АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

В ноябре 1995 года

Читайте также:
  1. Россия в феврале-ноябре 1917 года.

28 ноября 1995 г. состоялись парламентские слушания в Государ­ственной Думе России, на которых обсуждалась Концепция Обще­ственной Безопасности, ставшая в последующем теоретической плат­формой КПЕ.

Этим парламентским слушаниям предшествовала большая под­готовительная работа. Благодаря энергичным действиям первых ак­тивистов КОБ удалось наладить контакты с некоторыми депутатами ГД, в частности в комитете по безопасности. В результате в июне 1994 года по распоряжению председателя комитета по безопаснос­ти В. И. Илюхина был проведен семинар, на котором КОБ представ­ляли М. Н. Иванов, Е. Г. Кузнецов и К. П. Петров. На семинар коми­тетом по безопасности были приглашены специалисты из мин.эконо­мики, института востоковедения, истории и другие учёные из различ­ных отраслей. Это было первое мероприятие в стенах Госдумы, ко­торое позволило в последующем наладить устойчивые информаци­онные связи со многими помощниками депутатов.

В апреле 1995 года Зазнобин В. М. и Петров К. П. впервые вошли с КОБой в Кремль, где состоялась длительная встреча с заместите­лем Коржакова генералом Рогозиным Георгием Георгиевичем, кото­рая предопределила многое в дальнейшем распространении КОБы. Генерал Рогозин гг. в КГБ занимался всем, что было связано с т.н. «паранормальными явлениями», экстрасенсами и т.п. «непонятнос­тями». Именно через объяснение этих «ненормальностей» с позиции КОБ нам и удалось его заинтересовать. Были установлены устойчи­вые и непрерывные отношения с аналитическим отделом службы безопасности президента. К нам был «прикреплён» друг Коржакова, уже уволенный в запас офицер Брыксин Олег Александрович, быв­ший в своё время телохранителем А. И. Брежнева. Кроме этого была придана подготовленная киногруппа, которой была поставлена зада­ча снимать все мероприятия с нашим участием. Для чего это было сделано? Ответ очевиден. Надо было анализировать как саму ин­формацию КОБ, так и её восприятие людьми. Кроме этого была за­дача после обработки доложить с комментариями всю информацию «первому лицу», т.е. Ельцину. Ведь к тому времени всем стало оче­видно, что в стране реформы идут «как-то не так» и что надо «что-то делать». А что делать – никто не знал. Поэтому Ельцин и стал ра­зыскивать «национальную идею».



Вот на таком фоне мы провели ряд своих научно-практических конференций, выступали на мероприятиях многих научных учрежде­ний, общественных и политических организаций. Всё это снималось киногруппой.

Одним из таких знаковых мероприятий явилась научно-практи­ческая конференция на тему «Новые методологические основы построения системы безопасности России (глобальные техноло­гии). Место и роль силовых структур в предлагаемой системе безопасности. Решение проблемы подготовки кадров». Дело было ещё в 1995 году в мою бытность заместителем начальника военно-космической академии им. А.Ф. Можайского в С-Петербурге. Тогда в результате активных информационных действий на уровне руковод­ства страны нам удалось согласовать проведение такой НПК 2-3 октября 1995 года на базе академии им.Можайского. Был подготов­лен развёрнутый план подготовки и проведения НПК, состав участ­ников и т.п. План был утверждён со стороны СБП заместителем Кор­жакова генерал-майором Рогозиным гг., а со стороны Мин.Оборо­ны заместителем командующего Военно-космическими силами ге­нерал-лейтенантом Дурневым.

Были разосланы приглашения во все структуры государственной власти. Это и администрация президента и Гос. Дума и правитель­ство, и … Такие же приглашения были разосланы во все силовые ве­домства: МО, МВД, ФСБ, МЧС, Погранслужба (она тогда была са­мостоятельной структурой). Причём приглашения были разосланы не только руководителям, но и начальникам военных академий и училищ по видам и родам Вооружённых Сил. Ну, и конечно, во все СМИ.

По задумке из Кремля (СБП) в самом начале конференции долж­но было быть зачитано приветствие Ельцина к участникам, а по окон­чании от участников конференции должен был быть направлен Ель­цину «Рапорт». Содержание такое. В России есть стратегия (КОБа), которая позволяет вывести Россию на передовые рубежи в мире. Все силовые структуры её поддерживают и готовы поддержать Ельцина в том, чтобы он возглавил осуществление этой стратегии. Расчёт был и на то, что рапорт принимается в канун 4 октября – день запус­ка 1-го искусственного спутника Земли (ИСЗ), да ещё в космической академии.

‡агрузка...

Читатели постарше должны помнить, а молодые читатели книги должны знать, что в 1995 году «наверху в Кремле» уже многие видели, что все «реформы» ведут к краху, но что делать – не знали. А «демократия» привела к тому, что все «силовики» обособились друг от друга и вели невидимую борьбу между собой за «суверенитет» каж­дого ведомства. Рейтинг у Ельцина был уже «никакой», а выборы 1996 года были «на носу». В Кремле понимали, что «надо что-то делать». Но что делать, не знали. Вот мы и решили воспользоваться этой «бре­шью» и вклиниться своей КОБой, чтобы выйти на широкие народные массы. Читателям надо понять, что в то время у нас было мало людей не то что знающих КОБу в совершенстве, но даже тех, кто был просто бы знаком с КОБой, знал о её существовании, а не о содержании. По­этому надо было выйти, говоря военным языком, «на оперативный про­стор» с нашей информацией. Тем более, что «наверху», в том числе и в Кремле, плохо представляли себе элементарные основы КОБы и уж тем более методы и формы её претворения в жизнь.

Нами было учтено и предусмотрено всё. Даже два запасных ва­рианта проведения. Но всё же мы не представляли, насколько глубо­ки были процессы, протекающие на «вершине власти в Кремле» и около него.

2 октября к началу НПК приехали практически все представите­ли, из всех приглашённых ведомств! Мы даже не ожидали такого. Особенно много было представителей из военных академий и учи­лищ. Заметным было малочисленное присутствие «независимых» СМИ, что лишний раз свидетельствует об их тотальной подконтроль­ности. Информация о результатах НПК была опубликована только лишь в «Комсомольской правде», и то в «ёрническом» тоне, и то че­рез месяц после проведения НПК!

Научно-практическая конференция должна была проходить соглас­но утверждённому (с печатями) плану в клубе военной академии им. Можайского. Клуб размещается в старинном здании, красивом как снаружи, так и внутри. Не клуб, а дворец!

И вот все собрались у дверей, а двери закрыты. Представьте себе эту сцену! Я, заместитель начальника академии, генерал-майор, при­гласивший со всей страны людей, стою перед закрытыми дверями.

Стали разбираться. Оказывается, команду закрыть клуб и не от­крывать дал начальник академии дважды герой Советского Союза лётчик-космонавт генерал-майор Кизим Леонид Денисович. Кроме этого он, как потом оказалось, запретил офицерам академии присут­ствовать на этой конференции. Всё это было сделано подло и неожи­данно. Выйти к участникам и объяснить ситуации, Кизим отказался. Сидел «дважды герой» в своём кабинете и дрожал от трусости.

Как уже, наверное, многие читатели догадались, такое решение он принял не сам. Он стал лишь трусливым исполнителем чужой воли. Команду он получил от непосредственного начальника – командую­щего военно-космическими силами генерал-полковника Иванова Вла­димира Леонтьевича. Но и он не мог сам принять такое решение и выступить против согласованного ранее документа со Службой Бе­зопасности Президента, который к тому же был разработан по его, Иванова, указанию. Тогда кто мог пойти на принятие такого реше­ния? Здесь есть две версии.

Первая. Такую команду мог дать министр обороны Грачёв. Ос­нование – его личное противостояние с Коржаковым. Однако, эта версия всё же маловероятна, поскольку ради чего было Грачёву лиш­ний раз вступать в конфликт с Коржаковым. Тем более Грачёв был далёк от науки. Ну и что, если бы конференция прошла и рапорт к Ельцину приняли? Если всё хорошо – и он, Грачёв, к этому причастен. А если плохо, то не он был инициатор, а СБП …

Хотя, конечно, нельзя сбрасывать со счетов, что кто-то из «окру­жения» Грачёва мог им «поуправлять бесструктурным способом».

Вторая версия тоже имеет право на существование. Дело в том, что у генерал-полковника Иванова В. Л. жена – Элеонора Францевна. А о роли жён в глобальном управлении в книге было сказано доста­точно. Если учесть, что именно под управлением и непосредствен­ном участии Иванова В. Л. осуществлялся развал космической от­расли страны, то вполне вероятно, что именно он получил команду «структурным способом» о срыве НПК. В пользу этой версии свиде­тельствует факт того, что генерал-полковник Иванов В. Л. в 1997 году был снят с должности и уволен в запас. Причём снят для существу­ющей «административной системы» очень знаково. Снят тихо, без торжественных проводов, без государственных наград и даже обыч­ных бумажных грамот за «многолетнее служение», как обычно дела­ют в «системе», снят прямо накануне 12 апреля – Дня Космонавти­ки. Такой неожиданный и преждевременный, к тому же знаковый «уход на заслуженный отдых» говорит о многом. По имеющимся данным в Кремль тогда всё же «просочились» данные о развале космических войск и роли Иванова в этом развале.

Но всё это было потом. А тогда, 2 октября 1995 года мы стояли перед закрытыми дверями клуба военной академии им. Можайско­го. Дважды герой Советского Союза генерал-лейтенант Кизим выйти к участникам НПК и объяснить ситуацию отказался, струсил герой выйти перед людьми в открытую. Звонки в Москву результатов не дали. А время-то идёт … Участники НПК, не понимая, что проис­ходит, потихоньку стали расходится … Тогда я принял решение взло­мать двери клуба. Что и было выполнено подполковником Крыло­вым Владимиром Дмитриевичем, заместителем начальника кафед­ры физической подготовки академии им. Можайского, одним из ак­тивных пропагандистов КОБы (который за это в дальнейшем был досрочно уволен из Вооруженных Сил также, как это было сделано в отношении меня).

Войдя в клуб, мы застали там дрожащего от страха в своём ка­бинете начальника клуба, который судорожно пытался дозвониться до Кизима, но тот не отвечал.

Но и это ещё не всё. Оказалось, что от клуба отключили электро­энергию, а в зале без освещения работать невозможно. Кроме этого Кизим прислал роту курсантов 1-го курса с тем, чтобы «выдавить» участников конференции из клуба! Вы можете представить себе ра­стерянные глаза 17-18 летних юношей, не знающих как себя вести в этой ситуации? Оцените по достоинству подлость труса-героя …

Тогда мы решили использовать первый запасной вариант, провес­ти НПК в спортзале. Но и он оказался заблокированным. К тому же Кизим уже вызвал ОМОН. Однако после беседы со мной командир ОМОНа выругался, собрал свой отряд и они уехали.

Можно всё это описать более подробно и в красках. Кто-то сде­лал видеофильм из всего этого.

В результате НПК была проведена по второму запасному вари­анту в кинотеатре «25 лет Октября», что расположен рядом с ака­демией.

Однако, к тому времени многие приглашённые успели разойтись. И хотя НПК была проведена, но эффект был не тот. Приданная нам киногруппа из СПБ, конечно сё сняла. Но показывать это Ельцину, как было задумано ранее, что мол «Борис Николаевич, смотрите, как Вас поддерживают все силовики», было конечно нельзя. Так наш план был разрушен.

Я решил включить этот фрагмент в книгу с той целью, чтобы все знали что в 1995 году, в ноябре был момент, который возмож­но позволил бы изменить ход развития событий в России. Ситуация позволяла это сделать.

Однако трусость начальника академии им. Можайского дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Кизима Л. Д. и трусость офицеров академии, испугавшихся прийти на научную(!) конферен­цию, не позволили реализовать практически очень выгодный момент. Ведь если не все, то очень и очень многие офицеры знали о том, чем я занимаюсь, знали основные положения КОБы, поскольку в акаде­мии шло распространение литературы. Я выступал с лекциями и пе­ред офицерами, и перед курсантами. Однако на конференцию не по­боялись прийти всего несколько человек. Вот истинные офицеры! Остальные – струсили, чем покрыли позором как себя, так и саму академию.

Такие вот события были в октябре 1995 года.

Апофеозом всей этой кампании явились Парламентские слуша­ния в ГД России. На них были приглашены специалисты из ведущих министерств и ведомств, из многих научных учреждений. Были пред­ставители из Администрации Президента, службы безопасности, ФСБ, МВД, Мин. обороны, Мин. экономики, Мин. Образования и т.д.

Порядок проведения слушаний был определён распоряжением председателя Госдумы Рыбкиным. Организация слушаний была воз­ложена на комитет ГД по безопасности, а непосредственное прове­дение слушаний было поручено заместителю председателя комите­та по безопасности Нине Викторовне Кривельской (фракция ЛДПР). Естественно, что наша команда принимала в подготовке самое не­посредственное участие: готовила документы, доводила их до всех будущих участников слушаний. Основной доклад было поручено сде­лать Петрову К.П., к докладу было приготовлено более 30 схем и таблиц. Доклад содержал все основные положения КОБ и пути её претворения в жизнь.

С содокладом, конкретизирующим блок экономических вопросов, выступил Евгений Григорьевич Кузнецов.

При обсуждении докладов выступили практически представите­ли всех ведомств, принявших участие в слушаниях. Ни одного выс­тупления, которое бы хоть как-то, хотя бы частично отвергало основ­ные положения КОБ, не было. Были высказаны лишь небольшие за­мечания, в основном по терминологическому аппарату КОБ.

Результатом работы явились «рекомендации участников Пар­ламентских слушаний», которые были приняты всеми участника­ми единогласно.

Это был успех. Мы считали, что после такого грандиозного успеха продвижение КОБ в жизнь общества приобретёт новое качество. Но всё оказалось не так-то просто. Поскольку слушания прошли в конце 1995 года, после чего сразу начались выборы в Госдуму, а в 1996 г. должны были состояться выборы главы государства, то очевидно, что взаимодействующая с нами служба безопасности президента была занята именно этими вопросами. И, несмотря на то, что мы всячески пытались убедить руководство СБП приступить к решению вопросов с позиции КОБ, они всё же решили действовать по старинке. И проиг­рали. Проиграли Чубайсу, когда захватили у него «коробку из под ксе­рокса» с 500 тыс. долларов. После чего Ельцин был поставлен перед выбором: либо дружба с верным Коржаковым, либо деньги Чубайса Ельцин выбрал второе… Отошёл от спец.служб. После чего Коржа­ков и его команда были вышвырнуты из Кремля, и наши возможности влиять на ситуацию резко уменьшились. Пришлось многое начинать сначала. Но это уже другая история…

Тем не менее, главное было сделано. КОБа пошла режим парла­ментских слушаний, на которых была одобрена и рекомендована к вне­дрению. КОБа прошла самую высшую экспертизу в стране, эксперти­зу на государственном уровне в Госдуме. Ведь на слушаниях были ведущие специалисты из всех основных министерств и ведомств, оп­ределяющих жизнь страны. А какая экспертиза может быть выше? И вот от этого уже никак не отмахнешься и никуда не запихнёшь.

А поскольку КОБа является теоретической платформой КПЕ, то получается, что КПЕ – единственная партия в стране, идеоло­гия (теоретическая платформа) которой одобрена на самом высшем государственном уровне – экспертизой в Госдуме. Ни одна партия не может сказать о себе такое. А мы можем!

Поэтому иногда удивляет боязнь некоторых людей: «Вы говори­те такое!» Но именно в этом «таком»кроется выход из тупика реформ. И именно в отсутствие этого «такого»у всех других партий кроется причина того, что они, во-первых, ничего не могут изменить в стране в лучшую сторону, а во-вторых, они все потихоньку уходят в небытиё.

Сейчас всё, о чём было рассказано, уже история.Но по-пре­жнему актуальным остаётся вопрос о выводе России из тупика ре­форм. Для нас, очевидно, что сделать это без КОБ невозможно. Именно поэтому во главу угла КПЕ ставит задачи распространения в обществе КОБ и преображение общества на её основе через вхож­дение в управление и перехвате управления всеми социальными и экономическими процессами нашего государства и общества.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 | 215 | 216 | 217 | 218 | 219 | 220 | 221 | 222 | 223 | 224 | 225 | 226 | 227 | 228 | 229 | 230 | 231 | 232 | 233 | 234 | 235 | 236 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.014 сек.)