии человече-
ства, всего человечества на XXI в. Ее еще нет. Она только
в наметках. Полем открытых возможностей предстает вся
глобальная ситуация. Налицо устремленность к складыва-
нию целостного планетарного мира людей. Все чаще звучит
призыв «действовать локально, мыслить глобально».
Жизнь континентов, регионов, стран-государств сейчас со-
относится с планетарной шкалой.

Мы глядим в лицо новой Цивилизации. Как и какой она
сложится? расцвет или упадок? торжество разума или без-
думная и безвольная гибель? экспансия в Галактику или за-
мыкание в становящейся малонадежной биосфере земли?
расширение в каких-то новых формах демократических ус-
тановлений или торжество иеорабовладельческой мегама-
шины? Эти и многие другие вопросы требуют решения на
уровне складывающегося планетарного интеллекта. Это не-
обходимо делать не только лидерам стран и партий, но и
тем, кто читает наш учебник. Эти размышления нужны не
для сдачи экзаменов и последующего полного их забвения,
а для того, чтобы жило и победило человечество.

Сейчас, как никогда ощущается необходимость единения
всех позитивных сил для решения назревших глобальных
проблем. Один из наших Поэтов сказал: «Или братские объ-
ятия, или братская могила». Это так. Другой дороги нет.
Все мы предупреждены. Выбор за нами. И особенно за но-
выми поколениями, вступающими сейчас в жизнь, земляна-
ми XXI столетия. И в это многотрудное время наша Отчиз-
на — Россия, напряженно решая собственные сложнейшие
жизненные задачи, вместе со всеми несет ответственность за
настоящее и будущее рода людей.

Учебник прочитывается и закрывается. А жизнь продол-
жается, история длится, набирает новый разбег. И авторы
учебника надеются, что прочитанное поможет читателю по-
нять себя, мир, настоящее и будущее каждого и всех пас.


Рекомендуемая литература

Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.

Введение D философию: учебник для ВУЗов. М., 1989. Ч. 2. Гл. 18.

Глобальные проблемы и общсчелоиеческпе ценности. М., 1990.

Давидович В., Аболина Р. Кто ты, человечество? Теоретический порт-
рет. М., 1975.

Мир философии: Книга для чтения. М., 1991. Ч. 2. Разд. 8.

Моисеев II. Третьего варианта нам не даноХ/Социально-политический
журнал. 1995. № 2.

Нэсбит Д., Эбурдин П. Что нас ждет в 90-е годы? М., 1992.

Ракитов А. II. Философия компьютерной революции. М., 1991.

Хёсле D. Философия и экология. М., 1994.

Человек и общество. Современный мир. М., 1994.

Контрольные вопросы

1. Что такое человечество как субъект истории?

2. Каковы потребности, производственные возможности и ресурсы совре-
менного человечества?

3. Каковы характерные черты мировой ситуации в преддверии нового
века?

4. В чем состоит глобальный кризис наших дней? Что угрожает совре-
менному человечеству?

5. Каковы предпосылки для выхода из глобального кризиса?
G. Возможно ли и в какой мере предвидение будущего истории?
7. Каковы возможные контуры обозримого будущего?


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.009 сек.)