АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Лживая реклама и соотношение между политическими и экономическими правами

Читайте также:
  1. I Раздел 1. Международные яиившжоши. «пююеям как процесс...
  2. I. О различии между чистым и эмпирическим познанием
  3. II. Типы отношений между членами синтагмы
  4. III. Разрешение споров в международных организациях.
  5. III. Реклама и связи с общественностью в коммерческой сфере.
  6. IV. О различии между аналитическими и синтетическими суждениями
  7. PR, реклама и маркетинг: история конфликта
  8. А. Базовое системное соотношение.
  9. Анализ взаимосвязей между показателями эффективности инвестиционно-инновационных проектов и показателями эффективности хозяйственной деятельности предприятия
  10. Анализ взаимосвязи между обобщающими, частными показателями экономической эффективности деятельности предприятия и эффективностью каждого научно-технического мероприятия
  11. Анализ затрат с учетом международных стандартов
  12. Анализ равновесия между активами предприятия и источниками их формирования. Оценка финансовой устойчивости предприятия

Обсуждение еще одного исключения из правила свободы слова по­может прояснить фундаментальную головоломку конституционного права и вообще общественной мысли. Было признано, что Первая поправка не запрещает государству регулировать передачу инфор­мации и идей, относящихся к продаже товаров и услуг. Если про­давец лекарства утверждает в рекламе, что оно лечит артрит, Феде­ральная комиссия по торговле может подать иск, если имеются подозрения в ложности данного утверждения. Если подобное утверж­дение опубликовано в книге, Первая поправка запрещает комиссии подавать иск, если только автор не является продавцом лекарства.12 Различная трактовка двух случаев любопытна. Поскольку утверж­дения идентичны, различие не может заключаться в том, что рек­ламные утверждения либо очевидно истинны, либо очевидно лож­ны. Ясно, что они часто не соответствуют ни тому, ни другому. Не может быть разделяющим фактором и присутствие коммерческого мотива в одном случае в отличие от другого. Автор книги о здоро­вье будет иметь стимулы к употреблению ложных заявлений, если он полагает, что они увеличат его доход от книги, и если он не думает, что раскрытие ложности не причинит ему больший ущерб.

12 См. Rodale Press, Inc. V. Federal Trade Commission, 407 F.2d 1252 (D.C. Cir. 1968).

Лживая реклама и соотношение между политическими и экономическими... 909

Но риск раскрытия является таким же и для продавца лекарства. Политические кандидаты имеют стимул к высказыванию ложных заявлений, если они полагают, что подобные заявления приблизят их к получению власти. Аналогичным образом обстоит дело с профессорами и академической репутацией.

Хотя коммерческие высказывания могут быть менее важными, чем политические, поскольку именно последние, а не первые являют­ся важной защитой от потенциально очень больших социальных издержек монополии политической власти, это не может объяснить иную трактовку некоммерческих и неполитических высказываний (главным образом артистическое выражение), которым предоставле­на почти полная защита Первой поправкой,13 в отличие от коммер­ческих высказываний. Различие связано с более общей дихотомией между защитой конкуренции на рынке товаров и защитой конкурен­ции на рынке идей, которая (дихотомия) характерна для современно­го мышления.14 Классические либералы верили как в экономическую, так и в интеллектуальную свободу. Современное предпочтение Вер­ховным судом второго вида свободы может отражать особое значение политических прав для адвокатов, судей и исследователей Конститу­ции — людей, обладающих сильными интересами (в обоих смыслах слова) на общественной и политической аренах. Экономические пра­ва столь же важны для более крупной, хотя и менее широко представ­ленной, части населения. И мы знаем, что государство часто нарушает эти права. Законодательство может ограничивать выбор свободы за­нятий, передачу благосостояния от потребителей к акционерам и не допускать приобретение людьми услуг, в которых они испытывают потребность и за которые готовы платить.

Верховный Суд начал сокращать разрыв между трактовкой ком­мерческих и некоммерческих высказываний с позиций Первой по­правки. Это проявилось в его решении, отменяющем закон, запре­щавший аптекарям рекламировать цены, по которым они продают лекарства по рецептам.15 Суд признал ограничение необоснованным,

13 За исключением непристойностей.

14 См. Aaron Director. The Parity of the Economic Market Price, 7 J. Law & Econ. 1 (1964); Ronald H. Coase. The Market for Goods and the Market for Ideas, 64 Am. Econ. Rev. Papers & Proceedings 384 (May 1974); Coase. Adver­tising and Free Speech, 6 J. Leg. Stud. 1 (1977).

15 Virginia State Bd. of Pharmacy v. Virginia Citizens Consumer Council, 425 U.S. 748 (1976). Эмпирические подтверждения того, что подобные зако­ны приводят к увеличению цен, см. в работе Lee Benham. The Effect of Advertising on the Price of Eyeglasses, 15 J. Law & Econ. 337 (1972). Другие процессы о свободе экономических высказываний — Bolger v. Youngs Drug Products Corp.,463 U.S. 60 (1983); Zauderer v. Office if Disciplinary Counsel, 471 U.S. 626 (1985); Posadas de Puerto Rico Assocs. V. Tourism Co. of Puerto Rico, 478 U.S. 328 (1986).

Защита свободных рынков идей и вероисповедания

а также особенно обременительным для неимущих. Данное решение открыло новые перспективы для конституционного права. Теперь любой случай лживой рекламы, попадающий на рассмотрение Феде­ральной комиссии по торговле, как и любой случай клеветы, подни­мает потенциальный вопрос о применении Первой поправки,16 -хотя он, скорее всего, будет решен в пользу Комиссии.

Но не упустили ли мы из виду фундаментальное различие между свободой слова и свободной торговлей, т. е. тот факт, что первая необходима для предотвращения того, что, как мы отметили раньше, является наиболее опасной формой монополии, а вторая — нет? Однако возможно, что экономическая и политическая свободы не могут быть столь четко разделены. Политические разногласия требуют финансовых ресурсов. В обществе, в котором государство контролирует всю экономическую активность, где бумага распро:-страняется нормированно, печатная деятельность подлежит лицен­зированию и государство прямо или косвенно является основным работодателем, чрезвычайно сложно организовать и финансировать политическую деятельность в оппозиции правительству. В эпоху зенита карьеры сенатора Джозефа Мак-Карти людям, которых подо­зревали в симпатиях коммунизму, отказывали в государственной занятости даже на несущественных рабочих местах. Эти люди не умерли с голоду. Они нашли работу в частном секторе и в конце концов некоторые из них снова стали активными политиками. Издержки разногласий были бы выше, если бы государство было единственным работодателем, так что последствием исповедания непопулярных взглядов мог быть отказ в предоставлении любой возможности получения средств к существованию.

Политические и экономические права переплетаются и в другом смысле. В судебных решениях по конституционным спорам наблю­дается тенденция к признанию особых требований конституционной защиты групп, отличных от традиционных расовых, религиозных и политических меньшинств, в особенности неимущих и женщин. Од­нако их интересы часто идентичны заинтересованности более широ­кой публики в экономической свободе. Отмена ограничений выбора занятий женщинами должна способствовать как эффективности, так и защите прав женщин. Отмена законов, ограничивающих экономи­ческую свободу, часто приносит неимущим большую выгоду, чем другим группам населения.17

16 Как в процессе Encyclopaedia Britannica, Inc. v. FTC, 605 F.2d 964, 972-973 (7th Cir. 1979).

17 Все равно существует довод в пользу более строго регулирования лживой рекламы товаров и услуг, чем ложных политических или вредных в культурном контексте высказываний: в этих случаях ожидаемые издерж­ки ошибок регулирования ниже.

 

Экономика свободы вероисповедания

911 27.6. Экономика свободы вероисповедания

Первая поправка защищает не только тесно связанные друг с другом свободы слова, петиций, собраний и прессы, но и свободу вероиспове­дания. Согласно толкованиям, поправка запрещает государству как «устанавливать» религию, так и препятствовать ее свободному испо­веданию. Первый запрет можно объяснить в экономических терми­нах как направленный против государственных субсидий как рели­гии в целом, так и, a fortiori, отдельных религиозных сект. Второй запрещает государству выделять религию (или опять-таки определен­ные секты) для целей налогообложения. Совокупный эффект заклю­чается в том, что государство должно занимать нейтральную позицию по отношению к религии.

С этой позиции многие решения Верховного суда, иногда разре­шающие, а иногда запрещающие те или иные государственные меры, являются невероятно непоследовательными. Полное освобождение религиозных институтов от налога на имущество дозволяется, однако, подобно аналогичному освобождению образовательных учреждений, оно оправдано, только если религиозные институты приносят внеш­ние выгоды, равные или превышающие издержки получаемых ими государственных услуг, предоставляемых за счет поступлений от на­лога на имущество. Несомненно, религиозные институты приносят некоторые внешние выгоды, но являются ли эти выгоды равными или превышающими издержки бесплатно предоставляемых им госу­дарственных услуг, в лучшем случае является вопросом веры. Отме­тим также, что освобождение произвольно препятствует конкурен­ции между религиозными сектами, благоприятствуя тем, которые позволяют себе иметь хорошие здания.

С другой стороны, решения, запрещающие государству покры­вать какую-либо часть издержек приходских школ (термин, широко используемый для обозначения любой школы, которую содержит религиозная организация, а не только католических школ), дискри­минируют против религии. Приходская школа производит два про­дукта: обычное светское образование и религиозное образование. Она конкурирует с государственными и нерелигиозными частными школами, которые предоставляют лишь обычное образование. Если бы государство покрывало все издержки приходских школ, оно суб­сидировало религию, поскольку оно платило бы за религиозное об­разование. Но если оно не покрывает издержек приходских школ, оно субсидирует светского конкурента — государственные школы — и тем самым дискриминирует против религии. Поэтому государ­ство должно платить за нерелигиозный компонент программы при­ходской школы и только за него. Как количественно оценить этот компонент?

Защита свободных рынков идей и вероисповедания

В большей части издержки производства светского и религи­озного образования в приходской школе являются объединенными — практически вся стоимость здания школы и содержания админи­стративного персонала. По предыдущим обсуждениям (см. п. 12.5, 12.8) мы помним, что выпуск максимизируется, когда объединен­ные издержки «размещаются» в обратном соотношении с эластич­ностью спроса на товары и услуги, в производстве которых эти издержки задействованы. Если в приходских школах спрос на ре­лигиозное образование эластичнее спроса на светское образование, то большая часть объединенных издержек образования в них долж­на трактоваться как издержки светского компонента, который го­сударство должно субсидировать, чтобы сохранять паритет с госу­дарственными школами, если только не принять тезис, что государ­ственные школы создают намного большие внешние выгоды, чем приходские. В любом случае с точки зрения экономического ана­лиза государство почти определенно должно оплачивать некоторую часть издержек приходского образования.

Сложный вопрос поднимают законы, которые имеют светские цели, но ненамеренно дискриминируют против определенных сект, например законы против полигамии, правила, требующие от заклю­ченных ношения короткой стрижки, законы о закрытии учреждений в воскресенье, а также законы об обязательном образовании. Подоб­ные законы препятствуют свободному вероисповеданию в практиче­ском смысле, и до недавнего решения18 подразумевалось, что консти­туционность подобного закона зависит от сопоставления издержек исполнения закона для верующих людей, притесненных им, и прино­симых законом светских выгод.

Несмотря на извилистый путь решений Верховного суда, немно­гие страны принимали столь твердый курс против государственной поддержки религии, как Соединенные штаты благодаря Первой по­правке и ее применению к штатам в соответствии с Четырнадцатой поправкой. Любая западноевропейская страна имеет хотя бы одну официально признанную церковь, т. е. поддерживаемую государством. Поэтому можно ожидать, что Соединенные Штаты являются одной из наименее религиозных стран. На самом деле она более религиозна, если измерять по числу посещающих церкви, распространенности веры в жизнь после смерти и другим показателям, чем любая страна За­падной Европы, за исключением Ирландии.19 И этому есть экономи­ческое объяснение: субсидируя одну из конфессий и тем самым ис­кусственно сокращая ее издержки по сравнению с издержками дру­гих конфессий, государство ослабляет конкуренцию вероисповеданий. Другим конфессиям сложно конкурировать с официально признан-

18 Employment Division v. Smith, 494 U.S. 892 (1990).

19 См., например, Gallup Report No. 236 (May 1985).

Экономика свободы вероисповедания

 

ной церковью. В результате потребитель религиозных услуг имеет меньший выбор, а значит — больше трудностей при поиске отвечаю­щего его устремлениям вероисповедания. Он обращается к нерелиги­озным заменителям.

Но что лучше для общества — иметь больше религиозных орга­низаций или меньше? Адам Смит полагал, что чем больше религиоз­ных организаций и чем меньше вследствие этого их средние разме­ры, тем более эффективной должна быть религия в регулировании морали, поскольку острота проблемы «безбилетника» будет уменьше­на.20 Однако есть и противоположный аргумент. Чем больше конку­ренция между конфессиями за новых последователей, тем легче должно быть человеку со слабой нравственностью найти «прощающую гре­хи» конфессию, чтобы вступить в нее. Монопольная религия может быть строгой, поскольку она действует на рынке, лишенном конку­ренции. Конкурентные религии не могут быть строгими в большей степени, чем продавцы обычных товаров и услуг могут позволить себе обращаться со своим покупателями в строгой манере.

Список рекомендуемой литературы

1. Albert Breton & Ronald Wintrobe. Freedom of Speech vs. Efficient Regulation

in Market for Ideas, 17 J. Econ. Behavior & Organization 217 (1992).

2. Ronald H.Coase. The Market for Goods and the Market for Ideas, 64 Am.

Econ. Rev. Papers & Proceedings 384 (May 1974).

3. Ronald H.Coase. Advertising and Free Speech, 6 J. Leg. Stud. 1 (1977).

4. Aaron Director. The Parity of the Economic Market Place, 7 J. Law & Econ.

1 (1964).

5. Daniel A, Farber. Free Speech Without Romance: Public Choice and the First

Amendment, 105 Harv. L. Rev. 554 (1991).

6. Fred S.McChesney. A Positive Regulatory Theory of the First Amendment,

20 Conn. L. Rev. 355 (1988).

7. Michael W. McConnell & Richard A. Posner. An Economic Approach to Issues

of Religious Freedom, 56 U. Chi. L. Rev. 1 (1989).

8. Eric A. Posner. The Legal Regulation of Religious Groups, 2 Legal Theory 33

(1996).

9. Richard A. Posner. Free Speech in an Economic Perspective, 20 Suffolk U. L.

Rev. 1 (1986).

10. E.G. West. An Economic Analysis of the Law and Politics of Non-Public

School «Aid,» 19 J. Law & Econ. 79 (1976).

11. Comment, Scylla, Charybdis and Adam Smith: An Economic Analysis of the

Religion Clauses, 39 De Paul L. Rev. 1235 (1990).

20 The Wealth of Nations 740-750 (Edwin Cannan ed. 1937). Какова в данном случае проблема «безбилетника»?

•ft

Защита свободных рынков идей и вероисповедания

Вопросы

1. Блокбастингом (буквально — захватывающий, сенсационный) назы­вается практика, посредством которой брокеры на рынке недвижимости пытаются запугать белых домовладельцев, чтобы те продали свои дома по низким ценам, сообщением о том, что соседние районы заселяются темноко­жими. Должна ли данная практика быть защищена Первой поправкой? Долж­на ли иметь значение истинность информации, сообщаемой брокером домо­владельцу?

2. Многие суды признали, что расположение похоронного бюро в жи­лом квартале является неудобством. См. Comment 20, Syracuse L. Rev. 45 (1968). Является ли это надлежащим применением (или развитием) эконо­мической теории неудобств (см. п. 3.6)? Допустим, можно показать, что от­крытие порнографического книжного магазина в жилом районе уменьшило цены на недвижимость в нем. Следует ли признать этот магазин неудоб­ством?

3. В терминах экономического анализа, представленного в этой главе, следует ли признать, что закон, запрещающий любую рекламу сигарет на радио и телевидении, нарушает Первую поправку? См. Capital Broadcasting Со. v. Mitchell, 333 F. Supp. 582 (D.D.C. 1971), уже упомянуто, 405 U.S. 1000 (1972).

4. Есть ли экономический аргумент в пользу более ограничивающего регулирования воспроизведения непристойностей на телевидении и радио, чем в печатных средствах массовой информации?

...

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 |



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.01 сек.)